Решения и постановления судов

Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 11.02.2010 по делу N А41-16046/09 Заявление о признании незаконным решения налогового органа о привлечении к налоговой ответственности за неполную уплату НДС, налога на прибыль удовлетворено правомерно, так как налоговым органом недоисследованы фактические обстоятельства, документы и сведения, выводы ответчика не подтверждены документально, что повлекло необоснованное доначисление налога на прибыль, НДС.

ДЕСЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 11 февраля 2010 г. по делу N А41-16046/09

Резолютивная часть постановления объявлена 04 февраля 2010 года

Постановление изготовлено в полном объеме 11 февраля 2010 года

Десятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Чалбышева И.В.,

судей Александров Д.Д., Мордкина Л.М.,

при ведении протокола судебного заседания: Старостиным Н.В.,

при участии в заседании:

от заявителя: Адамова И.Л., доверенность от 12.01.2009., Бунин М.Д. доверенность б/н от 28.10.2008.,



от ответчика: Новоточинова Г.Н. доверенность N 04-11/00005 от 12.01.2010., Гущин М.С. доверенность N 04-11/00001 от 11.01.2010., Гончарова Л.Н. доверенность N 04-11/0007 от 12.01.2010., Соломянов А.В. доверенность N 04-11/00916 от 14.12.2009.

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу на решение Арбитражного суда Московской области от 06 августа 2009 года по делу N А41-16046/09, принятое судьей Красниковой В.А., по заявлению ООО “Курант“ к ИФНС России по г. Сергиеву Посаду Московской области (правопреемник) о признании частично недействительным ненормативного акта налогового органа,

установил:

общество с ограниченной ответственностью “Курант“ (далее - общество, налогоплательщик, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Московской области с заявлением о признании частично недействительными ненормативных актов - решения N 5042/524/17-84 от 18.11.08. и требования N 1730 от 03.03.2009., вынесенных Межрайонной инспекцией ФНС России N 3 по Московской области, как не соответствующих Налоговому кодексу Российской Федерации.

Решением от 06 августа 2009 года заявленные требования удовлетворены, ненормативные акты в оспоренной части признаны недействительными. При этом суд первой инстанции указал на то, что налоговым органом при проведении проверки допущены грубые нарушения налогового законодательства, что, безусловно, влечет признание ненормативного акта недействительным. Кроме этого, суд первой инстанции указал в судебном акте на то, что налоговым органом не доисследованы фактические обстоятельства, документы и сведения; выводы инспекции не подтверждены документально, что повлекло необоснованное доначисление налога на прибыль, налога на добавленную стоимость, пени и санкций в оспоренной части.

Налоговый орган, не согласившись с решением Арбитражного суда Московской области, обратился в Десятый арбитражный апелляционный суд с жалобой, просит решение отменить, отказать налогоплательщику в удовлетворении заявленных требований.

В заседании апелляционного суда представители Инспекции по городу Сергиеву Посаду МО (правопреемник МРИ ФНС России N 3 по МО) настаивают на удовлетворении жалобы, с учетом представленных к ней дополнений.

Представители налогоплательщика возражают против удовлетворения жалобы с дополнениями по основаниям, изложенным в отзыве и дополнениях к нему.

Апелляционный суд, изучив документы и сведения, представленные в материалы дела, заслушав представителей сторон, полагает обжалованный судебный акт подлежащим оставлению без изменения, жалобу инспекции - оставлению без удовлетворения, по следующим основаниям.

Решением N 93 от 28 мая 2007 года, вынесенным заместителем начальника Инспекции ФНС России N 3 по МО (т.д. 1, л.д. 14) назначена выездная налоговая проверка деятельности общества с ограниченной ответственностью “Курант“. Проведение проверки, согласно указанному решению, поручено главному государственному налоговому инспектору МРИ ФНС России N 3 по МО Зайцеву А.В., главному государственному налоговому инспектору Управления ФНС России по МО Тутуткиной Л.А. Впоследствии состав проверяющих должностных лиц менялся: по решению N 9 от 11.07.2007. в состав проверяющих включен старший оперуполномоченный отдела ОРБ N 6 МВД России Костырев А.М.; на основании решения N 21 от 29.12.2007. включены в состав проверяющих заместитель начальника отдела выездных проверок Гончарова Л.Н., государственный налоговый инспектор Кондратьева А.В., а также исключен из состава проверяющих главный государственный налоговый инспектор Зайцев А.В.; на основании решения N 3 от 30.01.2008. в состав проверяющих включен главный государственный налоговый инспектор Новоточинова Г.Н.



В материалы дела представлено требование N 93 от 28 мая 2007 года (т.д. 1, л.д. 17), врученное представителю налогоплательщика под роспись 11 июля 2007 года (с решением о проведении проверки), о представлении в адрес налогового органа документов по списку, в подтверждение фактов проведения обществом хозяйственных операций, за период с 01.04.2005. по 31.03.2007.

В материалы дела представлена опись документов, передаваемых для проведения выездной налоговой проверки на основании требования N 93 от 28.05.2007. (т.д. 1, л.д. 18), содержащая подписи лица передавшего и лица принявшего документы.

Согласно справке от 27.05.2008., выездная налоговая проверка проведена в период с 28 мая 2007 года по 27 мая 2008 года (т.д. 1, л.д. 30). По результатам проверки налоговым органом составлен акт N 5042/375/17-42 от 28 июля 2008 года (т.д. 2, л.д. 1 - 141).

Представителем налогового органа в материалы настоящего дела к апелляционной жалобе представлен последний лист акта проверки (т.д. 49, л.д. 81) с рукописной надписью проверяющего должностного лица налогового органа от 07 октября 2008 года о том, что акт проверки направляется по почте ввиду невозможности вручения акта лично гендиректору либо представителю организации. Следует отметить, что на экземпляре акта, представленного в материалы дела налогоплательщиком, аналогичная надпись отсутствует.

Налоговым органом к апелляционной жалобе, в качестве доказательства соблюдения процедуры, представлено уведомление N 17-23/05093 С-П от 05.11.2008. о вызове налогоплательщика на 18 ноября 2008 года, для рассмотрения материалов выездной налоговой проверки, с описью вложения и квитанцией отделения связи (т.д. 49, л.д. 82 - 84). Также представлена телефонограмма N 17-10/05207 С-П от 12.11.2008., как доказательство извещения налогоплательщика о рассмотрении материалов проверки 18 ноября 2008 года, протокол рассмотрения материалов проверки от 18.11.2008. (т.д. 49, л.д. 85 - 87). Все перечисленные доказательства представлены апелляционному суду в подлинниках на обозрение.

По результатам рассмотрения материалов проверки налоговым органом принято решение N 5042/524/17-84 от 18 ноября 2008 года, впоследствии частично оспоренное налогоплательщиком.

Апелляционный суд, исследовав обстоятельства дела в изложенной части, считает обоснованным и законным решение суда первой инстанции относительно выводов о нарушении процедуры привлечения к ответственности, в связи со следующим.

1. Согласно пункту 5 статьи 100 Налогового кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона N 137-ФЗ от 27.07.2006.), акт налоговой проверки должен быть вручен лицу, в отношении которого проводилась проверка, или его представителю под расписку или передан иным способом, свидетельствующим о дате его получения указанным лицом (его представителем). В случае если лицо, в отношении которого проводилась проверка, или его представитель уклоняются от получения акта налоговой проверки, этот факт отражается в акте налоговой проверки и акт налоговой проверки направляется по почте заказным письмом по месту нахождения организации. В случае направления акта по почте заказным письмом датой вручения этого акта считается шестой день, считая с даты отправки заказного письма.

Законодатель не оговорил срок, в течение которого налоговый орган должен производить действия по вручению акта проверки законному или уполномоченному представителю налогоплательщика; приведенная норма содержит только одно условие для возможного направления акта проверки по почте с исчислением шестидневного срока - уклонение лица от получения акта налоговой проверки. Следовательно, необходимо представление безусловных доказательств уклонения налогоплательщика от получения акта проверки, с учетом возможного признания ненормативного акта инспекции недействительным, при отсутствии доказательств соблюдения процедуры проведения проверки, оформления ее результатов и вынесения решения по проверке.

Согласно материалам проверки, акт проверки составлен 28.07.2008. На последней странице акта, представленной налоговым органом в материалы настоящего дела (т.д. 49, л.д. 81) отражено, что акт проверки направляется по почте, ввиду невозможности вручения акта лично законному либо уполномоченному представителю.

В качестве доказательства невозможности вручения представители инспекции в заседаниях апелляционного суда ссылаются на то, что городской телефон не отвечал, по сотовому телефону не могли дозвониться, общество находится на режимной территории, не получалось заказать пропуск (протокол судебного заседания от 30.11.2009., т.д. 52, л.д. 48). При этом доказательства производимых действий по непосредственному вручению акта проверки представители инспекции апелляционному суду не представили.

Определением от 30.11.2009. апелляционный суд, откладывая судебное заседание, предложил ответчику представить дополнительные доказательства в обоснование заявления о нахождении налогоплательщика в спорном периоде на территории режимного предприятия, сведения о номере телефона, по которому (по заявлению инспекции) была передана телефонограмма о вызове на рассмотрение материалов проверки, а также о времени ее передачи.

В заседании апелляционного суда, 14 декабря 2009 года, представитель ответчика Крыстева М.С. пояснила, что уведомление о вызове налогоплательщика на рассмотрение материалов проверки передавалось по мобильному телефону Токарева О.В. - генерального директора налогоплательщика (протокол судебного заседания, т.д. 52, л.д. 74 - 75).

Впоследствии представители налогового органа уточнили позицию относительно извещения налогоплательщика о необходимости получения акта проверки: представитель Крыстева М.С. пояснила, что извещение о вызове налогоплательщика на рассмотрение материалов проверки передано по мобильному телефону непосредственно директору Токареву О.В. В качестве доказательства фактов телефонных переговоров ответчик представил в материалы настоящего дела запрос от 12.01.2010 N 11-19/00043 в адрес Центра продаж и сервиса N 1 (т.д. 52, л.д. 86) о фактах телефонных звонков с номеров налоговой инспекции (по списку) на номера 8-926-577-37-05; 8-903-755-97-54. Ответчик ссылается на то, что налогоплательщиком были представленные указанные номера, как номера телефонов, принадлежащих бухгалтеру Тихоновой О.А. и директору Токареву О.В., соответственно (т.д. 52, л.д. 65). Ответчиком также представлены в материалы дела пять листов (т.д. 52, л.д. 107 - 111) с указанием телефонных номеров, дат, времени. Представители налогового органа ссылаются на то, что представленные листы являются распечаткой, представленной по запросу инспекции из Центра продаж и сервиса, оказывающего в городе Сергиев Посад МО услуги телефонной связи.

Апелляционный суд не может принять представленные налоговым органом документы, как доказательства производства действий по извещению налогоплательщика о необходимости получения акта проверки. Во-первых, представитель Крыстева М.С. пояснила, что такое извещение было передано непосредственно директору Токареву О.В. по номеру его мобильного телефона. Однако, как следует из сведений “распечатки“ (на которую ссылается ответчик) с телефонных номеров инспекции производилась связь на номер, указанный инспекцией, как номер бухгалтера Тихоновой О.А., а не директора Токарева О.В. Во-вторых, представленная “распечатка“ содержит сведения о том, что телефонные переговоры производились 26 и 29 августа, 7 и 12 ноября 2008 года, при том, что по состоянию на 07 октября 2008 года (согласно отметке на экземпляре акта проверки, представленного инспекцией) акт уже был направлен инспекцией по почте. В-третьих, представленная “распечатка“ является недопустимым доказательством по делу, поскольку представленные пять листов обезличены, не подписаны, не содержат сведений органа (лица) их составившего.

В любом случае, факт телефонных переговоров не может являться прямым доказательством извещения налогоплательщика о необходимости получения им акта проверки.

Ссылки инспекции на ответы ФГУП “ЭМЗ “Звезда“ (т.д. 52, л.д. 88 - 90) не могут являться доказательством совершения действий по вручению акта проверки: в ответе от 14.12.2009. N 700/1572 ФГУП сообщает об оформлении пропуска инспектору Зайцеву А.В.; с учетом формулировки запроса от 15.12.2009 N 11-19/05338 о необходимости представления ответа с подтверждением факта неоднократного обращения работников инспекции в августе - октябре 2008 года истинность ответа, изложенного в письме ФГУП N 700/1640 от 24.12.2009. подвергается апелляционным судом сомнению.

Кроме этого, апелляционный суд принимает во внимание представленный налогоплательщиком в материалы настоящего дела приказ N 46/л от 31.10.2006. (т.д. 54, л.д. 115), согласно которому Токарев О.В. уволен из общества “Курант“ с 31.10.2006. по собственному желанию; подлинность сведений налоговым органом в заседании не оспорена. Следовательно, утверждение представителя инспекции об уведомлении работника налогоплательщика о необходимости получения акта проверки опровергается прямым доказательством увольнения данного лица.

Также следует принять во внимание представление налогоплательщиком в материалы настоящего дела договоров N 240-аб от 01.03.2006, N 021М от 16.12.2003., N 3W1111 от 01.03.2006., счетов-фактур, актов о выполнении услуг по предоставлению телефонной связи (т.д. 52, л.д. 143 - 152, т.д. 53, л.д. 1 - 44). Согласно перечисленным прямым доказательствам, налогоплательщик, заключив договоры на предоставление услуг телефонной связи, в июле, августе, сентябре, октябре, ноябре 2008 года пользовался услугами, получал счета-фактуры и акты о предоставлении ему таких услуг. При этом в представленных договорах указаны телефонные номера по адресу город Сергиев Посад, улица Центральная, дом 1 - то есть, указан адрес ФГУП “ЭМЗ “Звезда“, на территории которого и располагался налогоплательщик.

Кроме этого, апелляционный суд принимает, как обоснованный, довод налогоплательщика о том, что в спорном периоде обе стороны участвовали в одном арбитражном деле - N А41-17192/08 (решение - т.д. 54, л.д. 121 - 125), в связи с чем акт проверки мог быть вручен уполномоченному представителю, являвшемуся в судебные заседания.

Таким образом, налоговый орган не представил прямых доказательств соблюдения процедуры в части непосредственного вручения акта проверки законному или уполномоченному представителю налогоплательщика, в связи с чем у инспекции отсутствовали основания по направлению акта по почте.

2. Налоговый орган настаивает, что акт проверки был направлен налогоплательщику по почте с соблюдением процедуры. В качестве доказательства обоснованности и законности действий ответчиком в материалы дела представлены сопроводительное письмо N 17-10/04677 С-П от 07.10.2008. и реестр почтовой корреспонденции (т.д. 49, л.д. 79 - 80). В силу действовавшего налогового законодательства, акт считается полученным на шестой день, считая с даты отправки заказного письма.

Согласно штампу отделения связи на представленном реестре, акт направлен в адрес налогоплательщика 09.10.2008., следовательно, считается полученным 15 октября 2008 года. Фактически, согласно представленным пояснениям заявителя, акт проверки получен 15 ноября 2008 года. Данное утверждение ответчиком не опровергнуто. При этом следует принять во внимание то, что на получение акта проверки именно 15.10.2008. налогоплательщик указывает в возражениях, представленных в инспекцию 05.12.2008. (т.д. 3, л.д. 1 - 10), не принятых инспекцией к рассмотрению по основанию их представления с пропуском срока.

Следует отметить, что на момент представления налогоплательщиком возражений налоговым органом уже принят ненормативный акт по результатам рассмотрения материалов проверки. При этом налоговый орган ссылается на соблюдение процедуры по уведомлению налогоплательщика о времени и месте рассмотрения материалов проверки, указывает на факт направления уведомления N 17-23/05093 С-П от 05.11.2008. заказным письмом по состоянию на 06.11.2008. (т.д. 49, л.д. 82 - 84).

Однако налоговым органом не представлены доказательства вручения уведомления налогоплательщику - уведомление о вручении, оформляемое отделением связи, в материалы дела в суде первой и апелляционной инстанции не представлено.

Представитель инспекции ссылается на то, что государственным налоговым инспектором Крыковой А.В. была передана телефонограмма N 17-10/05207 С-П от 12.11.2008 (т.д. 49, л.д. 85), которую приняла бухгалтер Тихонова О.А. Однако, факт извещения не подтверждается непосредственно бухгалтером Тихоновой О.А. в заседании апелляционного суда. При этом представитель инспекции путается в пояснениях: то ли бухгалтер по телефону директора, то ли сам директор предприятия получил спорную телефонограмму.

Апелляционный суд обращает внимание на то, что спорная телефонограмма не содержит номера телефона и времени передачи, в связи с чем невозможно установить ее подлинность, с тем, что бухгалтер Тихонова О.А. получение телефонограммы не подтверждает.

На основании изложенного, апелляционный суд считает, что у налогового органа, при отсутствии документальных доказательств извещения налогоплательщика о времени и месте рассмотрения материалов проверки, отсутствовали основания для рассмотрения этих материалов в отсутствие представителя общества, что является вторым установленным фактом нарушения инспекцией процедуры, установленной Налоговым кодексом Российской Федерации.

В материалы дела представлен ответ отделения связи N 24 от 30.01.2009., согласно которому налогоплательщик получил первичное извещение о поступлении на его имя бандероли (решение по выездной проверке) (т.д. 49, л.д. 91). Однако ценная бандероль не выдана работником отделения связи с требованием представления разовой доверенности на получение ценной бандероли. По истечении срока хранения почтовое отправление с решением инспекции по выездной проверке возвращено отправителю.

Апелляционный суд, не оценивая действия должностных лиц отделения связи, исходит исключительно из факта невручения налогоплательщику также и ненормативного акта по состоянию на декабрь 2008 года. Поскольку указанное почтовое отправление, согласно ответу отделения связи, возвращено отправителю, налоговый орган не мог не знать о том, что решение налогоплательщиком не получено. Данное обстоятельство апелляционный суд отмечает особо, поскольку неоднократные противоправные действия отдельных должностных лиц налогового органа (в части несоблюдения процедуры) повлекли получение налогоплательщиком решения по выездной проверке через пять месяцев после ее окончания.

Изложенное является основанием для вывода о грубом нарушении прав налогоплательщика, предусмотренных действовавшим и действующим налоговым законодательством и является самостоятельным и достаточным основанием, в силу пункта 14 статьи 101 Налогового Кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона N 137-ФЗ от 27.07.2006.) для признания недействительным решения N 5042/524/17-84 от 18 ноября 2008 года.

3. Апелляционный суд считает, что по существу спора судом первой инстанции также сделаны правильные выводы, ввиду следующего.

Апелляционным судом при рассмотрении материалов проверки, представленных в материалы настоящего дела, а также иных документов и сведений, пояснений представителей сторон, установлено, что налоговым органом в основу акта и решения положены выводы, не основанные на изучении первичных бухгалтерских документов налогоплательщика. При этом представители инспекции непосредственно в заседании пояснили, что налогоплательщиком на проверку не представлены документы по требованию инспекции.

Однако данное утверждение опровергается прямым доказательством, представленным в материалы настоящего дела: описью документов передаваемых для проведения выездной налоговой проверки на основании требования N 93 от 28.05.2007 (т.д. 1, л.д. 18). Согласно указанной описи, документы переданы директором Малыхиным С.Л. непосредственно проверяющему инспектору Зайцеву А.В.

Представители инспекции в заседаниях апелляционного суда неоднократно поясняли и настаивали на том, что документы не могут считаться переданными на проверку, поскольку они не были сданы в инспекцию через канцелярию с необходимой регистрацией; в связи с этим они не могли быть использованы в ходе проверки.

Изложенный аргумент налогового органа не основан на действовавшем в спорном периоде (действующем) налоговом законодательстве. Статьей 93 Налогового кодекса Российской Федерации (Истребование документов при проведении налоговой проверки) не предусмотрен особый способ представления на проверку документов, указано только на необходимость заверения копий представляемых документов, а также на право инспекции при необходимости знакомиться с подлинниками. Следовательно, документы в надлежаще заверенных копиях могут представляться любым удобным способом - по почте, с нарочным, непосредственно проверяющему лицу, и т.д.

Апелляционный суд неоднократно в судебных заседаниях предлагал ответчику обеспечить явку в заседание Десятого арбитражного апелляционного суда Зайцева А.В., не работающего в инспекции с декабря 2007 года (вышеуказанное решение об исключении его из числа проверяющих лиц), для получения пояснений о местонахождении первичных документов и возможности (невозможности) их использования при проведении проверки. Ответчик не воспользовался правом подтверждения собственной позиции.

Одновременно с этим, налогоплательщиком в материалы настоящего дела представлены письменные пояснения Ф.И.О. (т.д. 52, л.д. 141 - 142), подлинность которых заверена нотариально по состоянию на 12.12.2009., в городе Сергиев Посад Сергиево-Посадского нотариального округа Московской области.

Зайцев А.В. письменно пояснил, что им проводилась выездная проверка ООО “Курант“; для проведения проверки ему были переданы документы, необходимые для проверки ООО, в соответствии с требованием и по описи. Документы вмещались в две или три коробки; проверка была приостановлена для проведения встречных проверок. В период приостановления проверки документы обратно организации не передавались.

При этом Зайцев А.В. также письменно пояснил, что по этому вопросу им уже были даны пояснения сотруднику МВД, совместно с которым проводилась проверка. Представитель инспекции звонил Зайцеву А.В. по вопросу возможных пояснений, он дал согласие, но повторных звонков от инспекции не было.

Таким образом, факт передачи документов на проверку подтверждается как описью передаваемых документов, так и нотариально заверенными пояснениями бывшего должностного лица налогового органа. В связи с этим оценивается, как необоснованное указание в акте и решении на непредставление документов на проверку и необходимость, в связи с этим, проведения выездной проверки на основе сравнительного анализа налоговой отчетности налогоплательщика, а также использования отдельных первичных документов, представленных налогоплательщиком ранее к декларациям для проведения камеральных проверок (например, вывод инспекции о необоснованности транспортных расходов - о которых налогоплательщик и не заявлял - сделанный на основании ТТН перевозчика продукции, представленных к декларациям по НДС).

Также оценивается, как несостоятельное, требование инспекции в письме N 17-10/00851 С-П от 08.02.2008 (т.д. 52, л.д. 113) о необходимости представления налогоплательщиком подлинников первичных документов на проверку, со ссылкой на пункт 2 статьи 93 Налогового кодекса Российской Федерации. Данная норма содержит указание на необходимость представления заверенных копий документов и только в случае необходимости налоговый орган вправе ознакомиться с подлинниками.

Налоговый орган в своих письмах в адрес налогоплательщика не обосновал необходимость представления подлинников документов. При этом следует принять во внимание пункт 1 статьи 89 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно которому выездная налоговая проверка проводится на территории налогоплательщика в его помещениях. При соблюдении налоговым органом данного условия у проверяющих должностных лиц отсутствовала необходимость по истребованию подлинников документов, с которыми возможно было ознакомиться на месте. Факт проведения выездной налоговой проверки в месте нахождения инспекции не обоснован, отсутствует письменное заявление налогоплательщика о невозможности проведения проверки в месте его нахождения. При этом апелляционный суд учитывает, что согласно выше исследованному письму ФГУП “ЭМЗ “Звезда“, в течение 2007 года проверяющий инспектор Зайцев А.В. оформлял пропуск на территорию завода, где располагался налогоплательщик, следовательно, у инспекции имелась возможность для проведения проверки там же.

Апелляционным судом, путем полистного исследования текста оспоренного ненормативного акта и оснований его составления, установлено следующее.

Как следует из текста апелляционной жалобы налогового органа, дополнений к ней, по результату налоговой проверки инспекцией доначислено 415 346 045 рублей, в том числе - 43 621 813 рублей налога на прибыль и 7 157 245 рублей авансовых платежей по налогу на прибыль, 101 304 708 рублей НДС, 270 399 003 рубля акцизов и 20 518 рублей налога на имущество. Кроме этого, налоговым органом произведено доначисление штрафа по статьям 119, 122 НК РФ в размере 229 000 767 рублей и 94 451 467 рублей пени.

На странице 2 ненормативного акта указано, что налоговым органом, в связи с произошедшим пожаром и утратой документов, обществу предоставлено 2 месяца на восстановление утраченных документов бухгалтерского и налогового учета; организация не восстановила утраченные документы и не представила копии документов, затребованные на проверку, в срок до 18 июня 2008 года. В решении инспекции также указано что определение сумм налогов, подлежащих уплате в бюджет, произведено на основании подпункта 7 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации, расчетным путем по имеющейся у налогового органа информации.

Апелляционный суд полагает указанные ссылки и основания доначисления не основанными на нормах налогового законодательства, ввиду следующего.

Как указано выше, материалами настоящего дела подтверждается и установлен факт представления налогоплательщиком документов по требованию инспекции, по описи (т.д. 1, л.д. 18). Кроме этого, апелляционный суд обращает внимание на то, что пожар, на который ссылается инспекция, как основание для представления налогоплательщику двухмесячного временного периода, произошел 25 марта 2008 года (письмо налогоплательщика N 034 от 10.04.2008.), тогда как проверка начата 28.05.2007., требование о представлении документов на проверку выдано 28 мая 2007 года и по данному требованию, согласно описи, документы на проверку представлены.

Как пояснила представитель ответчика Новоточинова Г.Н., доначисления произведены на основании сравнительного анализа деклараций по налогу на прибыль, НДС, деклараций об объемах закупки этилового спирта, а также на основании первичных документов, представленных налогоплательщиком в рамках различных камеральных проверок (выписки банков с расчетных счетов, переписка налоговых органов, письменные пояснения, протоколы допросов и иные документы). Кроме этого, в ходе проверки налоговым органом использован акт снятия остатков готовой продукции, составленный должностным лицом Управления ФНС России по Московской области N 26-32/163 от 14.06.2007. (т.д. 49, л.д. 100 - 102).

Поскольку ненормативный акт не содержит сумм доначисленных налогов по каждому из поставщиков-контрагентов, взаимоотношения налогоплательщика с которыми нашли отражение в данном решении инспекции, апелляционный суд предложил налоговому органу представить расчет по каждому из поставщиков - контрагентов налогоплательщика.

Налоговым органом во исполнение определения апелляционного суда представлены дополнения к апелляционной жалобе, расчет сумм доначисленных налога на прибыль, НДС, акциза (т.д. 50, л.д. 35 - 70).

Ответчик ссылается на то, что, согласно ответам налоговых инспекций (МРИ ФНС России N 1 по г. Владикавказу, МРИ ФНС России N 5 по Краснодарскому краю, МРИ ФНС N 3 по Кабардино-Балкарской Республике, Управление ФНС по Кабардино-Балкарской Республике) налоговые органы частично подтверждают, а затем не подтверждают поставки алкогольной и спиртосодержащей продукции в адрес общества “Курант“; частично поставщики и контрагенты поставщиков не разысканы; установленные и опрошенные лица, указанные в регистрационных и учредительных документах, как руководители предприятий-поставщиков, отрицают поставки товара в адрес налогоплательщика.

Вместе с тем налоговый орган, ссылаясь на отсутствие доказательств поставки вина и сырья для производства алкогольной продукции, указывает на наличие вина (готовой продукции) (т.д. 1, л.д. 52 - 54), а также производит расчет налога на прибыль с учетом дохода, полученного налогоплательщиком от реализации этой готовой продукции (т.д. 50, л.д. 50).

Кроме этого, принимая за основу для выводов ранее представленные декларации налогоплательщика, налоговый орган указывает в акте и решении (т.д. 2, л.д. 57, т.д. 1, л.д. 71) на недостоверность сведений в этих представленных декларациях. При этом проверяющими должностными лицами в основу такого вывода положен сравнительный анализ данных, отраженных в декларациях за 2006 год с данными акта снятия остатков готовой продукции, сырья и полуфабрикатов от 14.06.2007.

Налоговым органом в акте и решении (т.д. 2, л.д. 87, т.д. 1, л.д. 102, 131) указано на необоснованность заявленных транспортных расходов, со ссылкой на опросы владельцев автомобилей, а также технические характеристики транспортных средств (т.д. 5, л.д. 14, 42). Однако налоговый орган не обосновал отнесение этих транспортных расходов к расходам налогоплательщика. На вопрос апелляционного суда, представитель ответчика инспектор Новоточинова Г.Н. (участник проверки) пояснила, что для выводов относительно необоснованности транспортных расходов послужили товарно-транспортные накладные (ТТН), представленные налогоплательщиком к ряду деклараций по НДС в рамках различных камеральных проверок. В представленных ТТН имеются регистрационные сведения на транспорт, которые были использованы при установлении их владельцев с целью опроса.

Апелляционный суд принимает в изложенной части возражения представителя налогоплательщика, что ТТН представлялись к декларациям по НДС для сведения, с заявлениями о предоставлении вычетов, для возмещения из бюджета НДС, уплаченного по конкретным поставкам товара. Но транспортные расходы налогоплательщиком не заявлялись никогда, поскольку он не нанимал транспорт, не оплачивал никому его аренду; ни в одной из представленных деклараций транспортные расходы, как расходы налогоплательщика, им не указаны.

Представители налогового органа не смогли обосновать свои выводы относительно указания в акте и решении транспортных расходов, якобы, заявлявшихся налогоплательщиком-заявителем по настоящему делу.

Таким образом, используя в сравнении отчетные данные самого налогоплательщика, налоговым органом произведен расчет доначисленных сумм налога на прибыль и НДС, с распределением по поставщикам сырья. Обоснованность применения такого способа расчета доначисляемых обязательных платежей противоречива, необоснованна и не законна.

Распределение акциза по поставщикам сырья и спирта (полученного от поставщиков, признанных неустановленными и спорными), налоговый орган произвел частично: после отнесения акциза на поставки (не принятые инспекцией по иным эпизодам) от четырех основных поставщиков, у инспектора, проводившего проверку и оформлявшего представленный в материалы дела расчет, “осталась“ сумма, составляющая 33 503 038 рублей доначисленного акциза, которая отнесена инспектором к графе “спиртзаводы“ обезличенно и немотивированно.

Как указано в настоящем судебном акте, процессуальные нарушения, допущенные должностными лицами налогового органа в ходе проверки и при оформлении ее результатов, являются достаточными и безусловными основаниями для признания недействительным ненормативного акта инспекции и удовлетворения требований налогоплательщика о признании недействительным решения N 5042/524/17-84 от 18 ноября 2008 года и требования N 1730 от 03.03.2009., вынесенного на основании указанного ненормативного акта. Однако апелляционный су“ счел необходимым отразить и фактические обстоятельства, на которых основаны выводы проверяющих должностных лиц в рамках спорной проверки, в связи со следующим.

Частью 2 статьи 22 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что права налогоплательщика обеспечиваются соответствующими обязанностями должностных лиц налоговых и иных уполномоченных органов. Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по обеспечению прав налогоплательщиков влечет ответственность, предусмотренную федеральными законами.

Статьей 12 Федерального закона N 943-1 (в редакции от 27.07.2006.) “О налоговых органах в Российской Федерации“ установлено, что за невыполнение или ненадлежащее выполнение должностными лицами налоговых органов своих обязанностей они привлекаются к дисциплинарной, материальной и уголовной ответственности в соответствии с действующим законодательством.

Статьей 57 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ “О государственной гражданской службе Российской Федерации“ на должностное лицо, в том числе и налогового органа, за совершение дисциплинарного проступка может быть наложено дисциплинарное взыскание. К дисциплинарному проступку Законом отнесено неисполнение или ненадлежащее исполнение гражданским служащим возложенных на него должностных обязанностей.

Статьями 32, 33 Налогового кодекса Российской Федерации установлены обязанности налоговых органов и должностных лиц налоговых органов, в том числе производить законные действия по установлению истинной обязанности налогоплательщика по уплате обязательных платежей в бюджет.

Результатом неправомерных действий должностных лиц, проводивших спорную налоговую проверку, явилось не только необоснованное доначисление значительных сумм налогов, пени и санкций, но и длительный судебный процесс, вынужденно инициированный налогоплательщиком в защиту своих нарушенных прав. В связи с этим следует отметить, что вышеописанные действия должностных лиц налогового органа не только привели к указанному результату, но и сами по себе дискредитируют налоговую систему и поставленные перед ней цели.

На основании изложенного, решение Арбитражного суда Московской области о признании ненормативных актов ответчика является обоснованным и законным, основания для безусловной отмены судебного акта отсутствуют.

Руководствуясь статьями 266, 267, 268, п. 1 ст. 269, 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Московской области от 06 августа 2009 года по делу N А41-16046/09 оставить без изменения, апелляционную жалобу МРИ ФНС России N 3 по МО - без удовлетворения.

Председательствующий

И.В.ЧАЛБЫШЕВА

Судьи

Д.Д.АЛЕКСАНДРОВ

Л.М.МОРДКИНА