Решения и постановления судов

Определение Санкт-Петербургского городского суда от 26.10.2010 N 33-14618/2010 Учет сведений о застрахованном лице осуществляется на основании данных, поступающих от работодателя. При отсутствии сведений от работодателя о том, что тот или иной период деятельности подлежит включению в стаж на соответствующих видах работ, определяемый особыми условиями труда, оснований для возложения на учреждение Пенсионного фонда РФ обязанности по включению таких периодов в специальный стаж не имеется.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 октября 2010 г. N 33-14618/2010

Судья: Кудашкина О.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Рогачева И.А.

судей Нюхтилиной А.В. и Пучинина Д.А.

при секретаре К.

рассмотрела в открытом судебном заседании 26 октября 2010 года кассационную жалобу М. на решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 17 августа 2010 года по делу N 2-2528/10 по иску М. к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственному учреждению) в Красносельском районе Санкт-Петербурга о включении периода работы в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.

Заслушав доклад судьи Рогачева И.А., объяснения представителя истца Б., поддержавшей жалобу, и представителя ответчика П., полагавшей, что оснований для отмены обжалуемого решения не имеется, судебная коллегия

установила:

Решением Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 17.08.2010 г. по настоящему делу оставлено без удовлетворения требование М. к УПФР в Красносельском районе о включении в его специальный стаж, дающий право на досрочную трудовую пенсию по подпункту 8 п. 1 ст. 27 Федерального закона “О трудовых пенсиях в Российской Федерации“, периода его работы на выборной должности председателя <...> комитета первичной организации <...> с 21.12.1998 г. по 31.03.2010 г.

В кассационной жалобе истец просит отменить указанное решение, считая его необоснованным и не соответствующим нормам материального права, и принять новое решение об удовлетворении его требования.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены обжалуемого решения, которое по существу является правильным, несмотря на то, что судом были неправильно определены обстоятельства, имеющие юридическое значение.

В силу подпункта 8 пункта 1 ст. 27 Федерального закона “О трудовых пенсиях в Российской Федерации“ от 17.12.2001 г. N 173-ФЗ трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 этого Федерального закона, мужчинам по достижении возраста 55 лет, женщинам по достижении возраста 50 лет, если они проработали соответственно не менее 20 и 15 лет в качестве механизаторов (докеров-механизаторов) комплексных бригад на погрузочно-разгрузочных работах в портах и имеют страховой стаж соответственно не менее 25 и 20 лет.

М. <...> рождения (л.д. 14 - копия листов паспорта) к настоящему времени не достиг возраста, предусмотренного этим положением закона, в связи с чем, как следует из материалов дела и содержания искового заявления, обратился с требованием о включении периода его работы на вышеназванной должности в специальный стаж не для разрешения спора о назначении пенсии, а в целях надлежащего учета его пенсионных прав в индивидуальном лицевом счете застрахованного лица, который ведется ответчиком на основании положений Федерального закона “Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования“ от <...> N 27-ФЗ, вступившего в силу с 01.01.1997 г. на всей территории Российской Федерации согласно п. 1 ст. 20 этого Закона.



Пунктом 1 ст. 6 этого Закона предусмотрено, что на территории Российской Федерации на каждое застрахованное лицо Пенсионный фонд Российской Федерации открывает индивидуальный лицевой счет с постоянным страховым номером, содержащим контрольные разряды, которые позволяют выявлять ошибки, допущенные при использовании этого страхового номера в процессе учета. Индивидуальный лицевой счет застрахованного лица состоит из общей, специальной и профессиональной частей (разделов).

Согласно пункту 2 той же статьи в общей части индивидуального лицевого счета застрахованного лица указываются, в частности, периоды трудовой и (или) иной деятельности, включаемые в страховой стаж для назначения трудовой пенсии, а также страховой стаж, связанный с особыми условиями труда, работой в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также иные периоды, засчитываемые в страховой стаж в соответствии со статьей 11 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ “О трудовых пенсиях в Российской Федерации“.

С этим связаны положения ст. 13 ФЗ “О трудовых пенсиях в Российской Федерации“, по смыслу пунктов 1 и 2 которой при подсчете страхового стажа периоды работы и (или) иной деятельности, которые предусмотрены статьями 10 и 11 этого Федерального закона, до регистрации гражданина в качестве застрахованного лица в соответствии с Федеральным законом “Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования“ подтверждаются документами, выдаваемыми в установленном порядке работодателями или соответствующими государственными (муниципальными) органами, а после регистрации гражданина в качестве застрахованного лица - на основании сведений индивидуального (персонифицированного) учета.

Таким образом, указанный истцом период его работы (с 21.12.1998 г.) в целях определения его права на пенсию подлежит подтверждению на основании данных индивидуального персонифицированного учета, поскольку М., как следует из имеющейся в деле копии сообщения УПФР в Красносельском районе, зарегистрирован в системе обязательного пенсионного страхования с 10.03.1998 г. (л.д. 34 - 36).

Вместе с тем согласно п. 1 ст. 8 ФЗ “Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования“ сведения о застрахованных лицах представляются страхователями, в том числе физическими лицами, самостоятельно уплачивающими страховые взносы. Страхователь представляет в соответствующий орган Пенсионного фонда Российской Федерации сведения о всех лицах, работающих у него по трудовому договору, а также заключивших договоры гражданско-правового характера, на вознаграждения по которым в соответствии с законодательством Российской Федерации начисляются страховые взносы, за которых он уплачивает страховые взносы.

Пунктами 1 и 2 статьи 11 того же Закона предусмотрено, что страхователи представляют в органы Пенсионного фонда Российской Федерации по месту их регистрации сведения об уплачиваемых страховых взносах на основании данных бухгалтерского учета, а сведения о страховом стаже - на основании приказов и других документов по учету кадров. Страхователь представляет один раз в год, но не позднее 1 марта о каждом работающем у него застрахованном лице сведения, в которых указывает, в частности, периоды деятельности, включаемые в стаж на соответствующих видах работ, определяемый особыми условиями труда, работой в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях; сумму заработка (дохода), на который начислялись страховые взносы обязательного пенсионного страхования; сумму начисленных страховых взносов обязательного пенсионного страхования.

Таким образом, учет сведений о застрахованном лице М. осуществляется на основании данных, поступающих от работодателя.

Из вышеназванного сообщения УПФР в Красносельском районе следует, что с 22.11.1998 г. на индивидуальный лицевой счет М. занесен только общий стаж работы.

При отсутствии сведений от работодателя о том, что тот или иной период деятельности подлежит включению в стаж на соответствующих видах работ, определяемый особыми условиями труда, оснований для возложения на учреждение Пенсионного фонда РФ обязанности по включению таких периодов в специальный стаж не имеется.

Исходя из этого возможность удовлетворения иска, предъявленного М., отсутствовала.

М. в целях защиты своих прав не лишен возможности обратиться в суд с требованием о понуждении работодателя представить надлежащие сведения о его трудовой деятельности в орган Пенсионного фонда, а также о понуждении последнего внести эти сведения в индивидуальный лицевой счет застрахованного лица.

Только в рамках разрешения соответствующего спора имел бы правовое значение вопрос о наличии оснований для включения того или иного периода работы истца в его специальный стаж.

При этом подлежало бы учету, что Федеральным законом “О трудовых пенсиях в Российской Федерации“ порядок расчета специального трудового стажа для начисления пенсии по выслуге лет на льготных условиях не регулируется. Этот порядок установлен специальными нормами ч. 3 ст. 26 Федерального закона “О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности“ от 12.01.1996 г. N 10-ФЗ и ч. 2 ст. 375 Трудового кодекса Российской Федерации, которыми предусмотрено, что время работы на выборных профсоюзных должностях включается в стаж работы, в том числе и на вредном производстве, без каких-либо ограничений и оговорок.

Что касается вывода районного суда о размере общего страхового стажа М., который является ошибочным, будучи сделан на основании записи в его личной карточке, а не документов о его трудовой деятельности, то данное обстоятельство имело бы значение только при разрешении спора о назначении трудовой пенсии.

Таким образом, суждения, положенные в основу решения суда первой инстанции по настоящему делу, являются неправильными, однако это не может повлечь отмену правильного по существу решения об отказе в иске.



Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Красносельского ***ого суда Санкт-Петербурга от 17 августа 2010 по настоящему делу оставить без изменения, кассационную жалобу М. - без удовлетворения.