Решения и постановления судов

Определение Санкт-Петербургского городского суда от 26.10.2010 N 33-14604/2010 Проживание ответчика (нанимателя жилого помещения) за пределами Российской Федерации не является основанием для признания его утратившим право пользования жилым помещением, поскольку отсутствие ответчика, обусловленное необходимостью ухода за престарелой матерью, носит временный характер и он не отказывался от прав нанимателя спорной квартиры.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 октября 2010 г. N 33-14604/2010

Судья: Каримова Н.Ю.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Рогачева И.А.

судей Пучинина Д.А. и Нюхтилиной А.В.

при секретаре К.

рассмотрела в открытом судебном заседании 26 октября 2010 года кассационную жалобу Б.Н. и Б.А. на решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 24 июня 2010 года по делу N 2-1950/10 по иску Б.Н. и Б.А. к Б.Г. о признании утратившим право пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета.

Заслушав доклад судьи Рогачева И.А., объяснения истцов и их представителя Л., поддержавших жалобу, судебная коллегия

установила:

Решением Невского районного суда от 24.06.2010 г. по настоящему делу отказано в удовлетворении требований Б.Н. и Б.А. о признании Б.Г. утратившим право пользования двухкомнатной квартирой N <...> и о его снятии с регистрационного учета по этому адресу.

В кассационной жалобе истцы просят отменить указанное решение как незаконное и необоснованное и вынести новое об удовлетворении иска.

Дело рассмотрено судебной коллегией в отсутствие ответчика Б.Г. и представителей третьих лиц - Санкт-Петербургского государственного учреждения “Жилищное агентство Невского района Санкт-Петербурга“ и Управления Федеральной миграционной службы по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в Невском районе, которые извещены о времени и месте заседания суда кассационной инстанции (л.д. 120 - 123, 126 - 128), о причине своей неявки не сообщили.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены обжалуемого решения.

Исходя из взаимосвязанных положений ч. 4 ст. 69, ст. 71 и ч. 3 ст. 83 Жилищного кодекса Российской Федерации, основанием для прекращения права пользования жилым помещением по договору социального найма может быть постоянное отсутствие нанимателя или члена его семьи, обусловленное их выездом в другое место жительства. Такое признание допускается по требованию наймодателя и других лиц, имеющих право пользования тем же помещением.

Указанные положения закона подлежат применению с учетом разъяснений, содержащихся в п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 02.07.2009 г. N 14 “О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации“, согласно которым при разрешении таких споров судам, в частности, надлежит выяснять, по какой причине и как долго ответчик отсутствует в жилом помещении, носит ли его выезд из жилого помещения вынужденный характер или добровольный, временный или постоянный, не чинились ли ему препятствия в пользовании жилым помещением, приобрел ли он право пользования другим жилым помещением в новом месте жительства и исполняет ли обязанности по договору по оплате жилого помещения и коммунальных услуг.

Как видно из материалов дела, Б.Г. с 01.07.1987 г. зарегистрирован по месту жительства в квартире <...> на основании ордера от 11.02.1987 г. Одновременно с ним по указанному адресу были зарегистрированы его жена Б.Н. и сын Б.А. (л.д. 7, 11).

21.09.2001 г. между Санкт-Петербургским государственным учреждением “Жилищное агентство Невского административного района“ и Б.Г. был оформлен письменный договор социального найма спорного жилого помещения (л.д. 6 - 10).

Таким образом, у Б.Г. возникло право пользования спорной квартирой, основанное на ордере и на заключенном впоследствии между наймодателем и нанимателем письменном договоре социального найма, что соответствует положениям ч. 1 ст. 60 ныне действующего ЖК РФ.

В связи с этим при рассмотрении дела на истцах лежала обязанность доказать факт постоянного непроживания ответчика в спорном жилом помещении, обусловленного его добровольным выездом в другое место жительства и отказом в одностороннем порядке от прав и обязанностей нанимателя по договору социального найма при отсутствии препятствий в пользовании этим помещением.

Судебная коллегия согласна с выводом суда первой инстанции, основанным на оценке исследованных доказательств, о том, что указанные выше обстоятельства не доказаны.

Доводы истцов о том, что Б.Г. добровольно выехал из спорной квартиры в 1995 г., не могут быть приняты во внимание, поскольку имеющиеся в деле доказательства указывают на то, что выезд ответчика из жилого помещения носил вынужденный характер.

Так, сама истица в ходе судебного разбирательства пояснила, что у нее с ответчиком были конфликтные отношения, происходили скандалы, после расторжения брака <...> (л.д. 12) он забрал свои вещи и ушел, но сказал, что будет все равно проживать в квартире в старости (л.д. 99 - 100).

Данные обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что оставление ответчиком спорной квартиры было вызвано уважительными причинами, связанными с конфликтными отношениями, сложившимися между ним и Б.Н., и с расторжением их брака, в связи с чем дальнейшее совместное проживание бывших супругов в одной квартире было затруднительно.

При этом об отсутствии у ответчика намерения отказаться от прав нанимателя спорной квартиры свидетельствует факт оформления между ним и наймодателем 21.09.2001 г. письменного договора социального найма спорного жилого помещения, который недействительным не признан и не оспаривался истцами ни ранее, ни при рассмотрении настоящего дела.

Из объяснений истцовой стороны и представленной суду копии письма ответчика Б.Г. от 02.01.2010 г. также следует, что он проживает на Украине с престарелой матерью в принадлежащем ей доме, является ее единственным сыном, намерен вернуться для проживания в Санкт-Петербург (л.д. 72 - 76, 100). Данные обстоятельства обоснованно признаны судом заслуживающими внимания, поскольку указывают на временный характер отсутствия ответчика в спорной квартире, обусловленный в том числе тем, что его мать в силу возраста нуждается в помощи и уходе со стороны сына.

В направленной в суд телефонограмме от 28.04.2010 г. ответчик подтвердил свое намерение проживать в спорной квартире и указал, что не имеет другого жилья (л.д. 84).

Поскольку сведений о наличии у ответчика в собственности или на праве пользования иных жилых помещений в материалах дела не имеется, ходатайств об истребовании дополнительных доказательств по этому вопросу истцы не заявляли, у суда отсутствовали основания полагать, что он оставил спорную жилую площадь в связи с выездом на другое постоянное место жительства.

С учетом изложенного доводы истцов о неисполнении ответчиком обязанностей по внесению платы за жилое помещение и коммунальные услуги не давали суду оснований для вывода о его отказе от прав нанимателя спорного жилого помещения.

Исходя из положений ч. 4 ст. 69 ЖК РФ, предусматривающей, что бывший член семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма самостоятельно отвечает по своим обязательствам, вытекающим из соответствующего договора социального найма, истцы не лишены возможности обратиться к наймодателю либо в суд с требованием об определении долей в оплате за пользование жилым помещением и коммунальными услугами.

Таким образом, фактические обстоятельства дела не позволяют сделать вывод, что отсутствие ответчика в спорной квартире носит постоянный и добровольный характер и что он отказался от прав на это жилое помещение в связи с выездом в другое место жительства, в связи с чем суд первой инстанции правомерно отказал в признании ответчика утратившим право пользования спорной квартирой и снятии его с регистрационного учета по этому адресу.

Учитывая изложенное, оснований для отмены вынесенного по делу решения по доводам кассационной жалобы не имеется.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 24 июня 2010 года по настоящему делу оставить без изменения, кассационную жалобу Б.Н. и Б.А. - без удовлетворения.