Решения и постановления судов

Определение Конституционного Суда РФ от 23.09.2010 N 1211-О-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ф.И.О. на нарушение его конституционных прав статьями 6.1, 37, 123, 124 и 162 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 сентября 2010 г. N 1211-О-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ

ГРАЖДАНИНА Ф.И.О. НА

НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЯМИ 6.1,

37, 123, 124 И 162 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО

КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе заместителя Председателя О.С. Хохряковой, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова,

рассмотрев по требованию гражданина В.В. Багатурии вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Срок предварительного следствия по уголовному делу в отношении гражданина В.В. Багатурии, обвиняемого в покушении на преступление, предусмотренное частью четвертой статьи 159 “Мошенничество“ УК Российской Федерации, неоднократно продлялся и ко времени подачи им жалобы в Конституционный Суд Российской Федерации составил 31 месяц. В своей жалобе В.В. Багатурия оспаривает конституционность статей 6.1 “Разумный срок уголовного судопроизводства“ и 162 “Срок предварительного следствия“ УПК Российской Федерации. По мнению заявителя, данные нормы, не раскрывая содержание понятий “разумный срок уголовного судопроизводства“ и “исключительные случаи“, при которых возможно продление срока предварительного следствия Председателем Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации и его заместителем, и не устанавливая предельных сроков ограничения прав и свобод лиц, подвергаемых уголовному преследованию, позволяют следственным органам продлевать этот срок вплоть до истечения сроков давности уголовного преследования.

Кроме того, В.В. Багатурия ставит вопрос о проверке конституционности статьи 37 “Прокурор“ УПК Российской Федерации во взаимосвязи со статьями 123 “Право обжалования“ и 124 “Порядок рассмотрения жалобы прокурором, руководителем следственного органа“ того же Кодекса. Как утверждается в жалобе, статья 37 УПК Российской Федерации, предусматривая различный объем полномочий прокурора в сфере надзора за законностью решений, принимаемых органами дознания и органами предварительного следствия, сужает гарантии государственной защиты прав и свобод лиц, в отношении которых осуществляется предварительное следствие, по сравнению с теми, в отношении кого осуществляется дознание, чем нарушает принцип равенства всех перед законом.

По мнению заявителя, оспариваемые им нормы противоречат статьям 2, 15, 17 - 19, 45, 46, 52, 53 и 55 Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Используемые в статьях 6.1 и 162 УПК Российской Федерации понятия “разумный срок“ и “исключительный случай“, как и всякие оценочные понятия, наполняются содержанием в зависимости от фактических обстоятельств конкретного дела и с учетом толкования этих законодательных терминов в правоприменительной практике, однако они не являются настолько неопределенными, чтобы препятствовать правильному пониманию и применению соответствующих законоположений. При этом лица, уполномоченные на продление сроков предварительного следствия, а также суды общей юрисдикции, рассматривающие жалобы участников уголовного судопроизводства, чьи права нарушены принятием такого рода решений, обязаны оценить все как юридические, так и фактические основания, обусловившие их принятие (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 марта 1999 года N 5-П), в том числе в части особой сложности расследуемого уголовного дела и исключительности конкретного случая продления срока (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июля 2009 года N 985-О-О).

Аналогичной позиции придерживается Европейский Суд по правам человека, который в своей практике исходит из того, что разумность срока судебного разбирательства должна оцениваться применительно к обстоятельствам дела, с учетом сложности дела и поведения заявителя и соответствующих должностных лиц (постановления от 25 марта 1999 года по делу “Пелисье и Сасси (Pelissier and Sassi) против Франции“, от 25 февраля 2010 года по делу “Казюлин против России“ и др.).

Таким образом, статьи 6.1 и 162 УПК Российской Федерации не могут считаться нарушающими конституционные права заявителя. Проверка же того, имелись ли основания для неоднократного продления срока предварительного следствия по его уголовному делу, к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации“, не относится.

Настаивая на признании не соответствующими Конституции Российской Федерации статей 6.1 и 162 УПК Российской Федерации, заявитель фактически предлагает внести целесообразные, с его точки зрения, дополнения в действующее законодательство, предусмотрев указание на предельный срок предварительного следствия - по аналогии с частью третьей статьи 109 УПК Российской Федерации, устанавливающей такой срок применительно к содержанию под стражей. Однако разрешение подобных вопросов является прерогативой федерального законодателя и не входит в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации.

Вопреки доводам В.В. Багатурии, распределение компетенции по надзору за законностью действий и решений органов дознания и предварительного следствия между прокурором и руководителем следственного органа права заявителя не нарушает и не противоречит общеправовому принципу равенства.

Как прямо указано в части второй статьи 123 УПК Российской Федерации, при нарушении разумных сроков уголовного судопроизводства в ходе досудебного производства по уголовному делу участники уголовного судопроизводства, а также иные лица, интересы которых затрагиваются, могут обратиться к прокурору или руководителю следственного органа с жалобой, которая должна быть рассмотрена в порядке и в сроки, установленные статьей 124 данного Кодекса, которые едины как для прокурора, чьи полномочия определены в статье 37, так и для руководителя следственного органа.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации“, Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ф.И.О. поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации“, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Заместитель Председателя

Конституционного Суда

Российской Федерации

О.С.ХОХРЯКОВА