Решения и постановления судов

Постановление ФАС Поволжского округа от 08.09.2010 по делу N А12-7273/2009 Заявление о включении в реестр требований кредиторов должника требований, основанных на простом векселе, удовлетворено, поскольку должник не доказал, что предъявивший требования кредитор знал (должен был знать) в момент приобретения векселей о недействительности или отсутствии обязательства, лежащего в основе выдачи векселей, либо получил их в результате обмана или кражи, либо знал (должен был знать) об этих обстоятельствах до или в момент приобретения векселей.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 8 сентября 2010 г. по делу N А12-7273/2009

(извлечение)

Резолютивная часть постановления объявлена 01 сентября 2010 года.

Полный текст постановления изготовлен 08 сентября 2010 года.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Ф.И.О. г. Волгоград,

на определение Арбитражного суда Волгоградской области от 05.04.2010 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.05.2010

по делу N А12-7273/2009

по требованию общества с ограниченной ответственностью “Антарра“, г. Москва, о включении в реестр требований кредиторов общества с ограниченной ответственностью “Завод Спецбуртехника“, г. Волгоград, с суммой требования 15 000 000 руб.,



в рамках дела о признании общества с ограниченной ответственностью “Завод Спецбуртехника“, г. Волгоград, несостоятельным (банкротом),

установил:

определением Арбитражного суда Волгоградской области от 07.12.2009 в отношении общества с ограниченной ответственностью “Завод Спецбуртехника“ (далее - ООО “Завод Спецбуртехника“, должник) введена процедура наблюдения, временным управляющим должника утвержден Подгорнов Ю.М.

25 января 2010 года общество с ограниченной ответственностью “Антарра“ (далее - ООО “Антарра“, общество) в порядке статьи 71 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)“ (далее - Закон о банкротстве) обратилось в арбитражный суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника его требований, основанных на простом векселе, составленном 18.01.2007, простом векселе, составленном 20.01.2007 и простом векселе, составленном 22.01.2007, на сумму 5 000 000 руб. каждый.

До принятия судебного акта по результатам проверки обоснованности данного требования, от ООО “Антарра“ и Смердова Р.Ю. поступили заявления о процессуальной замене ООО “Антарра“ на его правопреемника Смердова Р.Ю. в связи с уступкой последнему обществом права требования к должнику по указанным векселям.

Определением Арбитражного суда Волгоградской области от 05.04.2010 произведено процессуальное правопреемство заявителя - ООО “Антарра“, на его правопреемника Смердова Р.Ю. на основании договора уступки права требования от 13.08.2007 N 13/20НВ.

В удовлетворении заявления Смердова Р.Ю. о включении в реестр требований кредиторов ООО “Завод Спецбуртехника“ с суммой требования в размере 15 000 000 руб. отказано.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.05.2010 указанное определение оставлено без изменений.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, в части отказа в удовлетворении заявления о включении в реестр требований кредиторов ООО “Завод Спецбуртехника“ его требования в размере 15 000 000 руб., Смердов Р.Ю. обратился в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просит определение суда от 05.04.2010 и постановление апелляционного суда от 25.05.2010 в указанной части отменить, принять новый судебный акт об удовлетворении заявления о включении в реестр требований кредиторов ООО “Завод Спецбуртехника“ его требований на сумму 15 000 000 руб.

В обоснование жалобы приведены доводы о несоответствии выводов судов фактическим обстоятельствам дела и представленным в деле доказательствам, неправильном применении и толковании норм вексельного законодательства.



Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, явку своих представителей в судебное заседание не обеспечили, в связи с чем на основании части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) кассационная жалоба рассматривается в их отсутствие, в порядке, предусмотренном главой 35 АПК РФ.

Проверив законность обжалуемых судебных актов, правильность применения норм права в пределах, установленных статьей 286 АПК РФ, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия кассационной инстанции находит их подлежащими отмене в силу следующих обстоятельств.

Как следует из материалов дела и установлено арбитражными судами, 15.01.2007 между должником и ООО “Антарра“ был заключен договор на поставку продукции N 11/п, в соответствии с условиями которого последний принял на себя обязательства по поставке в адрес должника производственного оборудования согласно утвержденной номенклатуре на общую сумму 13 380 000 руб., а должник обязался принять и оплатить данное оборудование (л. д. 50 - 52).

При подписании договора сторонами была предусмотрена денежная форма оплаты.

В последующем, дополнительным соглашением от 17.01.2007 сторонами было определено, что в счет расчетов по договору должник передает обществу выданные им простые векселя на общую сумму 15 000 000 руб. (л. д. 53).

По акту приема-передачи от 31.01.2007 (л. д. 14) должник передал обществу три простых от 18.01.2007, от 20.01.2007 и от 22.01.2007, на сумму 5 000 000 руб. каждый, со сроками уплаты по предъявлении, но не ранее 18.01.2010, 20.01.2001 и 22.01.2010, соответственно, по которым должник обязался уплатить указанные в них денежные суммы непосредственно обществу ил по его приказу любому другому предприятию (лицу).

Выданные должником векселя не имеют пороков в форме (дефекта формы).

13 августа 2007 года между ООО “Антарра“ (цедент) и Смердовым Р.Ю. (цессионарий) был заключен договор (л. д. 29), в соответствии с условиями которого общество уступило Смердову Р.Ю. право требования по простому векселю, составленному 18.01.2007, простому векселю, составленному 20.01.2007 и простому векселю, составленному 22.01.2007, на сумму 5 000 000 руб. каждый.

Во исполнение принятых на себя в соответствии с условиями названного договора обязательств общество передало Смердову Р.Ю. по акту от 13.08.2007 (л. д. 31) три простых векселя на общую сумму 15 000 000 руб. с учиненным на них обществом передаточными надписями.

Указанные документы (договор уступки права требования от 13.08.2007 N 13/20НВ и простые векселя, оригиналы которых представлены в материалы дела) были положены Смердовым Р.Ю. в основание заявленного требования.

Возражения должника против заявленных требований основаны на личных отношениях последнего с предшествующим векселедержателем - ООО “Антарра“, и мотивированы неисполнением последним обязательств по договору поставки, явившемся основанием выдачи векселей.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, арбитражные суды пришли к выводу о недобросовестности Смердова Р.Ю., как держателя векселей, полагая, что последний, приобретая векселя у ООО “Антара“, знал или должен был знать в момент их приобретения об отсутствии обязательства, лежащего в основе выдачи (передачи) векселя, ввиду отсутствия доказательств исполнения ООО “Антарра“ обязательств по договору поставке от 15.01.2007 N 11/п.

При этом суды также исходили из положений статьи 386 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), на основании чего пришли к выводу о наличии у должника права выдвигать против требований Смердова Р.Ю., как второго векселедержателя, возражения, которые должник имел к первоначальному векселедержателю - ООО “Антарра“, в частности о неисполнении последним обязанностей по договору поставки, лежащего в основании выдачи векселей.

Однако кассационная коллегия находит указанные выводы судов ошибочными, так как судами неправильно применены нормы вексельного законодательства.

Отношения, связанные с обращением векселей регулируются Федеральным законом от 11.03.1997 N 48-ФЗ “О переводном и простом векселе“ и Постановлением Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров СССР от 7.08.1937 N 104/1341 “О введении в действие Положения о переводном и простом векселе“ (далее - Положение).

Согласно разъяснениям, данным в пункте 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 33, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 14 от 04.12.2000 “О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей“ (далее - Постановление Пленума N 33/14) право требовать исполнения вексельного обязательства принадлежит первому векселедержателю, имя (наименование) которого указывается в векселе в качестве обязательного реквизита. Векселедержатель может передать свое право другому лицу.

Согласно пункту 15 Постановления Пленума N 33/14 в случае предъявления требования об оплате векселя лицо, обязанное по векселю, не вправе отказаться от исполнения со ссылкой отсутствие основания обязательства либо его недействительность, кроме случаев, определенных статьей 17 Положения.

Исходя из названной статьи лицо, к которому предъявлен иск по векселю, вправе ссылаться на возражения, проистекающие из его личных отношений с законным держателем, предъявившим данное исковое требование. На свои личные отношения к иным лицам, в том числе предшествующим векселедержателям, должник вправе ссылаться лишь в том случае, когда векселедержатель, приобретая вексель, действовал сознательно в ущерб должнику, то есть, если он знал об отсутствии законных оснований к выдаче (передаче) векселя до или во время его приобретения.

Таким образом, положения вексельного законодательства обеспечивают приоритетную защиту добросовестного держателя векселя. В силу общих положений гражданского законодательства (пункта 3 статьи 10 ГК РФ) добросовестность векселедержателя предполагается.

Наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности держателя векселя, доказывается лицом, к которому предъявлен иск.

В силу изложенного, против требований добросовестного приобретателя простого векселя (в настоящем случае - второго векселедержателя) должник не может выдвигать возражения, основанные на его личных отношениях к предшествующему векселедержателю (ООО “Антарра“), если только не докажет, что второй векселедержатель, приобретая вексель, действовал сознательно в ущерб должнику.

Смердов Р.Ю. не является участником отношений, положенных в основание выдачи спорных векселей.

Между тем, в материалах дела отсутствуют какие-либо доказательства того, что при приобретении ценных бумаг Смердов Р.Ю. (второй векселедержатель) действовал сознательно в ущерб должнику. Должник по правилам части 1 статьи 65 АПК РФ не доказал, что предъявивший требования кредитор знал (должен был знать) в момент приобретения векселей о недействительности или отсутствии обязательства, лежащего в основе выдачи векселей, либо получил их в результате обмана или кражи, либо участвовал в обмане в отношении этих векселей (их краже), либо знал (должен был знать) об этих обстоятельствах до или в момент приобретения векселей.

В нарушение положений части 4 (пункт 2) статьи 170 и части 2 (пункт 12) статьи 271 АПК РФ, арбитражные суды не указали доказательства, на основе которых пришли к выводу о том, что Смердов Р.Ю., приобретая векселя у ООО “Антара“ знал или должен был знать в момент их приобретения об отсутствии обязательства, лежащего в основе выдачи (передачи) векселя, в связи с чем их нельзя признать достаточно обоснованными.

При таких обстоятельствах, учитывая положения пункта 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 63, руководствуясь нормами статей 142, 143 ГК РФ, статьями 4, 71, 134 Закона о банкротстве, у судов отсутствовали основания для отказа в удовлетворении заявленного Смердовым Р.Ю. требования.

Поскольку суды, верно установили фактические обстоятельства, но неправильно применили нормы права при разрешении заявленных требований, определение Арбитражного суда Волгоградской области от 05.04.2010 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.05.2010 в обжалуемой части следует отменить и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленного требования.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 2 части 1 статьи 287, частью 1, 2 статьи 288, статьями 284, 289, 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа

постановил:

определение Арбитражного суда Волгоградской области от 05.04.2010 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.05.2010 в части отказа в удовлетворении заявления Смердова Р.Ю. о включении в реестр требований кредиторов ООО “Завод Спецбуртехника“ с суммой требования в размере 15 000 000 руб. отменить, кассационную жалобу удовлетворить.

Включить требования Ф.И.О. г. Волгоград, в состав третьей очереди реестра требований кредиторов общества с ограниченной ответственностью “Завод Спецбуртехника“ с суммой требований в размере 15 000 000 руб.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.