Решения и постановления судов

Определение Санкт-Петербургского городского суда от 27.10.2010 N 14679 Исполнение третьим лицом за плательщика ренты обязанностей по договору пожизненного содержания с иждивением не является нарушением условий данного договора и не может служить основанием для его расторжения, поскольку договор не содержит условий, запрещающих плательщику ренты пользоваться помощью третьих лиц.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 октября 2010 г. N 14679

Судья: Ковалева М.Г.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Ильичевой Е.В.

судей Ничковой С.С., Сопраньковой Т.Г.

при секретаре Н.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело N 2-579/10 по кассационной жалобе Ф. на решение Пушкинского районного суда Санкт-Петербурга от 19 августа 2010 года по иску Ф. к П. о расторжении договора пожизненного содержания с иждивением, возврате недвижимого имущества и признании права собственности.

Заслушав доклад судьи Ильичевой Е.В.,

выслушав объяснения представителей Ф. - Р. и адвоката Ершова А.Б., представителя П. - адвоката Керна В.А.,

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

установила:

Решением Пушкинского районного суда Санкт-Петербурга от 19 августа 2010 года Ф. отказано в удовлетворении иска к П. о расторжении договора пожизненного содержания с иждивением, возврате недвижимого имущества и признании права собственности.

В кассационной жалобе истец просит решение суда отменить, считает его незаконным и необоснованным.

Судебная коллегия, исследовав материалы дела, выслушав мнение участников процесса, обсудив доводы кассационной жалобы, приходит к следующему.

Из материалов дела следует, что Ф. являлся собственником квартиры <...> (спорная квартира).

18.08.2006 года между Ф. и П. заключен договор пожизненного содержания с иждивением, согласно которому Ф. передал в собственность П. принадлежащую ему на праве частной собственности указанную квартиру, с обременением права собственности П. правом Ф. и Ф. пользоваться спорной квартирой. В соответствии с условиями договора П. обязалась обеспечить Ф. жилищем, питанием, одеждой, медицинским и другим уходом. При этом стороны по настоящему договору согласились считать, что стоимость всего объема содержания с иждивением в месяц составляет 3 минимальных размера оплаты труда, установленных законодательством РФ. Также стороны договорились, что П. обязуется выплатить Ф. 100000 рублей, которые П. обязуется выплачивать ежемесячно по 10000 рублей в течение 10 месяцев, начиная с сентября 2006 года. В случае значительного ухудшения состояния здоровья Ф. (по медицинским показаниям), требующего постоянного ухода, П. обязалась обеспечить этот уход. Пунктом 8 договора П. приняла на себя обязательство осуществлять за свой счет эксплуатацию и ремонт квартиры, оплачивать коммунальные платежи за квартиру, телефон, электричество, участвовать соразмерно с занимаемой площадью в расходах, связанных с техническим обслуживанием и ремонтом, в том числе капитальным, всего дома.

В обоснование заявленных требований Ф. ссылался на то, что ответчица не осуществляет его пожизненное содержание с иждивением в объеме, предусмотренном договором, что является существенным нарушением обязательств плательщика ренты и основанием для возврата недвижимого имущества.

Возражая против заявленных требований, ответчица указывала, что исполняет обязанности плательщика ренты, сумма ренты выплачена ею в предусмотренный договором срок, также она оплачивает коммунальные услуги, передает истцу ежемесячно по 1000 рублей. Так как у нее нет ключей от квартиры, то только по просьбе истца ходит в магазин, делает уборку, стирает. Кроме того, ответчица пояснила, что часто уход за истцом осуществляет ее мать.

Отказывая в удовлетворении иска, суд пришел к выводу, что поскольку ответчиком представлены доказательства исполнения условий договора пожизненного содержания с иждивением своевременно и в полном объеме, а истцом таких доказательств не представлено, то отсутствуют предусмотренные законом основания для расторжения этого договора.

Данный вывод суда отвечает положениям статей 431, 450, 452, 593, 594, 596 - 599 ГК РФ, соответствует обстоятельствам дела и представленным доказательствам, которым судом первой инстанции дана полная и всесторонняя оценка в соответствии с положениями ст. ст. 55, 56, 67 ГПК РФ.

Основания, при наличии которых по требованию рентополучателя договор пожизненной ренты может быть расторгнут в судебном порядке, предусмотрены ст. 599 ГК РФ. В соответствии с п. 1 указанной статьи в случае существенного нарушения договора пожизненной ренты плательщиком ренты получатель ренты вправе требовать от плательщика ренты выкупа ренты на условиях, предусмотренных статьей 594 настоящего Кодекса, либо расторжения договора и возмещения убытков.

Согласно пункту 2 статьи 450 ГК РФ существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

В соответствии со статьей 593 ГК, применяя аналогию закона, к существенным нарушениям условий договора можно отнести случаи, когда плательщик ренты просрочил ее выплату более чем на один год, если иное не предусмотрено договором постоянной ренты, плательщик ренты нарушил свои обязательства по обеспечению выплаты ренты (статья 587), плательщик ренты признан неплатежеспособным либо возникли иные обстоятельства, очевидно свидетельствующие, что рента не будет выплачиваться им в размере и в сроки, которые установлены договором, что недвижимое имущество, переданное под выплату ренты, поступило в общую собственность или разделено между несколькими лицами, и в других случаях, предусмотренных договором.

Разрешая спор, суд обоснованно исходил из того, что истцом не доказаны обстоятельства неполучения от ответчика такого содержания, на которое он рассчитывал при заключении договора, или же, что ему не был предоставлен надлежащий уход. При этом показаниям свидетелей Ф., Б.В., Б.А., С. судом дана надлежащая правовая оценка. Суд кассационной инстанции принимает во внимание также и то, что между сторонами договора не было достигнуто соглашения о предоставлении содержания в натуре путем периодических денежных платежей. Кроме того, истец не представил доказательств, что обращался к ответчице с какими-либо письменными претензиями по поводу оказания ухода.

Довод кассационной жалобы о том, что ответчицей не представлено доказательств надлежащего исполнения условий договора пожизненного содержания с иждивением, не может быть положен в основу отмены решения. В соответствии с пунктом 1 статьи 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Таким образом, обязанность доказать нарушение П. условий договора пожизненного содержания с иждивением, исходя из общего правила распределения обязанностей по доказыванию (ст. 56 ГПК), возлагается на истца. Однако из показаний свидетелей, вызванных в суд по ходатайству Ф., этого не следует, а других доказательств истец не представил.

Довод кассационной жалобы о том, что ответчица стала оплачивать коммунальные платежи за квартиру только после предъявления иска, не может быть принят во внимание и положен в основу отмены решения суда, поскольку истец при разрешении спора на обстоятельство неуплаты ответчицей коммунальных платежей за квартиру как на основание для расторжения договора не ссылался.

Довод кассационной жалобы о том, что договор пожизненного содержания с иждивением не содержит условия о том, что вместо ответчицы помощь будет оказывать иное лицо, не влияет на законность принятого судом решения, так как истец, ссылаясь на данное обстоятельство, не представил доказательств, что отказывался от получения оказываемого ему матерью ответчицы ухода во исполнение договора пожизненного содержания с иждивением, полагая, что тем самым нарушаются условия этого договора. Кроме того, договор не содержит условий, запрещающих ответчице исполнять обязанности по нему посредством помощи третьих лиц.

Таким образом, по мнению судебной коллегии, суд в своем решении оценил достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности и пришел к обоснованному выводу, что П. не допущено существенных нарушений условий договора пожизненного содержания с иждивением. Оснований для иной оценки доказательств, представленных при разрешении спора судебная коллегия не находит.

Руководствуясь статьей 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Пушкинского районного суда Санкт-Петербурга от 19 августа 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.