Решения и постановления судов

Определение Санкт-Петербургского городского суда от 21.10.2010 N 33-13645/10 Решение о признании права собственности на долю квартиры и недействительным договора дарения отменено, так как судом не исследованы основания приобретения квартиры в собственность ответчика (бывшего супруга истца), влияющие на размер доли в праве общей собственности, не истребованы документы, на основании которых семье (истцу и ответчику) предоставлена квартира, и принятые к производству требования о признании заключенного ответчиками договора дарения спорной квартиры не рассмотрены по существу.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 октября 2010 г. N 33-13645/10

Судья Шустрова Е.Ю.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Володкиной А.И.

судей Витушкиной Е.А., Пошурковой Е.В.

при секретаре Л.

рассмотрела в открытом судебном заседании 21 октября 2010 года кассационную жалобу Д.М.Н. на решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 05 мая 2010 года по гражданскому делу N 2-602/10 по иску Д.М.Н. к Д.Д.Л., Д.С.Л. о признании права собственности на долю квартиры, признании недействительным договора дарения, об определении порядка пользования;

по иску Д.С.Д. к Д.Д.Л., Д.С.Л. о признании права собственности на долю квартиры, признании недействительным договора дарения, об определении порядка пользования.

Заслушав доклад судьи Володкиной А.И., объяснения Д.М.Н., Д.С.Д., Д.Д.Л., Д.С.Л., - судебная коллегия

установила:

Решением Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 05 мая 2010 года истице Д.М.Н. отказано в удовлетворении иска о признании права собственности на <...> долю квартиры <...>; признании недействительным договора дарения, заключенного 27 мая 2009 года между ответчиками Д.С.Л. и Д.Д.Л.; об определении порядка пользования квартирой.

Иск Д.С.Д. судом первой инстанции не рассмотрен по существу.

В кассационной жалобе истица просит решение отменить как незаконное и необоснованное.

Изучив материалы дела, выслушав объяснения участников по делу, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия считает, что решение подлежит отмене.

Отказывая в иске Д.М.Н., суд первой инстанции руководствовался требованиями статьи 36 Семейного кодекса Российской Федерации и пришел к выводу о том, что спорная квартира была предоставлена в собственность ответчика Д.Д.Л. на безвозмездной основе, не является общим супружеским имуществом и не подлежит разделу между бывшими супругами; истица обладает лишь правом пользования спорной квартирой; следовательно, она лишена права оспаривать договор дарения спорной квартиры, заключенный между Д.Д.Л. и Д.С.Л., и претендовать на определение порядка пользования квартирой.

Судебная коллегия считает, что данные выводы сделаны судом вопреки требованиям статей 56, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации без принятия необходимых мер для выяснения действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон, без всесторонней, полной и объективной оценки имеющихся в материалах дела доказательств. В соответствии со статьей 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации указанные недостатки являются основанием для отмены решения суда первой инстанции.

В ходе слушания дела судом первой инстанции установлено, что истица Д.М.Н. и ответчик Д.Д.Л. состояли в браке с 26 января 1988 года по 10 сентября 2008 года.

С 01 сентября 2000 года на имя ответчика Д.Д.Л. зарегистрировано право собственности в отношении вышеуказанной спорной квартиры на основании договора долевого участия в строительстве от 29 ноября 1997 года, заключенного между Администрацией <...> и ООО “Т“.

Истица Д.М.Н. претендует на <...> долю квартиры, ссылаясь на то, что спорная квартира была предоставлена в период брака и с учетом состава семьи: она, супруг, сын Д.С.Д. 1988 года рождения.

В соответствии со статьей 34 Семейного кодекса Российской Федерации имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.

К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья и другие).

Таким образом, к общему имуществу супругов относятся любые доходы каждого из супругов, полученные в результате трудовой деятельности; по смыслу вышеуказанной нормы такими доходами может являться любое имущество, в том числе предоставленное в собственность работника (одного из супругов) жилое помещение (квартира).

В ходе слушания дела судом установлено, что спорная квартира предоставлена семье Д. на основании статьи 7 Закона Российской Федерации от 14 июля 1992 года N 32-97-1 “О закрытом административно-территориальном образовании“, Постановления Правительства Российской Федерации от 15 ноября 1993 года N 1158 “О мерах по социальной защите населения, проживающего и работающего в закрытых административно-территориальных образованиях“.

В соответствии с частью 2 статьи 7 Закона Российской Федерации от 14 июля 1992 года N 32-97-1 “О закрытом административно-территориальном образовании“ если согласно условиям особого режима закрытого административно-территориального образования в нем ограничено дальнейшее проживание граждан, утративших производственную, служебную связь с предприятиями и (или) объектами, то вопросы их переселения и обеспечения жильем решаются по согласованию с ними соответствующими предприятиями, объектом, министерством или ведомством, в том числе за счет средств, выделяемых Правительством Российской Федерации на эти цели, с последующей передачей этих средств в порядке долевого участия на строительство органами местного самоуправления в местах предполагаемого расселения.

Согласно пункту 5 Постановления Правительства Российской Федерации от 15 ноября 1993 года N 1158 порядок переселения военнослужащих и членов их семей из закрытых административно-территориальных образований регулируется постановлениями Совета Министров - Правительства Российской Федерации о переселении военнослужащих и членов их семей из закрытых и обособленных военных городков.

Ответчик Д.Д.Л. в ходе слушания дела настаивал на том, что спорная квартира была предоставлена в связи с тем, что он являлся военнослужащим, проходил военную службу в городе <...> в войсковой части <...> с 24 июля 1983 года по 10 мая 1996 года (более 10 лет), уволен из Вооруженных Сил Российской Федерации в связи с организационно-штатными мероприятиями.

Факт прохождения Д.Д.Л. военной службы в городе <...> в указанный период и основания увольнения подтверждаются материалами дела (л.д. 96).

Учитывая, что основание приобретения спорной квартиры в собственность Д.Д.Л. (доход от трудовой деятельности (военной службы) либо иное) имеет правовое значение для разрешения спора, может влиять на размер доли в праве общей собственности, суду первой инстанции следовало поставить на обсуждение указанные обстоятельства, исследовать их и оценить с учетом требований статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации.

При этом судебная коллегия обращает внимание на то, что в соответствии со статьей 7 вышеуказанного Закона Российской Федерации от 14 июля 1992 года N 3297-1 право на переселение и обеспечение жильем имеют право не только военнослужащие, но и все граждане, утратившие производственную, служебную связь с предприятиями и (или объектами), расположенными в закрытом административно-территориальном образовании.

Из материалов дела усматривается, что предоставление семье Д.М.Н. спорной квартиры было осуществлено в том числе на основании Положения “О порядке отселения из ЗАТО <...>...“ N <...> от 12 октября 1998 года (ссылка в обязательстве от 02 июля 1999 года - л.д. 88) и решения жилищной комиссии администрации города (ссылка в постановлении главы Администрации ЗАТО <...> N <...> от 03 декабря 1999 года - л.д. 87).

Указанные документы не являлись предметом исследования и оценки суда первой инстанции, отсутствуют в материалах дела.

При этом из материалов дела следует, что Д.Д.Л. обращался с заявлением об отселении с предоставлением другого жилья с учетом состава семьи: он, супруга, сын С. 1988 года рождения, как пенсионер, работающий инженером в <...> в/ч <...> (л.д. 93).

Истица Д.М.Н. работала фармацевтом на медскладе в/ч и уволена 30 апреля 1998 года по п. 1 статьи 33 КЗоТ РФ в связи с ликвидацией предприятия (л.д. 93, 102).

Таким образом, судом первой инстанции не были установлены основания предоставления сторонам спорной квартиры, что исключает возможность оценить законность требований истицы Д.М.Н.

При этом то обстоятельство, что истица Д.М.Н. в ходе слушания дела претендовала на <...> долю квартиры, не исключало обязанность суда определить и оценить объем прав истицы в отношении спорной квартиры с учетом того, что первоначально Д.М.Н. претендовала на <...> долю квартиры, затем на 1/3 доли (л.д. 157), затем вновь на <...> долю (л.д. 171), при этом основания иска не меняла, указывая на то, что спорная квартира была предоставлена на состав семьи 3 человека; она имела право на соответствующую денежную компенсацию либо обеспечение жильем по установленным нормам на новом месте жительства; оформление спорной квартиры только в собственность Д.Д.Л. нарушает ее право, предусмотренное частью 2 статьи 7 Закона Российской Федерации от 14 июля 1992 года N 3297-1; в настоящее время Д.Д.Л. произвел отчуждение спорной квартиры в пользу своего брата Д.С.Л. на условиях договора дарения, она лишена возможности пользоваться спорной квартирой; в обоснование иска об определении долей, признании договора дарения недействительным и об определении порядка пользования квартирой Д.М.Н. ссылалась не только на положения статей 34, 39 Семейного кодекса Российской Федерации, статью 254 Гражданского кодекса Российской Федерации, но и на положения статей 167, 268, 244, 245, 252 Гражданского кодекса Российской Федерации (л.д. 193 - 194).

Данные доводы заслуживают внимания с учетом того, что ранее семья Д.М.Н. занимала в городе <...> отдельную двухкомнатную квартиру жилой площадью 27.25 кв. м (л.д. 90), предоставлена была спорная отдельная двухкомнатная квартира общей площадью 52.15 кв. м жилой площадью 30.4 кв. м; ответчик Д.Д.Л. не привел убедительных доводов относительно возможности и обоснованности предоставления ему одному квартиры указанного размера.

При этом судебная коллегия обращает внимание на то, что в соответствии со статьей 244 Гражданского кодекса Российской Федерации имущество, находящееся в собственности двух или нескольких лиц, принадлежит им на праве общей собственности; общая собственность на имущество является долевой, за исключением случаев, когда законом предусмотрено образование совместной собственности на это имущество (супружеское имущество, собственность крестьянского хозяйства).

Согласно статье 245 Гражданского кодекса Российской Федерации если доли участников долевой собственности не могут быть определены на основании закона и не установлены соглашением всех ее участников, доли считаются равными. Соглашением всех участников долевой собственности может быть установлен порядок определения и изменения их долей в зависимости от вклада каждого из них в образование и приращение общего имущества.

В соответствии со статьей 246 Гражданского кодекса Российской Федерации распоряжение имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению всех ее участников.

Таким образом, действующее законодательство допускает возможность оформления права общей собственности на одного из участников общей собственности; при возникновении спора о правах и размере долей он подлежит разрешению с учетом требований закона либо соглашения сторон.

Спор между сторонами о размере долей возник после расторжения брака осенью 2008 года и отчуждения Д.Д.Л. квартиры в пользу брата Д.С.Л. в мае 2009 года; при этом в заседании судебной коллегии Д.С.Л. не отрицал того, что с декабря 2008 года ему было известно о претензиях Д.М.Н. на долю спорной квартиры.

Кроме того, судом первой инстанции принято к производству и рассмотрению в рамках настоящего дела исковое заявление Д.С.Д. (1988 года рождения) о признании за ним права собственности 1/3 доли спорной квартиры (л.д. 157, 160); в заседании судебной коллегии Д.С.Д. подтвердил факт предъявления указанного иска, подписанного им лично.

В обоснование заявленного иска Д.С.Д. ссылается на то, что спорная квартира была предоставлена в том числе с учетом его интересов, с учетом его заболевания (инвалидность 1 группы с детства); до предоставления спорной квартиры он обладал правом пользования квартирой <...>; одним из условий предоставления спорной квартиры являлась сдача ранее занимаемой квартиры, в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации N 1158 от 15 ноября 1993 года гражданам, выезжающим с ЗАТО на другое место жительства выплачивается компенсация за сданное в муниципальную или ведомственную собственность принадлежащее им жилье либо они обеспечиваются жильем по установленным нормам на новом месте жительства; оформление квартиры только в собственность Д.Д.Л. нарушает его право на жилье и в настоящее время фактически нарушено тем, что Д.Д.Л. произвел отчуждение спорной квартиры на основании договора дарения в пользу своего брата Д.С.Л.; поэтому им заявлено также требование о признании недействительным договора дарения.

Указанные требования, несмотря на то, что приняты судом к производству (протокольное определение от 21 декабря 2009 года - л.д. 160), не рассмотрены по существу.

Учитывая вышеизложенное, судебная коллегия считает, что обжалуемое решение нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене.

В связи с тем, что вышеуказанные недостатки не могут быть устранены на основании имеющихся в деле доказательств, дело следует направить на новое рассмотрение, при котором суду первой инстанции следует учесть вышеизложенное; определить обстоятельства, имеющие значение для дела, распределить между сторонами бремя доказывания; в зависимости от добытых доказательств и с учетом требований статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации постановить законное и обоснованное решение.

На основании изложенного и руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 05 мая 2010 года отменить; дело возвратить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.