Решения и постановления судов

Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 03.06.2010 по делу N А19-12931/09 По делу об отмене решения о привлечении к ответственности за неуплату налога на прибыль и НДС.

ЧЕТВЕРТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 3 июня 2010 г. по делу N А19-12931/09

Резолютивная часть постановления объявлена 27 мая 2010 года.

Полный текст постановления изготовлен 03 июня 2010 года.

Четвертый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Никифорюк Е.О.,

судей: Лешуковой Т.О., Желтоухова Е.В.

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Григорьевым Д.В., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу заявителя по делу Общества с ограниченной ответственностью “НТЦ “Контакт-Байкал“ на решение Арбитражного суда Иркутской области от 10 февраля 2010 г. по делу N А19-12931/09 по заявлению Общества с ограниченной ответственностью “НТЦ “Контакт-Байкал“ к Инспекции Федеральной налоговой службы по Правобережному округу г. Иркутска с привлечением в качестве третьего лица Управления Федеральной налоговой службы России по Иркутской области о признании незаконным решения инспекции N 02-10/52дсп от 19.02.2009 г. (в редакции решения УФНС) в части

(суд первой инстанции - О.Л. Зволейко),

при участии в судебном заседании:



от заявителя: Шепелин М.А. (паспорт серия <...>);

от заинтересованного лица: не явился, извещен;

от третьего лица: не явился, извещен;

установил:

Общество с ограниченной ответственностью “НТЦ “Контакт-Байкал“ (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением, уточненным в порядке ст. 49 АПК РФ, к Инспекции Федеральной налоговой службы по Правобережному округу г. Иркутска (далее - налоговый орган) о признании незаконным решения о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения N 02-10/52дсп от 19.02.2009 г., измененное решением Управления Федеральной налоговой службы России по Иркутской области (далее - управление) от 28.04.09 г. N 26-16/07422 в части:

- предъявления штрафа по п. 2 ст. 119 Налогового кодекса РФ к взысканию

за непредставление в установленный срок налоговой декларации за апрель 2006 года, февраль, май, ноябрь 2007 года в размере 607 282 руб. (пп. 3 п. 1 резолютивной части решения);

- начисления сумм пени по состоянию на 19.02.2009 по налогу на прибыль организаций, в том числе: в федеральный бюджет - 106 394 руб., в бюджет субъекта - 290 169 руб., итого в размере 315 563 руб. (пп. 1 п. 2 резолютивной части решения);

- начисления сумм пени по состоянию на 19.02.2009 по налогу на добавленную стоимость в размере 294 241 руб. (пп. 2 п. 2 резолютивной части решения);

- доначисления сумм налога на прибыль организаций за 2005 год в размере 1 029 558 руб., в том числе: в ФБ - 278 839 руб., в Бюджет субъекта - 750 719 руб. (абз. 1 пп. 3.1 п. 3 резолютивной части решения);



- доначисления сумм налога на добавленную стоимость за 2005 год: 1 квартал - 92 018 руб., апрель - 215 883 руб., май - 157 163 руб., июнь - 172 248 руб., август - 69 890 руб., сентябрь - 1 846 руб., ноябрь - 33 873 руб., итого в размере 742 921 руб. (абз. 2 пп. 3.1 п. 3 резолютивной части решения);

- доначисления сумм налога на добавленную стоимость за 2006 год: апрель - 20 405 руб.; за 2007 год: февраль - 235 771 руб., март - 128 816 руб., май - 133 656 руб., июнь - 99 496 руб., сентябрь - 310 309 руб., ноябрь - 300 483 руб., декабрь - 269 654 руб., итого в размере 1 498 590 руб. (абз. 2 пп. 3.1 п. 3 резолютивной части решения);

- уменьшения суммы НДС за июль 2005 года, заявленного к возмещению из бюджета, в размере 76 271 рубля;

обязании ИФНС России по Правобережному округу г. Иркутска устранить допущенные нарушения.

Решением от 10 февраля 2010 г. Арбитражный суд Иркутской области признал незаконным решение Инспекции Федеральной налоговой службы по Правобережному округу г. Иркутска N 02-10/52дсп от 19.02.2009 г. “о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения“ в редакции решения Управления Федеральной налоговой службы России по Иркутской области от 28.04.09 г. N 26-16/07422 в части привлечения к ответственности по пункту 2 статьи 119 Налогового кодекса Российской Федерации за непредставление в установленный срок налоговой декларации за апрель 2006 года в размере 46 931 руб., а также в части штрафа в размере 360 351 руб. за непредставление в установленный срок налоговых деклараций за февраль, май, ноябрь 2007 года (пп. 3 п. 1 резолютивной части решения), как не соответствующее статьям 112 - 114, 119, 100 - 101 Налогового кодекса Российской Федерации. Обязал налоговый орган устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказал.

В обоснование суд указал, что общество, вступая в хозяйственные отношения с ООО “Анрон“, ООО “Бриг“, не проявило должную осмотрительность и осторожность; вышеуказанные обстоятельства в совокупности свидетельствуют о том, что хозяйственные операции, в связи с которыми обществом заявлены налоговые вычеты, фактически не осуществлялись, представленные обществом документы содержат недостоверную, противоречивую информацию, поэтому не могут являться основанием для применения вычетов по налогу на прибыль и по налогу на добавленную стоимость в указанных суммах, в связи с чем, доначисление НДС и налога на прибыль и начисление процентов в оспариваемых суммах правомерно.

В то же время, привлечение общества к ответственности по ст. 119 НК РФ в виде штрафа в размере 46 931 руб. за непредставление в срок декларации по НДС за апрель 2006 г. незаконно, что подтверждается представленными в суд документами.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, общество обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит решение Арбитражного суда Иркутской области от 10.02.2010 по делу N А19-12931/09-24 отменить в части отказа в удовлетворения заявленных требований; части взыскания с общества с ограниченной ответственностью “НТЦ “Контакт-Байкал“ в пользу Инспекции федеральной налоговой службы по Правобережному округу г. Иркутска расходов на проведение экспертизы в сумме 9 500,10 рублей. Решение ИФНС России по Правобережному округу г. Иркутска (далее - Инспекция) от 19.02.2009 N 02-10/52 дсп о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения признать незаконным в части: предъявления штрафа по п. 2 ст. 119 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) к взысканию за непредставление в установленный срок налоговой декларации за февраль, май, ноябрь 2007 года в размере 200 000 руб. (пп. 3 п. 1 резолютивной части решения); начисления сумм пени по состоянию на 19.02.2009 по налогу на прибыль организаций, в том числе: в федеральный бюджет - 106 394 руб., в бюджет субъекта - 290 169 руб., итого в размере 315 563 руб. (пп. 1 п. 2 резолютивной части решения); начисления сумм пени по состоянию на 19.02.2009 по налогу на добавленную стоимость в размере 294 241 руб. (пп. 2 п. 2 резолютивной части решения); доначисления сумм налога на прибыль организаций за 2005 год в размере 1 029 558 руб., в том числе: в ФБ - 278 839 руб., в Бюджет субъекта - 750 719 руб. (абз. 1 пп. 3.1 п. 3 резолютивной части решения); доначисления сумм налога на добавленную стоимость за 2005 год: 1 квартал - 92 018 руб., апрель - 215 883 руб., май - 157 163 руб., июнь - 172 248 руб., август - 69 890 руб., сентябрь - 1 846 руб., ноябрь - 33 873 руб., итого в размере 742 921 руб. (абз. 2 пп. 3.1 п. 3 резолютивной части решения); доначисления сумм налога на добавленную стоимость за 2006 год: апрель - 20 405 руб.; за 2007 год: февраль - 235 771 руб., март - 128 816 руб., май - 133 656 руб., июнь - 99 496 руб., сентябрь - 310 309 руб., ноябрь - 300 483 руб., декабрь - 269 654 руб., итого в размере 1 498 590 руб. (абз. 2 пп. 3.1 п. 3 резолютивной части решения); уменьшения суммы НДС за июль 2005 года, заявленного к возмещению из бюджета, в размере 76 271 рубля.

Полагает, что судом не доказаны имеющие значение для дела обстоятельства, которые суд считал установленными и выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, что в силу ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее - АПК РФ) является основанием для изменения или отмены решения Арбитражного суда первой инстанции. Считает, что документы необходимые для государственной регистрации ООО “Анрон“ заполнялись непосредственно Кривогорницыным В.А., следовательно, ссылка суда на тот факт, что Кривогорницын В.А.не является руководителем (учредителем) данной организации необоснован. Имеющаяся экспертиза не может использоваться в качестве достоверного доказательства. Данные паспорта или иного удостоверяющего личность Кривогорницына В.А. документа в пояснениях от 31.10.2005 (вх. N 31552) не отражено. Таким образом, установить личность написавшего и подписавшего данный документ через канцелярию налогового органа не представляется возможным. Также, на пояснениях от 31.10.2005 (вх. N 31552) нет отметок должностных лиц налогового органа об установлении личности Кривогорницына В.А. Поскольку ООО “НТЦ “Контакт-Байкал“ не участвовало в перевозке грузов железнодорожным транспортом (не являлся участником перевозочного процесса), то в соответствии с приказом Министерства путей сообщения РФ от 18.06.2003 N 59 представить транспортные железнодорожные накладные не может. Факт того, что ООО “Анрон“ является плательщиком товара, подтвержден ФГУП “НПП “Контакт“ представлением документов свидетельствующих о фактической оплате товаров поставщиком, в том числе включая исчисленный ими НДС, а также анализом расчетных счетов ФГУП “НПП “Контакт“, ООО “Анрон“, ООО “НТЦ “Контакт-Байкал“. Арбитражным судом Иркутской области не учтен факт специфичности продукции и соответственно ценообразованию в данной отрасли. Цена на электрооборудование формируется на каждую поставку на основании опросных листов, а также зависит от комплектации поставки. Осуществление ООО “Бриг“ деятельности без соответствующей лицензии не может влиять на правильность применения налогоплательщиком налоговых вычетов поскольку, исходя из требований статьи 166 ГК РФ, сделка, совершенная без лицензии, может быть признана недействительной только по решению суда. При этом до момента признания сделки недействительной судом она порождает надлежащие правовые последствия и произведенные по сделке действия расцениваются как соответствующие законодательству и подтверждающие факт выполнения работ или их оплату. Факт осуществления деятельности без соответствующей лицензии и факт отсутствия у ООО “Бриг“ основных средств и численности работников не относятся непосредственно к деятельности налогоплательщика и сами по себе не могут препятствовать реализации им права на возмещение из бюджета НДС, уплаченного поставщику услуг. Ссылка на транзитный характер движения денежных средств по расчетным счетам ООО “Анрон“, ООО “Бриг“ не может приниматься во внимание как доказательство недобросовестности ООО НТЦ “Контакт-Байкал“, поскольку поступление на расчетные счета данных организаций денежных средств от контрагентов за различные товары, выполненные работы и оказанные услуги при отсутствии иных доказательств, свидетельствующих об организованной схеме движения денежных средств или товаров по замкнутой цепочке, не может свидетельствовать о транзитном характере расчетных счетов контрагентов ООО НТЦ “Контакт-Байкал“, а также о том, что последний при исполнении им налоговых обязанностей и реализации права уменьшать полученные доходы на величину произведенных расходов действовал недобросовестно. Судом не учтены все смягчающие обстоятельства.

В ходе рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции обществом были уточнены требования. Общество считает незаконным доначисление сумм по налогу на прибыль в размере 932 772 руб. (в том числе в ФБ - 252 626,1 руб., в бюджет субъекта - 680 145,9 руб.), по налогу на добавленную стоимость в размере 673 031 руб., начисление соответствующих им пени по налогу на прибыль в сумме 278 310,7 руб. (в том числе в ФБ - 96 304,8 руб., в бюджет субъекта - 263 005,9 руб.), по НДС - 279 906,6 руб.

На апелляционную жалобу поступил отзыв налогового органа, которым он просит решение суда первой инстанции оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения. Полагает, что судом первой инстанции правильно установлено, что движение денежных средств по расчетным счетам организаций-поставщиков носит транзитный характер. Считает, что обществом не представлены соответствующие документы в подтверждение реальности хозяйственных операций с ООО “Анрон“ и ООО “Бриг“. Соглашается с выводами суда первой инстанции.

20 мая 2010 г. в судебном заседании суда апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном статьей 163 АПК РФ, объявлялся перерыв до 27 мая 2010 г. до 15 часов 15 минут, о чем сделано публичное извещение.

Представитель общества и директор общества в судебных заседаниях поддержали доводы апелляционной жалобы и письменных пояснений. Директор общества в судебном заседании 27 мая 2010 г. просил решение суда первой инстанции отменить в обжалуемой части, апелляционную жалобу удовлетворить.

Представитель налогового органа в судебное заседание своего представителя не направило, извещено надлежащим образом, что подтверждается почтовым уведомлением от 26.04.2010 г. N 672000 24 70751 9. Ходатайствовало о рассмотрении апелляционной жалобы в отсутствие своего представителя (факсограмма от 20.05.2010 г. N 2221).

Представитель Управления ФНС России по Иркутской области в судебное заседание своего представителя не направило, извещено надлежащим образом, что подтверждается почтовым уведомлением от 26.04.2010 г. N 672000 24 70755 7.

Руководствуясь пунктами 2, 3 статьи 156, пунктом 1 статьи 123 АПК РФ, суд считает возможным рассмотреть жалобу в отсутствие надлежащим образом извещенных лиц, участвующих в деле.

Дело рассматривается в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ).

Изучив материалы дела, проверив соблюдение судом первой инстанции норм материального и процессуального права, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

Общество с ограниченной ответственностью “НТЦ “Контакт-Байкал“ зарегистрировано в качестве юридического лица 08 сентября 2004 за ОГРН 1043801758703, что подтверждается выпиской из ЕГРЮЛ по состоянию на 30 апреля 2010 г.

На основании решения N 02-81 от 24 июня 2008 г. (т. 3 л.д. 40) проведена выездная налоговая проверка, в том числе по НДС и налогу на прибыль за период с 01.01.2005 г. по 31.12.2007 г., по вопросам исчисления и своевременности уплаты налогов.

22 августа 2008 г. по результатам проверки налоговым органом составлена справка о проведенной выездной налоговой проверке N 02-125 (т. 3 л.д. 41) и вручена генеральному директору общества в тот же день.

22 октября 2008 г. налоговым органом по результатам выездной налоговой проверки составлен акт N 02-223/521 дсп (далее - акт проверки т. 1 л.д. 11 - 37, т. 3 л.д. 42 - 54).

10 декабря 2008 г. обществом представлены в налоговый орган возражения на акт N 02-223/521 дсп от 22.10.2008 г. (т. 1 л.д. 48 - 53).

19 декабря 2008 г. налоговым органом вынесено решение N 02-10/610 дсп о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля (т. 23 л.д. 67), которое получено генеральным директором 26.12.2008 г.

Налоговым органом по результатам дополнительных мероприятий налогового контроля составлены справки N 02-10/4 от 16.01.2009 г. (т. 3 л.д. 68) и N 02-10/5 от 19.01.2009 г. (т. 3 л.д. 69).

19 января 2009 г. налоговым органом вынесено решение N 02-10/9 дсп о продлении срока рассмотрения материалов налоговой проверки (т. 3 л.д. 70).

19 февраля 2009 г. налоговым органом в присутствии представителя общества вынесено решение N 02-10/52дсп о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения (далее - решение, т. 1 л.д. 54 - 93).

Общество, не согласившись с решением налогового органа, обратилось с апелляционной жалобой в вышестоящий налоговый орган (т. 1 л.д. 105 - 112).

Решением N 26-16/07422 от 28.04.2009 г. Управление Федеральной налоговой службы по Иркутской области (далее - решение управления, т. 1 л.д. 114 - 122) оспариваемое решение налогового органа изменено, резолютивная часть изложена в следующей редакции, в том числе:

1. в пункте 2 резолютивной части решения сумму пени в размере 119617 руб. изменить на 106394 руб.; сумму пени в размере 325768 руб. изменить на 290169 руб.; сумму пени в размере 324002 руб., изменить на 294241 руб.; строку “Итого“ пени в размере 769187 руб. изменить на 690804 руб.

2. в п. 1 табличной части подпункта 3.1 пункта 3 резолютивной части решения сумму в размере 1157493 руб. заменить суммой 1031065 руб.; сумму в размере 1155986 руб. заменить суммой 1029558 руб.; сумму в размере 313080 руб. заменить суммой 278839 руб.; сумму в размере 842906 руб. заменить суммой 750719 руб.

3. в п. 2 табличной части подпункта 3.1 пункта 3 резолютивной части решения сумму в размере 2284647 руб. “заменить суммой 2244663 руб.; сумму в размере 94260 руб. заменить суммой 92018 руб.; сумму в размере 157133 руб. заменить суммой 157163 руб.; сумму в размере 72590 руб. заменить суммой 69890 руб.; сумму в размере 10470 руб. заменить суммой 1846 руб.; сумму в размере 16319 руб. - исключить; сумму в размере 44001 руб. заменить суммой 33 873 руб.

4. в подпункте 3.1 пункта 3 резолютивной части решения строку “Итого недоимка“ в размере 3442140 руб. изменить на 3275728 рублей.

5. в подпункте 3.2 пункта 3 резолютивной части решения сумму в размере 1608468 руб. изменить на 1692473 руб.; строку “Итого“ в размере 1608468 руб. изменить на 1692473 рубля.

6. в подпункте 3.3 пункта 3 резолютивной части решения сумму в размере 84005 руб. изменить на 76271 руб.; строку “Итого“ в размере 84,005 руб. изменить на 76271 руб.

В остальной части решение налогового органа оставить без изменения.

Не согласившись с решением налогового органа и в редакции решения управления, общество обратилось в Арбитражный суд Иркутской области.

Суд первой инстанции заявленные требования удовлетворил частично.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, общество обратилось с апелляционной жалобой.

Суд апелляционной инстанции, изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы и отзыва, заслушав пояснения представителя общества и директора общества, пришел к выводу об отсутствии оснований для изменения или отмены решения суда первой инстанции в обжалуемой части по следующим мотивам.

В соответствии с п. 4 ст. 200 АПК РФ при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии с п. 5 ст. 200 АПК РФ обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Изучив материалы дела, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что существенных нарушений порядка проведения проверки, рассмотрения ее материалов и вынесения решения, влекущих признание решения налогового органа недействительным, налоговым органом допущено не было. Действия совершались уполномоченными субъектами. Право налогоплательщика на участие в рассмотрении материалов налоговой проверки и представление возражений нарушено не было. Досудебный порядок урегулирования спора соблюден.

Суд первой инстанции, рассматривая дело, правильно исходил из следующих норм.

В соответствии со статьей 143 Налогового кодекса Российской Федерации общество является плательщиком налога на добавленную стоимость.

Статьей 171 НК РФ установлено право налогоплательщиков на уменьшение общей суммы начисленного налога на добавленную стоимость на сумму налоговых вычетов, то есть сумм налога на добавленную стоимость, предъявленных налогоплательщику и уплаченных при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации либо уплаченных налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления производственной деятельности или иных операций, признаваемых объектами налогообложения, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 Налогового кодекса Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 172 НК РФ, налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 настоящего Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав.

Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

В соответствии с п. 1 ст. 169 Налогового кодекса РФ счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога на добавленную стоимость к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 НК РФ. В соответствии с п. 2 ст. 169 НК РФ счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 ст. 169 НК РФ, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

Счет-фактура составляется на основе уже имеющихся первичных документов, и на основании п. 5, 6 ст. 169 НК РФ должны отражать полную и достоверную информацию о совершенной хозяйственной операции и ее участниках, подтверждаемую такими документами.

Согласно п. 2 ст. 9 Федерального закона “О бухгалтерском учете“ от 21.11.1996 г. N 129-ФЗ, п. 13 р. II “Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в РФ“, утвержденного Приказом Минфина РФ от 29.07.1999 г. N 34н первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать следующие обязательные реквизиты: наименование документа; дату составления документа; наименование организации, от имени которой составлен документ; содержание хозяйственной операции; измерители хозяйственной операции в натуральном и денежном выражении; наименование должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления; личные подписи указанных лиц.

С учетом правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 13.12.2005 г. N 10048/05, следует, что правомерность применения вычетов по налогу на добавленную стоимость должен доказать налогоплательщик. При этом данные первичных документов, составляемых при совершении хозяйственной операции и представляемых плательщиком в налоговые органы, должны отвечать установленным законодательством требованиям и содержать достоверные сведения об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает реализацию права на осуществление налоговых вычетов, а налоговый орган вправе отказать в возмещении налога на добавленную стоимость на сумму вычетов, если она не подтверждена надлежащими документами, содержащими достоверные сведения, сформировавшие вычеты хозяйственные операции нереальны либо совершены с контрагентами, не исполняющими налоговых обязанностей.

Пунктом 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.10.2006 N 53 “Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды“ установлено, что представление в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Исходя из правовой позиции по правомерности возмещения из бюджета сумм НДС, изложенной в Постановлении ВАС РФ от 13.12.2005 г. N 10048/05, при решении вопроса о применении налоговых вычетов учитываются результаты встречных проверок налоговым органом достоверности, комплектности и непротиворечивости, представленных документов, проверки предприятий - поставщиков с целью установления факта выполнения безусловной обязанности поставщиков уплатить НДС в бюджет в денежной форме.

Согласно пункту 6 указанного Постановления судам необходимо иметь в виду, что указанные в данном пункте обстоятельства сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной. Однако эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, в частности, указанными в пункте 5 настоящего Постановления, могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Часть 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации возлагает на каждое лицо, участвующее в деле, обязанность доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основании своих требований и возражений.

В качестве доказательств часть 2 статьи 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации допускает письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы.

Как предусмотрено частью 1 статьи 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательства представляются лицами, участвующими в деле.

Наличие у лиц, участвующих в деле, права представлять доказательства закреплено в части 1 статьи 41 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы, при этом каждое доказательство подлежит оценке наряду с другими доказательствами.

Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия налоговым органом оспариваемого акта, возлагается на этот орган.

В связи с этим, при рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды. Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 АПК РФ и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 АПК РФ.

Порядок возмещения сумм налога на добавленную стоимость установлен ст. 176 Кодекса, предусматривающей проведение налоговым органом проверки, в том числе и обоснованности налоговых вычетов. В рамках такой проверки на основании статей 88, 89, 93 Кодекса налоговый орган вправе истребовать у налогоплательщика дополнительные сведения, объяснения и документы и (или) получить соответствующие сведения иным законным способом у других лиц.

Следовательно, требование общества о признании недействительным решения инспекции, в частности об отказе в возмещении уплаченного поставщикам налога на добавленную стоимость не может быть рассмотрено судом без проверки доводов инспекции относительно условий формирования налоговых вычетов. Такая правовая позиция выражена в Постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.03.2004 N 12073/03, от 03.08.2004 N 2870/04, от 08.02.2005 N 10423/04, от 12.09.2006 N 5395/06.

В соответствии со статьей 246 Налогового кодекса Российской Федерации общество является плательщиком налога на прибыль.

Согласно статье 247 Налогового кодекса РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком, под которой в целях главы 25 Кодекса признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.

Пунктом 1 статьи 252 НК РФ установлено, что расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Как следует из материалов дела, апелляционной жалобы, общество оспаривает выводы налогового органа и суда первой инстанции по двум спорным контрагентам - ООО “Анрон“ и ООО “Бриг“.

Как следует из решения налогового органа, он пришел к выводу о том, что результаты проведенных мероприятий налогового контроля в отношении ООО “Анрон“ и ООО “Бриг“, их оценка в совокупности и взаимосвязи свидетельствуют о том, что в данном случае имеет место получение необоснованной налоговой выгоды, направленной на уменьшение налоговой обязанности, на основании документов, не имеющих под собой фактов реальных финансово-хозяйственных отношений.

По взаимоотношениям общества с ООО “Анрон“ суд апелляционной инстанции пришел к следующим выводам.

Как следует из материалов дела, обществом с ООО “Анрон“ был заключен договор поставки от 29.02.2005 г. N 10/05 м спецификация к нему (т. 2 л.д. 11 - 12, 13). ООО “Анрон“ были выставлены счета-фактуры N 24 от 31.03.2005 (т. 2 л.д. 16), N 43 от 30.05.2005 (т. 3 л.д. 86), N 38 от 26.05.2005 (т. 3 л.д. 85), N 23 от 31.03.2005 (т. 3 л.д. 83), N 30 от 29.04.2005 (т. 3 л.д. 84) на общую сумму 4 912 093,61 рублей (в том числе НДС 749 302,42 руб.), составлены товарные накладные, оплата путем перечисления денежных средств на расчетный счет ООО “Анрон“, открытый в Филиале ОАО КБ “Стройкредит“ в Иркутске всего на сумму 4 677 937 руб., в том числе НДС - 713 583,6 руб.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, продавцом в счетах-фактурах значится ООО “Анрон“, грузоотправителем - ФГУП “НПП “Контакт“, грузополучателем - ОАО “Саянскхимпласт“, покупателем - ООО “НТЦ “Контакт-Байкал“.

В ходе дополнительных мероприятий налогового контроля направлен запрос в МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Саратовской области об истребовании документов, подтверждающих факт реальной поставки продукции ФГУП “Контакт“ напрямую в адрес грузополучателей (в том числе ОАО “Саянскхимпласт“) от ООО “Анрон“. По результатам встречной проверки ФГУП “Контакт“ не представлены договоры, заключенные между ФГУП “Контакт“ и ООО “Анрон“, а также спецификации к ним.

В соответствии с п. 6.1 договора N 16/05 от 29.02.2005 г. ООО “Анрон“ (поставщик) обязался обеспечить своевременную отгрузку товара и отгрузить товар в таре и упаковке, обеспечивающей его безопасную транспортировку, закрепить товар в контейнере и представить факсимильной связью копию ж/д накладной. Согласно п. 3.3 указанного договора, а также п. 5 спецификации к договору железнодорожный тариф не входит в стоимость товара и оплачивается дополнительно на основании железнодорожной накладной и счета-фак“уры.

В связи с этим доводы общества о том, что оно не являлось участником перевозочного процесса и у него не должно быть перевозочных документов, отклоняется судом апелляционной инстанции.

Из приведенных условий договора также следует, что ООО “Анрон“ должен был являться непосредственным участником отгрузки товара и оплачивать перевозку товара, предъявляя затем стоимость перевозки обществу.

Однако, как правильно указывает суд первой инстанции, в представленных ФГУП “Контакт“ железнодорожных квитанциях о приеме контейнеров (т. 2 л.д. 3, 17, 18, т. 5 л.д. 116, 119, 122, 125, 128, 131, т. 6 л.д. 40, т. 7 л.д. 180) в графе “Перевозчик“ значится “Трансконтейнер“ ОАО “РЖД“, “грузоотправителем“ является ФГУП “Контакт“, “грузополучателями“ являются - ОАО “Саянскхимпласт“ (а также ОАО “АНХК“, ОАО “Ангарский завод полимеров“, ОАО “АЭХК“), а в графе “Плательщик“ во всех представленных квитанциях о приеме контейнеров ООО “Анрон“ не значится.

Таким образом, суд первой инстанции сделал правильный вывод, что ООО “Анрон“, который должен являться плательщиком по указанным документам, в железнодорожных накладных не указан, из чего следует, что участие ООО “Анрон“ в поставке и транспортировке товара не подтвержден.

Кроме того, налоговым органом в ходе проверки было установлено и подтверждается материалами дела, что представленные счета-фактуры и товарные накладные подписаны от имени генерального директора ООО “Анрон“ Ф.И.О. адрес продавца - г. Иркутск, ул. Октябрьской Революции, 12. Согласно сведениям базы данных налогового органа, указанный адрес является адресом “массовой“ регистрации. Данная организация относилась к категории налогоплательщиков не представляющих налоговую отчетность с момента регистрации. Руководителем ООО “Анрон“ и единственным учредителем предприятия указан Кривогорницын Владимир Александрович.

Из объяснительной Кривогорницына В.А., представленной им в инспекцию ФНС РФ по Правобережному округу г. Иркутска следует, что данное лицо не является руководителем ООО “Анрон“ и не осуществлял предпринимательскую деятельность (т. 3 л.д. 115).

ООО “Анрон“ было исключено из Единого государственного реестра юридических лиц ввиду непричастности Кривогорницына В.А. к регистрации ООО “Анрон“ к деятельности организации (т. 7 л.д. 67 - 69).

В ходе судебного разбирательства по данному делу по ходатайству налогового органа была назначена судебная почерковедческая экспертиза идентичности подписей Ф.И.О. в том числе содержащихся в счетах-фактурах N 30 от 29.04.05, N 23 от 31.03.05 г., N 24 от 31.03.05 г., N 43 от 30.05.05 г., N 38 от 26.05.05 г., товарных накладных N 30 от 29.04.2005 г., N 23 от 31.03.2005, N 31 от 31.03.2005, N 43 от 30.05.2005, N 38 от 26.05.2005 г.

Суд апелляционной инстанции нарушений порядка назначения и проведения экспертизы не установил.

Согласно заключению эксперта N 1235 от 10.12.2009 г. (т. 7 л.д. 48 - 53) Экспертно-криминалистического центра ГУВД по Иркутской области МВД РФ сделаны выводы, в том числе о том, что подписи от имени Кривогорницына В.А. в счетах-фактурах выставленных ООО “Арон“: N 30 от 29.04.05, N 23 от 31.03.05 г., N 24 от 31.03.05 г., N 43 от 30.05.05 г., N 38 от 26.05.05 г., товарных накладных N 30 от 29.04.2005 г., N 23 от 31.03.2005, N 31 от 31.03.2005, N 43 от 30.05.2005, N 38 от 26.05.2005 г. выполнены не Кривогорницыным В.А., а другим лицом.

Доводы общества о том, что заключение эксперта является недостоверным, так как личность лица, давшего пояснения не установлена, и количество подписей для проведения экспертизы было недостаточно, отклоняются судом апелляционной инстанции по следующим мотивам.

Как следует из указанного заключения эксперта, у него было не менее восьми образцов почерка, при этом в ответе на пятый вопрос, поставленный самим обществом при назначении экспертизы, эксперт ответил, что образцов почерка достаточно. Что касается установления личности Кривогорницына В.А., то следует иметь в виду, что экспертиза проводилась, в том числе, и на основании образца почерка, содержащегося в доверенности (т. 7 л.д. 96). Данная доверенность удостоверена нотариусом, который личность устанавливал, дееспособность проверял. Таким образом, у апелляционного суда достоверность заключения эксперта сомнений не вызывает.

Кроме того, по данному делу подлежит учету следующее.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, в ходе проверки выявлен факт заключения обществом договора на поставку продукции с ФГУП “Контакт“ от 17.01.2005 N 257/234-В/741 (т. 7 л.д. 43 - 47), согласно которому, продавцом и грузоотправителем продукции является ФГУП “Контакт“, покупателем - ООО НТЦ “Контакт-Байкал“. На основании данного договора и спецификаций к нему происходила поставка продукции в адрес ООО НТЦ “Контакт-Байкал“, что подтверждается счетами-фактурами, полученными в ходе встречной проверки с ФГУП “Контакт“: N 417 (89) от 21.03.2005 (т. 6 л.д. 37, т. 7 л.д. 185), N 415 (89) от 21.03.2005 (т. 6 л.д. 39, т. 7 л.д. 179), N 416 (89) от 21.03.2005 (т. 6 л.д. 43, т. 7 л.д. 174), N 385 (89) от 16.03.2005 (т. 6 л.д. 44, т. 7 л.д. 170), N 1052(89) от 09.06.2005 (т. 6 л.д. 48, т. 7 л.д. 168), N 1039 (89) от 08.06.2005 (т. 6 л.д. 50, т. 7 л.д. 167), N 525 (89) от 30.03.2005 (т. 6 л.д. 51, т. 7 л.д. 164), N 523 (89) от 30.03.2005 (т. 6 л.д. 54, т. 7 л.д. 161), N 522 (89) от 30.03.2005 (т. 6 л.д. 60, т. 7 л.д. 159).

Таким образом, суд первой инстанции сделал правильный вывод, что в один и тот же период (2005 г.) обществом заключен рассматриваемый договор поставки продукции с ООО “Анрон“ от 29.02.2005 N 10-05, (счета-фактуры: N 24 от 31.03.2005, N 43 от 30.05.2005, N 38 от 26.05.2005, N 23 от 31.03.2005, N 30 от 29.04.2005, в которых грузоотправителем является ФГУП “Контакт“, а грузополучателями такие организации, как ОАО “Саянскхимпласт“, ОАО “АНХК“, ОАО “АЗП“, ФГУП “АЭХК“), что свидетельствует, что товар адресован напрямую от производителя к непосредственным потребителям продукции. В рамках мероприятий дополнительного налогового контроля были получены документы, где ООО “Анрон“ приобретает аналогичный товар у ФГУП “Контакт“ (счет-фактуры: N 520 (89) от 30.03.2005, N 1016 (89) от 03.06.2005, N 1028 (89) от 06.06.2005, N 1079 (89) от 14.06.2005, N 1083 (89) от 15.06.2005, N 1125 (89) от 21.06.2005).

Кроме того, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что ООО “Анрон“, согласно анализу представленных документов, является перепродавцом товара. Так, товар изначально приобретается у ФГУП “Контакт“, а в дальнейшем продается ООО НТЦ “Контакт-Байкал“ по более высокой цене. При этом цена товара в рамках договоров между ООО “Анрон“ и ФГУП “Контакт“, а также ООО НТЦ “Контакт-Байкал“ и ФГУП “Контакт“ равнозначная на идентичные товары. Стоимость товара, в дальнейшем приобретенного ООО НТЦ “Контакт-Байкал“ у ООО “Анрон“ значительно увеличивается. Так, согласно счетам-фактурам, выставленным ФГУП “Контакт“ в адрес ООО “Анрон“ стоимость товаров и транспортных услуг составила 3 605 212 рублей, а стоимость данных товаров, согласно выставленным счетам-фактурам ООО “Анрон“ в адрес ООО НТЦ “Контакт-Байкал“ составила уже 4 897 093 руб., при том, что задолго до заключения договора поставки между ООО “НТЦ “Контакт-Байкал“ и ООО “Анрон“, ООО “НТЦ “Контакт-Байкал“ уже был заключен договор непосредственно с производителем товара - ФГУП “Контакт“, соответственно привлечение поставщика товара - ООО “Анрон“, являющегося перепродавцом товара - является для ООО “НТЦ “Контакт-Байкал“ экономически нецелесообразным.

Документы, дополнительно представленные обществом суду апелляционной инстанции, указанных выводов суда первой инстанции не опровергают.

Директор общества суду апелляционной инстанции пояснил, что сделка с ООО “Анрон“ носила политический характер, основной целью, которой был “вход“ на предприятие с целью зарекомендовать себя как надежного поставщика и партнера. Указанный довод был предметом рассмотрения суда первой инстанции и ему была дана надлежащая оценка.

Суд первой инстанции установил, что при анализе расчетного счета ООО “Анрон“, а также представленных документов в рамках встречной проверки с ФГУП “Контакт“, следует, что данный довод заявителя является необоснованным, поскольку сделка ФГУП “Контакт“ с ООО “Анрон“ носила разовый характер, а поставки товара ФГУП “Контакт“ в адрес ООО “Анрон“ происходили в период с марта и июнь 2005 года. Указанные обстоятельства указывают на тот факт, что ООО НТЦ “Контакт-Байкал“ участвует практически одновременно в двух сделках, во время которых приобретается идентичный товар, при этом цена товара значительно меньше в рамках сделки между ФГУП “Контакт“ и ООО НТЦ “Контакт-Байкал“, чем в рамках сделки между ООО “Анрон“ и ООО НТЦ “Контакт-Байкал“. В результате чего, ООО НТЦ “Контакт-Байкал“ при указанной финансово-хозяйственной схеме не получает материальной выгоды приобретая товар у перепродавца ООО “Анрон“ и, как следует из пояснений руководителя организации, продавая в дальнейшем с наценкой 1%.

Общество ссылается на то, что товар не был идентичным, товар поставляется по опросным листам при одинаковом наименовании в разной комплектации. Данный довод судом апелляционной инстанции отклоняется, так как разная комплектация не изменяет сущности и назначения товара, а также не сказывается существенно на изменении стоимости товара.

На основании изложенного, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что из совокупности представленных доказательств следует вывод об отсутствии реальности хозяйственных операций между обществом и ООО “Анрон“.

По вопросу взаимоотношений общества с ООО “Бриг“ суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

Между обществом и ООО “Бриг“ был заключен договор подряда от 11.06.2005 N 19 (т. 3 л.д. 122 - 123) на выполнение работ по монтажу вакуумных коммутационных аппаратов на объекте 1090 (ОАО “Ангарский Завод Полимеров“), обусловленные договором подряда ООО НТЦ “Контакт-Байкал“ и ОАО “Ангарский Завод Полимеров“. Стоимость договора составила 458 165 руб. (в том числе НДС 69 889,58 руб.) (стоимость и порядок расчетов, закреплены в пункте 2.1 вышеуказанного договора). Согласно условиям данного договора Подрядчик - ООО “Бриг“ обязуется выполнить работы с использованием материалов Заказчика - ООО НТЦ “Контакт-Байкал“, силами и средствами Подрядчика работы по монтажу вакуумных коммутационных аппаратов на объекте 1090 (ОАО “Ангарский Завод Полимеров“). В соответствии с данным договором ООО “Бриг“ выставляет в адрес ООО НТЦ “Контакт-Байкал“ счет-фактуру от 26.08.2005 N 11 на общую сумму 458 165 руб., в том числе НДС 69 889,58 руб. (наименование товаров (работ, услуг) - Монтаж вакуумных выключателей).

Обществом был заключен договор подряда от 15.06.2005 г. N 00385-05 (т. 2 л.д. 20 - 23) с ОАО “Ангарский Завод Полимеров“ на выполнение работ по монтажу вакуумных коммутационных аппаратов на объекте 1090 (ОАО “Ангарский Завод Полимеров“). Стоимость и порядок расчетов, закреплены в пункте 2.1 вышеуказанного договора, так стоимость договора составила 445 440 руб. (в том числе НДС - 67 948,47 руб.). В соответствии с указанным договором обществом в адрес ОАО “Ангарский Завод Полимеров“ выставлен счет-фактура от 24.08.2005 N 20/05 на общую сумму 458 581 руб., в том числе 69 953,03 руб., в графе Наименование товаров (работ, услуг) указано - монтаж вакуумных выключателей, в количестве 12 шт.

Пунктом 1.1 договора подряда от 11.06.2005 г. N 19 предусмотрено выполнение работ силами и средствами подрядчика - ООО “Бриг“.

Согласно п. 3.2.3 данного договора, заказчик (общество) обязуется представить подрядчику (ООО “Бриг“) пропуска для прохода работников подрядчика на территорию заказчика. Аналогичное условие закреплено п. 3.2.3 договора подряда от 15.06.2005 г. N 00385-05. Однако, доказательств выдачи указанных пропусков в материалы дела не представлено.

Обществом приведен довод о том, что привлечение ООО “Бриг“ в качестве субподрядчика было связано с тем, что у общества не было лицензии на предусмотренные договором подряда от 15.06.2005 г. N 00385-05 виды работ, а у ООО “Бриг“ по сведениям общества была. Данный довод отклоняется апелляционным судом в связи с тем, что п. 5.3 договора подряда от 15.06.2005 г. N 00385-05 было прямо предусмотрено, что выполнение работ производится с привлечением в качестве субподрядчика в лице ООО “Сибмонтажавтоматика“, деятельность которого лицензирована. При этом на запрос о представлении информации Инспекцией Ростехнадзора был представлен ответ о том, что ООО “Бриг“ не располагает лицензией на осуществление работ с высоковольтным оборудованием, а также не обращалась в органы Ростехнадзора для аттестации своих работников (л.д. 138 - 140 т. 3).

Кроме того, в отношении ООО “Бриг также установлено следующее.

Указанный выше контрагент общества - субподрядчик не располагает соответствующим оборудованием, механизмами (основными и оборотными средствами), квалифицированным персоналом, в т.ч. доказательства привлечения сторонних организаций, физических лиц, аренды основных средств, найма работников отсутствуют, что также следует из анализа расчетных счетов, бухгалтерской и налоговой отчетности данного контрагента. Из чего следует, что у ООО “Бриг“ отсутствовали необходимые ресурсы для достижения результатов соответствующей экономической деятельности, соответственно работы, обусловленные договором от 11.06.2005 N 19 фактически не могли быть выполнены данной организацией. Данное обстоятельство свидетельствует о нереальности хозяйственной операции ООО “НТЦ “Контакт-Байкал“ с ООО “Бриг“.

Разница стоимости выполненных работ указанных в выставленных счетов-фактур составила 416 руб. (по договору подряда между ООО “Бриг“ и ООО НТЦ “Контакт-Байкал“ в размере 458 165 руб.; по договору подряда между ООО НТЦ “Контакт-Байкал“ и ОАО “Ангарский Завод Полимеров“ в размере 458 581 руб.), из чего также следует, что заключение сделки на выполнение подрядных работ (ОАО “Ангарский завод полимеров“) с привлечением субподрядной организации (ООО “Бриг“) является экономически нецелесообразным для ООО “НТЦ “Контакт-Байкал“.

ООО “Бриг“ состояло на учете в ИФНС по Правобережному округу г. Иркутска с 29.06.2005 г., т.е. ООО “Бриг“ создано незадолго до совершения хозяйственной операции - счет-фактура датирован 26.08.2005 г. Данная организация относится к категории налогоплательщиков не представляющих налоговую отчетность с момента регистрации, зарегистрирована по адресу: г. Иркутск, ул. Карла Маркса, 37, являющийся адресом “массовой“ регистрации.

По данным учредительных документов, руководителем и единственным учредителем ООО “Бриг“ является Скопинцев Семен Викторович. Из объяснений Скопинцева С.В. представленных последним в инспекцию указано, что руководителем ООО “Бриг“ он никогда не являлся; им был утерян паспорт, в связи с чем, было подано заявление в ОВД Свердловского района г. Иркутска (т. 3 л.д. 137).

Довод апелляционной жалобы, что из письма Скопинцева С.В. от 08.02.2008 не установлен факт, что Скопинцев С.В. не принимал участия в государственной регистрации и хозяйственной деятельности ООО “Бриг“. В письме не отражено и судом не обосновано, как факт утери паспорта в феврале 2006 года Скопинцевым С.В. мог препятствовать исполнению ООО “Бриг“ договорных обязательств перед ООО “НТЦ “Контакт-Байкал“, судом апелляционной инстанции отклоняется по следующим мотивам.

На основании п. 1 ст. 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ “О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей“ юридическое лицо, которое в течение последних двенадцати месяцев, предшествующих моменту принятия регистрирующим органом соответствующего решения, не представляло документы отчетности, предусмотренные законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, и не осуществляло операций хотя бы по одному банковскому счету, признается фактически прекратившим свою деятельность.

ООО “Бриг“ исключено из Единого государственного реестра юридических лиц по решению регистрирующего органа 08.06.2007 г., что подтверждается выпиской из выписки из Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ).

Также в отношении спорных контрагентов общества в ходе проверки было установлено, оплата за поставленные товары и выполненные работы произведена ООО НТЦ “Контакт-Байкал“ на расчетные счета ООО “Анрон“ ООО “Бриг“, открытые в ОАО КБ “Стройкредит“ в г. Иркутске.

Анализ движения денежных средств по расчетным счетам ООО “Бриг“ и ООО “Анрон“ свидетельствует о транзитном характере движения денежных средств по расчетным счетам данных организаций. Так, по расчетному счету ООО “Бриг“ установлено, что основная часть денежных средств перечисляется на расчетный счет открытый ООО “Тандем“ в Филиале ОАО КБ “Стройкредит“ в г. Иркутске (т. 5 л.д. 91 - 93) (назначение платежа - Оплата за ГСМ), после чего крупными суммами снимаются на хозяйственные нужды. По расчетному счету ООО “Анрон“ установлено, что основная часть денежных средств перечисляется на расчетный счет открытый ООО “СТК-Модуль“ в Филиале ОАО КБ “Стройкредит“ в г. Иркутске (назначение платежа - оплата по счету за товар), после чего также крупными суммами снимаются на хозяйственные нужды.

В ходе проверки установлено, что денежные средства, перечисленные на счета ООО “Витапром“ и ООО “Глобал“, открытые также в ОАО КБ “Стройкредит“ перечислялись затем на счета ООО “Тандем“ и ООО “СТК-Модуль“ и затем крупными суммами обналичивались с расчетных счетов организаций (т. 5 л.д. 73 - 90).

Таким образом, перечисленные заявителем денежные средства на счета своих контрагентов, перечислялись затем на счета двух организаций - ООО “Тандем“ и ООО “СТК-Модуль“, с расчетных счетов которых затем обналичивались крупными суммами “на хозяйственные расходы“, все платежи осуществлены с использованием одного банка.

Из перечисленных выше обстоятельств следует, что с расчетного счета указанных контрагентов не производились перечисление денежных средств на обеспечение деятельности самих организаций: на выплату заработной платы работникам, за аренду помещений, основных средств, за оплату общехозяйственных нужд - ГСМ, аренду транспорта, приобретение запасных частей, иных расходов связанных с исполнением рассматриваемых договорных отношений именно данными организациями и их работниками. Ссылка общество на то, что по указанным счетам контрагентов осуществлялось движение денежных средств в значительных суммах в свою очередь,

с учетом установленных выше обстоятельств свидетельствует об их транзитном характере. Более того, перечислений по налогам в бюджет указанными обществами не производились (либо в минимальных размерах, не сопоставимых с указанными сделками), основных средств, квалифицированного персонала, дебиторской задолженности у обществ нет. Филиалами, представительствами, обособленными подразделениями в месте исполнения сделок в указанных объемах не располагают.

Довод апелляционной жалобы, что ссылка на транзитный характер движения денежных средств по расчетным счетам ООО “Анрон“, ООО “Бриг“ не может приниматься во внимание как доказательство недобросовестности ООО НТЦ “Контакт-Байкал“, поскольку поступление на расчетные счета данных организаций денежных средств от контрагентов за различные товары, выполненные работы и оказанные услуги при отсутствии иных доказательств, свидетельствующих об организованной схеме движения денежных средств или товаров по замкнутой цепочке, не может свидетельствовать о транзитном характере расчетных счетов контрагентов ООО НТЦ “Контакт-Байкал“, а также о том, что последний при исполнении им налоговых обязанностей и реализации права уменьшать полученные доходы на величину произведенных расходов действовал недобросовестно, судом апелляционной инстанции отклоняется по следующим мотивам.

Транзитный характер движения денежных средств по счетам спорных контрагентов не может являться единственным самостоятельным основанием для отказа в вычетах по НДС и принятия расходов по налогу на прибыль, но в совокупности с иными обстоятельствами свидетельствует о недобросовестности общества, не проявлении им должной осмотрительности при выборе контрагентов.

Таким образом, суд первой инстанции правильно пришел к выводу, что представленные обществом первичные документы содержат противоречия и не соотносятся со сведениями, собранными налоговым органом в ходе проверки, что также свидетельствует о наличии схемы незаконного возмещения налога на добавленную стоимость из бюджета. При таких обстоятельствах суд полагает, что выставленные ООО “Анрон“, ООО “Бриг“ в адрес общества счета-фактуры не отвечают требованиям, установленным пунктами 5, 6 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации, поскольку содержат недостоверные сведения об адресе, руководителе поставщика и, следовательно, не могут являться основанием для принятия к вычету сумм по НДС, а также представленные первичные документы не могут являться основанием для принятия расходов по налогу на прибыль, так как не подтверждают реальность хозяйственных операций.

Таким образом, налоговым органом за рассматриваемый период правомерно доначислены спорные суммы налогов и пени по НДС и налогу на прибыль и оснований для признания в данной части решения незаконным у суда не имелось. Контррасчеты, опровергающие расчеты налогового органа, обществом не представлены.

На основании изложенного доводы общества, приведенные в отношении спорных контрагентов ООО “Анрон“ и ООО “Бриг“, апелляционным судом отклоняются.

Кроме того, обществом приводятся доводы о том, что Арбитражным судом Иркутской области решение налогового органа в части привлечения к ответственности по п. 2 ст. 119 Налогового кодекса РФ за непредставление в установленный срок налоговой декларации за февраль, май, ноябрь 2007 года штраф в размере 360 351 руб. признан как не соответствующий ст. ст. 112 - 114, 119, 100 - 101 Налогового кодекса РФ. Вместе с тем, ООО “НТЦ “Контакт-Байкал“ не учтены другие смягчающие обстоятельства заявленные организацией в ходе судебных разбирательств. Данный довод судом апелляционной инстанции отклоняется по следующим мотивам.

Как правильно указывает суд первой инстанции, в отношении привлечения налогоплательщика к ответственности по п. 2 ст. 119 НК РФ в том числе в оспариваемой сумме штрафа 607 282 руб. за непредставление декларации по НДС за: апрель 2006 г. сумма штрафа в размере 46 931 руб., февраль 2007 г. сумма штрафа в размере 306 502 руб., май 2007 г. сумма штрафа в размере 133 656 руб., ноябрь 2007 г. сумма штрафа в размере 120 193 руб., установлено следующее.

Согласно пп. 4 п. 1 ст. 23 НК РФ налогоплательщики обязаны представлять в налоговый орган по месту учета в установленном порядке налоговые декларации по тем налогам, которые они обязаны уплачивать, если такая обязанность предусмотрена законодательством о налогах и сборах, а также бухгалтерскую отчетность в соответствии с Федеральным законом “О бухгалтерском учете“.

В соответствии с п. 6 ст. 80 НК РФ налоговая декларация представляется в установленные законодательством о налогах и сборах сроки.

Вышеуказанная обязанность налогоплательщиком, надлежащим образом не исполнена, декларации по НДС за февраль, май, ноябрь 2007 г. обществом своевременно не представлены в налоговый орган, что подтверждается материалами проверки и не оспаривается самим обществом.

В соответствии со ст. 119 НК РФ непредставление налогоплательщиком в установленный законодательством о налогах и сборах срок налоговой декларации в налоговый орган по месту учета:

- при отсутствии признаков налогового правонарушения, предусмотренного в пункте 2 настоящей статьи, влечет взыскание штрафа в размере 5 процентов суммы налога, подлежащей уплате (доплате) на основе этой декларации, за каждый полный или неполный месяц со дня, установленного для ее представления, но не более 30 процентов указанной суммы и не менее 100 руб.;

- в течение более 180 дней по истечении установленного законодательством о налогах срока представления такой декларации влечет взыскание штрафа в размере 30 процентов суммы налога, подлежащей уплате на основе этой декларации, и 10 процентов суммы налога, подлежащей уплате на основе этой декларации, за каждый полный или неполный месяц начиная со 181-го дня.

В связи с чем, суд первой инстанции правильно посчитал, что налоговый орган, правильно квалифицировал действия налогоплательщика, как налоговое правонарушение, предусмотренное п. 2 ст. 119 НК РФ и исчислил размер налоговых санкций в размере: 306 502 руб. (февраль 2007 г.), 133 656 руб., (май 2007 г.); 120 193 руб. (ноябрь 2007 г.).

ООО “НТЦ “Контакт-Байкал“ своевременно представлена налоговая декларация по НДС за апрель 2006 год. Доказательств обратного инспекцией не представлено. Следовательно, в действиях ООО “НТЦ “Контакт-Байкал“ отсутствует состав налогового правонарушения, предусмотренного статьей 119 НК РФ, Инспекцией неправомерно предъявлен к взысканию штраф в размере 46 931 рубля.

Суд первой инстанции, снижая размер штрафа, учел следующее.

В возражениях ответчика на снижение штрафных санкций указано, что заявителем оспаривается сумма штрафа в размере 46 931 руб., суммы штрафа за периоды февраль, май и ноябрь 2007 года заявителем не оспариваются, в связи с чем требование о применении смягчающих обстоятельств в отношении не оспариваемой части решения N 02-10/52 от 19.02.2009 г. неправомерно. Кроме того, из представленных заявителем документов не следует тяжелое материальное положение организации, снижение выручки за полугодие 2009 г. еще не подтверждает данное обстоятельство. Отсутствие умысла на совершение правонарушения не является смягчающим ответственность обстоятельством, а имеет значение при определении квалификации совершенного правонарушения. Неисполнение обязанности по представлению налоговых деклараций в установленный срок не ставится НК РФ в зависимость от уплаты или неуплаты исчисленного в ней налога. Таким образом, правильное исчисление НДС, уплата его в полном объеме и отсутствие недоимки по налогу не могут являться смягчающими ответственность обстоятельствами за данное правонарушение. Согласно ст. 112 НК РФ, обстоятельствами, смягчающими ответственность за совершение налогового правонарушения, признаются: совершение правонарушения вследствие стечения тяжелых личных или семейных обстоятельств; совершение правонарушения под влиянием угрозы или принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости; иные обстоятельства, которые судом могут быть признаны смягчающими ответственность.

В соответствии с п. 3 ст. 114 НК РФ при наличии хотя бы одного смягчающего ответственность обстоятельства размер штрафа подлежит уменьшению не меньше, чем в два раза по сравнению с размером, установленным соответствующей статьей главы 16 Налогового кодекса за совершение налогового правонарушения. С учетом положений Информационного письма ВАС РФ от 20.12.1999 N С1-7/СМП-1341 “Об основных положениях, применяемых Европейским судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие“, при вынесении решения судом, должны учитываться серьезность, реальность и последствие нарушения, повлекшего начисление санкций, соблюдение баланса публичного и частного интереса при разрешении спора.

В связи с чем, принимая во внимание характер совершенного правонарушения, учитывая доводы заявителя, изложенные в ходатайстве, его финансовое положение, отсутствие достаточных денежных средств на счетах для погашения указанной задолженности, приостановление оборотов по счету общества свидетельствующее об ограничении налогоплательщика в осуществлении операций по счетам в банке и как следствие ограничение в осуществлении хозяйственной деятельности в целом; снижением уровня прибыли организации, а также сложившейся экономической ситуации в стране, суд первой инстанции посчитал возможным, снизить размер штрафных санкций до 200 000 руб., из них: 100 000 руб. за февраль 2007 г., 50 000 руб. за май 2007 г., 50 000 руб. - ноябрь 2007 г.

С учетом того, что судом первой инстанции сумма штрафа с 560 351 руб. снижена до 200 000 руб., то есть более чем в два раза (почти в три раза), при имеющихся смягчающих обстоятельствах суд апелляционной инстанции полагает сумму штрафа в 200 000 руб. соразмерной совершенному правонарушению. Ссылка общества на то, что соразмерной будет сумма штрафа в размере 10 000 руб., апелляционным судом отклоняется, так как такая сумма штрафа не будет соответствовать основной функции наказания - воздействие на правонарушителя в целях недопущения им такого же правонарушения в будущем.

Доводы общества о том, что на него необоснованно возложены расходы по оплате судебных расходов на проведение экспертизы, апелляционным судом отклоняются по следующим мотивам.

Как правильно указывает суд первой инстанции, обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия налоговым органом оспариваемого акта, возлагается на этот орган. В связи с этим, при рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды. Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 АПК РФ и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 АПК РФ. Поскольку установление факта недостоверности сведений в первичных документах, представленных на проверку по указанным выше поставщикам имеет существенное значение при оценке обоснованности заявленных обществом налоговых вычетов, проведение указанной экспертизы обоснованно и ее результаты не опровергли, а наоборот подтвердили позицию и доводы налогового органа.

Кроме того, следует иметь в виду, что назначение экспертизы было обусловлено необходимостью для суда проверить выводы налогового органа и доводы общества. При назначении экспертизы общество поставило свои вопросы, то есть воспользовалось возможностью опровергнуть выводы налогового органа.

Довод апелляционной жалобы, что Арбитражным судом Иркутской области не исследован расчет пени по налогу на добавленную стоимость с 20.04.2005 по 19.02.2009 (данные возражения ООО “НТЦ “Контакт-Байкал“ заявлялся в ходе судебных заседаний), судом апелляционной инстанции отклоняется по следующим мотивам.

При изменении решения налогового органа управление произвело перерасчет пени и изменило сумму пени с 324 002 руб. на 294 241 руб. Расчет пени, произведенный управлением, в материалы дела представлен (т. 1 л.д. 128 - 130). Доводов и расчетов, его опровергающих, обществом не представлено.

При указанных обстоятельствах суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы, доводы которой проверены, но не могут быть учтены, как не влияющие на законность и обоснованность принятого по делу судебного акта. Оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции в обжалуемой части не имеется.

Исходя из изложенного, суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы и отмены решения суда первой инстанции в обжалуемой части.

Руководствуясь статьями 268 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

постановил:

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 10 февраля 2010 г. по делу N А19-12931/09 в обжалуемой части оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в течение 2-х месяцев с даты принятия.

Председательствующий

Е.О.НИКИФОРЮК

Судьи

Т.О.ЛЕШУКОВА

Е.В.ЖЕЛТОУХОВ