Решения и постановления судов

Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 29.10.2010 по делу N А78-2714/2010 По делу об отмене решения налогового органа о привлечении к ответственности за неполную уплату налога на прибыль организаций, налога на добавленную стоимость и налога на доходы физических лиц.

ЧЕТВЕРТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 29 октября 2010 г. по делу N А78-2714/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 25 октября 2010 года.

Полный текст постановления изготовлен 29 октября 2010 года.

Арбитражный суд апелляционной инстанции в составе

председательствующего судьи Лешуковой Т.О.,

судей Ячменева Г.Г., Ткаченко Э.В.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Бушуевым С.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по г. Чите на решение Арбитражного суда Забайкальского края от 23 августа 2010 года по делу N А78-2714/2010 по заявлению Общества с ограниченной ответственностью “Энергомера-Сибирь“ к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по г. Чите о признании недействительным решения от 26.02.2010 N 14-09-19 (суд первой инстанции: Ломако Н.В.)

при участии в судебном заседании:



от заявителя: Яковлева А.И., по доверенности от 24.12.2009,

от инспекции: Конюкова В.Г., по доверенности от 06.10.2010, Михайленко М.М., по доверенности от 06.10.2010, Суханова А.В., по доверенности от 25.10.2010,

установил:

Заявитель - Общество с ограниченной ответственностью “Энергомера-Сибирь“ - обратился в суд с требованием о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по г. Чите от 26.02.2010 N 14-09-19.

Суд первой инстанции решением от 23 августа 2010 года заявленные требования удовлетворил. Как следует из судебного акта, основанием для удовлетворения заявленных требований послужил вывод суда о нарушении налоговым органом процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, выразившемся в рассмотрении материалов выездной налоговой проверки и материалов дополнительных мероприятий налогового контроля без уведомления проверяемого лица о времени и месте их рассмотрения, поскольку решение о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля, требование о представлении документов, уведомление о вызове налогоплательщика для предварительного рассмотрения дополнительных мероприятий, уведомление о рассмотрении материалов выездной налоговой проверки и дополнительных мероприятий налогового контроля вручены Комаровой Т.В., действующей на основании доверенности физического лица Александрова В.С., а не доверенности общества; Комарова Т.В. ознакомлена с протоколом рассмотрения дополнительных мероприятий.

По существу налоговых правонарушений суд пришел к выводу о правомерности отнесения обществом в состав затрат по налогу на прибыль стоимости маркетинговых исследований, проведенных ООО “Русский бизнес“ в связи с недоказанностью налоговым органом нереальности хозяйственных операций.

При рассмотрении дела судом первой инстанции отказано в удовлетворении ходатайств инспекции об истребовании у заявителя в порядке части 4 статьи 66 АПК РФ оригиналов отчетов о проведенных ООО “Русский бизнес“ маркетинговых исследованиях с целью их оценки на предмет целесообразности проведения экспертизы; об отложении судебного разбирательства до получения ответов на запросы в УНП УВД по Забайкальскому краю, касающихся встречных проверок в отношении контрагентов ООО “Энергомера-Сибирь“, в связи с необходимостью подготовки письменного мотивированного заявления о фальсификации доказательств; устного заявления о фальсификации отчетов по маркетинговым услугам; в удовлетворении ходатайства общества о вызове в суд в качестве свидетелей руководителей ООО “Энергомера-Сибирь“ и ООО “Русский бизнес“.

Не согласившись с решением, инспекция обратилась с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить, указывая, что Комарова Т.В. фактически являлась представителем общества в налоговом органе, поскольку приносила запрашиваемые по требованию документы, использованные в ходе допмероприятий и повлиявшие на размер доначислений. Суд не оценил довод инспекции о том, что Комарова Т.В. является представителем руководителя общества Александрова В.С., соответственно, Александров В.С. считается надлежащим образом извещенным о времени и месте рассмотрения материалов налоговой проверки. Судом также неправомерно приняты документы от налогоплательщика в подтверждение проведенных маркетинговых мероприятий при отсутствии у инспекции возможности проверить их с точки зрения допустимости. Суд необоснованно отказал инспекции в удовлетворении ходатайства об отложении судебного разбирательства и истребовании подлинников отчетов для предоставления времени ознакомления с представленными налогоплательщиком дополнительными доказательствами.

Выводы суда о доказанности реальности применения результатов маркетинговых исследований со ссылкой на то, что общество приобретало необходимое количество товаров, исходя из плана продаж, составленного в отчетах, противоречит фактическим обстоятельствам дела.

Поскольку ООО “Русский бизнес“ не участвовало в распространении продукции общества (договор N УС-001 от 22.05.2007, дополнительным соглашением от 31.05.2007 к которому отменена обязанность распространения продукции), а из материалов дела не усматривается применение в деятельности общества результатов оказанных маркетинговых услуг, значит, данные операции не обусловлены разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера), что согласно п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ N 53 влечет признание налоговой выгоды необоснованной.



Представители инспекции в судебном заседании доводы апелляционной жалобы поддержали. Представили дополнение к апелляционной жалобе, в котором указали, что взаимоотношения со всеми контрагентами у общества возникли задолго до оказания маркетинговых услуг ООО “Русский бизнес“, поэтому отсутствует связь результатов якобы проведенных маркетинговых услуг с деятельностью ООО “Энергомера-Сибирь“; в счетах-фактурах ООО “Русский бизнес“ отсутствуют расшифровки конкретных видов маркетинговых услуг, что не позволяет идентифицировать, какие именно услуги оказывались заявителю, нет конкретных доказательств использования результатов маркетинговых услуг при заключении договоров с контрагентами (контрагенты выходили на ООО “Энергомера-Сибирь“ самостоятельно), ООО “Русский бизнес“ не могло выполнить такой объем работ в силу ограниченности людских ресурсов (1 человек в штате организации).

Инспекцией в апелляционном суде заявлено ходатайство об истребовании у налогоплательщика оригиналов отчетов о выполненных работах в связи с тем, что они имеют сканированный вид (нечеткость изображения, идентичность подписей, размытый вид печати) и возникает необходимость ознакомления с данными документами и дальнейшая вероятность проведения экспертизы документов на давность их изготовления.

Представитель общества в судебном заседании доводы апелляционной жалобы инспекции оспорил по мотивам, изложенным в отзыве. Просил решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Заявил ходатайство о приобщении к материалам дела в целях подтверждения реальности маркетинговых исследований проектов договоров, переданных контрагентом обществу в феврале 2008 года на USB-носителе, в количестве согласно заявлявшемуся в суде первой инстанции ходатайству о приобщении дополнительных доказательств.

Ходатайства инспекции и заявителя апелляционным судом не удовлетворены.

Апелляционная жалоба рассматривается в порядке статьи 266 АПК РФ.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив правильность применения норм материального права и соблюдение норм процессуального права, апелляционный суд приходит к следующим выводам.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, налоговым органом проведена выездная налоговая проверка по вопросам соблюдения обществом законодательства о налогах и сборах за 2007 - 2008 годы, по результатам которой 23.12.2009 составлен акт N 14-09-101 и 26.02.2010 принято решение N 14-09-19 о привлечении к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ за неполную уплату налога на прибыль организаций за 2006 год в виде штрафа в размере 2731,60 руб., за 2007 год в размере 363 623,40 руб., за 2008 год в размере 542726,60 руб.; за неполную уплату налога на добавленную стоимость за 2007 год в размере 262576,80 руб., за 2008 год в размере 405244,20 руб., с начислением и предложением уплатить пени по налогу на прибыль организаций в сумме 774998,35 руб., по налогу на добавленную стоимость в сумме 869731,17 руб., по налогу на доходы физических лиц в сумме 133,99 руб., налоговые санкции, не полностью уплаченный налог на прибыль организаций за 2006 год в сумме 13658 руб., за 2007 год в сумме 1818117 руб., за 2008 год в сумме 2713633 руб., налог на добавленную стоимость за 2007 год в сумме 1312884 руб., за 2008 год в сумме 2026221 руб.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Забайкальскому краю от 08.04.2010 N 2.13-20/112-ЮЛ/03736 решение инспекции оставлено в силе.

Не согласившись с решением налогового органа, общество обратилось в суд.

Решение суда первой инстанции об удовлетворении заявленных требований является правильным и не подлежит отмене, исходя из следующего.

Судом первой инстанции правильно установлены фактические обстоятельства по делу, верно применены нормы материального права, следующие.

Общество является плательщиком налога на прибыль согласно главе 25 части второй НК РФ.

В соответствии со статьей 247 НК РФ объектом налогообложения признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Согласно статье 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ “О бухгалтерском учете“ все хозяйственные операции, проводимые организацией, подтверждаются первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет. Первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать следующие обязательные реквизиты: наименование документа; дату составления документа; наименование организации, от имени которой составлен документ; содержание хозяйственной операции; измерители хозяйственной операции в натуральном и денежном выражении; наименование должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления; личные подписи указанных лиц. При этом как сведения, содержащиеся в счетах-фактурах, так и данные первичных документов, составляемых при совершении хозяйственной операции и представляемых налогоплательщиком в налоговые органы, должны отвечать установленным законодательством требованиям и содержать достоверные сведения.

На основании подпунктов 14, 15, 18, 27 пункта 1 статьи 264 НК РФ к прочим расходам, связанным с производством и реализацией, относятся:

- расходы на юридические и информационные услуги;

- расходы на консультационные и иные аналогичные услуги;

- расходы на текущее изучение (исследование) конъюнктуры рынка, сбор информации, непосредственно связанной с производством и реализацией товаров (работ, услуг).

Таким образом, налогоплательщик вправе отнести в состав затрат экономически оправданные расходы на маркетинговые исследования, произведенные для осуществления деятельности, направленной на получение дохода, и оформленные надлежащими первичными документами.

Из материалов проверки усматривается, что обществом в проверяемый период налоговая база по налогу на прибыль была уменьшена на сумму расходов, связанных с приобретением услуг по маркетинговым исследованиям у ООО “Русский бизнес“, по этим же операциям применены вычеты налога на добавленную стоимость.

Пунктами 1, 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, либо товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

В силу пункта 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 настоящего Кодекса.

Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей, и при наличии соответствующих первичных документов.

Налоговый орган вправе отказать в возмещении налога на добавленную стоимость, если предъявленная к возмещению сумма не подтверждена надлежащими документами, содержащими достоверные сведения, сформировавшие вычеты хозяйственные операции нереальны либо совершены с контрагентами, не исполняющими налоговых обязанностей.

В ходе выездной налоговой проверки налоговым органом установлены обстоятельства, свидетельствующие о нереальности совершенных хозяйственных операций.

Согласно допросу генерального директора общества Александрова В.С. он не знает, каким образом и кем из сотрудников ООО “Русский бизнес“ проводились маркетинговые исследования; по результатам исследований представлялись списки лиц, принимающих решения, договоры, контракты.

Директор ООО “Русский бизнес“ Ф.И.О. являющаяся его единственным работником и одновременно учредителем ООО “Главбух“ и оказывающая бухгалтерские услуги заявителю, на допрос не явилась.

За проверяемый период ООО “Русский бизнес“ представляло отчетность с нулевыми показателями.

В подтверждение произведенных расходов и налоговых вычетов по маркетинговым услугам заявителем представлены договор N УС-001 от 22.05.2007, счета-фактуры, акты приема-передачи услуг. Договор на оказание консультационных и маркетинговых услуг от 09.01.2008 не представлен.

Установлено, что в акте приема-передачи услуг по договору от 29.02.2008 указан перечень организаций, которым оказаны услуги по поиску и подбору и по результатам работы переданы заказчику проекты договоров. Данные проекты в ходе проверки не представлены. Указано на отсутствие расшифровки подписи заказчика в актах, свидетельствующих об оказании ООО “Русский бизнес“ услуг, представленных ООО “Энергомера-Сибирь“ на выездную налоговую проверку.

Вывод об отсутствии реальных хозяйственных операций по маркетинговым услугам между ООО “Энергомера-Сибирь“ и ООО “Русский бизнес“ основан на объяснениях контрагентов ООО “Энергомера-Сибирь“, пояснивших, что договоры поставки продукции ими заключались непосредственно с ООО “Энергомера-Сибирь“ без посредничества ООО “Русский бизнес“.

Проанализировав договор N УС-001 от 22.05.2007, налоговый орган пришел к выводу о том, что из его содержания нельзя определить, какие из обязанностей, предусмотренных договором, относятся к маркетинговым услугам, в приложении N 1 к договору маркетинговые услуги не указаны, дата вступления в силу договора не определена.

Оценив представленные документы, пояснения контрагентов, сведения об ООО “Русский бизнес“, налоговый орган пришел к выводу о том, что, избрав в качестве контрагента недобросовестного налогоплательщика, общество не проявило должной степени осмотрительности, а должно было исходить из того, что гражданско-правовая сделка влечет для него налоговые последствия. Установленные инспекцией обстоятельства свидетельствуют о наличии финансовой схемы, имитирующей увеличение затратной базы при отсутствии реального выполнения работ, конечная цель которой - минимизация налогов.

Оставляя апелляционную жалобу общества без удовлетворения, УФНС по Забайкальскому краю указало, что акты об оказании маркетинговых услуг содержат только данные о заключенных сделках, однако не содержат указания на конкретные оказанные услуги и их характер. Содержание актов не позволяет установить, какие услуги, с какой целью и в каком объеме были оказаны налогоплательщику, а, следовательно, и оценить, были ли результаты этих услуг использованы в дальнейшем в деятельности общества.

В ходе разбирательства в суде первой инстанции заявителем представлены копии отчетов о проведенных маркетинговых исследованиях рынка приборов учета электротехнической энергии, щитового оборудования и сопутствующей электротехнической продукции (л.д. 77, т. 6), проекты договоров с контрагентами, из которых к материалам дела судом первой инстанции приобщены десять.

Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования, исходил из нарушения налоговым органом процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, выразившегося в рассмотрении материалов выездной налоговой проверки и материалов дополнительных мероприятий налогового контроля без уведомления проверяемого лица о времени и месте их рассмотрения, поскольку решение о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля, требование о представлении документов, уведомление о вызове налогоплательщика для предварительного рассмотрения дополнительных мероприятий, уведомление о рассмотрении материалов выездной налоговой проверки и дополнительных мероприятий налогового контроля вручены Комаровой Т.В., действующей на основании доверенности физического лица Александрова В.С., а не доверенности общества; Комарова Т.В. ознакомлена с протоколом рассмотрения дополнительных мероприятий.

Суд признал недоказанной налоговым органом нереальность хозяйственных операций, выполнение работ - подтвержденным актами приема-передачи услуг, отчетами о проведенных маркетинговых исследованиях. Довод об отсутствии посреднического участия ООО “Русский бизнес“ в подписании ООО “Энергомера-Сибирь“ договоров поставки с покупателями продукции отклонен со ссылкой на то, что данное обстоятельство не свидетельствует об отсутствии со стороны ООО “Русский бизнес“ оказанных услуг по маркетинговому исследованию рынка оборота указанной продукции.

При оценке доводов заявителя апелляционной жалобы и выводов суда первой инстанции апелляционный суд исходит из следующего.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявленных требований, обоснованно руководствовался следующим.

В силу п. 14 ст. 101 Налогового кодекса РФ несоблюдение должностными лицами налоговых органов требований, установленных настоящим Кодексом, может являться основанием для отмены решения налогового органа вышестоящим налоговым органом или судом.

Нарушение существенных условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки является основанием для отмены вышестоящим налоговым органом или судом решения налогового органа о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решения об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. К таким существенным условиям относится обеспечение возможности лица, в отношении которого проводилась проверка, участвовать в процессе рассмотрения материалов налоговой проверки лично и (или) через своего представителя и обеспечение возможности налогоплательщика представить объяснения.

Лицо, в отношении которого проводилась налоговая проверка, вправе участвовать в процессе рассмотрения материалов указанной проверки лично и (или) через своего представителя. Руководитель (заместитель руководителя) налогового органа извещает о времени и месте рассмотрения материалов налоговой проверки лицо, в отношении которого проводилась эта проверка. Неявка лица, в отношении которого проводилась налоговая проверка (его представителя), извещенного надлежащим образом о времени и месте рассмотрения материалов налоговой проверки, не является препятствием для рассмотрения материалов налоговой проверки, за исключением тех случаев, когда участие этого лица будет признано руководителем (заместителем руководителя) налогового органа обязательным для рассмотрения этих материалов (п. 2 ст. 101 НК РФ).

Согласно статье 29 НК РФ уполномоченным представителем налогоплательщика признается физическое или юридическое лицо, уполномоченное налогоплательщиком представлять его интересы в отношениях с налоговыми органами (таможенными органами), иными участниками отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах. Уполномоченный представитель налогоплательщика-организации осуществляет свои полномочия на основании доверенности, выдаваемой в порядке, установленном гражданским законодательством Российской Федерации.

В материалах дела имеются две доверенности, выданные Комаровой Татьяне Вячеславовне:

- N 3 от 30.09.2008 сроком действия по 01.01.2010 на представление интересов общества (ведение дел в налоговых органах с правом подписания решений, справок, актов и иных документов),

- N 2-66 от 15.01.2010 сроком действия один год на представление интересов Ф.И.О.

Из материалов дела следует и судом первой инстанции установлено, что акт выездной налоговой проверки вручен генеральному директору общества 28.12.2009. Уведомлением N 14-33/063546 от 28.12.2009, полученным 29.12.2009 генеральным директором ООО “Энергомера-Сибирь“ Александровым В.С., налоговый орган вызвал налогоплательщика на 29.01.2010 для рассмотрения материалов выездной налоговой проверки.

28.01.2010 обществом в налоговый орган представлены разногласия к акту выездной налоговой проверки, в связи с чем 29.01.2010 принято решение N 14-09-1 о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля. Решение было доведено до сведения Комаровой Т.В. по доверенности от 15.01.2010.

В связи с проведением мероприятий дополнительного налогового контроля 01.02. 2010 Комаровой Т.В. вручено требование о представлении документов N 14-09-04; 17 февраля 2010 года - уведомление о вызове налогоплательщика на 25 февраля 2010 года для предварительного рассмотрения дополнительных мероприятий налогового контроля, 25 февраля 2010 года Комарова Т.В. ознакомлена с протоколом рассмотрения дополнительных мероприятий налогового контроля.

17 февраля 2010 года Комаровой Т.В. вручено уведомление о вызове руководителя ООО “Энергомера-Сибирь“ Александрова В.С. на рассмотрение материалов выездной налоговой проверки и дополнительных мероприятий налогового контроля и принятия решения на 26 февраля 2010 года.

Согласно протоколу рассмотрения материалов проверки после проведения дополнительных мероприятий налогового контроля от 26.02.2010 без участия налогоплательщика, не представившего дополнительных материалов, состоялось рассмотрение акта выездной налоговой проверки ООО “Энергомера-Сибирь“, по итогам которого инспекцией принято оспариваемое решение.

Таким образом, налоговым органом не была обеспечена возможность лицу, в отношении которого проводилась проверка, участвовать в процессе рассмотрения материалов налоговой проверки лично и (или) через своего представителя и возможность налогоплательщика представить объяснения, поскольку решение о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля, требование о представлении документов, уведомление о вызове налогоплательщика для предварительного рассмотрения дополнительных мероприятий, уведомление о рассмотрении материалов выездной налоговой проверки и дополнительных мероприятий налогового контроля вручены Комаровой Т.В., срок действия доверенности которой на совершение действий от имени общества на момент их совершения истек.

Согласно материалам дела Комарова Т.В. передала врученные ей налоговым органом документы Александрову В.С. 09 марта 2010 года, поскольку Александров В.С., являющийся одновременно региональным менеджером по продажам Концерна “Энергомера-Сибирь“, находился в служебной командировке.

Иного момента получения руководителем ООО “Энергомера-Сибирь“ уведомления о времени и месте рассмотрения материалов выездной налоговой проверки налоговым органом в ходе судебного разбирательства не доказано.

Кроме того, на представление интересов ООО “Энергомера-Сибирь“ в налоговых органах 01.12.2009 выдана доверенность Акуловой И.С. сроком действия до 01.06.2010.

Довод инспекции о том, что Комарова Т.В. фактически являлась представителем общества в налоговом органе, поскольку приносила запрашиваемые по требованию документы, использованные в ходе допмероприятий и повлиявшие на размер доначислений, в частности, карточки по счету 90.1, журналы-ордера, апелляционным судом рассмотрен и признан подлежащим отклонению, поскольку в протоколе рассмотрения дополнительных мероприятий налогового контроля от 25.02.2010 данные документы не указаны в качестве дополнительно представленных, вместе с тем на них имеется ссылка в акте выездной налоговой проверки.

Довод инспекции о том, что Комарова Т.В. является представителем руководителя общества Александрова В.С., соответственно, Александров В.С. считается надлежащим образом извещенным о времени и месте рассмотрения материалов налоговой проверки, апелляционным судом рассмотрен и признан подлежащим отклонению.

Согласно п. 2 ст. 101 НК РФ руководитель (заместитель руководителя) налогового органа извещает о времени и месте рассмотрения материалов налоговой проверки лицо, в отношении которого проводилась эта проверка.

Поскольку законом предусмотрено уведомление самого налогоплательщика, вручение документов представителю руководителя (физического лица) не может быть признано извещением налогоплательщика.

Таким образом, суд первой инстанции обоснованно признал существенно нарушенной процедуру принятия оспариваемого решения.

22 мая 2007 года ООО “Энергомера-Сибирь“ (заказчик) и ООО “Русский бизнес“ (исполнитель) заключен договор N УС-001. В соответствии с пунктом 1.1 договора исполнитель принял, в числе других, обязанность по распространению на территории Уральского, Сибирского и Дальневосточного федеральных округов продукции, поставляемой продавцом.

Дополнительным соглашением от 31.05.2007 исполнитель обязуется оказывать заказчику маркетинговые услуги, в том числе, связанные с обработкой, осуществлением анализа, составлением планов и прогнозов в сфере обращения продукции в целях выработки мероприятий по созданию благоприятной экономической среды оборота продукции.

Услуги считаются оказанными, а исполнитель - исполнившим обязательства по договору с момента подписания актов приемки-передачи услуг (п. 4.1).

Оказанные услуги приняты по актам приема-передачи, на стоимость оказанных услуг выставлены счета-фактуры N УС-001 от 31.05.2007, N УС-002 от 29.06.2007, N УС-0030 от 31.08.2007, N УС-035 от 28.09.2007, N УС-00000398 от 29.12.2007, N УС-00000047 от 29.02.2008, N УС-000000334 от 30.06.2008, в акты внесены исправления в виде расшифровки подписей заказчика.

Согласно акту приемки-передачи по договору на оказание консультационных (маркетинговых) услуг от 29 февраля 2008 года с учетом дополнительного соглашения к акту от 01 марта 2008 года ООО “Русский бизнес“ оказало услуги по поиску и подбору возможных контрагентов, заинтересованных в сотрудничестве с ООО “Энергомера-Сибирь“, а также подготовило и передало проекты договоров с данными контрагентами в электронной форме (на USB-носителе). К акту приложен перечень контрагентов, предоставленных заказчику, на 38 листах с указанием их адресов (места нахождения).

Выполнение ООО “Русский бизнес“ маркетинговых услуг подтверждается представленными в материалы дела отчетами о проведенных маркетинговых исследованиях рынка приборов учета электрической энергии, щитового оборудования и сопутствующей электротехнической продукции.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Определении от 04.06.2007 N 320-О-П, законодатель отказался от закрытого перечня конкретных затрат налогоплательщика, которые могут быть учтены при расчете налоговой базы, имея в виду многообразие содержания и форм экономической деятельности и видов возможных расходов, что при детальном и исчерпывающем их нормативном закреплении приводило бы к ограничению прав налогоплательщика, и предоставил налогоплательщикам возможность самостоятельно определять в каждом конкретном случае, исходя из фактических обстоятельств и особенностей их финансово-хозяйственной деятельности, относятся те или иные не поименованные в главе 25 Налогового кодекса Российской Федерации затраты к расходам в целях налогообложения либо нет.

Нормы, содержащиеся в абзацах втором и третьем пункта 1 статьи 252 НК РФ, не допускают их произвольного применения, поскольку требуют установления объективной связи понесенных налогоплательщиком расходов с направленностью его деятельности на получение прибыли, причем бремя доказывания необоснованности расходов налогоплательщика возлагается на налоговые органы.

Как указано в пункте 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53, действия налогоплательщиков, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, предполагаются экономически оправданными.

В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 04.06.2007 N 366-О-П со ссылкой на формируемую Пленумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации правовую позицию, указанную в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53, отражено, что обоснованность расходов, учитываемых при расчете налоговой базы, должна оцениваться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерениях налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. При этом речь идет именно о намерениях и целях (направленности) этой деятельности, а не об их результате.

Налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности (статья 8 часть 1 Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

Как следует из отчетов о проведенных маркетинговых исследованиях рынка приборов учета электрической энергии, щитового оборудования и сопутствующей электротехнической продукции, в них содержится информация о целях, объекте, задачах, методах исследования указанного рынка в трех федеральных округах - Сибирском, Уральском и Дальневосточном. Отчеты содержат краткие результаты исследования в графической форме, характеристику рынка (регионы, крупные города, основные потребители - сетевые компании, сбытовые компании, предприятия малой энергетики, операторы коммерческого учета, генерирующие компании, крупные промышленные предприятия, третичный рынок), долевое распределение рынка по производителям, анализ структуры и причин спроса на объект исследования, основные проблемы в организации учета электроэнергии и их причины, требования к счетчикам, основные проблемы в зоне продаж, характеристику субъектов рынка, маркетинговое исследование текущей конъюнктуры рынка, в том числе проведения конкурсов по субъектам рынка; краткосрочный прогноз структуры и объемов спроса на товары заявителя, динамика спроса; практические рекомендации заказчику исследования.

Заявитель принял выполненную работу полностью. Претензий по качеству работы общество не предъявляло.

Доказательств, свидетельствующих об отсутствии у общества намерений получить экономический эффект в результате реальной экономической деятельности, налоговым органом не представлено.

Налоговый орган указывает, что все организации, перечисленные в отчете, являются контрагентами заявителя, новых контрагентов найдено не было, а сами отчеты не содержат реальных сведений о возможных связях, договоренностях, о рынке сбыта, потенциальных покупателях и носят общий характер. Контрагенты ООО “Энергомера-Сибирь“ пояснили, что договоры поставки продукции ими заключались непосредственно с ООО “Энергомера-Сибирь“ без посред“ичества ООО “Русский бизнес“.

Таким образом, из решения инспекции и ее пояснений в апелляционном суде следует, что необходимость маркетинговых исследований, их эффективность и экономическая оправданность поставлена налоговым органом в зависимость от результата.

Между тем обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от результата деятельности предприятия, от эффективности использования капитала. Кроме того, налоговым органом не установлена несоразмерность спорных расходов полученной выгоде.

По утверждению общества, оно использовало данные прогнозы, что подтверждается номенклатурой реализуемой продукции. Данное обстоятельство налоговым органом не опровергнуто.

Таким образом, общество правомерно самостоятельно и единолично оценило маркетинговые исследования как эффективные и целесообразные.

Довод инспекции о том, что Комарова Т.В. как менеджер общества могла бы выполнять соответствующие маркетинговые исследования, ею документально не подтвержден.

Ссылка инспекции на протоколы допросов контрагентов не может быть признана обоснованной, поскольку допрашивались лица, не участвовавшие в заключении договоров поставки, либо не являвшиеся руководителями контрагентов.

Довод инспекции о том, что в счетах-фактурах ООО “Русский бизнес“ отсутствуют расшифровки конкретных видов маркетинговых услуг, что не позволяет идентифицировать, какие именно услуги оказывались заявителю, сделан без учета наличия в материалах дела отчетов о маркетинговых исследованиях.

Довод инспекции о том, что ООО “Русский бизнес“ не могло выполнить такой объем работ в силу ограниченности людских ресурсов (1 человек в штате организации) апелляционный суд полагает недостаточно обоснованным указываемыми налоговым органом обстоятельствами и приводимыми в подтверждение этого доказательствами, так как не приведены конкретные данные и обстоятельства, свидетельствующие об отсутствии такой возможности.

Судом апелляционной инстанции при исследовании материалов дела не выявлено обстоятельств, характеризующих маркетинговые исследования как основание для признания расходов ненадлежащими.

Согласно пункту 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 “Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды“ судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Судам необходимо иметь в виду, что следующие обстоятельства сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной:

- создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции;

- взаимозависимость участников сделок;

- неритмичный характер хозяйственных операций;

- нарушение налогового законодательства в прошлом;

- разовый характер операции;

- осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика;

- осуществление расчетов с использованием одного банка;

- осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций;

- использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.

Однако эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, в частности, указанными в пункте 5 настоящего Постановления (невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств), могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Пунктом 10 Постановления Пленума N 53 установлено, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Налоговая выгода может быть также признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

Как следует из обстоятельств дела, налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в первичных документах, недостоверны или не соответствуют счетам-фактурам; счета-фактуры не соответствуют требованиям ст. 169 НК РФ или содержат недостоверные сведения относительно адреса и руководителя контрагента; первичные документы не отвечают требованиям по их заполнению. Налоговым органом не доказано, что деятельность налогоплательщика в проверяемом периоде была направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей. Также отсутствуют данные о взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Согласно пункту 1 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы.

В данном случае физическое лицо, указанное в документах в качестве учредителя и руководителя контрагента, не отказывалось от наличия финансово-хозяйственных взаимоотношений с заявителем, равно как и от отношения к этой организации, от заключения договоров, подписания счетов-фактур и иных первичных документов.

Поскольку отсутствие лица, идентифицируемого, в частности, в качестве единоличного исполнительного органа, не установлено, отсутствуют основания полагать, что данная организация не вступала в какие-либо гражданско-правовые сделки, влекущие налоговые последствия.

Обстоятельства, установленные инспекцией, и приводимые в подтверждение этих обстоятельств доказательства не свидетельствуют в достаточной мере об использовании ООО “Русский бизнес“ в схемах для получения необоснованной налоговой выгоды путем предъявления налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость и уменьшения налоговой базы по налогу на прибыль.

При рассмотрении дела судом первой инстанции обоснованно отказано в удовлетворении ходатайств инспекции об истребовании у заявителя в порядке части 4 статьи 66 АПК РФ оригиналов отчетов о проведенных ООО “Русский бизнес“ маркетинговых исследованиях с целью их оценки на предмет целесообразности проведения экспертизы (налоговый орган не доказал невозможность самостоятельного получения отчетов у налогоплательщика, отчеты не были истребованы; ссылка инспекции на истребование отчетов как актов выполненных работ не может быть признана обоснованной, поскольку акты представлены, не представлены результаты оказанных услуг, которые для проведения проверки не истребовались); об отложении судебного разбирательства до получения ответов на запросы в УНП УВД по Забайкальскому краю, касающихся встречных проверок в отношении контрагентов ООО “Энергомера-Сибирь“, в связи с необходимостью подготовки письменного мотивированного заявления о фальсификации доказательств (на момент рассмотрения апелляционной жалобы ответы на запросы также не представлены); устного заявления о фальсификации отчетов по маркетинговым услугам (согласно ст. 161 АПК РФ заявление о фальсификации допускается в письменной форме); в удовлетворении ходатайства общества о вызове в суд в качестве свидетелей руководителей ООО “Энергомера-Сибирь“ и ООО “Русский бизнес“ (явка свидетелей не обеспечена).

Заявленное инспекцией в апелляционном суде ходатайство об истребовании у налогоплательщика оригиналов отчетов о выполненных работах в связи с тем, что они имеют сканированный вид (нечеткость изображения, идентичность подписей, размытый вид печати) и возникает необходимость ознакомления с данными документами и дальнейшая вероятность проведения экспертизы документов на давность их изготовления, также не подлежит удовлетворению по ранее указанным обстоятельствам.

Заявленное обществом в апелляционном суде ходатайство о приобщении к материалам дела в целях подтверждения реальности маркетинговых исследований проектов договоров, переданных контрагентом обществу в феврале 2008 года на USB-носителе, в количестве согласно заявлявшемуся в суде первой инстанции ходатайству о приобщении дополнительных доказательств, также не подлежит удовлетворению в связи с достаточностью, по мнению апелляционного суда, приобщенных к материалам дела судом первой инстанции проектов договоров в количестве десяти.

Выводы суда первой инстанции в совокупности с выводами апелляционного суда в полной мере основаны на оценке всех доказательств и доводов налогового органа, в том числе отраженных в апелляционной жалобе.

При указанных обстоятельствах суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы, доводы которой проверены в полном объеме, но не могут быть учтены как не влияющие на законность принятого по делу судебного акта. Оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции не имеется.

Рассмотрев апелляционную жалобу на не вступившее в законную силу решение Арбитражного суда Забайкальского края от 29 августа 2010 года по делу N А78-2714/2010, арбитражный суд апелляционной инстанции на основании статей 258, 268 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации

постановил:

Решение Арбитражного суда Забайкальского края от 29 августа 2010 года по делу N А78-2714/2010 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление апелляционного суда вступает в силу со дня его принятия и может быть обжаловано в двухмесячный срок в кассационном порядке в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа.

Председательствующий

Т.О.ЛЕШУКОВА

Судьи

Э.В.ТКАЧЕНКО

Г.Г.ЯЧМЕНЕВ