Решения и постановления судов

Определение Ленинградского областного суда от 27.10.2010 N 22-1890/2010 Выдача наркотического средства в ходе обыска не является основанием для освобождения виновного от уголовной ответственности на основании примечания к статье 228 Уголовного кодекса РФ, так как изъятие наркотических средств при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию не признается добровольной сдачей таких средств.

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 октября 2010 г. N 22-1890/2010

Судья Карлова С.В.

Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда в составе:

председательствующего судьи Перфильева Г.В.,

судей Дроздецкой Т.А., Эдвардса Д.В.,

при секретаре М.,

рассмотрела в судебном заседании 27 октября 2010 года кассационное представление государственного обвинителя Ярома Т.А., кассационную жалобу и дополнения к ней осужденной П. на приговор Подпорожского городского суда Ленинградской области от 31 августа 2010 года, которым

П., <...>, ранее не судимая

осуждена по ст. ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 1 УК РФ (преступление от 11 июня 2010 года) к пяти годам лишения свободы без ограничения свободы;

по ст. ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 1 УК РФ (преступление от 13 июня 2010 года) к пяти годам лишения свободы без ограничения свободы;

по ст. ст. 30 ч. 1, 228.1 ч. 3 п. Г УК РФ к девяти годам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок десять лет, без штрафа и без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок наказания исчислен с 31 августа 2010 года, в срок отбытия наказания зачтено время нахождения П. под стражей с 13 июня 2010 года.

Заслушав доклад судьи Дроздецкой Т.А., объяснения осужденной П. и адвоката Голодович Л.А., поддержавших доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Григоряна Д.К., полагавшего приговор суда подлежащим отмене по доводам кассационного представления, судебная коллегия Ленинградского областного суда,

установила:

Приговором Подпорожского городского суда Ленинградской области от 31 августа 2010 года П. признана виновной в совершении 11 июня 2010 года покушения на незаконный сбыт наркотического средства, когда она, находясь по месту жительства - в квартире 14 дома 10 по <...> в г. Подпорожье Ленинградской области, из корыстных побуждений, умышленно, незаконно продала лицу под псевдонимом “Чайка“ за 500 рублей наркотическое средство - смесь, содержащую героин (диацетилморфин), массой 0,119 грамма. При этом преступление П. не довела до конца по не зависящим от нее обстоятельствам, так как покупатель под псевдонимом “Чайка“ действовал в рамках оперативно-розыскного мероприятия “проверочная закупка“.

Она же признана виновной в покушении 13 июня 2010 года на незаконный сбыт наркотического средства, а именно: П., находясь возле дома N 31 по улице Свирской в городе Подпорожье Ленинградской области, из корыстных побуждений, умышленно, незаконно продала лицу под псевдонимом “Сова“ за 500 рублей наркотическое средство - смесь, содержащую героин (диацетилморфин), массой 0,177 грамма. При этом преступление П. не довела до конца по не зависящим от нее обстоятельствам, так как покупатель под псевдонимом “Сова“ действовал в рамках оперативно-розыскного мероприятия “проверочная закупка“.

Приговором суда П. признана виновной в приготовлении к незаконному сбыту наркотического средства в особо крупном размере, то есть приискании и умышленном создании условий для незаконного сбыта наркотических средств в особо крупном размере, когда в период мая - июня 2010 года она из корыстных побуждений, с целью наживы, умышленно, незаконно приобрела для последующего незаконного сбыта наркотическое средство - смесь, содержащую героин (диацетилморфин) в особо крупном размере, массой 4,394 грамма, приискав, таким образом, средства для его незаконного сбыта. Указанное наркотическое средство, расфасованное в 22 свертка из фольги, П. незаконно хранила в квартире по месту своего жительства. Совокупностью своих действий П. создала условия для незаконного сбыта наркотического средства - смеси, содержащей героин (диацетилморфин) в особо крупном размере, массой 4,394 грамма. Однако данное преступление не было доведено П. до конца по не зависящим от нее обстоятельствам, так как 13 июня 2010 года указанное наркотическое средство было изъято из незаконного оборота в ходе обыска в квартире П.

В судебном заседании осужденная П. вину в совершенных преступлениях не признала.

В кассационном представлении государственный обвинитель Ярома Т.А., не оспаривая доказанность вины и квалификацию действий осужденной, просит приговор суда отменить и направить уголовное дело на новое судебное разбирательство. Считает, что назначенное наказание П. является чрезмерно мягким, поскольку не учтена личность осужденной, которая в течение длительного времени вовлекала других лиц в употребление наркотических средств, занимаясь их незаконной реализацией, непризнание осужденной своей вины, отсутствие раскаяния в содеянном также, по мнению автора кассационного представления, свидетельствует о чрезмерной мягкости назначенного судом П. наказания.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденная П. ставит вопрос об отмене судебного решения. В обоснование ссылается на суровость приговора, так как судом не приняты во внимание отсутствие у нее судимостей, положительные характеристики с места жительства, наличие тяжелых хронических заболеваний, отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, добровольную выдачу 13 июня 2010 года в ходе обыска наркотического средства, которое сама расфасовала для удобства личного употребления. Осужденная полагает, что отсутствие судимости и наличие хронических заболеваний являются смягчающими наказание обстоятельствами. Ссылается, что, поскольку преступления не были доведены до конца, то она никого не вовлекала к употреблению наркотических средств и у суда имелись основания для применения ст. 64 УК РФ при назначении наказания.

Также ссылается на неправильное применение судом уголовного закона, так как представленные суду доказательства, по мнению осужденной, недостаточны для признания ее виновной в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств, дает свою оценку доказательствам, отличную от данной судом оценки.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы и кассационного представления, судебная коллегия считает, что приговор суда отмене или изменению не подлежит, так как вывод суда о виновности П. в совершении преступлений соответствует материалам дела и подтверждается доказательствами, исследованными в судебном заседании, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывают.

Так, вина П. подтверждается показаниями свидетелей “Чайка“ и “Сова“ о добровольном участии соответственно 11 июня 2010 года и 13 июня 2010 года в оперативно-розыскных мероприятиях “проверочная закупка“ наркотического средства у П., о том, что перед проведением “проверочной закупки“ каждый из них был досмотрен, денег и запрещенных к гражданскому обороту средств обнаружено не было, им вручались денежные средства для приобретения наркотика, после осуществления закупки они добровольно выдали приобретенное у П., как впоследствии установлено, наркотическое средство, все проводимые мероприятия осуществлялись в присутствии понятых, велись протоколы.

Показания свидетелей под псевдонимами “Чайка“ и “Сова“ согласуются с показаниями свидетелей Л., Р., Х., У., подтвердивших полное соответствие проведенных оперативно-розыскных мероприятий “проверочная закупка“ с участием свидетеля “Чайка“ и свидетеля “Сова“ требованиям закона, актами личного досмотра “Чайки“ до и после проведения “проверочной закупки“ 11 июня 2010 года, актами личного досмотра “Совы“ до и после проведения “проверочной закупки“ 13 июня 2010 года, заключениями судебных экспертиз, согласно выводам которых представленные на исследование вещества, добровольно выданные “Чайкой“ 11 июня 2010 года и “Совой“ 13 июня 2010 года, являются наркотическим средством - смесью, содержащей героин (диацетилморфин) массой 0,119 грамма и 0,177 грамма соответственно, протоколами наблюдения от 11 июня 2010 года и от 13 июня 2010 года, согласно которым свидетели под псевдонимами “Чайка“ и “Сова“ каких-либо контактов с посторонними лицами в ходе осуществления “проверочной закупки“ наркотического средства не имели, протоколом личного досмотра П., во время которого у нее были обнаружены и изъяты денежные купюры, совпавшие по номиналу и серийным номерам с купюрами, выданными 13 июня 2010 года свидетелю под псевдонимом “Сова“ для осуществления закупки наркотического средства у П., другими материалами уголовного дела.

Тщательно и всесторонне судом были исследованы показания осужденной, которая настаивала, что незаконным сбытом наркотических средств не занималась, что свидетели “Чайка“, “Сова“, Х., У. ее оговорили. Суд обоснованно пришел к выводу о несостоятельности выдвинутой осужденной версии, так как судом не выявлено причин для оговора П. свидетелями, показания названных свидетелей согласуются между собой, противоречий не содержат, подтверждаются другими исследованными судом доказательствами, в том числе показаниями свидетелей, принимавших участие в оперативно-розыскных мероприятиях в качестве понятых, а также письменными материалами дела.

Версия осужденной о том, что обнаруженное в ходе обыска 13 июня 2010 года наркотическое средство не предназначалось для незаконной реализации, а было ею приготовлено для личного употребления, опровергается показаниями свидетелей под псевдонимами “Чайка“, “Сова“, согласно которым П. занимается продажей наркотического средства - героина, и “Чайка“ ранее неоднократно приобретал у П. наркотическое средство; показаниями свидетелей Х., У. о наличии у них оперативной информации о том, что П. занимается незаконным сбытом наркотических средств, и эта информация подтвердилась проведенными оперативно-розыскными мероприятиями; показаниями свидетелей О., Ф., принимавших участие в качестве понятых при производстве обыска в жилище осужденной, когда П. добровольно выдала из различных мест квартиры 22 свертка с порошкообразным веществом, также во время обыска были обнаружены денежные средства, листки фольгированной бумаги; заключениями экспертов, согласно которым изъятое в 22 свертках в ходе обыска у П. порошкообразное вещество является наркотическим средством - смесью, содержащей героин массой 4,394 грамма, а 22 свертка из фольгированной бумаги, в которую завернуто наркотическое средство и кусочки фольгированной бумаги, обнаруженные в ходе обыска в квартире П., ранее могли составлять единое целое, другими доказательствами.

Ссылка осужденной в жалобе на то, что судом не учтена добровольная выдача ею наркотического средства в ходе обыска, является несостоятельной, поскольку, как правильно отражено в приговоре со ссылкой на примечание к ст. 228 УК РФ нельзя признать добровольной сдачей наркотических средств изъятие указанных средств при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию.

При постановлении приговора судом соблюдены требования закона об оценке всех, как уличающих, так и оправдывающих П. доказательств, в приговоре приведен всесторонний анализ доказательств, на которых суд основал свои выводы, при этом получили оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как каждое в отдельности, так и их совокупность, как принятые судом, так и отвергнутые им.

Положенные в основу приговора доказательства собраны с соблюдением требований ст. ст. 74, 86 УПК РФ, являются допустимыми, относимыми и достоверными, а в своей совокупности - достаточными для постановления судом обвинительного приговора. Таким образом, вопреки доводам кассационной жалобы осужденной, юридическая квалификация деяний П., основанная на тщательно исследованных и надлежащим образом оцененных в приговоре доказательствах, судом первой инстанции дана верно, уголовный закон применен правильно.

При назначении П. наказания судом в полной мере выполнены требования ст. ст. 6, 60 УК РФ: учтены характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, отнесенных уголовным законом к категории тяжких и особо тяжких, данные о личности виновной, которая не трудоустроена, страдает опийной наркоманией, конкретные обстоятельства дела, отсутствие отягчающих и смягчающих наказание обстоятельств. Назначенное П. наказание, как за каждое преступление, так и по их совокупности, является справедливым, соразмерным содеянному, чрезмерно суровым его признать нельзя. Вид исправительного учреждения, в котором П. надлежит отбывать наказание, определен верно, в соответствии с требованиями уголовного закона.

Отсутствие судимости, состояние здоровья подсудимой, страдающей тяжелыми хроническими заболеваниями, были учтены судом при назначении П. наказания. Вместе с тем, эти обстоятельства относятся к данным о личности осужденной и не являются обстоятельствами, смягчающими наказание. Кроме того, согласно действующему уголовному закону, признание обстоятельств смягчающими наказание является правом, а не обязанностью суда, в связи с чем судебная коллегия с доводом жалобы осужденной согласиться не может.

При назначении наказания П. суд учел степень осуществления ею преступных намерений и обстоятельства, в силу которых преступления не были доведены до конца, в связи с чем при определении размера наказания руководствовался требованиями ст. 66 ч. ч. 2, 3 УК РФ, что надлежащим образом отражено в приговоре. Каких-либо исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновной, ее поведением во время или после совершения преступления, иных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления в ходе судебного следствия установлено не было, в связи с чем оснований для применения при назначении наказания правил ст. 64 УК РФ в отношении П. суд справедливо не усмотрел, как не усматривает их и судебная коллегия. Таким образом, доводы кассационной жалобы осужденной о суровости постановленного приговора судебная коллегия признает несостоятельными.

В связи с положениями ст. 359 ч. 3 УПК РФ, ст. 37 Федерального закона “О прокуратуре Российской Федерации“, несмотря на письмо и.о. Подпорожского городского прокурора Борисова А.М. об отзыве кассационного представления на приговор Подпорожского городского суда в отношении П., судебная коллегия приняла решение о рассмотрении принесенного на приговор суда государственным обвинителем Ярома Т.А. кассационного представления, с доводами которого не считает возможным согласиться по следующим основаниям.

Судебная коллегия считает, что непризнание П. своей вины, отсутствие раскаяния в содеянном не могут учитываться при назначении наказания, связанного с лишением свободы. В соответствии со ст. 51 Конституции Российской Федерации никто не обязан свидетельствовать против себя самого, таким образом, П., не признав себя виновной в совершении инкриминируемых преступлений, реализовала свое конституционное право на защиту и это обстоятельство не может быть поставлено ей в вину и учтено при назначении наказания, как об этом содержится просьба в кассационном представлении. Сведений о склонении, вовлечении П. других лиц к употреблению наркотических средств материалы уголовного дела не содержат, такое обвинение органом предварительного следствия ей не предъявлялось, в связи с чем судебная коллегия не считает возможным согласиться с указанным доводом. Наказание назначено П. с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ею преступлений, оно отвечает требованиям индивидуализации, соразмерности содеянному, является справедливым и чрезмерно мягким его признать нельзя.

Нарушений требований уголовного и уголовно-процессуального закона судом в ходе судебного разбирательства, при постановлении приговора, не допущено, оснований для изменения или отмены приговора суда не имеется.

Процессуальные издержки - средства на оплату труда адвоката, осуществлявшего защиту осужденной в суде кассационной инстанции по назначению суда на основании ходатайства П., подлежат взысканию с осужденной в соответствии со ст. 132 ч. 2 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия Ленинградского областного суда

определила:

Приговор Подпорожского городского суда Ленинградской области от 31 августа 2010 года в отношении П. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденной - без удовлетворения.

Процессуальные издержки - 596 (пятьсот девяносто шесть) рублей 76 копеек - средства на оплату труда адвоката за участие в уголовном судопроизводстве по назначению суда взыскать с П. в доход федерального бюджета.