Решения и постановления судов

Определение Санкт-Петербургского городского суда от 25.10.2010 N 33-14479 Помещение, предназначенное для размещения и обслуживания оборудования дома, является общим имуществом собственников помещений в многоквартирном доме. Так как суд не установил функциональное назначение спорного помещения, его правовой режим и момент перехода имущества в собственность города, дело о признании государственной регистрации права государственной собственности города и инвестиционного договора на переоборудование чердачного помещения недействительными направлено на новое рассмотрение.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 октября 2010 г. N 33-14479

Судья: Матусяк Т.П.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Вашкиной Л.И.

судей Смышляевой И.Ю., Белисовой О.В.

при секретаре П.С.

рассмотрела в судебном заседании дело N 2-2115 по кассационной жалобе на решение Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от “30“ августа 2010 г. по иску К., П.И., Д., П.Е. к КУГИ Санкт-Петербурга, Управлению Федеральной регистрационной службы по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, Администрации района Санкт-Петербурга, ООО “Фонд-Инвест“ о признании недействительным свидетельства о внесении в реестр собственности Санкт-Петербурга, признании недействительной выписки из реестра собственности Санкт-Петербурга, недействительной государственной регистрации права государственной собственности, признании недействительным распоряжения Администрации района Санкт-Петербурга, признании недействительным инвестиционного договора.

Заслушав доклад судьи Вашкиной Л.И., объяснения представителя истцов - П.А. (доверенность от 09.04.2010 г.), истцов К., Д., поддержавших жалобу, представителя ответчика ООО “Фонд-Инвест“ - И. (доверенность от 25.06.2010 г.), возражавшего против жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

установила:

Истцы обратились в суд с иском к ответчикам о признании недействительным свидетельства о внесении в реестр собственности Санкт-Петербурга помещения <...>, признании недействительной выписки из реестра собственности Санкт-Петербурга в части отнесения указанного объекта к собственности Санкт-Петербурга, недействительной государственной регистрации права государственной собственности Санкт-Петербурга на указанный объект, признании недействительным распоряжения Администрации района Санкт-Петербурга от 28.09.2005 г. <...> “О переоборудовании чердачного помещения по адресу: <...>“, признании недействительным инвестиционного договора от 09.11.2005 г., заключенного между КУГИ Санкт-Петербурга и ООО “Фонд-Инвест“. В обоснование заявленных требований истцы ссылались на те обстоятельства, что являются собственниками квартир в вышеуказанном жилом доме, указанное чердачное помещение является общим имуществом собственников помещений многоквартирного дома, незаконно включено в число объектов, являющихся государственной собственностью Санкт-Петербурга и незаконно на основании вышеуказанных распоряжения и договора отдано для реконструкции под жилую мансарду, о чем истцы узнали в конце 2009 г.

Решением Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от “30“ августа 2010 г. в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе истцы просят решение отменить, ссылаясь на его неправильность.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия пришла к следующему.

Судом установлено, что истцы являются собственниками квартир в <...>, на основании выписки от 12.05.2005 г. из Реестра собственности Санкт-Петербурга к свидетельству о внесении в Реестр собственности Санкт-Петербурга зарегистрировано право государственной собственности на помещение <...> указанного дома.

Распоряжением Администрации района Санкт-Петербурга от 28.09.2005 г. N <...> “О переоборудовании чердачного помещения по адресу: <...>“ указанное помещение предоставлено ООО “Фонд-Инвест“ для реконструкции за счет собственных средств на условиях инвестиционного договора.

09.11.2005 г. между КУГИ Санкт-Петербурга и ООО “Фонд-Инвест“ заключен инвестиционный договор о реконструкции мансарды, согласно которому объект предоставляется для реконструкции с целью создания жилых помещений.

Отказывая в удовлетворении заявленных истцами требований, суд пришел к выводам о том, что спорное помещение не является общим имуществом собственников многоквартирного дома, является государственной собственностью Санкт-Петербурга и было предоставлено под реконструкцию уполномоченным органом при отсутствии нарушений действующего законодательства и прав истцов. При этом суд исходил из того, что при проведении регистрации права собственности регистрирующим органом не допущено нарушений, истцы право государственной собственности Санкт-Петербурга не оспаривают, а избранный ими способ защиты права путем оспаривания свидетельства о внесении в Реестр собственности Санкт-Петербурга помещения <...>, выписки из Реестра собственности Санкт-Петербурга в части отнесения указанного объекта к собственности Санкт-Петербурга, государственной регистрации права государственной собственности Санкт-Петербурга на указанный объект является ненадлежащим способом защиты.

Также суд пришел к выводу о пропуске истцами срока исковой давности по заявленным требованиям и применил его по заявлению ответчиков.

С выводами суда нельзя согласиться.

Судом установлено, что в спорном помещении расположены выход в машинное отделение лифта, трубопроводы системы отопления на квартиры с водозапорной арматурой, задвижки, обеспечивающие регулирование подачи теплоносителя в нижерасположенные квартиры, устройства для спуска воздушных пробок, указанное оборудование предназначено для обслуживания жилых помещений дома и установлено по периметру спорного помещения.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду статья 289 Гражданского кодекса РФ, а не статья 298.

В соответствии со статьей 298 Гражданского кодекса Российской Федерации собственнику квартиры в многоквартирном доме наряду с принадлежащим ему помещением, занимаемым под квартиру, принадлежит также доля в праве собственности на общее имущество дома.

В соответствии со статьей 290 Гражданского кодекса Российской Федерации собственникам квартир в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения дома, несущие конструкции дома, механическое, санитарно-техническое и иное оборудование за пределами или внутри квартиры, обслуживающее более одной квартиры.

В соответствии со статьей 36 Жилищного кодекса Российской Федерации собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности помещения в данном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного помещения в данном доме, в том числе межквартирные лестничные площадки, лестницы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, технические этажи, чердаки, подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного помещения в данном доме оборудование (технические подвалы), а также крыши, ограждающие несущие и ненесущие конструкции данного дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся в данном доме за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения, земельный участок, на котором расположен данный дом, с элементами озеленения и благоустройства и иные предназначенные для обслуживания, эксплуатации и благоустройства данного дома объекты, расположенные на указанном земельном участке.

В силу положений статей 37 и 38 Жилищного кодекса Российской Федерации доля в праве общей собственности на общее имущество в многоквартирном доме собственника помещения в этом доме следует судьбе права собственности на указанное помещение, при приобретении в собственность помещения в многоквартирном доме к приобретателю переходит доля в праве общей собственности на общее имущество в многоквартирном доме, запрещена передача этой доли отдельно от права собственности на указанное помещение.

Право общей долевой собственности на общее имущество принадлежит собственникам помещений в многоквартирном доме в силу закона вне зависимости от его регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Оборудование, расположенное в спорном помещении, как установлено судом, предназначено для обслуживания более одного помещения и в силу ст. 290 Гражданского кодекса Российской Федерации и ст. 36 Жилищного кодекса Российской Федерации является общим имуществом, указанное оборудование расположено непосредственно в спорном помещении при отсутствии в нем специальных технологических помещений для размещения оборудования.

Оценка судом проекта реконструкции, предусматривающего замену существующего лифта и устройство технического помещения, доступ к которому будет осуществляться с лестничной площадки и в которое будет вынесено все находящееся в спорном помещении оборудование, предназначенное для регулирования водо- и теплоподачи в данном доме, произведена судом с целью установления технической возможности создания такого специального технического помещения при реконструкции спорного помещения, но без установления и учета иных значимых обстоятельств, к которым относится функциональное назначение спорного помещения, подлежащего реконструкции, являющееся значимым для разрешения спора об отнесении его к объектам общего имущества собственников квартир в многоквартирном доме и, соответственно, для решения вопросов о его правовом режиме и о порядке передачи его под реконструкцию.

Согласно указанным нормам Гражданского кодекса Российской Федерации и Жилищного кодекса Российской Федерации в случае назначения спорного помещения именно для целей размещения и обслуживания общего оборудования дома спорное помещение также является общим имуществом дома. Законом регламентирован порядок решения вопросов, касающихся распоряжения общим имуществом, изменения его статуса и режима собственности.

Судом не учтены указанные обстоятельства, не установлено, какое назначение (до предусмотренной реконструкции) имеет спорное помещение, предназначено ли оно для самостоятельного использования и может ли оно являться самостоятельным объектом гражданских прав, т.е. не установлен его правовой режим, а также судом не установлено, когда и в связи с чем возникла государственная собственность Санкт-Петербурга в отношении указанного помещения, и являлось ли в это время спорное помещение объектом общего имущества собственников помещений многоквартирного дома, тогда как в зависимости от указанных обстоятельств подлежат решению вопросы об отнесении спорного помещения к общему имуществу собственников квартир многоквартирного дома либо к государственной собственности Санкт-Петербурга и о правомерности включения спорного помещения в Реестр собственности Санкт-Петербурга и государственной регистрации собственности Санкт-Петербурга на спорное помещение.

Судом неполно установлены обстоятельства, значимые для разрешения спора об отнесении спорного помещения к общему имуществу собственников помещений многоквартирного дома, при этом нельзя признать доказанными правомерность отнесения спорного помещения к государственной собственности Санкт-Петербурга, передачи его под реконструкцию и отсутствие нарушения прав истцов.

Ошибочен вывод суда о том, что истцы не оспаривают право государственной собственности Санкт-Петербурга на спорное помещение.

В зависимости от обстоятельств отнесения спорного помещения к собственности Санкт-Петербурга и оснований включения в Реестр собственности Санкт-Петербурга, обстоятельств регистрации собственности Санкт-Петербурга (времени и оснований возникновения права собственности Санкт-Петербурга) необходимо решать вопрос о соответствии закону избранного истцами способа защиты (восстановления) права общей долевой собственности в отношении спорного помещения.

Истцами оспаривается включение спорного помещения в Реестр собственности Санкт-Петербурга и государственная регистрация собственности Санкт-Петербурга на спорное помещение путем оспаривания правоустанавливающих документов, документов, послуживших основанием для регистрации права. Требования истцов направлены именно на оспаривание права государственной собственности Санкт-Петербурга, и избранный истцами способ оспаривания права государственной собственности Санкт-Петербурга не противоречит положениям ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации. Судом не приведено предусмотренного законом иного, чем избран истцами, способа оспаривания права собственности. При установлении оснований включения спорного помещения в Реестр собственности Санкт-Петербурга истцам принадлежит право уточнить свои требования, оспорить соответствующее решение органа государственной власти. Однако судом основания включения спорного помещения в Реестр собственности Санкт-Петербурга, послужившего в дальнейшем основанием к государственной регистрации права государственной собственности Санкт-Петербурга, не установлено.

Правомерность отнесения спорного помещения к государственной собственности Санкт-Петербурга, его включение в Реестр собственности Санкт-Петербурга с последующей государственной регистрацией права подлежит проверке с учетом вышеуказанных положений Гражданского кодекса Российской Федерации и Жилищного кодекса Российской Федерации и функционального назначения спорного помещения.

Применяя срок исковой давности к требованиям истцов о признании недействительным свидетельства о внесении в Реестр собственности Санкт-Петербурга спорного помещения, признании недействительной выписки из указанного Реестра, признании недействительной государственной регистрации права государственной собственности, суд пришел к правильному выводу о том, что в настоящем случае применяется предусмотренный ст. 196 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности.

Однако нельзя согласиться с выводом суда о том, что истцами указанный срок пропущен, и нельзя признать доказанными обстоятельства его пропуска истцами.

Судом не исследованы обстоятельства, значимые с учетом положений ст. 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, для решения вопроса о пропуске истцами указанного срока исковой давности, не исследованы и не получили судебной оценки доводы истцов об обстоятельствах, при которых они узнали о нарушении своих прав.

Нельзя согласиться с выводом суда о том, что истцами пропущен предусмотренный ст. 181 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности по требованиям о признании недействительным инвестиционного договора от 09.11.2005 г., заключенного между КУГИ Санкт-Петербурга и ООО “Фонд-Инвест“, и нельзя признать доказанными обстоятельства его пропуска истцами.

Суд обоснованно исходил из того обстоятельства, что истцы указанный договор просят признать недействительным как заключенный с нарушением требований закона, т.е. указывают на ничтожность сделки.

В силу п. 1 ст. 166, п. 1 ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации ничтожная сделка недействительна с момента совершения независимо от признания ее таковой судом, не имеет юридической силы, не создает каких-либо прав и обязанностей как для сторон по сделке, так и для третьих лиц.

Согласно п. 1 ст. 181 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Определении от 08.04.2010 N 456-О-О, право на предъявление иска в данном случае связано с наступлением последствий исполнения ничтожной сделки и имеет своей целью их устранение, именно момент начала исполнения такой сделки, когда возникает производный от нее тот или иной неправовой результат, в действующем гражданском законодательстве избран в качестве определяющего для исчисления давностного срока.

Закон не исключает возможность предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица. При этом следует учитывать, что такие требования могут быть предъявлены в суд в сроки, установленные пунктом 1 статьи 181.

Суд, применяя срок исковой давности, предусмотренный п. 1 ст. 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходил из того обстоятельства, что исполнение инвестиционного договора началось в 2005 г., когда ООО “Фонд-Инвест“ произвело перечисление денежных средств по договору платежным поручением от 14.12.2005 г., а также учел, что в марте 2007 г. согласовано архитектурное решение фасадов на стадии “рабочий проект“ реконструкции.

Однако судом не установлено, когда и какие последствия исполнения инвестиционного договора имели место, и на устранение каких последствий направлены заявленные истцами требования, соответственно не установлен тот момент начала исполнения сделки, когда возникает производный от нее тот или иной неправовой результат. Таким образом, судом не установлены значимые для решения вопроса о применении предусмотренного п. 1 ст. 181 Гражданского кодекса Российской Федерации срока исковой давности.

В случае установления ничтожности инвестиционного договора разрешение спора о защите (восстановлении) права общей долевой собственности на спорное помещение, которое истцы полагают нарушенным, зависит от наличия или отсутствия последствий ничтожного договора, препятствующих восстановлению (защите) права, без устранения которых восстановление нарушенного права невозможно.

Вместе с тем, как следует из протокола судебного заседания от 30.08.2010 г. судом не обсуждались вопросы, значимые для применения срока исковой давности по требованиям о признании недействительным инвестиционного договора, о причинах его пропуска и намерении истцов сделать заявление о его восстановлении в случае его пропуска и не исследовались доказательства, значимые для решения указанных вопросов. В нарушение положений части второй статьи 195 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации в решении суд ссылается на такое доказательство исполнения договора как платежное поручение от 14.12.2005 г. (л.д. 143), тогда как указанное доказательство в судебном заседании не исследовано.

При изложенных обстоятельствах, учитывая, что судом неполно установлены значимые для разрешения спора обстоятельства, и установленные судом обстоятельства, имеющие значение для дела, нельзя признать доказанными, согласно ст. 362 ГПК РФ решение подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении суду следует учесть изложенное, установить вышеуказанные значимые для разрешения спора обстоятельства, постановить решение с учетом установленных обстоятельств спора и в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь ст. 361 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от “30“ августа 2010 г. отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.