Решения и постановления судов

Определение Санкт-Петербургского городского суда от 26.10.2010 N 33-14535/2010 Прекращение обязательств по предварительному договору купли-продажи жилого помещения в связи с незаключением сторонами основного договора в течение года с момента заключения предварительного договора, который не позволяет определить иной срок для заключения основной сделки, в соответствии с положениями ст. 429 Гражданского кодекса РФ является основанием для взыскания с ответчика, выступающего со стороны продавца в пользу покупателя денежной суммы, переданной в качестве обеспечительного платежа.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 октября 2010 г. N 33-14535/2010

Судья: Волкович В.М.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Рогачева И.А.

судей Пучинина Д.А. и Вологдиной Т.И.

при секретаре К.

рассмотрела в открытом судебном заседании 26 октября 2010 года кассационные жалобы общества с ограниченной ответственностью <...>, Общероссийского союза общественных объединений “Союз потребителей Российской Федерации“ и В. на решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 21 июля 2010 года по делу N 2-N 2-2655/10 по иску ОСОО “Союз потребителей Российской Федерации“ в защиту интересов В. к ООО <...> о взыскании внесенной по предварительному договору денежной суммы и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Заслушав доклад судьи Рогачева И.А., объяснения В. и его представителя З., поддержавших поданную истцом жалобу и полагавших, что жалоба ОСОО “Союз потребителей Российской Федерации“ подлежит удовлетворению, а оснований для удовлетворения жалобы ООО <...> не имеется, судебная коллегия

установила:

В. 13.05.2008 г. заключил с ООО <...> в лице ООО “Г.“, действовавшего на основании агентского договора N 10/ГС от 28.05.2007 г., предварительный договор купли-продажи жилого помещения, предусматривающий обязательство ООО <...> продать истцу квартиру общей площадью 86,64 кв. м в строящемся жилом доме по строительному адресу <...>, по цене, эквивалентной 227.863 условным единицам, за которые принят рублевый эквивалент одного доллара США по курсу ЦБ РФ на день оплаты, но не менее 27 рублей (л.д. 41 - 45).

Пунктом 5 договора было предусмотрено внесение покупателем в качестве обеспечения исполнения его обязательств по договору денежной суммы в размере, равном продажной стоимости квартиры, в сроки, установленные графиком платежей, в соответствии с которым истец к 29.05.2008 г. осуществил платежи на общую сумму 6.152.311 рублей, в том числе 5.950.000 рублей - за счет кредита, предоставленного ЗАО Банком <...> (л.д. 46, 47).

ОСОО “Союз потребителей Российской Федерации“ обратился в суд в защиту интересов В. с требованиями о взыскании в его пользу с ООО <...> денежной суммы, переданной в качестве обеспечительного платежа, ссылаясь на то, что обязательства по предварительному договору прекратились в связи с незаключением сторонами основного договора в течение года с момента заключения предварительного договора, который не позволяет определить иной срок для заключения основного договора. Кроме того, ОСОО “Союз потребителей Российской Федерации“ просил взыскать с ответчика в пользу В. проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 13.05.2009 г. по 25.03.2010 г. в размере 452.512 рублей.

Решением Московского районного суда от 21.07.2010 г. заявленные требования удовлетворены частично: постановлено взыскать с ООО <...> в пользу В. уплаченную по предварительному договору денежную сумму в размере 6.152.311 рублей и проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 10.000 рублей, в остальной части иска отказано. Также постановлено взыскать с ответчика государственную пошлину в доход государства в размере 39.011 рублей 56 копеек.

В кассационной жалобе ООО <...> просит отменить указанное решение как незаконное и необоснованное и отказать в удовлетворении иска.



ОСОО “Союз потребителей Российской Федерации“ в кассационной жалобе просит изменить вынесенное судом решение, взыскав с ООО <...> за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф, предусмотренный п. 6 ст. 13 Закона РФ “О защите прав потребителей“, с перечислением 50% взысканного штрафа Союзу потребителей.

В кассационной жалобе В. ставится вопрос об изменении решения суда в части подлежащих взысканию процентов за пользование чужими денежными средствами, размер которых, по мнению истца, необоснованно занижен.

Дело рассмотрено судебной коллегией в отсутствие представителя ответчика, извещенного о времени и месте заседания суда кассационной инстанции, о причинах неявки не сообщившего, представителя ОСОО “Союз потребителей Российской Федерации“, от которого поступило соответствующее ходатайство, а также третьих лиц - Г.О., Банка <...> и ООО “Г.“, которые извещались о судебном заседании, о причине неявки своих представителей не сообщили.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с п. 4 ст. 429 Гражданского кодекса Российской Федерации в предварительном договоре указывается срок, в который стороны обязуются заключить основной договор. Если такой срок в предварительном договоре не определен, основной договор подлежит заключению в течение года с момента заключения предварительного договора.

Согласно пункту 6 этой же статьи обязательства, предусмотренные предварительным договором, прекращаются, если до окончания срока, в который стороны должны заключить основной договор, он не будет заключен либо одна из сторон не направит другой стороне предложение заключить этот договор.

Разрешая спор, суд на основе анализа положений предварительного договора пришел к обоснованному выводу о том, что стороны не определили срок, в течение которого должен быть заключен основной договор купли-продажи, в связи с чем он подлежал заключению в течение года с момента заключения предварительного договора, то есть до 13.05.2009 г. Поскольку основной договор не был заключен в указанный срок, предварительный договор прекратил свое действие.

Судебная коллегия согласна с этим выводом суда, учитывая, что в соответствии со ст. 190 ГК РФ установленный законом, иными правовыми актами, сделкой или назначаемый судом срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами; срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить.

Однако пункт 7 предварительного договора, согласно которому продавец обязался обеспечить регистрацию его права собственности на квартиру в течение 90 дней с момента получения разрешения на ввод объекта в эксплуатацию, и п. 4 договора, в котором для заключения основного договора установлен 90-дневный срок со дня государственной регистрации права собственности продавца (л.д. 41, 44), в совокупности не позволяют установить срок исполнения обязательства, вытекающего из предварительного договора, с учетом отсутствия в нем указания на какой-либо срок ввода объекта в эксплуатацию.

С учетом этого доводы кассационной жалобы ООО <...> о том, что срок заключения основного договора не наступил, поскольку строительство дома не завершено и право собственности ответчика на спорную квартиру не зарегистрировано, не могут быть приняты во внимание.

По смыслу положений п. 1 ст. 429 ГК РФ из предварительного договора не могут вытекать никакие обязательства, кроме обязательства по заключению основного договора. В частности, обязательство по оплате товара возникает у покупателя лишь после заключения основного договора купли-продажи.

В связи с этим назначение предварительного платежа, предусмотренного п. 5 договора, состоит в его последующем зачете в счет оплаты стоимости квартиры после подписания основного договора (л.д. 43), т.е. в обеспечении исполнения будущего обязательства покупателя по оплате товара.

Иное законное основание владения и распоряжения суммой “обеспечительного платежа“ у ООО <...> отсутствует, и при неподписании основного договора эта сумма подлежит возврату покупателю в полном объеме, поскольку в противном случае у ответчика возникало бы неосновательное обогащение за счет истца.

Таким образом, в связи с незаключением сторонами основного договора купли-продажи в установленный законом годичный срок, суд правильно взыскал с ответчика в пользу истца внесенную по предварительному договору денежную сумму в размере 6.152.311 рублей.

Учитывая, что ответчик не возвратил эту сумму по требованию истца, суд пришел к обоснованному выводу о начислении на нее процентов, предусмотренных ст. 395 ГК РФ для случаев неправомерного удержания денежных средств и иной просрочки в их уплате.



Поскольку в результате неосновательного удержания денежных средств истца у ответчика возникло неосновательное обогащение, при разрешении спора также подлежали применению положения пункта 2 ст. 1107 ГК РФ, согласно которому на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (статья 395) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

В данном случае применение норм, регулирующих обязательства вследствие неосновательного обогащения, не может рассматриваться как выход за пределы заявленных требований, поскольку правильное определение закона, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установление правоотношений сторон в силу ст. 148 ГПК РФ относятся к задачам суда.

Как видно из материалов дела, 11.03.2010 г. истец направил ответчику требование о возврате уплаченных по договору денежных сумм в течение 10 дней с момента получения этого требования (л.д. 71 - 74).

Учитывая, что ранее с аналогичными требованиями к ответчику истец не обращался, приведенные выше условия пунктов 4 и 7 предварительного договора позволяли ответчику предполагать, что данный договор рассматривается как действующий и истец намерен исполнить его условия. Исходя из этого у ответчика до получения обращения истца о возврате “обеспечительного платежа“ отсутствовали основания полагать, что он неправомерно удерживает полученные от истца денежные средства и у него может возникнуть неосновательное обогащение за счет последнего.

При таком положении судебная коллегия не может согласиться с доводами истца о том, что проценты за пользование чужими денежными средствами подлежат начислению с 13.05.2009 г., и полагает, что период просрочки по возврату денежных средств должен быть определен по истечении десятидневного срока, установленного истцом в требовании от 11.03.2010 г., т.е. с 21.03.2010 г.

Как усматривается из материалов дела, ответчик до настоящего времени не возвратил истцу сумму “обеспечительного платежа“, таким образом, период, за который могут взыскиваться проценты, еще не закончился. При этом из существа заявленных требований вытекает, что В., независимо от включения в исковое заявление требования о взыскании процентов в твердой сумме за определенный период, претендовал на взыскание с ответчика процентов до момента фактического возврата денежных средств.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 51 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 6 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 8 от 01.07.1996 г. “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации“, если на момент вынесения решения денежное обязательство не было исполнено должником, в решении суда о взыскании с должника процентов за пользование чужими денежными средствами должны содержаться сведения о денежной сумме, на которую начислены проценты; дате, начиная с которой производится начисление процентов; размере процентов, исходя из учетной ставки банковского процента соответственно на день предъявления иска или на день вынесения решения; указание на то, что проценты подлежат начислению по день фактической уплаты кредитором денежных средств. Проценты подлежат уплате за весь период пользования чужими средствами по день фактической уплаты этих средств кредитору, если законом, иными правовыми актами или договором не определен более короткий срок.

Данные разъяснения не были учтены судом, который на основании положений ст. 333 ГК РФ о соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства пришел к выводу о необходимости уменьшения размера процентов за пользование чужими денежными средствами до 10.000 рублей.

По мнению судебной коллегии определенный судом размер процентов, составляющий 0,16% от незаконно удерживаемой ответчиком суммы, необоснованно занижен, поскольку эти проценты по своей природе являются мерой гражданско-правовой ответственности за нарушение денежного обязательства и носят компенсационный характер, направленный на восстановление прав кредитора, чего взысканная судом сумма не обеспечивает, при этом в данном случае нарушение прав истца продолжается.

Исходя из изложенного судебная коллегия полагает, что решение в части взыскиваемых процентов подлежит изменению путем установления ставки, периода и порядка начисления процентов и исключения указания об их взыскании в твердой денежной сумме.

В соответствии с пунктом 1 ст. 395 ГК РФ размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения.

На определенную истцом в требовании от 11.03.2010 г. дату возврата денежных сумм и на день подачи иска учетная ставка (ставка рефинансирования) была установлена Центральным банком Российской Федерации в размере 8,5% (Указание ЦБ РФ от 19.02.2010 г. N 2399-У).

Таким образом, проценты подлежат начислению на сумму 6.152.311 рублей по ставке 8,5% годовых, начиная с 21.03.2010 г. по день фактического исполнения решения суда.

В то же время, с учетом положений ст. 333 ГК РФ о соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства судебная коллегия считает возможным ограничить максимальный размер процентов, которые могут быть взысканы с ответчика, суммой 500.000 рублей.

Доводы жалобы ОСОО “Союз потребителей Российской Федерации“ о необходимости взыскания с ответчика штрафа, предусмотренного п. 6 ст. 13 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 “О защите прав потребителей“, с перечислением 50% взысканного штрафа Союзу потребителей основаны на неправильном понимании норм материального права.

В силу названной нормы и разъяснений, содержащихся в пункте 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.1994 N 7 “О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей“, указанный штраф взыскивается при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом РФ “О защите прав потребителей“, которые не были удовлетворены в добровольном порядке продавцом (исполнителем, изготовителем, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером).

Однако требования, изложенные В. в претензии от 11.03.2010 г., как и заявленные исковые требования были основаны на общих нормах гражданского законодательства, а не на положениях Закона РФ “О защите прав потребителей“, в связи с чем основания для применения вышеназванной меры ответственности в данном случае отсутствуют, независимо от факта предъявления Союзом потребителей иска в защиту интересов В.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 21 июля 2010 года по настоящему делу изменить в части размера процентов за пользование чужими денежными средствами, подлежащих взысканию с общества с ограниченной ответственностью <...> в пользу В., установив, что проценты подлежат уплате по ставке 8,5 процента годовых на сумму 6.152.311 (шесть миллионов сто пятьдесят две тысячи триста одиннадцать) рублей, начиная с 21 марта 2010 года по день фактической выплаты указанной суммы, но в общем размере не более 500.000 (пятисот тысяч) рублей.

В остальной части решение оставить без изменения, кассационные жалобы ОСОО “Союз потребителей Российской Федерации“ и ООО <...> - без удовлетворения.