Решения и постановления судов

Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 30.07.2010 по делу N А78-1671/2010 По делу о признании незаконными действий по корректировке таможенной стоимости, выразившихся в начислении дополнительных таможенных платежей по грузовой таможенной декларации.

ЧЕТВЕРТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 30 июля 2010 г. по делу N А78-1671/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 29 июля 2010 года.

Полный текст постановления изготовлен 30 июля 2010 года.

Четвертый арбитражный апелляционный суд в составе

председательствующего судьи Ячменева Г.Г.,

судей Виляка О.И., Ткаченко Э.В.

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Малановой А.А., рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Забайкальской таможни на не вступившее в законную силу решение Арбитражного суда Забайкальского края от 24 мая 2010 года по делу N А78-1671/2010 по заявлению Общества с ограниченной ответственностью “Деловое содружество“ к Забайкальской таможне о признании незаконными действий по корректировке таможенной стоимости

(суд первой инстанции: Литвинцев А.Б.)

при участии в судебном заседании представителей лиц, участвующих в деле:

от ООО “Деловое содружество“: не было (извещено);

от таможни: Корякин В.А., старший государственный таможенный инспектор правового отдела, доверенность от 3 марта 2010 года N 05-59/34

установил:

Общество с ограниченной ответственностью “Деловое содружество“ (далее - Общество, ООО “Деловое содружество“) обратилось в Арбитражный суд Забайкальского края с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (т. 2, л.д. 51), к Забайкальской таможне (далее - таможня, таможенный орган) о признании незаконными действий по корректировке таможенной стоимости, выразившихся в начислении дополнительных таможенных платежей в сумме 1 038 240,82 руб. согласно КТС-1 N 6427911 и КТС-1 0208332 по грузовой таможенной декларации N 10617010/031109/0004916.

Решением Арбитражного суда Забайкальского края от 24 мая 2010 года заявленные требования удовлетворены. Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что отказ таможенного органа в принятии таможенной стоимости товара по методу по цене сделки с ввозимыми товарами является неправомерным и необоснованным, поскольку Обществом при таможенном оформлении представлены все необходимые документы, в том числе платежные, в подтверждение заявленной цены сделки. Удовлетворив требования ООО “Деловое содружество“, суд первой инстанции одновременно взыскал в его пользу с таможни судебные расходы по уплате государственной пошлины и (частично) по оплате услуг представителя.



Не согласившись с решением суда первой инстанции, таможенный орган обжаловал его в апелляционном порядке. Заявитель апелляционной жалобы ставит вопрос об отмене решения суда первой инстанции, ссылаясь на то, что Обществом не подтверждено документально право на применение метода по цене сделки с ввозимыми товарами, поскольку в представленных при таможенном оформлении документах имеются противоречия (например, номер контракта в графах 4 и 44 грузовой таможенной декларации не сопоставляется с номером контракта в экспортной декларации; печати в контракте, дополнительном соглашении, инвойсе не сопоставляются; код товара, заявленный в грузовой таможенной декларации, инвойсе и китайской таможенной экспортно-товарной спецификации не идентифицируется с кодом товара, указанного в экспортной декларации; в контракте и дополнении к контракту отсутствуют условия о качестве товара, информация об ассортименте товара, количестве, о стандартах и технических условиях; товаросопроводительные и коммерческие документы содержат неточные сведения, поскольку проставленные в них печати не идентифицируются; в отгрузочной спецификации отсутствует дата контракта). Кроме того, таможня указывает на факт непредставления запрошенных ею дополнительных документов. Применение третьего метода определения таможенной стоимости заявитель апелляционной жалобы считает обоснованным и правомерным.

В отзыве на апелляционную жалобу Общество выражает согласие с решением суда первой инстанции, просит оставить его без изменения.

О времени и месте судебного заседания ООО “Деловое содружество“ извещено надлежащим образом в порядке, предусмотренном главой 12 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, что подтверждается почтовым уведомлением N 27411758, однако явку своих представителей в судебное заседание не обеспечило. На основании части 2 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации неявка лиц, участвующих в деле, извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения дела, если суд не признал их явку обязательной.

Четвертый арбитражный апелляционный суд, рассмотрев дело в порядке главы 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, проанализировав доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, выслушав представителя таможни, изучив материалы дела, проверив правильность применения судом первой инстанции норм процессуального и материального права, пришел к следующим выводам.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, между ООО “Деловое содружество“ и Маньчжурской торговой компанией с ограниченной ответственностью “Я Бао“ (КНР) заключен внешнеторговый контракт от 26 декабря 2008 года N MYB-2008/001, предметом которого является поставка товаров производства КНР на условиях DAF Забайкальск. Поставка импортируемого товара осуществляется партиями, в зависимости от условий транспортировки товара (тара и упаковка), наименование, количество, коды ТН ВЭД. Вместе с поставляемой партией китайская сторона направляет инвойс, другие товаросопроводительные документы. Общая сумма контракта составляет 1 500 000 долларов США. В стоимость товара включается стоимость упаковки и маркировки товара, расходы по его отгрузке, перевозке, другие расходы, предусмотренные условиями поставки согласно терминологии “Инкотермс-2000“. Цена за единицу товара согласовывается в спецификации N 1 контракта. Оплата товара производится по предоплате (т. 1, л.д. 26 - 29).

4 апреля 2009 года было подписано дополнительное соглашение N 1 к контракту N MYB-2008/001 с включением спецификации N 2 (т. 1, л.д. 30).

В филиале Акционерного коммерческого Сберегательного банка России (ОАО) - Борзинском отделении N 4178 Обществом 29 декабря 2008 года оформлен паспорт сделки N 08120005/1481/1705/2/0 (т. 1, л.д. 31 - 32).

В рамках исполнения названного внешнеторгового контракта и дополнительного соглашения к нему Обществом по грузовой таможенной декларации N 10617010/031109/0004916 (т. 1, л.д. 18 - 19) был ввезен товар - трубы из коррозийно-стойкой стали бесшовные горячедеформированные, котельные, низко-среднего давления, концентрические полые постоянного круглого сечения, имеющие одинаковые по форме внутренние и наружные поверхности без фитингов, изготовитель “Чжэцзянская компания “СТАИНЛЕСС СТЕЛЛ КО., ЛТД“, марка стали 12Х12Н10Т, код ТН ВЭД 730449 92 00, в количестве 58 166 кг.

В дополнительном листе к упомянутой грузовой таможенной декларации (графа 31) Обществом указаны размеры труб, диаметр, толщина стенок, длина (от 5 - 6 м), количество, вес и химический состав.

ООО “Деловое содружество“ определило таможенную стоимость труб по цене сделки с ввозимыми товарами из расчета 2201 доллара США за одну тонну на условиях DAF-Забайкальск.

Цена товара установлена дополнительным соглашением N 1 от 4 апреля 2009 года к контракту N MYB-2008/001 и составляет 2201 доллара США за одну тонну.

При проведении проверки указанной грузовой таможенной декларации таможней в адрес ООО “Деловое содружество“ был направлен запрос от 5 ноября 2009 года N 575 (т. 1, л.д. 130) о представлении дополнительных документов для подтверждения заявленной таможенной стоимости, в соответствии с которыми Обществу было предложено представить следующие дополнительные документы:

- оригинал экспортной декларации страны отправления;

- выписку банка о движении денежных средств на счете;

- прайс-лист продавца (производителя) ввозимого товара;



- заявку на отгрузку, поскольку в контракте отсутствует информация об ассортименте;

- информацию о сделках с идентичными или однородными товарами, проданными на экспорт в Российскую Федерацию и ввезенными в Российскую Федерацию в тот же или соответствующий период времени, что и оцениваемые товары (счета-фактуры, инвойсы, контракты, грузовые таможенные декларации, декларации таможенной стоимости);

- информацию о стоимости реализации ввозимых идентичных или однородных товаров на внутреннем рынке Российской Федерации (счета-фактуры, контракты);

- информацию о том, предусмотрены ли поставки (прямо или косвенно, бесплатно или по сниженной цене) покупателем продавцу товаров и услуг, поименованных в подпункте 2) пункта 1 статьи 19.1 Закона РФ “О таможенном тарифе“;

- сертификат соответствия N РОСС CN.АИ10.Н00312 от 23 октября 2008 года;

- оригиналы сертификата качества.

Обществом были представлены копия экспортной декларации, оригиналы сертификата качества и прайс-лист Маньчжурской торговой компании с ограниченной ответственностью “Я Бао“.

ООО “Деловое содружество“ также представило пояснения о том, что товар закупается по ценам, указанным в прайс-листе; выписка банка о движении денежных средств на счете была приложена к пакету документов к грузовой таможенной декларации N 10617010/031109/0004916; оригинал экспортной декларации представить не может, поскольку он не передан ему китайской стороной; заявка на отгрузку товара не предусмотрена контрактом; информацией о сделках с идентичными или однородными товарами иных участников внешнеэкономической деятельности, а также информацией о стоимости реализации ввозимых товаров на внутреннем рынке Общество не располагает; информацией о том, предусмотрены ли поставки (прямо или косвенно, бесплатно или по сниженной цене) покупателем продавцу товаров и услуг, поименованных в подпункте 2 пункта 1 статьи 19.1 Закона РФ “О таможенном тарифе“, не располагает (т. 2, л.д. 13).

Борзинский таможенный пост не принял заявленную Обществом таможенную стоимость товара и произвел ее корректировку по третьему методу (по цене сделки с однородными товарами), в результате которой Обществу были доначислены таможенные платежи в сумме 1 709 090, 21 руб. согласно КТС-1 N 6427911 по грузовой таможенной декларации N 10617010/031109/0004916 (т. 1, л.д. 22, т. 2, л.д. 23 - 24)

В качестве основы для корректировки таможенной стоимости (ДТС-2) Борзинским таможенным постом была использована ценовая информация по грузовой таможенной декларации N 10107020/220609/0003149 иного участника внешнеэкономической деятельности (ООО “Костромская титановая компания“) из расчета 3778 долларов США за одну тонну.

В решении о корректировке таможенной стоимости (дополнение N 1 к ДТС-1 N 10617010/031109/0004916, т. 2, л.д. 19) Обществу было сообщено, что сведения, содержащиеся в представленных им документах, не являются достаточными и документально подтвержденными в целях применения первого метода определения таможенной стоимости, поскольку:

- в контракте и дополнительном соглашении отсутствуют условие о качестве товара, а также информация об ассортименте товара, количестве, стандартах и технических условиях, которым должны соответствовать поставляемые товары;

- представленные при таможенном оформлении товаросопроводительные и коммерческие документы содержат неточные сведения (печати в контракте, дополнительном соглашении и инвойсе не идентифицируются);

- в отгрузочной спецификации отсутствует дата контракта, что не позволяет идентифицировать данную партию;

- в сертификате качества на отгруженный товар отсутствует дата контракта, что не подтверждает качество заявленного товара, так как невозможно отнести данный товар к ввозимому по грузовой таможенной декларации N 10617010/031109/0004916 товару;

- номер контракта в представленной экспортной декларации не идентифицируется с номером контракта в графах 4 и 44 указанной грузовой таможенной декларации;

- код товара, заявленный в названной грузовой таможенной декларации, инвойсе, в китайской таможенной экспортно-товарной спецификации не идентифицируется с кодом товара в экспортной декларации, что вызывает сомнение в достоверности представленной экспортной декларации.

Одновременно Обществу было сообщено, что у таможенного органа имеется информация о ввозе однородных товаров на условиях CPT, в связи с чем было предложено представить информацию о транспортных расходах для сопоставления условий поставок CPT-Кострома и DAF-Забайкальск.

В адрес Общества выставлено требование от 14 ноября 2009 года об уплате скорректированных таможенных платежей (т. 2, л.д. 26).

Обществом была произведена уплата дополнительно начисленных таможенных платежей, после чего ввезенный товар был выпущен для свободного обращения.

Решением таможни от 16 февраля 2010 года N 10617000/160210/11 решение Борзинского таможенного поста о корректировке таможенной стоимости признано не соответствующим таможенному законодательству (т. 1, л.д. 86 - 89, т. 2, л.д. 40 - 43).

11 марта 2010 года таможней произведена корректировка таможенной стоимости ввезенного по грузовой таможенной декларации N 10617010/031109/0004916 на основе ценовой информации по грузовой таможенной декларации N 10107020/220609/0003149 из расчета 3160 долларов США за одну тонну, в результате чего Обществу подлежат возврату таможенные платежи в сумме 670 849, 39 руб. (КТС-1 N 0208332, т. 2, л.д. 58).

На основании заявления о возврате таможенных платежей от 15 марта 2010 года (т. 2, л.д. 78) таможней принято решение от 1 апреля 2010 года о зачете в счет будущих таможенных платежей излишне уплаченных таможенных платежей в сумме 670 849,39 руб., исчисленных по грузовой таможенной декларации N 10617010/031109/0004916, в связи с принятием окончательной корректировки таможенной стоимости (т. 2, л.д. 80).

Суд апелляционной инстанции находит правильными выводы суда первой инстанции о незаконности действий таможни по корректировке таможенной стоимости и начислении дополнительных таможенных платежей, исходя из следующего.

Пунктом 1 статьи 323 Таможенного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что таможенная стоимость товаров определяется декларантом согласно методам определения таможенной стоимости, установленным законодательством Российской Федерации, и заявляется в таможенный орган при декларировании товаров.

При этом заявляемая декларантом таможенная стоимость товаров и представляемые им сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на достоверной и документально подтвержденной информации (пункт 2 статьи 323 Таможенного кодекса Российской Федерации).

Методы определения таможенной стоимости товаров установлены в статье 12 Закона Российской Федерации от 21.05.93 N 5003-1 “О таможенном тарифе“, пунктом 2 которой установлено, что первоосновой для таможенной стоимости товаров является стоимость сделки в значении, установленном пунктом 1 статьи 19 этого Закона.

В свою очередь, в соответствии с пунктом 1 статьи 19 Закона Российской Федерации “О таможенном тарифе“ таможенной стоимостью товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации, является стоимость сделки, то есть цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за товары при их продаже на экспорт в Российскую Федерацию и дополненная в соответствии со статьей 19.1 данного Закона. Ценой, фактически уплаченной или подлежащей уплате, является общая сумма всех платежей, осуществленных или подлежащих осуществлению покупателем непосредственно продавцу и (или) третьему лицу в пользу продавца за ввозимые товары. При этом платежи могут быть осуществлены прямо или косвенно в любой форме покупателем продавцу или третьему лицу в пользу продавца.

В пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26 июля 2005 года N 29 “О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с определением таможенной стоимости товаров“ указано, что под несоблюдением установленного пунктом 2 статьи 323 Таможенного кодекса Российской Федерации условия о документальном подтверждении, количественной определенности и достоверности цены сделки с ввозимыми товарами следует понимать отсутствие документального подтверждения заключения сделки в любой не противоречащей закону форме или отсутствие в документах, выражающих содержание сделки, ценовой информации, относящейся к количественно определенным характеристикам товара, информации об условиях его поставки и оплаты либо наличие доказательств недостоверности таких сведений.

Перечень документов и сведений, необходимых для таможенного оформления товаров в соответствии с выбранным таможенным режимом утвержден Приказом ФТС России от 25.04.2007 N 536.

Судом первой инстанции установлено, что при таможенном оформлении ввозимых товаров в подтверждение метода по цене сделки с ввозимыми товарами Обществом был представлен полный пакет документов, установленный названным Приказом ФТС России, в которых содержались необходимые сведения для определения таможенной стоимости, а именно:

- свидетельство о государственной регистрации в качестве юридического лица, учредительные и иные документы, необходимые для принятия грузовой таможенной декларации (т. 1, л.д. 12 - 17);

- контракт N MYB-2008/001 от 26 декабря 2008 года (т. 1, л.д. 26 - 29);

- дополнительное соглашение N 1 от 4 апреля 2009 года к контракту (т. 1, л.д. 30);

- паспорт сделки (т. 1, л.д. 31 - 32);

- инвойс, содержащий сведения о стоимости товара и его наименовании (т. 1, л.д. 97);

- железнодорожная накладная (т. 1, л.д. 120 - 121);

- сертификаты качества (т. 1, л.д. 99 - 104);

- копия экспортной таможенной декларации страны отправления и перевод ее на русский язык (т. 2, л.д. 15 - 16);

- прайс-лист Маньчжурской торговой компании с ограниченной ответственностью “Я Бао“ (т. 2, л.д. 17 - 18);

- выписки банка об операциях по счету (т. 1, л.д. 107);

- платежное поручение от 16 января 2009 года N 1 (т. 1, л.д. 25).

Данное обстоятельство подтверждается описью документов к грузовой таможенной декларации N 10617010/031109/0004916 (т. 1, л.д. 20 - 21) и пояснением Общества от 10 ноября 2009 года (т. 2, л.д. 13).

В Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26 июля 2005 года N 29 “О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с определением таможенной стоимости товаров“ указано, что признаки недостоверности сведений о цене сделки либо о ее зависимости от условий, влияние которых не может быть учтено при определении таможенной стоимости, могут проявляться в значительном отличии цены сделки от ценовой информации, содержащейся в базах данных таможенных органов по сделкам с идентичными и однородными товарами, ввезенными на территорию Российской Федерации при сопоставимых условиях, а в случае отсутствия таковых - данных иных официальных или общепризнанных источников информации, включая сведения изготовителей и официальных распространителей товаров, а также товарно-ценовых каталогов (пункт 2).

При наличии указанных признаков декларант согласно пункту 4 статьи 323 Таможенного кодекса Российской Федерации по требованию таможенного органа обязан представить объяснения и дополнительные документы, необходимые для подтверждения заявленной таможенной стоимости, и вправе доказать достоверность представленных сведений и правомерность использования избранного им метода определения таможенной стоимости товара, в том числе путем представления документов и сведений, полученных им от иных лиц, включая лиц, имеющих отношение к производству, перемещению и реализации товара (пункт 3).

Вместе с тем, как правильно указал суд первой инстанции, исходя из положений пункта 1 статьи 63 и пункта 2 статьи 408 Таможенного кодекса Российской Федерации, таможенные органы вправе требовать при производстве таможенного оформления представления только тех документов и сведений, которые необходимы для обеспечения соблюдения таможенного законодательства Российской Федерации и представление которых предусмотрено в соответствии с данным Кодексом.

В силу пункта 2 статьи 14 Таможенного кодекса Российской Федерации при осуществлении таможенного оформления и таможенного контроля таможенные органы и их должностные лица не вправе устанавливать требования и ограничения, не предусмотренные актами таможенного законодательства или иными правовыми актами Российской Федерации.

В настоящее время, помимо статьи 323 Таможенного кодекса Российской Федерации, по вопросу осуществления контроля за правильностью определения таможенной стоимости применяются Положение о контроле таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации, утвержденное Приказом ГТК России от 05.12.2003 N 1399 (далее - Положение), и Инструкция по проведению правильности определения таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации, утвержденная Приказом ФТС России от 22.11.2006 N 1206 (далее - Инструкция).

Согласно пункту 6 Положения контроль таможенной стоимости при декларировании и выпуске товаров осуществляется путем проведения следующих операций:

- контроля правильности выбора метода определения таможенной стоимости, т.е. соответствует ли выбранный метод виду и условиям внешнеторгового договора и представленным документам;

- контроля правильности определения декларантом структуры заявленной таможенной стоимости (включение всех предусмотренных Законом РФ “О таможенном тарифе“ для данного метода оценки компонентов и, в случае заявления вычетов из выбранной основы для определения таможенной стоимости, - их обоснованность);

- контроля документального подтверждения заявленной таможенной стоимости и всех ее компонентов;

- оценки достоверности заявленной декларантом таможенной стоимости с использованием системы управления рисками.

Пунктом 9 Инструкции предусмотрено, что если представленные документы и сведения не являются достаточными для принятия решения в отношении заявленной таможенной стоимости товаров и от декларанта необходимо получить дополнительные документы и сведения либо при выявлении признаков, указывающих на то, что заявленные декларантом сведения о таможенной стоимости товаров могут являться недостоверными, уполномоченное должностное лицо должно определить круг вопросов, по которым требуется дополнительное документальное подтверждение. На основании поставленных вопросов должностное лицо направляет декларанту письменный запрос о представлении дополнительных документов для подтверждения заявленной таможенной стоимости с указанием перечня сведений, требующих проверки, и с указанием конкретных запрашиваемых документов. Кроме того, могут быть запрошены пояснения по условиям продажи, которые могли повлиять на стоимость сделки. Пояснения запрашиваются один раз в отношении условий одной сделки, если такие условия остаются неизменными на протяжении всего срока действия внешнеторгового договора. Таможенный орган мотивированно запрашивает только те дополнительные документы и сведения, которые необходимы для выяснения дополнительных обстоятельств и условий сделки, влияющих на стоимость ввозимого (ввезенного) товара и на принятие таможенным органом решения по таможенной стоимости.

Как уже отмечалось выше, при таможенном оформлении Обществу был направлен запрос N 575 от 5 ноября 2009 года о представлении дополнительных документов для подтверждения заявленной таможенной стоимости, которым было предложено представить оригинал экспортной декларации страны отправления, прайс-лист продавца (изготовителя) ввозимого товара, выписку банка о движении денежных средств по счету, заявку на отгрузку.

Обществом не были представлены оригинал экспортной декларации страны отправления (ввиду его отсутствия) и заявка на отгрузку товара (ввиду того, что такая заявка не подавалась).

В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19 апреля 2005 года N 13643/04 указано, что обязанность представлять по требованию таможенного органа документы, необходимые для подтверждения заявленной таможенной стоимости, может быть возложена на декларанта только в отношении документов, которыми тот реально располагает или должен их иметь в силу закона либо обычая делового оборота. Непредставление истребованных таможенным органом у декларанта документов следует рассматривать в качестве несоблюдения условия о достоверности, количественной определенности и документальном подтверждении таможенной стоимости лишь в том случае, когда такие документы имеют значение для таможенного оформления и определения таможенной стоимости товара.

Внешнеторговым контрактом на китайскую сторону не возложена обязанность представлять Обществу подлинник экспортной таможенной декларации. В пояснении от 10 ноября 2009 года Общество указало, что представить оригинал экспортной таможенной декларации не имеет возможности, поскольку китайская сторона такой документ не представила (т. 2, л.д. 13).

Экспортная таможенная декларация не включена в утвержденный Приказом ФТС России от 25.04.2007 N 536 Перечень документов и сведений, необходимых для таможенного оформления товаров в соответствии с выбранным таможенным режимом.

В пункте 9 Инструкции указано, что в зависимости от обстоятельств и условий сделки для подтверждения заявленной таможенной стоимости таможенным органом может быть запрошена экспортная таможенная декларация страны отправления и заверенный ее перевод на русский язык.

Однако названная норма не требует представления именно оригинала экспортной таможенной декларации. Обществом при таможенном оформлении была представлена копия экспортной таможенной декларации и заверенный ее перевод на русский язык.

С учетом изложенного, отказ в принятии заявленной Обществом таможенной стоимости по причине непредставления оригинала экспортной таможенной декларации является неправомерным.

На иные вопросы, содержащиеся в запросе таможенного органа, ООО “Деловое содружество“ дало исчерпывающие пояснения.

В соответствии с внешнеторговым контрактом поставка товара осуществляется на условиях DAF-Забайкальск, цена товара включает стоимость упаковки, маркировки товара, расходы по его отгрузке, перевозке, другие расходы, предусмотренные названными условиями поставки согласно ИНКОТЕРМС-2000.

Таким образом, по условиям контракта и согласованного в нем базового условия поставки все расходы, связанные с отгрузкой товара, входят в стоимость товара.

Неверное указание китайским контрагентом в экспортной декларации реквизитов контракта (вместо MYB-2008/001 указано MYB-2008-01) и кода товара, как правильно отметил суд первой инстанции, само по себе не может являться основанием для непринятия таможенной стоимости товара по первому методу, поскольку иные сведения полностью идентифицируются с информацией в товаросопроводительных и коммерческих документах и, более того, при таможенном оформлении все необходимые сведения о товаре, включая о его коде по ТН ВЭД России, были заявлены правильно.

Кроме того, каких-либо разъяснений по данному вопросу таможенный орган у Общества не запрашивал, доказательств наличия контракта с реквизитами MYB-2008-01 в материалах дела не имеется.

По аналогичным основаниям несостоятельными признаются и доводы таможни об отсутствии номера контракта в отгрузочной спецификации и сертификате качества на отгруженный товар.

Относительно доводов таможни об отсутствии в коммерческих документах сведений об ассортименте труб в зависимости от физических характеристик (длина, химический состав), которые могут повлиять на механизм определения цены, суд апелляционной инстанции отмечает следующее.

Суд первой инстанции, проанализировав положения статей 421, 424, 455, 469 и 506 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришел к выводу о том, что действующее российское законодательство не предусматривает обязательного указания в договоре купли-продажи условий об ассортименте товара в зависимости от его физических характеристик.

Поддерживая позицию суда первой инстанции по рассматриваемому эпизоду, суд апелляционной инстанции дополнительно отмечает следующее.

В контракте N MYB-2008/001 от 26 декабря 2008 года отсутствует соглашение о подлежащем применению праве.

Пунктами 2 и 3 статьи 1211 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что правом страны, с которой договор наиболее тесно связан, считается, если иное не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела, право страны, где находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора. Стороной, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора, признается, если иное не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела, сторона, являющаяся продавцом в договоре купли-продажи.

Таким образом, в рассматриваемом случае должно применяться гражданское законодательство КНР. При этом конкретных ссылок на какие-либо законы, положения, постановления, директивы и иные правовые акты КНР, в том числе предусматривающие обязательное указание во внешнеторговом контракте условий о физических характеристиках товара, таможня не приводит.

В то же время согласно статье 12 Закона КНР от 21 марта 1985 года “О внешнеэкономическом договоре“ договор должен содержать следующие пункты:

- наименование сторон в договоре или их фамилии и имена, гражданство (национальность), место основной деятельности или жительства;

- дату и место заключения договора;

- вид договора, его целевую направленность, сферу действия;

- относящиеся к предмету договора технические условия, качество, стандарты, спецификации, количество;

- срок, место и способ исполнения;

- цену, оплату, способы платежа и различные сопутствующие расходы;

- возможность передачи прав и обязанностей по договору или условия передачи;

- возмещение и иные меры ответственности за нарушение договора;

- порядок разрешения споров, вытекающих из договора;

- языки, используемые в договоре, а также их юридическую силу.

Договор с учетом его условий должен устанавливать границы риска, который берут на себя стороны при его исполнении; в случае необходимости должна быть установлена область страхования, связанная с предметом договора (статья 13).

В случае заключения договора, требующего сравнительно длительных сроков исполнения, стороны обязаны установить срок действия договора, а также предусмотреть условия продления его срока или досрочного прекращения (статья 14).

Стороны могут предусмотреть в договоре поручительство (статья 15).

Таким образом, в специальном законе КНР о внешнеэкономическом договоре, равно как и в Гражданском кодексе Российской Федерации, не предусмотрено обязательное включение в текст договора условия о таких физических характеристиках поставляемого товара, как длина и химический состав.

На основании статьи 1.1 Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА стороны свободны вступать в договор и определять его содержание.

В соответствии со статьей 30 Венской Конвенции о договорах международной купли-продажи товаров от 11 апреля 1980 года продавец обязан поставить товар, передать относящиеся к нему документы и передать право собственности на товар в соответствии с требованиями договора и настоящей Конвенции.

Пунктом 1 статьи 35 Венской Конвенции о договорах международной купли-продажи товаров предусмотрено, что продавец должен поставить товар, который по количеству, качеству и описанию соответствует требованиям договора и который, затарирован или упакован так, как это требуется по договору.

Согласно § 8 Общих условий поставок товаров из Союза ССР в Китайскую Народную Республику и из Китайской Народной Республики в Союз ССР от 13 марта 1990 года (далее - ОУП СССР-КНР) качественные и технические характеристики товара определяются путем ссылок в контракте на национальные стандарты, стандарты международных организаций или иные нормативно-технические документы. Наряду с этим качество товара может устанавливаться также путем ссылок на согласованный между сторонами образец или путем указания в контракте согласованных между продавцом и покупателем качественных характеристик товара.

Таким образом, международно-правовыми актами также не предусмотрено обязательное включение в текст договора условий о физических характеристиках товара. Напротив, ОУП СССР-КНР при определении ка“ественных и технических характеристик товара допускают ссылки на национальные стандарты, стандарты международных организаций и иные нормативно-технические документы.

Из материалов дела следует, что в спецификации N 2, включенной в текст дополнительного соглашения N 1 от 4 апреля 2009 года к контракту N MYB-2008/001, предметом поставки являются, в том числе, трубы диаметром не более 406,4 мм из коррозийно-стойкой стали, бесшовные, производство КНР по цене 2201 доллар США за одну тонну (т. 1, л.д. 30).

Указанная спецификация является неотъемлемой частью внешнеторгового контракта.

Судом первой инстанции, исходя из разъяснений, приведенных в пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26 июля 2005 года N 29 “О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с определением таможенной стоимости товаров“, названная спецификация обоснованно признана документом, выражающим содержание сделки и подтверждающим заявленную Обществом таможенную стоимость товара.

Кроме того, пунктом 3 раздела 6 контракта N MYB-2008/001 от 26 декабря 2008 года предусмотрено, что качество поставляемых товаров должно соответствовать государственным стандартам для российских товаров - Российской Федерации, для китайских товаров - КНР.

Подобное условие контракта полностью отвечает требованиям § 8 ОУП СССР-КНР.

При поставке товара китайской стороной были представлены сертификаты качества на ввозимые трубы с указанием, в том числе: государственного стандарта, марки стали, номера труб, диаметра труб, толщины стенок, длины, количества, веса, химического состава (т. 1, л.д. 99 - 104).

В ходе таможенного оформления указанные в спецификации N 2 и сертификатах качества сведения о ввозимом товаре таможенным органом опровергнуты не были. Таможенный досмотр товара не осуществлялся, образцы товара для проведения химического анализа не отбирались, соответствующая экспертиза не назначалась и не проводилась.

Каких-либо объективных доказательств, опровергающих приведенные в спецификации и сертификате качества характеристики ввозимого товара, таможенным органом в материалы дела не представлено, в связи с чем довод заявителя апелляционной жалобы о том, что таможня, исходя из системы управления рисками, вправе была ограничиться проверкой документов и сведений, не может быть признан обоснованным и опровергающим выводы суда первой инстанции.

Довод заявителя апелляционной жалобы о том, что заявленные Обществом сведения вызывают сомнения в их достоверности, поскольку печати в контракте, дополнительном соглашении и инвойсе не идентифицируются, не основан на законе либо обычаях делового оборота.

Как установил суд первой инстанции, с запросом к ООО “Деловое содружество“ об идентификации указанных документов к осуществляемой сделке таможня не обращалась.

В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19 июня 2007 года N 3323/07 указано, что цена сделки подтверждена документально, если приведенная в грузовой таможенной декларации стоимость может быть сопоставлена с суммой, обозначенной в счете-фактуре, платежном поручении, экспортной декларации, ведомости банковского контроля. При их совпадении можно утверждать, что цена подтверждена должным образом.

Пунктом 1 раздела 4 контракта N MYB-2008/001 от 26 декабря 2008 года предусмотрена предоплата, которую ООО “Деловое содружество“ произвело по платежному поручению от 16 января 2009 года N 1 (т. 1, 25). В связи с этим соотнесение суммы оплаты по конкретным грузовым таможенным декларациям возможно путем сопоставления стоимости товара, указанного в таких декларациях, контракте и инвойсах.

В данном случае оплата товара подтверждается платежным поручением от 16 января 2009 года N 1 (т. 1, л.д. 25) и ведомостью банковского контроля (т. 1, л.д. 33 - 34).

С учетом изложенных фактических обстоятельств, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что цена сделки, заявленная Обществом при определении таможенной стоимости ввезенного по грузовой таможенной декларации N 10617010/031109/0004916 товара, документально подтверждена, поскольку представленные Обществом документы полностью соответствуют требованиям таможенного законодательства и являются достаточными для применения метода по цене сделки с ввозимыми товарами, являющегося согласно статье 12 Закона Российской Федерации “О таможенном тарифе“ основным методом определения таможенной стоимости.

Следовательно, действия таможни по непринятию заявленной Обществом таможенной стоимости товара по первому методу по указанной грузовой таможенной декларации являются незаконными.

В нарушение требований части 1 статьи 65, части 3 статьи 189 и части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации таможенный орган не представил убедительных доказательств правомерности такого отказа, в том числе и при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции.

Соответственно, незаконными являются и действия таможенного органа по корректировке таможенной стоимости по третьему методу.

Согласно пункту 4 статьи 5 Закона Российской Федерации “О таможенном тарифе“ под однородными товарами понимаются товары, не являющиеся идентичными, но имеющие схожие характеристики и состоящие из схожих компонентов, что позволяет им выполнять те же функции, что и оцениваемые товары, и быть с ними коммерчески взаимозаменяемыми. При определении, являются ли товары однородными, учитываются такие характеристики, как качество, репутация и наличие товарного знака. Товары не считаются однородными, если они не произведены в той же стране, что и оцениваемые товары, или если в отношении этих товаров проектирование, опытно-конструкторская разработка, художественное оформление, дизайн, эскизы, чертежи и иные аналогичные работы были произведены (выполнены) в Российской Федерации.

Если таможенная стоимость товаров не может быть определена в соответствии с первым и вторым методами, таможенной стоимостью товаров является стоимость сделки с однородными товарами, проданными на экспорт в Российскую Федерацию и ввезенными в Российскую Федерацию в тот же или соответствующий ему период времени, что и оцениваемые товары. Стоимостью сделки с однородными товарами является таможенная стоимость товаров, принятая таможенным органом в соответствии со статьей 19 Закона Российской Федерации “О таможенном тарифе“.

В соответствии с пунктом 2 статьи 21 Закона Российской Федерации “О таможенном тарифе“ для определения таможенной стоимости товаров используется стоимость сделки с однородными товарами, проданными на том Ф.И.О. (оптовом, розничном и ином) и по существу в том же количестве, что и оцениваемые товары. Если таких продаж не выявлено, используется стоимость сделки с однородными товарами, проданными на Ф.И.О. (оптовом, розничном и ином) и (или) в иных количествах, при условии проведения корректировки такой стоимости, учитывающей различия Ф.И.О. (оптовом, розничном и ином) и (или) в количестве. Такая корректировка проводится на основе сведений, подтверждающих обоснованность и точность этой корректировки, независимо от того, приводит она к увеличению или уменьшению стоимости сделки с однородными товарами. При отсутствии таких сведений метод по стоимости сделки с однородными товарами для целей определения таможенной стоимости товаров не используется.

Сравнительный анализ условий внешнеторгового контракта N MYB-2008/001 от 26 декабря 2008 года и внешнеторгового контракта N CNWEN 009 от 27 марта 2009 года (т. 2, л.д. 99 - 107), взятого за основу таможней при корректировке таможенной стоимости, а также сведений, заявленных в грузовой таможенной декларации N 10617010/031109/0004916, с одной стороны, и N 10107020/220609/0003149 (т. 2, л.д. 93 - 96), с другой стороны, показывает, что условия сделок имеют отличия:

- по количественным показателям ввозимых товаров (по грузовой таможенной декларации N 10617010/031109/0004916 ввезено 58 166 кг соответственно, а по грузовой таможенной декларации N 10107020/220609/0003149 - всего 17 145 кг);

- по стоимости ввозимых товаров (по контракту N MYB-2008/001 от 26 декабря 2008 года - 1 500 000 долларов США, по контракту N CNWEN 009 от 27 марта 2009 года - 88 616,01 долларов США);

- по базовым условиям поставки (соответственно DAF-Забайкальск и CPT-Кострома).

Изложенные выше выводы соответствуют позиции Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа, выраженной в постановлениях от 20 мая 2010 года по делам N А78-6140/2009 и N А78-6282/2009, принятых по аналогичным спорам между ООО “Деловое содружество“ и Забайкальской таможней.

Относительно взыскания с таможни в пользу Общества судебных издержек, связанных с оплатой услуг представителя, в сумме 50 000 рублей в апелляционной жалобе каких-либо доводов не приведено.

Вместе с тем, поскольку решение суда первой инстанции обжалуется в полном объеме, суд апелляционной инстанции в этой части отмечает следующее.

Судебные расходы состоят из государственной пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом (статья 101 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 106 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к судебным издержкам, связанным с рассмотрением дела в арбитражном суде, относятся денежные суммы, подлежащие выплате экспертам, свидетелям, переводчикам, расходы, связанные с проведением осмотра доказательств на месте, расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей), и другие расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде.

Согласно частям 1 и 2 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны. Расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.

Прецедентная практика Европейского Суда по правам человека исходит из того, что судебные издержки и расходы возмещаются в истребуемом размере, если будет доказано, что расходы являются действительными и что их размер является разумным и обоснованным (& 79 Постановления Европейского Суда по правам человека от 25 марта 1999 года по делу N 31195/96 “Nikolova v. Bulgaria“ и & 56 Постановления Европейского Суда по правам человека от 21 декабря 2000 года по делу N 33958/96 “Wettstein v. Switzerland“).

При рассмотрении вопроса о разумности заявленных расходов на адвокатов Европейским Судом по правам человека учитываются следующие аспекты:

- объем работы проведенный адвокатом (объем подготовленных документов, длительность судебной процедуры, затраченное адвокатом время и т.д.);

- результаты работы, достигнутые адвокатом (были ли требования удовлетворены в полном объеме или только в части);

- сложность рассмотренного дела (сложность дела с точки зрения исследования фактов и поднимаемых правовых вопросов, продолжительность разбирательства, значимость дела и т.д.).

Такой подход выражен, например, в Постановлениях Европейского Суда по правам человека от 2 марта 2000 года по делу N 55669/00 “Nakhmanovich v. Russia“ (& 108), от 15 декабря 2005 года по делу N 53203/99 “Vanyan v. Russia“ (& 80), от 18 ноября 2004 года по делу N 58255/00 “Prokopovich v. Russia“ (& 52), от 9 июня 2005 года по делу N 55723/00 “Fadeyeva v. Russia“ (& 148), от 18 ноября 2004 года по делу N 15021/02 “Wasserman v. Russia“ (& 53), от 1 июля 2004 года по делу N 36681/97 “Vito Sante Santoro v. Italy“ (& 68), от 24 февраля 2005 года по делу N 57947/00 “Isayeva and others v. Russia“ (& 244), от 17 февраля 2004 года по делу N 39748/98 “Maestri v. Italy“ (& 51), от 15 июня 2004 года по делу N 60958/00 “S.C. v. The United Kingdom“ (& 49) и от 27 мая 2003 года по делу N 50015/99 “Hewitson v. The United Kingdom“ (& 26 - 28).

В пункте 20 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13 августа 2004 года N 82 “О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации“ при определении разумных пределов расходов на оплату услуг представителя могут приниматься во внимание, в частности: время, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист; сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов; имеющиеся сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг; продолжительность рассмотрения и сложность дела.

При этом, как указано в пункте 3 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2007 года N 121 “Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах“, лицо, требующее возмещения расходов на оплату услуг представителя, доказывает их размер и факт выплаты, другая сторона вправе доказывать их чрезмерность.

Материалами дела подтверждается как факт оказания юридических услуг в рамках настоящего дела, так и размер судебных расходов на оплату услуг представителя (250 000 рублей, в том числе 150 000 рублей - юридические услуги по оспариванию действий по корректировке таможенной стоимости, выразившихся в начислении дополнительных таможенных платежей согласно КТС-1 N 6427911 и КТС-1 0208332 по грузовой таможенной декларации N 10617010/031109/0004916) и их фактическая уплата Обществом индивидуальному предпринимателю Шевченко О.В.

В частности, в материалах дела имеются:

- договор оказания юридических услуг от 4 сентября 2009 года (т. 2, л.д. 64);

- дополнительное соглашение от 27 января 2010 года к указанному договору (т. 2, л.д. 65 - 66);

- дополнительное соглашение N 4 от 8 декабря 2009 года к указанному договору (т. 2, л.д. 67);

- платежное поручение от 5 февраля 2010 года N 54 (т. 2, л.д. 69);

- платежное поручение от 25 февраля 2010 года N 83 (т. 2, л.д. 70);

- счет-фактура от 27 января 2010 года N 03, выставленная индивидуальным предпринимателем Шевченко О.В. (т. 2, л.д. 68).

Кроме того, в материалах дела имеются и иные доказательства оказания индивидуальным предпринимателем Шевченко О.В. юридических услуг Обществу в рамках исполнения договора на оказание юридических услуг от 4 сентября 2009 года и дополнительного соглашения от 27 января 2010 года к нему (оформленные Шевченко О.В. процессуальные документы, протоколы судебных заседаний).

Судом первой инстанции в порядке, предусмотренном статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, дана надлежащая оценка перечисленным выше доказательствам.

В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20 мая 2008 года N 18118/07 указано, что, заявляя о необходимости уменьшения размера подлежащих к взысканию расходов по оплате услуг адвоката, налоговый орган должен представить суду доказательства чрезмерности понесенных организацией расходов с учетом сложившейся в регионе стоимости оплаты услуг адвоката, а также сведений статистических органов о ценах на рынке юридических услуг. В отсутствие таких доказательств суд вправе по собственной инициативе возместить расходы в разумных, по его мнению, пределах лишь при условии явного превышения разумных пределов заявленным требованиям.

Вместе с тем, как отмечено в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2004 года N 454-О, вынося мотивированное решение об изменении размера сумм, взыскиваемых в возмещение соответствующих расходов, суд не вправе уменьшать его произвольно, тем более, если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов.

По настоящему делу таможня не представила каких-либо относимых и допустимых доказательств, подтверждающих чрезмерность произведенных Обществом судебных расходов на оплату услуг индивидуального предпринимателя Шевченко О.В. с учетом стоимости таких услуг в регионе (Забайкальском крае), а также сведений статистических органов о ценах на рынке юридических услуг.

Согласно правовой позиции, выраженной в Постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 9 апреля 2009 года N 6284/07 и от 25 мая 2010 года N 100/10, в отсутствие этих доказательств суд первой инстанции был вправе по собственной инициативе возместить расходы в разумных, по его мнению, пределах лишь в том случае, если заявленные требования явно превышают разумные пределы.

В Определении Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2004 года N 454-О указано, что часть 2 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предоставляет арбитражному суду право уменьшить сумму, взыскиваемую в возмещение соответствующих расходов по оплате услуг представителя. Обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя, и тем самым - на реализацию требования статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации. Именно поэтому в части 2 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации речь идет, по существу, об обязанности суда установить баланс между правами лиц, участвующих в деле.

При вынесении решения и уменьшении размера судебных расходов на оплату услуг представителя со 150 000 рублей до 50 000 рублей, суд первой инстанции обоснованно учел такие имеющие значение обстоятельства, как объем фактически оказанных юридических услуг, продолжительность рассмотрения дела, сложность дела.

С учетом изложенных обстоятельств, суд апелляционной инстанции полагает, что уменьшение в три раза, взыскиваемой в возмещение расходов по оплате услуг представителя, в данном конкретном случае отвечает требованиям части 2 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и устанавливает баланс между правами лиц, участвующих в деле.

Делая такой вывод, суд апелляционной инстанции учитывает, что Общество в своем отзыве на апелляционную жалобу выразило согласие с решением суда первой инстанции в полном объеме, то есть и в части распределения судебных расходов.

При таких фактических обстоятельствах и правовом регулировании суд апелляционной инстанции не находит оснований, предусмотренных статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены или изменения решения суда первой инстанции.

Рассмотрев апелляционную жалобу на не вступившее в законную силу решение Арбитражного суда Забайкальского края от 24 мая 2010 года по делу N А78-1671/2010, Четвертый арбитражный апелляционный суд, руководствуясь статьями 258, 268 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

постановил:

Решение Арбитражного суда Забайкальского края от 24 мая 2010 года по делу N А78-1671/2010 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в двухмесячный срок в кассационном порядке в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа.

Председательствующий судья

Г.Г.ЯЧМЕНЕВ

Судьи

Э.В.ТКАЧЕНКО

О.И.ВИЛЯК