Решения и постановления судов

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 09.03.2010 по делу N А28-8506/2009 В удовлетворении заявления о признании решения налогового органа недействительным в части доначисления суммы единого налога, уплачиваемого в связи с применением упрощенной системы налогообложения, отказано правомерно, так как тот факт, что в составе доходов предпринимателем необоснованно не были учтены денежные средства, полученные им по договорам поставки, подтвержден материалами дела.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОЛГО-ВЯТСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 9 марта 2010 г. по делу N А28-8506/2009

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа в составе:

председательствующего Башевой Н.Ю.,

судей Евтеевой М.Ю., Масловой О.П.

при участии представителей

от заявителя: Гурина А.И., доверенность от 11.03.2009,

от заинтересованного лица: Чистопашина А.А., доверенность от 01.03.2010,

рассмотрел в судебном заседании кассационные жалобы

индивидуального предпринимателя Ф.И.О. и Инспекции Федеральной налоговой службы по Слободскому району Кировской области

на решение Арбитражного суда Кировской области от 25.09.2009,

принятое судьей Кулдышевым О.Л., и

на постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 25.11.2009,

принятое судьями Лобановой Л.Н., Немчаниновой М.В., Черных Л.И.,

по делу N А28-8506/2009



по заявлению индивидуального предпринимателя Ф.И.О. br>
о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по Слободскому району Кировской области

и

установил:

индивидуальный предприниматель Рычков Роман Николаевич (далее - Предприниматель) обратился в Арбитражный суд Кировской области с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по Слободскому району Кировской области (далее - Инспекция, налоговый орган) от 10.04.2009 N 11-56/43 в части привлечения к налоговой ответственности по пункту 2 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в размере 1 069 501 рубля 98 копеек, начисления 1 509 476 рублей налога на добавленную стоимость, 537 908 рублей налога на доходы физических лиц, 117 484 рублей 82 копеек единого социального налога, 59 039 рублей единого минимального налога по упрощенной системе налогообложения, пеней в сумме 1 043 825 рублей 82 копеек.

Решением суда от 25.09.2009 оспариваемое решение признано недействительным в части начисления 20 631 рубля налога на доходы физических лиц, 7 505 рублей 39 копеек пеней по данному налогу, привлечения к налоговой ответственности по пункту 2 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в сумме 34 041 рубля 15 копеек; начисления 3 174 рублей единого социального налога, 1 154 рублей 66 копеек пеней по налогу и применения налоговых санкций по пункту 2 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации в сумме 5 237 рублей 13 копеек, а также в части привлечения к налоговой ответственности по пункту 2 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации за непредставление налоговых деклараций по единому социальному налогу и налогу на доходы физических лиц на общую сумму 810 223 рубля 70 копеек. Производство по делу относительно доначисления пеней по налогу на доходы физических лиц в сумме 241 рубля 65 копеек прекращено в связи с отказом заявителя от требований. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

Постановлением апелляционного суда от 25.11.2009 решение суда оставлено без изменения.

Предприниматель не согласился с принятыми судебными актами в части отказа в удовлетворении заявленных требований и обратился в Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой.

По мнению Предпринимателя, выводы судов о получении им в спорный период доходов от ООО “Лессервис“ и ООО “Промхим“ не соответствуют нормам материального права и противоречат материалам дела. По эпизоду получения доходов в первом и втором кварталах 2005 года в сумме 326 179 рублей от ООО “Лессервис“ суды неправильно применили пункт 1 статьи 346.17 Налогового кодекса Российской Федерации, не применили статьи 410, 425, 433 Гражданского кодекса Российской Федерации, и неполно выяснили обстоятельства, имеющие значение для дела. Заявитель считает, что заключение с ООО “Лессервис“ соглашения о зачете взаимных требований не свидетельствует о получении им дохода в соответствии с пунктом 1 статьи 346.17 Налогового кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей до 31.12.2005. Кроме того, в силу норм гражданского законодательства датой получения дохода является дата получения Предпринимателем от ООО “Лессервис“ заявления о зачете взаимных требований (12.07.2005), поэтому обязанность отразить в бухгалтерском учете соглашений о зачете взаимных требований в первом и втором кварталах 2005 года отсутствует. Суды не дали надлежащей оценки представленным Предпринимателем в обоснование данной позиции доказательствам, отказали в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании директора ООО “Лессервис“, не дали оценки требованиям заявителя о ничтожности соглашений о зачете взаимных требований и необоснованно приняли ничтожные соглашения в качестве доказательств погашения обязательств между сторонами.

По эпизоду получения во втором квартале 2005 года доходов в сумме 524 360 рублей от ООО “Промхим“ Предприниматель считает, что суды неправильно истолковали пункт 1 статьи 346.17 Налогового кодекса Российской Федерации и не применили подлежащие применению пункт 7 статьи 3 и подпункт 4 пункта 1 статьи 111 данного кодекса. Заявитель указывает, что спорные денежные средства получены от ООО “Промхим“ ошибочно, поэтому они правомерно не были учтены в составе доходов. Кроме этого, в спорный период законодательно не был урегулирован порядок включения в налоговую базу суммы полученной от покупателя предварительной оплаты в случае ее последующего возврата. В силу пункта 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации правовая неопределенность в спорном вопросе должна толковаться в пользу налогоплательщика. Данное обстоятельство суды должны были отнести к иным обстоятельствам, исключающим вину лица в совершении налогового правонарушения.

Инспекция также не согласилась с судебными актами в части удовлетворения заявленных требований и обратилась в Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой.

Инспекция считает, что вывод судов об отсутствии у Предпринимателя дохода, полученного от ЗАО “Слободской-Агролес“, основан на неправильном применении пункта 1 статьи 346.17 Кодекса и противоречит имеющимся в материалах дела доказательствам. Предприниматель получил доход в размере 72 400 рублей 40 копеек в момент передачи имущества, а не в момент оформления взаимозачета. Налоговый орган указывает, что апелляционный суд при рассмотрении заявления налогового органа о фальсификации доказательств по эпизоду с ООО “Вятка-Торг“ нарушил статью 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, сделал выводы, не соответствующие фактическим обстоятельствам дела. В силу прямого указания части 1 статьи 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации для проверки заявления о фальсификации суд по собственной инициативе обязан провести экспертизу с целью установления действительных обстоятельств по делу. Инспекция представила в апелляционный суд документы, подтверждающие невозможность подачи заявления о фальсификации доказательств в суд первой инстанции. Апелляционный суд необоснованно не проверил данное заявление. Выводы судов основаны на доказательствах, которые могли быть сфальсифицированы. Налоговый орган также полагает, что у судов не имелось оснований для применения пункта 1 статьи 112 и пункта 2 статьи 114 Налогового кодекса Российской Федерации, поскольку Предприниматель о снижении налоговых санкций в связи с наличием смягчающих ответственность обстоятельств не заявлял.

В судебном заседании представители Предпринимателя и налогового органа поддержали позиции, изложенные в кассационных жалобах и в отзыве.

В соответствии со статьей 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в судебном заседании объявлялся перерыв до 09.03.2010.

Законность решения Арбитражного суда Кировской области и постановления Второго арбитражного апелляционного суда проверена Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа в порядке, установленном в статьях 274, 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, Предприниматель с 01.01.2005 применял упрощенную систему налогообложения с объектом налогообложения “доходы, уменьшенные на величину расходов“.



Инспекция провела выездную налоговую проверку по вопросам соблюдения Предпринимателем законодательства о налогах и сборах за период с 01.01.2005 по 31.12.2007, результаты которой отразила в акте от 11.02.2009 N 11-56/8. Проверяющие установили, что налогоплательщик необоснованно не учел в составе доходов первого и второго кварталов 2005 года, денежные средства, полученные от общества с ограниченной ответственностью “Лессервис“ (далее - ООО “Лессервис“) в сумме 236 179 рублей, от закрытого акционерного общества “Слободской-Агролес“ (далее - ЗАО “Слободской-Агролес“) в сумме 72 400 рублей 40 копеек, от общества с ограниченной ответственностью “Вятка-Торг“ (далее - ООО “Вятка-Торг“) в сумме 150 000 рублей, от общества с ограниченной ответственностью “Промхим“ (далее - ООО “Промхим“) в сумме 524 360 рублей. С учетом этого доходы Предпринимателя во втором квартале 2005 года превысили 15 000 000 рублей, и он утратил право на применение упрощенной системы налогообложения.

По результатам рассмотрения материалов проверки руководитель Инспекции принял решение от 10.04.2009 N 11-56/43 о привлечении Предпринимателя к налоговой ответственности на основании пункта 2 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации за непредставление налоговых деклараций по единому социальному налогу и налогу на доходы физических лиц в виде штрафа в общем размере 1 069 501 рубль 98 копеек и предложил уплатить указанные суммы штрафа, недоимку по налогам, начисленным по общей системе налогообложения, в сумме 2 217 618 рублей 58 копеек и пени в сумме 1 043 825 рублей 73 копеек.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Кировской области от 10.06.2009 апелляционная жалоба Предпринимателя оставлена без удовлетворения

Предприниматель не согласился с решением налогового органа и обжаловал его в арбитражный суд.

Руководствуясь пунктом 2 статьи 54, пунктом 2 статьи 346.15, пунктом 1 статьи 346.17, пунктом 2 статьи 346.18 Налогового кодекса Российской Федерации, статьей 410 Гражданского кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Кировской области частично удовлетворил заявленное требование. Суд пришел к выводам, что Предприниматель необоснованно не учел в составе доходов денежные средства, полученные от ООО “Лессервис“ и ООО “Промхим“; налоговый орган документально не подтвердил получение Предпринимателем доходов от ЗАО “Слободской-Агролес“ и ООО “Вятка-Торг“; с учетом наличия смягчающих ответственность Предпринимателя обстоятельств суд снизил размер штрафных санкций.

Второй арбитражный апелляционный суд оставил решение суда первой инстанции без изменения.

Рассмотрев кассационную жалобу Предпринимателя, Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа не нашел оснований для ее удовлетворения.

Как следует из материалов дела между Предпринимателем и ООО “Лессервис“ заключены договоры поставки пиломатериалов от 31.01.2005 N 2 (поставщик Предприниматель) и поставки горюче-смазочных материалов от 01.02.2005 N 002/РН (поставщик ООО “Лессервис“), во исполнение которых стороны осуществляли взаимные поставки товаров. Расчеты осуществлялись в том числе путем проведения зачета взаимных требований.

В ходе выездной налоговой проверки Инспекция установила, что Предприниматель не учел в составе доходов в первом и втором кварталах 2005 года денежные средства (18 925 рублей, 106 752 рубля, 110 502 рубля), полученные от ООО “Лессервис“ по соглашениям о зачете взаимных требований от 09.02.2005, 14.03.2005 и 29.04.2005.

Разрешая спор по данному эпизоду, суд первой инстанции и апелляционный суд пришли к выводу, что суммы погашения задолженности со стороны ООО “Лессервис“ подлежали учету Предпринимателем в составе доходов на дату проведения зачетов взаимных требований. При этом суды отклонили доводы заявителя о том, что соглашения о зачете взаимных требований получено 12.07.2005.

Согласно пунктам 1 и 3 статьи 346.11 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс, в редакции, действовавшей в период спорных правоотношений) упрощенная система налогообложения организациями и индивидуальными предпринимателями применяется наряду с общей системой налогообложения, предусмотренной законодательством Российской Федерации о налогах и сборах. Применение упрощенной системы налогообложения индивидуальными предпринимателями предусматривает замену уплаты налога на доходы физических лиц, налога на имущество и единого социального налога (в отношении доходов и имущества, полученных и используемых для осуществления предпринимательской деятельности), а также выплат и иных вознаграждений, начисляемых ими в пользу физических лиц, уплатой единого налога, исчисляемого по результатам хозяйственной деятельности за налоговый период. Индивидуальные предприниматели, применяющие упрощенную систему налогообложения, не признаются налогоплательщиками налога на добавленную стоимость, за исключением налога на добавленную стоимость, подлежащего уплате в соответствии с Кодексом при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации.

Если по итогам налогового (отчетного) периода доход налогоплательщика превысит 15 миллионов рублей, такой налогоплательщик считается перешедшим на общий режим налогообложения с начала того квартала, в котором было допущено это превышение (пункт 4 статьи 346.13 Кодекса).

В соответствии с пунктом 1 статьи 346.14 Кодекса объектом налогообложения в упрощенной системе налогообложения признаются доходы или доходы, уменьшенные на величину расходов.

В пункте 1 статьи 346.17 Кодекса определено, что датой получения доходов признается день поступления средств на счета в банках и (или) в кассу, получения иного имущества (работ, услуг) и (или) имущественных прав (кассовый метод).

Согласно статье 410 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства прекращаются полностью или частично зачетом встречного однородного требования срок которого наступил. Для зачета достаточно заявления одной стороны.

Зачет взаимных требований является одним из способов прекращения обязательств, поэтому на дату подписания акта (соглашения) о зачете взаимных требований у налогоплательщика возникает обязанность по учету полученных доходов в целях налогообложения на основании пункта 1 статьи 346.15 Кодекса.

Исследовав и оценив представленные в дело документы (в том числе договоры, счета-фактуры, платежные поручения, соглашения о зачете взаимных требований, сопроводительные письма), суды установили, что соглашениями о зачете взаимных требований 09.02.2005, 14.03.2005 и 29.04.2005 Предприниматель и ООО “Лессервис“ подтвердили отсутствие спорных сумм задолженности по принятым на себя обязательствам. Следовательно, Предприниматель должен был учесть суммы погашения задолженности в качестве доходов от предпринимательской деятельности на дату проведения указанных зачетов, то есть в первом и втором кварталах 2005 года.

Довод заявителя о том, что соглашения о зачете получены только 12.07.2005 и поэтому в соответствии со статьей 410 Гражданского кодекса Российской Федерации зачет следует признать наступившим на эту дату, был предметом разбирательства суда первой инстанции и апелляционного суда и не нашел своего документального подтверждения.

С учетом изложенного суды правомерно отказали Предпринимателю в удовлетворении заявленного требования по данному эпизоду.

Доводы, приведенные в кассационной жалобе, были предметом рассмотрения суда первой инстанции и апелляционного суда и получили надлежащую правовую оценку; эти доводы не опровергают выводов судов и направлены на переоценку доказательств и установленных судами фактических обстоятельств, что не входит в компетенцию суда кассационной инстанции (статья 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Как следует из материалов дела, на основании договора поставки пиломатериалов от 10.01.2005 N 402, заключенного между Предпринимателем (поставщиком) и ООО “Промхим“ (покупателем), последний перечислил 14.06.2005 и 21.06.2005 на расчетный счет поставщика в качестве предварительной оплаты за товары денежные средства в общей сумме 524 360 рублей. Полученные средства Предприниматель израсходовал на финансово-хозяйственные нужды.

ООО “Промхим“ письмом от 23.06.2005 предложило поставщику возвратить денежные средства в сумме 524 360 рублей, как ошибочно перечисленные. Соглашением от 25.06.2005 договор поставки пиломатериалов от 10.01.2005 N 402 расторгнут; денежные средства Предприниматель возвратил покупателю (платежное поручение от 05.07.2005). Сумму возвращенных денежных средств Предприниматель не отразил в составе доходов, полученных во втором квартале 2005 года, в связи с чем налоговый орган пришел к выводу о занижении Предпринимателем доходов на сумму 524 360 рублей, полученных от ООО “Промхим“.

Отказывая Предпринимателю в удовлетворении заявленного требования по данному эпизоду, суды исходили из того, что полученный аванс является объектом налогообложения в налоговом (отчетном) периоде их получения.

Согласно пункту 2 статьи 346.15 Кодекса индивидуальные предприниматели при определении объекта налогообложения учитывают доходы, полученные от предпринимательской деятельности.

В силу пункта 1 статьи 346.17 Кодекса (в редакции, действовавшей в период спорных правоотношений) датой получения доходов признается день поступления средств на счета в банках и (или) в кассу, получения иного имущества (работ, услуг) и (или) имущественных прав (кассовый метод).

Следовательно, полученная предварительная оплата (авансы) в счет отгрузки товаров (выполнения работ, оказания услуг) у налогоплательщиков, применяющих упрощенную систему налогообложения, является объектом налогообложения в налоговом (отчетном) периоде их получения. В случае возврата налогоплательщиком сумм, ранее полученных в счет предварительной оплаты товаров (выполнения работ, оказания услуг), налоговая база должна определяться в таком же порядке, а именно на сумму возврата уменьшаются доходы того налогового (отчетного) периода, в котором произведен возврат.

Представленные в дело документы свидетельствуют и суды установили, что Предприниматель, получив во втором квартале 2005 года предварительную оплату в размере 524 360 рублей за пиломатериалы от ООО “Промхим“, неправомерно не учел указанную сумму при определении объекта налогообложения по упрощенной системе налогообложения.

С учетом изложенного суды обоснованно отказали Предпринимателю в удовлетворении заявленного требования по данному эпизоду.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду пункт 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, а не пункт 3 статьи 7.

При применении пункта 1 статьи 346.17 Кодекса в проверяемом налоговом периоде суды не установили правовой неопределенности, влекущей применение пункта 3 статьи 7, подпункт 4 пункта 1 статьи 111 Кодекса, поэтому ссылка заявителя на данные нормы отклоняется.

Рассмотрев кассационную жалобу Инспекции, Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа не нашел оснований для ее удовлетворения.

В ходе выездной налоговой проверки налоговый орган установил, что Предприниматель при исчислении налога в составе доходов за второй квартал 2005 года не учел сумму 72 400 рублей 40 копеек, полученную в размере осуществленного с ЗАО “Слободской-Агролес“ взаимозачета.

Из материалов дела следует, что Предприниматель оказал ЗАО “Слободской-Агролес“ услуги по погрузке вагонов и выставил счета-фактуры от 26.01.2005, от 16.03.2005, 05.05.2005 и 23.06.2005 на общую сумму 254 800 рублей 80 копеек.

ЗАО “Слободской-Агролес“ частично оплатило указанные услуги, перечислив денежные средства в размере 182 400 рублей. Сумму поступившей оплаты Предприниматель отразил в доходах от предпринимательской деятельности. В мае 2005 года ЗАО “Слободской-Агролес“ поставило Предпринимателю лесоматериал на сумму 10 286 рублей 50 копеек, в период с 09 по 22.06.2005 - на сумму 149 951 рубль, 27.06.2005 - на сумму 2 464 рубля. Предприниматель оплатил товар частично наличными денежными средствами: 30.05.2005 - 1 586 рублей 30 копеек, 17.06.2005 - 65 000 рублей, 27.06.2005 - 23 174 рубля 80 копеек.

Налоговый орган счел, что доход в размере 72 400 рублей 40 копеек (8 700 рублей 20 копеек и 63 700 рублей 20 копеек) получен Предпринимателем посредством взаимозачета встречных требований (в момент передачи имущества за оказанные услуги), поэтому доход считается полученным в момент передачи имущества. Следовательно, указанная сумма подлежала учету в составе доходов за второй квартал 2005 года.

По данному эпизоду Арбитражный суд Кировской области и Второй арбитражный апелляционный суд пришли к выводу, что при отсутствии документального подтверждения зачета взаимных требований между ЗАО “Слободской-Агролес“ и Предпринимателем у последнего отсутствовали правовые основания для отнесения в доходы за второй квартал 2005 года стоимости полученного по договорам купли-продажи пиломатериала на сумму 72 400 рублей 40 копеек.

Рассмотрев кассационную жалобу в этой части, Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа не нашел оснований для ее удовлетворения.

Согласно статье 410 Гражданского кодекса Российской Федерации, обязательства прекращаются полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок исполнения которого наступил. Для зачета достаточно заявления одной стороны.

Для прекращения обязательства зачетом заявление о зачете должно быть получено соответствующей стороной (пункт 4 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.12.2001 N 65 “Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований“).

Исследовав представленные в дело документы и оценив их во взаимосвязи и совокупности, суды установили, что зачет взаимных требований между Предпринимателем и ЗАО “Слободской-Агролес“ документально не оформлен, сверка взаимных расчетов не проводилась, письменных заявлений о зачете взаимных однородных требований не составлялось; Инспекция не представила доказательств прекращения между сторонами обязательств путем зачета взаимных требований.

С учетом изложенного суды пришли к правильному выводу, что Предприниматель правомерно не учитывал спорные суммы при исчислении налога, уплачиваемого в связи с применением упрощенной системы налогообложения во втором квартале 2005 года.

Данный вывод соответствует имеющимся в деле доказательствам, не противоречит им и в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, переоценке судом кассационной инстанции не подлежит.

Инспекция в ходе выездной налоговой проверки установила, что Предприниматель 07.04.2005 осуществил поставку ООО “Вятка-Торг“ тарной доски на сумму 150 535 рублей; выставил счет-фактуру от 07.04.2005 N 33 на оплату данной продукции.

В ходе дополнительных мероприятий налогового контроля Предприниматель представил в налоговый орган договор беспроцентного займа от 06.04.2005 N 1-РО, в соответствии с которым ООО “Вятка-Торг“ в лице директора Тарасова О.Н. (займодавец) передает заемщику Рычкову Р.Н. беспроцентный заем на сумму 150 000 рублей. Согласно актам приема-передачи от 07.04.2005 ООО “Вятка-Торг“ передало Рычкову Р.Н. два векселя Сбербанка РФ на общую сумму 150 000 рублей, которые Рычков Р.Н. предъявил к оплате в банк 07.04.2005.

Инспекция пришла к выводу, что договор беспроцентного займа является незаключенным, фактически он является оплатой поставленной Предпринимателем ООО “Вятка-Торг“ тарной доски. С учетом этого налоговый орган расценил полученные Предпринимателем по векселям 150 000 рублей в качестве дохода, подлежащего учету при исчислении налога.

Суд первой инстанции и апелляционный суд, удовлетворяя требования Предпринимателя по данному эпизоду, исходили из того, что налоговый орган неправомерно квалифицировал заемные средства в качестве дохода, подлежащего учету при определении налоговой базы по единому налогу, уплачиваемому в связи с применением упрощенной системы налогообложения.

Рассмотрев кассационную жалобу, Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа не нашел оснований для ее удовлетворения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 346.15 Кодекса при определении объекта налогообложения при применении упрощенной системе налогообложения налогоплательщики учитывают доходы от реализации, определяемые в соответствии со статьей 249 Кодекса; внереализационные доходы, определяемые в соответствии со статьей 250 Кодекса. При определении объекта налогообложения не учитываются доходы, предусмотренные статьей 251 Кодекса.

Доходы, полученные в виде средств или иного имущества, которые получены по договорам кредита или займа (иных аналогичных средств или иного имущества независимо от формы оформления заимствований, включая ценные бумаги по долговым обязательствам), а также средств или иного имущества, которые получены в счет погашения таких заимствований не учитываются при определении объекта налогообложения (подпункт 10 пункта 1 статьи 251 Кодекса).

Исследовав и оценив представленные в дело доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды установили, что два векселя Сбербанка РФ Предприниматель получил на основании договора займа от ООО “Вятка-Торг“. Таким образом, заемные средства в размере 150 000 рублей, полученные Предпринимателем при предъявлении векселей к оплате, не являются его доходом и правомерно не учтены при определении объекта налогообложения и налоговой базы по единому налогу, уплачиваемому в связи с применением упрощенной системы налогообложения.

Вопреки требованиям статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации налоговый орган не доказал, что спорная сумма является доходом Предпринимателя, полученным в счет оплаты поставленной ООО “Вятка-Торг“ тарной доски; не представил доказательств, свидетельствующих о фиктивности осуществления хозяйственной операции по предоставлению займа между ООО “Вятка-Торг“ и Предпринимателем.

Ссылка Инспекции на то, что при рассмотрении заявления о фальсификации доказательств (договоров займа, актов приема-передачи векселей) апелляционный суд нарушил часть 1 статьи 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не может быть принята во внимание.

В соответствии со статьей 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации если лицо, участвующее в деле, обратится в арбитражный суд с заявлением в письменной форме о фальсификации доказательства, представленного другим лицом, участвующим в деле, суд: разъясняет уголовно-правовые последствия такого заявления; исключает оспариваемое доказательство с согласия лица, его представившего, из числа доказательств по делу; проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу. В этом случае арбитражный суд принимает предусмотренные федеральным законом меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе назначает экспертизу, истребует другие доказательства или принимает иные меры. Результаты рассмотрения заявления о фальсификации доказательства арбитражный суд отражает в протоколе судебного заседания.

В рассматриваемом случае апелляционный суд принимал меры для проверки заявления о фальсификации путем исследования и оценки представленных в материалы дела доказательств и не нашел оснований для удовлетворения данного заявления.

При установлении апелляционным судом факта достоверности представленных доказательств несоблюдение требований о разъяснении Предпринимателю уголовно-правовых последствий заявления о фальсификации не является основанием для исключения оспариваемых доказательств из числа доказательств по делу.

Довод Инспекции о том, что для проверки заявления о фальсификации суд не назначил экспертизу, отклоняется, поскольку из содержания статей 82, 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не следует, что суд обязан в любом случае назначить экспертизу.

Из материалов дела следует, что оспариваемым решением налогового органа Предприниматель привлечен к налоговой ответственности по пункту 2 статьи 119 Кодекса в виде штрафов в общей сумме 1 030 223 рублей 70 копеек.

Непредставление налогоплательщиком налоговой декларации в налоговый орган в течение более 180 дней по истечении установленного законодательством о налогах срока представления такой декларации влечет взыскание штрафа в размере 30 процентов суммы налога, подлежащей уплате на основе этой декларации, и 10 процентов суммы налога, подлежащей уплате на основе этой декларации, за каждый полный или неполный месяц начиная со 181-го дня (пункт 2 статьи 119 Кодекса).

Признав частично недействительным решение в этой части, суды снизили размер налоговой санкции.

Возможность снижения размера штрафа, налагаемого за совершение налоговых правонарушений, в случае наличия смягчающих ответственность обстоятельств, предусмотрена пунктом 3 статьи 114 Кодекса. Согласно данной норме при наличии хотя бы одного смягчающего ответственность обстоятельства размер штрафа подлежит уменьшению не меньше чем в два раза по сравнению с размером, установленным соответствующей статьей Кодекса.

Пункт 1 статьи 112 Кодекса содержит перечень смягчающих ответственность обстоятельств.

При этом в силу подпункта 3 пункта 1 названной статьи суд вправе признать обстоятельствами, смягчающими налоговую ответственность, и иные обстоятельства, не приведенные в пункте 1 названной статьи.

Обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность за совершение налогового правонарушения, устанавливаются судом или налоговым органом, рассматривающим дело, и учитываются им при наложении санкций за налоговые правонарушения в порядке, установленном статьей 114 Кодекса (пункт 4 статьи 112 Кодекса).

Таким образом, право устанавливать наличие смягчающих ответственность обстоятельств, а также уменьшать размер штрафа предоставлено как налоговому органу при производстве по делу о налоговом правонарушении, так и суду при рассмотрении дела.

Из системного толкования статей 112, 114 Кодекса и статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации следует, что примененная налоговым органом мера ответственности за совершение конкретного налогового правонарушения проверяется судом на основании всестороннего, полного и объективного исследования имеющихся в деле доказательств, которые суд оценивает по своему внутреннему убеждению.

В пункте 19 совместного постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.06.1999 N 41/9 “О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации“ разъяснено, что поскольку пунктом 3 статьи 114 Кодекса установлен лишь минимальный предел снижения налоговой санкции, суд по результатам оценки соответствующих обстоятельств (например, характера совершенного правонарушения, количества смягчающих ответственность обстоятельств, личности налогоплательщика, его материального положения) вправе уменьшить размер взыскания и более, чем в два раза.

Руководствуясь приведенными нормами, оценив имеющиеся в деле доказательства, суд первой инстанции и апелляционный суд пришли к выводу, что по настоящему делу имеются обстоятельства, смягчающие ответственность налогоплательщика. С учетом этого, приняв во внимание необходимость соблюдения баланса публичных и частных интересов, принципа соразмерности штрафа степени тяжести совершенного правонарушений, суды снизили размер взыскиваемого с Предпринимателя штрафа.

Обстоятельства, признанные судами в качестве смягчающих ответственность, в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, переоценке судом кассационной инстанции не подлежат, поскольку это выходит за пределы его компетенции.

Кассационная жалоба Инспекции в этой части удовлетворению не подлежит.

Заявленное налоговым органом в суде кассационной инстанции ходатайство об исследовании и приобщении к материалам дела подлинных документов (пояснения Тарасова О.Н. от 22.10.2009, рапорта старшего сержанта милиции Балкина от 25.08.2009, объяснения Тарасова О.Н., письма