Решения и постановления судов

Определение Санкт-Петербургского городского суда от 21.10.2010 N 33-14444/2010 Течение трехлетнего срока исковой давности для требования о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут (пункт 7 статьи 38 Семейного кодекса РФ), следует исчислять с момента прекращения брака, если длительное непредъявление истцом требований к бывшему супругу о защите своего права собственности на квартиру было обусловлено договоренностью о передаче спорной квартиры сыну.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 октября 2010 г. N 33-14444/2010

Судья: Епищева В.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Рогачева И.А.

судей Нюхтилиной А.В. и Вологдиной Т.И.

при секретаре К.

рассмотрела в открытом судебном заседании 21 октября 2010 года кассационную жалобу Б.И. на решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 30 августа 2010 года по делу N 2-5439/10 по иску Б.И. к И. и Б.Н. о признании права собственности на долю квартиры.

Заслушав доклад судьи Рогачева И.А., объяснения представителя Б.И. А.В., поддержавшего жалобу, представителя Б.Н. А.М., полагавшего, что жалоба подлежит удовлетворению, и представителя И. П., просившего оставить вынесенное по делу решение без изменения, судебная коллегия

установила:

В собственности Б.В., умершего <...>, находилась однокомнатная квартира <...>, приобретенная им по договору купли-продажи от 20.12.1995 г. (л.д. 8, 11, 29 - 30).

04.06.2009 г. нотариусом <...> М. было удостоверено завещание Б.В., которым он завещал указанную квартиру И. (л.д. 10).

Б.И. обратилась в суд с иском о признании за ней <...> доли в праве собственности на указанную квартиру как на супружеское имущество, указав в качестве ответчиков И. и Б.Н. - наследника Б.В. по закону - и ссылаясь в обоснование своего требования на то, что состояла в браке с умершим с августа 1978 г. по сентябрь 1997 г., спорная квартира была приобретена в период брака и в силу закона должна признаваться общей совместной собственностью супругов.

Решением Калининского районного суда от 30.08.2010 г., вынесенным в предварительном судебном заседании, в удовлетворении требования Б.И. отказано в связи с пропуском исковой давности, о применении которой было заявлено ответчицей И. (л.д. 31).

В кассационной жалобе Б.И. просит отменить указанное решение как необоснованное и не соответствующее нормам материального права, и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены обжалуемого решения.

Доводы истцовой стороны о наличии оснований возникновения у Б.И. и Б.В. права общей совместной собственности на спорную квартиру в связи с ее приобретением в период брака не опровергают возможности отказа в удовлетворении иска о защите указанного права, в том числе путем его признания (абз. 2 ст. 12 Гражданского кодекса РФ) по причине пропуска срока исковой давности.

Не противоречит такой возможности и то, что расторжение брака не является основанием прекращения права общей собственности на супружеское имущество, поскольку не предусмотрено в этом качестве нормами гражданского и семейного законодательства.

Пунктом 7 ст. 38 Семейного кодекса РФ установлен трехлетний срок исковой давности для требований супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут. Указанный срок подлежит применению также к требованию о признании за одним из бывших супругов права собственности на имущество, зарегистрированное на имя другого, и об установлении общей долевой собственности на такое имущество, если только после расторжения брака второй супруг не осуществлял правомочия собственника (пользование, владение и распоряжение имуществом - п. 1 ст. 209 ГК РФ), либо участвовал в содержании имущества (ст. 210 ГК РФ) и в связи с этим не имел оснований считать свое право оспариваемым или нарушенным.

В соответствии с разъяснением, содержащимся в п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 г. N 15 “О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака“, течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут (п. 7 ст. 38 СК РФ), следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния, а при расторжении брака в суде - дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 1 ст. 200 ГК РФ).

Если объект, входящий в состав совместно нажитого имущества, после расторжения брака остается во владении одного из бывших супругов, за которым зарегистрировано право собственности на объект, это создает неопределенность в положении второго бывшего супруга и необходимость защиты его прав путем предъявления иска, направленного на их подтверждение.

При этом по смыслу положений ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется только на такие требования собственника или иного владельца, которые направлены на устранение нарушений его права, не связанных с лишением владения (статья 304).

Таким образом, возможность защиты права собственности от нарушений, связанных с лишением владения, в том числе путем признания этого права, а также путем удовлетворения производного требования об установлении общей долевой собственности на имущество, находящееся в общей совместной собственности (которое фактически заявлено Б.И. в рамках настоящего дела), ограничивается общим сроком исковой давности.

Поэтому не имеет существенного значения довод кассационной жалобы о том, что Б.И. предъявлено не требование о разделе имущества, а требование о признании права собственности на долю квартиры.

Необходимо также учитывать, что, хотя прекращение брака и не влечет прекращения права общей собственности на супружеское имущество, оставление какой-либо его части во владении, пользовании и распоряжении одного из супругов может рассматриваться как свидетельство состоявшегося соглашения о разделе имущества, который по смыслу ст. 38 СК РФ и ст. ст. 252 и 254 ГК РФ влечет прекращение права общей собственности и возникновение у каждого из супругов самостоятельного права собственности на выделенную ему часть совместно нажитого имущества.

При этом отсутствие письменного соглашения о разделе имущества в силу положений ст. 162 ГК РФ не означает его недействительности и не исключает признания такого соглашения состоявшимся, в частности, в случае, когда нажитое в период брака имущество зарегистрировано на имя одного из супругов, в связи с чем отсутствует необходимость в каком-либо переоформлении прав на это имущество.

В свою очередь, предоставление бывшему супругу, лишенному владения совместно нажитым имуществом, возможности защищать свое право на него без ограничения каким-либо сроком ставило бы стороны в неравное положение, существенно ограничивая для второго супруга возможность доказывать наличие соглашения о разделе имущества и его содержание.

Разрешая вопрос о применении исковой давности к требованию Б.И., суд правильно принял во внимание, что она, по ее собственным объяснениям, после расторжения брака в 1997 году не проживала в спорной квартире и не была там зарегистрирована по месту жительства; все обязанности собственника, включая уплату налогов, исполнял Б.В.

Таким образом, после расторжения брака истица была лишена владения этой квартирой и не осуществляла иных правомочий, являющихся элементами права собственности.

Утверждая, что ее право собственности на квартиру до 2009 года не оспаривалось Б.В., именно Б.И. исходя из нормы ч. 1 ст. 56 ГПК РФ должна была указать конкретные обстоятельства, которые давали ей основания считать, что ее право собственности признается бывшим супругом, и представить соответствующие доказательства.

В подтверждение своих доводов Б.И. ссылалась только на факт передачи Б.В. денежных сумм для оплаты коммунальных платежей, что, по ее мнению, свидетельствовало о ее участии в содержании квартиры. Указанный факт истица намеревалась доказывать показаниями свидетелей, а также объяснениями Б.Н.

Однако судом первой инстанции правильно указано, что участие Б.И. в соответствующих расходах какими-либо документами не подтверждено. При этом доказыванию подлежал не только факт передачи тех или иных денежных сумм Б.Н., но и их назначение, т.е. наличие между Б.И. и Б.Н. соглашения об использовании этих средств для содержания общего имущества. С учетом положений ст. ст. 161 и 162 ГК РФ о письменной форме сделок и о последствиях ее несоблюдения свидетельские показания не могли быть признаны допустимыми средствами доказывания наличия такого соглашения.

В свою очередь, на какие-либо иные обстоятельства, свидетельствующие о том, что Б.В. признавались права Б.И. на спорную квартиру как на супружеское имущество, истица не ссылалась.

Кроме того, как следует из объяснений представителей Б.И. и Б.Н., данных при рассмотрении дела в суде кассационной инстанции, до смерти Б.В. между ним и Б.И. существовала договоренность о том, что спорная квартира должна отойти их сыну Б.Н.

Указанное обстоятельство свидетельствует о том, что длительное непредъявление Б.И. требований о защите своего права собственности на квартиру было обусловлено не признанием этого права со стороны Б.В., а его намерением в качестве собственника квартиры распорядиться ею в пользу сына, что устраивало истицу.

При таком положении у суда в данном случае имелись основания для исчисления исковой давности с момента прекращения брака.

На те или иные уважительные причины, препятствовавшие предъявлению иска и позволяющие восстановить исковую давность, истица не ссылалась.

Согласно ч. 6 ст. 152 ГПК РФ в предварительном судебном заседании может рассматриваться возражение ответчика относительно пропуска истцом без уважительных причин срока исковой давности для защиты права и установленного федеральным законом срока обращения в суд. При установлении факта пропуска без уважительных причин срока исковой давности или срока обращения в суд судья принимает решение об отказе в иске без исследования иных фактических обстоятельств по делу.

Таким образом, решение суда первой инстанции следует признать соответствующим закону и фактическим обстоятельствам дела, оснований для его отмены по доводам кассационной жалобы не имеется.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 30 августа 2010 года по настоящему делу оставить без изменения, кассационную жалобу Б.И. - без удовлетворения.