Решения и постановления судов

Определение Конституционного Суда РФ от 23.09.2010 N 1116-О-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Ф.И.О. на нарушение ее конституционных прав частью пятой статьи 256 Трудового кодекса Российской Федерации и положением пункта 103 статьи 1 Закона Российской Федерации “О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 сентября 2010 г. N 1116-О-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ

ГРАЖДАНКИ Ф.И.О. br>
НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ

ЧАСТЬЮ ПЯТОЙ СТАТЬИ 256 ТРУДОВОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ПОЛОЖЕНИЕМ ПУНКТА

103 СТАТЬИ 1 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

“О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ В

КОДЕКС ЗАКОНОВ О ТРУДЕ РСФСР“

Конституционный Суд Российской Федерации в составе заместителя Председателя О.С. Хохряковой, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова,

рассмотрев по требованию гражданки Н.С. Ильменейкиной вопрос о возможности принятия ее жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Н.С. Ильменейкина просит признать не соответствующими Конституции Российской Федерации примененные в ее деле положение пункта 103 статьи 1 утратившего силу с 1 февраля 2002 года Закона Российской Федерации от 25 сентября 1992 года N 3543-I “О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР“, которым статья 167 КЗоТ РСФСР, ее часть пятая, была изложена в новой редакции: “Отпуска по уходу за ребенком засчитываются в общий и непрерывный стаж работы, а также в стаж работы по специальности (кроме случаев назначения пенсии на льготных условиях)“, а также часть пятую статьи 256 Трудового кодекса Российской Федерации, согласно которой отпуска по уходу за ребенком засчитываются в общий и непрерывный стаж работы, а также в стаж работы по специальности (за исключением случаев досрочного назначения трудовой пенсии по старости).

По мнению заявительницы, оспариваемые нормы, являясь неопределенными, позволяют правоприменительным органам, в том числе судам общей юрисдикции, выносить решения с учетом пункта 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2005 года N 25 “О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии“ и пункта 21 разъяснения N 5 “О порядке применения списков производств, работ, профессий, должностей и показателей, дающих в соответствии со статьями 12, 78 и 78.1 Закона РСФСР “О государственных пенсиях в РСФСР“ право на пенсию по старости в связи с особыми условиями труда и на пенсию за выслугу лет“ (утверждено Постановлением Министерства труда Российской Федерации от 22 мая 1996 года N 29), не предусматривающих включения в специальный стаж женщин-педагогов после 6 октября 1992 года (даты вступления в силу Закона Российской Федерации “О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР“) периодов нахождения в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет, что ограничивает ее право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости и противоречит статьям 2, 19 (часть 2), 38, 40, 54, 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные Н.С. Ильменейкиной материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

2.1. В соответствии со статьей 422 Трудового кодекса Российской Федерации Закон Российской Федерации “О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР“ признан утратившим силу с 1 февраля 2002 года, т.е. задолго до обращения Н.С. Ильменейкиной в Конституционный Суд Российской Федерации. Следовательно, ее жалоба в этой части не является допустимой по смыслу статей 43 и 96 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации“.

2.2. Оспариваемая заявительницей часть пятая статьи 256 Трудового кодекса Российской Федерации носит общий характер и не устанавливает порядок исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность. Такой порядок установлен утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 11 июля 2002 года N 516 Правилами исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 Федерального закона “О трудовых пенсиях в Российской Федерации“, которые не предусматривают включение в специальный стаж лиц, указанных, в частности, в статье 27 Федерального закона “О трудовых пенсиях в Российской Федерации“, периодов нахождения в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет.

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 21 февраля 2008 года N 93-О-О, отказывая в принятии к рассмотрению жалоб ряда граждан, ставивших вопрос о проверке конституционности положений названных Правил, указал следующее.

Предусмотрев возможность включения в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости (специальный трудовой стаж), периодов работы по определенной профессии в соответствующих учреждениях и организациях, законодатель и Правительство Российской Федерации исходили из того, что осуществление такой деятельности сопряжено с неблагоприятным воздействием на организм работника различного рода факторов, с повышенными психофизиологическими нагрузками, обусловленными спецификой и характером труда, влияющими на утрату профессиональной трудоспособности.

Включение в специальный стаж наряду с трудовой деятельностью периодов, не связанных с осуществлением работы, сопряженной с воздействием неблагоприятных факторов, - при том что такие периоды, в том числе отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет, учитываются в страховом стаже - относится к компетенции законодателя и Правительства Российской Федерации, а не к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации“.

Проверка законности и обоснованности правоприменительных решений, принятых по делу заявительницы, также не относится к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации“, Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Ф.И.О. поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации“, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Заместитель Председателя

Конституционного Суда

Российской Федерации

О.С.ХОХРЯКОВА