Решения и постановления судов

Определение Санкт-Петербургского городского суда от 26.10.2010 N 33-14607/2010 Если трудовые обязанности работника не связаны с непосредственным обслуживанием денежных или товарных ценностей, а работодателем при увольнении данного сотрудника не соблюдена процедура, предусмотренная ст. 193 Трудового кодекса РФ, то приказ об увольнении работника на основании п. 7 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ незаконен. Принятие на должность заявителя другого сотрудника действующим трудовым законодательством не предусмотрено в качестве основания для отказа в восстановлении на работе.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 октября 2010 г. N 33-14607/2010

Судья: Волкова А.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Витушкиной Е.А.

судей Калмыковой Л.Н. и Пошурковой Е.В.

с участием прокурора Мазиной О.Н.

при секретаре Л.

рассмотрела в открытом судебном заседании 26 октября 2010 года дело по кассационной жалобе ООО на решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 12 августа 2010 года по искам С. к ООО о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, взыскании заработной платы, компенсации за нарушение сроков выплаты заработной платы, компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Витушкиной Е.А., объяснения представителя ООО Г., действующей на основании доверенности от <...>, поддержавшей доводы кассационной жалобы, объяснения С., находившей решение суда законным и обоснованным, заключение прокурора Мазиной О.Н., судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

установила:

Истица С. обратилась в суд с исками к ООО о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула в размере 34 450 руб., взыскании невыплаченной заработной платы за период с 01.11.2009 г. по 28.02.2010 г. в размере 72 000 руб., компенсации за нарушение сроков выплаты заработной платы в размере 1871 руб. 75 коп., компенсации морального вреда в общем размере 400 000 руб., указывая, что работала у ответчика на должности офис-менеджера, однако 03.03.2010 г. была незаконно уволена на основании п. 7 ст. 81 ТК РФ в связи с утратой доверия; также указывает, что ее заработная плата состояла из оклада в 6000 руб. и дополнительной заработной платы в размере 12 000 руб., которую ответчик обязался ей выплачивать ежемесячно.

Решением Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 12 августа 2010 года исковые требования С. удовлетворены частично С. восстановлена на работе, в ее пользу с ответчика взысканы невыплаченная заработная плата за период с 01.11.2009 г. по 03.03.2010 г. в размере 24 612 руб. 24 коп., компенсация за нарушение сроков выплаты заработной платы в размере 1375 руб. 81 коп., заработная плата за время вынужденного прогула за период с 04.03.2010 г. по 12.08.2010 г. в размере 32 163 руб. 20 коп., компенсация морального вреда в размере 10 000 руб.

Представитель ООО в кассационной жалобе просит изменить решение суда, указывая, что решение суда в части восстановления на работе и размера взысканной в пользу истицы компенсации морального вреда является незаконным и необоснованным. Учитывая, что ответчик оспаривает решение суда в части, судебная коллегия, руководствуясь ст. 347 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ), проверяет законность и обоснованность данного решения исходя из доводов кассационной жалобы лишь в оспариваемой части.

Выслушав объяснения участников процесса, заключение прокурора, обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, судебная коллегия не находит правовых оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с требованиями закона.

Из материалов дела следует, что С. работала у ответчика на должности офис-менеджера, однако приказом N <...> от 03.03.2010 г. была уволена по основанию п. 7 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ) с формулировкой “в связи с утратой доверия к сотруднику со стороны работодателя“ (л.д. 18).

В соответствии с п. 7 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае совершения виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя.

Вместе с тем, из материалов дела усматривается, что трудовые обязанности С. не были связаны с непосредственным обслуживанием денежных или товарных ценностей; кроме того, доказательства соблюдения ответчиком процедуры увольнения истицы, предусмотренной ст. 193 ТК РФ, в материалах дела отсутствуют; при этом, ответчик незаконность увольнения С. признает (л.д. 106).

При таких обстоятельствах, учитывая положения ст. 394 ТК РФ, суд пришел к правильному выводу о том, что исковые требования С. о восстановлении на работе подлежат удовлетворению.

Доводы кассационной жалобы о целесообразности изменения только даты и формулировки увольнения истицы, а не восстановления ее на работе в связи с тяжелым финансовым положением ответчика, в отношении которого введена процедура наблюдения, и нежеланием самой истицы работать у ответчика, о чем ей было заявлено в судебном заседании, не могут служить основанием для отмены решения суда первой инстанции, поскольку в соответствии с ч. 3 ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям, а истица требований об изменении даты и формулировки увольнения не заявляла, поддерживая требование о восстановлении на работе.

Ссылка ответчика на то обстоятельство, что в настоящее время на должности истицы работает другой работник, которого в случае восстановления истицы придется уволить, является несостоятельной, поскольку данное обстоятельство не предусмотрено действующим трудовым законодательством в качестве основания для отказа в восстановлении нарушенных прав истицы.

Кроме того, указанный довод ответчика в настоящее время, по мнению судебной коллегии, не имеет правового значения в связи с подачей С. 13.08.2010 г., т.е. на следующий после вынесения решения суда день, заявления об увольнении ее по собственному желанию в срок до 14.08.2010 г., что подтверждается представленной в материалы дела копией данного заявления (л.д. 166).

Учитывая, что нарушение ответчиком трудовых прав истицы нашло свое подтверждение в ходе рассмотрения дела по существу и признавалось ответчиком, судебная коллегия считает правильным вывод суда о взыскании с ответчика в пользу истицы компенсации морального вреда, поскольку это предусмотрено ст. 237 ТК РФ.

При этом, принимая во внимание характер допущенных работодателем нарушений, длительность невыплаты истице заработной платы, характер и степень вины работодателя, действия истицы, послужившие основанием для ее увольнения, характер, степень и длительность нравственных переживаний, которые истица не могла не претерпеть в связи с ее незаконным увольнением и невыплатой ей заработной платы, а также отсутствие доказательств ухудшения здоровья истицы, на которое она ссылалась, поведение сторон и иные значимые для дела обстоятельства, судебная коллегия считает, что определенный судом размер компенсации морального вреда в сумме 10 000 руб. в наибольшей степени отвечает требованиям разумности и справедливости, в связи с чем доводы кассационной жалобы о необходимости его снижения являются необоснованными.

Остальные доводы кассационной жалобы не могут быть приняты судебной коллегией во внимание, поскольку не опровергают вышеизложенных выводов и направлены переоценку выводов суда первой инстанции.

Представленные по делу доказательства судом первой инстанции оценены по правилам ст. 67 ГПК РФ, решение постановлено в соответствии с требованиями закона и не может быть отменено или изменено по доводам кассационной жалобы.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 12 августа 2010 года - оставить без изменения, кассационную жалобу ООО - без удовлетворения.