Решения и постановления судов

Определение Конституционного Суда РФ от 30.09.2010 N 1237-О-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Ф.И.О. на нарушение ее конституционных прав пунктом 8 части 2 статьи 4 Федерального закона “О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 сентября 2010 г. N 1237-О-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ

ГРАЖДАНКИ Ф.И.О. br>
НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ

ПУНКТОМ 8 ЧАСТИ 2 СТАТЬИ 4 ФЕДЕРАЛЬНОГО

ЗАКОНА “О ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ МЕРАХ ГОСУДАРСТВЕННОЙ

ПОДДЕРЖКИ СЕМЕЙ, ИМЕЮЩИХ ДЕТЕЙ“

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи О.С. Хохряковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации“ предварительное изучение жалобы гражданки Н.О. Гилевой,

установил:

1. Гражданка Н.О. Гилева в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривает конституционность пункта 8 части 2 статьи 4 Федерального закона от 29 декабря 2006 года N 256-ФЗ “О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей“, согласно которому федеральный регистр лиц, имеющих право на дополнительные меры государственной поддержки, содержит сведения о детях (фамилию, имя, отчество, пол, дату и место рождения, реквизиты свидетельств о рождении, очередность рождения (усыновления) гражданство).

Как следует из представленных материалов, 13 июля 2006 года заявительница родила ребенка, а 15 июля 2006 года ребенок умер. После рождения 11 января 2009 года второго ребенка она обратилась в Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Кургане Курганской области с заявлением о признании в качестве документа, подтверждающего рождение первого ребенка, справки о рождении, выданной муниципальным учреждением “Бюро записи актов гражданского состояния города Кургана“, и о предоставлении ей государственного сертификата на материнский (семейный) капитал. В выдаче сертификата Н.О. Гилевой было отказано со ссылкой на то, что ею не представлено свидетельство о рождении первого ребенка. Курганский городской суд Курганской области решением от 6 мая 2009 года отказал заявительнице в удовлетворении ее требований признать отказ Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Кургане Курганской области незаконным и обязать выдать ей государственный сертификат на материнский (семейный) капитал.

По мнению Н.О. Гилевой, пункт 8 части 2 статьи 4 Федерального закона “О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей“ в части определения перечня документов, предъявляемых для получения сертификата, а следовательно, основания возникновения права на дополнительные меры государственной поддержки противоречит статьям 6 (часть 2), 7 (часть 2), 15 (части 1 и 2), 17 (части 1 и 2), 18, 19, 38 (часть 1), 39 (части 1 и 2), 45 (часть 1) и 55 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку его положения во взаимосвязи с положениями пункта 5 Правил подачи заявления о выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал и выдачи государственного сертификата на материнский (семейный) капитал (утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2006 года N 873) по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, не допускают возможность подтверждения факта рождения ребенка иными документами помимо свидетельства о рождении и тем самым исключают матерей, чей первый ребенок умер в течение первой недели жизни, из числа лиц, пользующихся правом на дополнительные меры государственной поддержки в соответствии с Федеральным законом “О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей“.

2. Обращение Н.О. Гилевой в Конституционный Суд Российской Федерации с просьбой о проверке конституционности пункта 8 части 2 статьи 4 Федерального закона “О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей“, как видно из содержания ее жалобы, по сути, вызвано тем, что Федеральный закон от 15 ноября 1997 года N 143-ФЗ “Об актах гражданского состояния“ (в редакции, действовавшей до 2 августа 2010 года) не предусматривал возможность получения родителями ребенка, умершего на первой неделе жизни, свидетельства о рождении. Пункт 2 статьи 20 устанавливал, что, если ребенок умер на первой неделе жизни, производится государственная регистрация его рождения и смерти на основании документов установленной формы о рождении и о перинатальной смерти, выданных медицинской организацией или частнопрактикующим врачом, и на основании составленных записей актов о рождении и смерти выдается только свидетельство о смерти ребенка. При этом по просьбе родителей (одного из родителей) выдавался документ, подтверждающий факт государственной регистрации рождения ребенка, умершего на первой неделе жизни (справка о рождении по форме N 26).

Федеральным законом от 28 июля 2010 года N 241-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и о порядке предоставления единовременной выплаты за счет средств материнского (семейного) капитала“, введенным в действие с момента опубликования (2 августа 2010 года), в данную статью внесено изменение, устраняющее запрет выдавать в таком случае свидетельство о рождении ребенка, а также предусмотрено, что родители (один из родителей), чьи дети умерли на первой неделе жизни начиная со дня вступления в силу Федерального закона “Об актах гражданского состояния“, имеют право обратиться в органы записи актов гражданского состояния для получения свидетельства о рождении указанных детей в порядке, установленном Федеральным законом “Об актах гражданского состояния“ (пункт 1 статьи 3, пункт 3 статьи 4).

Следовательно, в настоящее время у Н.О. Гилевой имеется возможность получить свидетельство о рождении ребенка, умершего 15 июля 2006 года, с тем чтобы представить его в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации для подтверждения права на дополнительные меры государственной поддержки и выдачи ей государственного сертификата на материнский (семейный) капитал.

3. В соответствии с предназначением Конституционного Суда Российской Федерации как судебного органа конституционного контроля и его компетенцией, определенной Федеральным конституционным законом “О Конституционном Суде Российской Федерации“, по проверке по жалобам граждан конституционности закона, примененного в конкретном деле, конституционное судопроизводство осуществляется в целях восстановления нарушенных законом прав и свобод гражданина.

Поскольку в действующей системе правового регулирования отсутствуют препятствия к получению Н.О. Гилевой государственного сертификата на материнский (семейный) капитал, восстановление ее конституционных прав (если они были нарушены) путем конституционного судопроизводства не требуется, а потому данная жалоба не может быть признана допустимой и принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации“, Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Ф.И.О. поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации“, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН