Решения и постановления судов

Постановление ФАС Центрального округа от 07.07.2010 по делу N А35-8179/2009 Иск о взыскании штрафа за перегруз вагона сверх его максимальной грузоподъемности удовлетворен правомерно, поскольку перегруз вагона сверх его максимальной грузоподъемности обнаружен и устранен до момента передачи вагона Украинской железной дороге, перевозка излишка массы груза осуществлялась по Российской железной дороге, право на составление коммерческого акта и требование выплаты штрафа за такое нарушение принадлежит истцу, в ведении которого находился вагон в момент обнаружения нарушения.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЦЕНТРАЛЬНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 7 июля 2010 г. по делу N А35-8179/2009

(извлечение)

Резолютивная часть постановления объявлена 2 июля 2010 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 7 июля 2010 г.

Федеральный арбитражный суд Центрального округа, рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу ОАО “Михайловский ГОК“, на решение Арбитражного суда Курской области от 11 марта 2010 г. по делу N А35-8179/2009,

установил:

Открытое акционерное общество “Российские железные дороги“ в лице Орловско-Курского отделения Московской железной дороги обратилось в Арбитражный суд Курской области с иском к Открытому акционерному обществу “Михайловский ГОК“ о взыскании 56730 руб. штрафа за перегруз вагона N 67721258 сверх его максимальной грузоподъемности.

Решением Арбитражного суда Курской области от 11.03.2010 иск удовлетворен.

В суде апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

Ссылаясь на несоответствие выводов арбитражного суда фактическим обстоятельствам дела, нарушение норм материального и процессуального права, ОАО “Михайловский ГОК“ обратилось в Федеральный арбитражный суд Центрального округа с кассационной жалобой, в которой просит решение Арбитражного суда Курской области от 22.03.2010 отменить, в иске отказать.

Представитель ответчика, надлежащим образом извещенный о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, в судебное заседание не явился. С учетом требований ст. 284 АПК РФ суд кассационной инстанции считает возможным рассмотреть дело в отсутствие представителя ответчика.

Изучив материалы дела, выслушав объяснения представителя истца, обсудив доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, суд кассационной инстанции не находит оснований для ее удовлетворения.

Как установлено арбитражным судом, 11.11.2008 года ОАО “Михайловский ГОК“ со станции Курбакинская Московской железной дороги на станцию Николаев-грузовой (эксп.) Одесской ж.д. в адрес получателя - ЗАО “ИОД Дунаферр“ (Венгрия) вагоном N 67721258 отправлен груз - окатыши железорудные, весом 69000 кг (при максимальной грузоподъемности вагона 69 т).

При проверке массы груза указанного вагона на межгосударственном железнодорожном переходе в процессе его передачи от Московской железной дороги Российской Федерации Юго-Западной железной дороге Украины обнаружено, что фактический вес груза на 3 240 кг. превышает грузоподъемность вагона. Указанный факт зафиксирован перевозчиком в коммерческом акте N 393173/1444 от 14.12.2008 г., актах общей формы N 1043“Б“ от 14.12.2008 г., N 1044“Б“ от 14.12.2008 г.



Ссылаясь на указанные обстоятельства, ОАО “РЖД“ обратилось в арбитражный суд с иском к ОАО “Михайловский ГОК“ о взыскании штрафа за перегруз вагона сверх его максимальной грузоподъемности в размере 56730 рублей, рассчитанного в соответствии с правилами Соглашения о международном железнодорожном грузовом сообщении.

Принимая решение по делу, арбитражный суд обоснованно исходил из следующего.

В соответствии с п. 1 ст. 18 Соглашения о международном железнодорожном грузовом сообщении (далее - СМГС) железная дорога должна составить коммерческий акт, если во время перевозки или выдачи груза она производит проверку состояния груза, его массы или количества мест, а также наличия накладной и при этом устанавливает, в том числе несоответствие между сведениями, указанными в накладной, и грузом в натуре о наименовании, массе, количестве мест груза, знаках (марках) и номерах мест груза, наименовании получателя и станции назначения.

Таким образом, обстоятельства, являющиеся основанием для возникновения ответственности грузоотправителя, при осуществлении перевозок грузов железнодорожным транспортом, удостоверяется в соответствии со ст. 18 СМГС коммерческим актом. Составление иных документов СМГС не предусматривает. В свою очередь, акты общей формы подтверждают, во-первых, неправильность указанных в накладной сведений, вследствие чего был отцеплен вагон для контрольной перевески, а во-вторых, контрольную перевеску вагона, по результатам проведения которой и составляется коммерческий акт.

В соответствии с Соглашением между железнодорожными администрациями государств - участников Содружества Независимых Государств, Латвийской Республики, Литовской Республики и Эстонской Республики об особенностях применения отдельных норм Соглашения о международном железнодорожном грузовом сообщении (СМГС) от 01.10.1997 при определении порядка передачи грузов с железных дорог одной страны на железные дороги другой страны - участника данного Соглашения следует руководствоваться Приложением N 5 к данному Соглашению, а также Пограничными соглашениями.

Пунктом 9 Порядка передачи вагонов и контейнеров с грузами через межгосударственные железнодорожные передаточные переходы государств - участников Содружества (Приложение N 5 к Соглашению от 01.10.1997 г.) установлено, что в случае обнаружения в процессе приема грузов из вагонов и контейнеров с коммерческими неисправностями, угрожающими сохранности груза и безопасности движения, в том числе вагонов, загруженных сверх трафаретной грузоподъемности, стороны руководствуются Правилами коммерческого осмотра поездов и вагонов, утвержденными МПС СССР 31.12.1987 N ЦУК/4557 (Сборник правил перевозок и тарифов N 355) и настоящим Порядком.

Согласно п. 2 Порядка передачи вагонов и контейнеров с грузами через межгосударственные железнодорожные передаточные переходы государств - участников Содружества прием и сдача грузов с участием обеих сторон может осуществляться как на передаточной станции принимающей стороны, так и на передаточной станции сдающей стороны, в зависимости от местных условий, что определяется двухсторонними соглашениями железнодорожных администраций сопредельных государств.

Совместным соглашением о пограничном грузовом сообщении между Московской железной дорогой (филиалом ОАО “РЖД“) и ГТОО “Юго-Западная железная дорога“ от 04.02.2005 г. (далее - Совместное соглашение от 04.02.2005 г.) определены пункты межгосударственного железнодорожного перехода, в том числе перегон Суземка - Зерново, а также железнодорожная станция передачи вагонов, которой является станция Хутор-Михайловский Украины.

Согласно п. 5.4 Совместного соглашения после прибытия и осмотра поезда в исходную передаточную ведомость вносятся все изменения службами, после чего составляется согласованная передаточная ведомость, которая подписывается сдающей и принимающей стороной и передается в электронном виде на станцию Брянск-Льговский.

К материалам дела приобщена копия согласованной передаточной ведомости N 26469 от 14.12.2008 г. В данной ведомости, составленной после внесения изменений в исходную передаточную ведомость, в графе “Примечание“ (строка 065 по вагону N 67721258) сделана отметка о выявлении коммерческого брака в данном вагоне: КБ, то есть в данном вагоне выявлен коммерческий брак, указан номер акта общей формы на отцепку вагона от поезда и указание на то, что вагон не принят - Н.

В соответствии с п. 5.17 Совместного соглашения, если вагон подлежит отцепке из-за коммерческой неисправности, которую невозможно устранить за технологическое время стоянки поезда, приемосдатчик смены уведомляет об этом маневрового диспетчера и оформляет наряд на отцепку вагона и акт общей формы ГУ-23, с указанием причины отцепки. Данным пунктом Совместного соглашения предусмотрено, что срок задержки таких вагонов не должен быть более десяти суток, а для скоропортящихся грузов - не более 4 суток, по истечении которых принимается решение о доприеме вагонов или возврате их на сдающую железную дорогу.

На основании изложенного, является обоснованным вывод суда первой инстанции о том, что передаточной ведомостью N 26469 от 14.12.2008 г. подтверждается факт неприема вагона принимающей стороной.

Материалы дела свидетельствуют о том, что фактически вагон был передан Украинской железной дороге и к перевозке по Украинской железной дороге спорный вагон принят после устранения коммерческой неисправности (выгрузка излишков груза) с весом груза в пределах максимальной грузоподъемности.

Таким образом, как правильно указал арбитражный суд, факт перегруза вагона N 67721258 сверх его максимальной грузоподъемности был установлен до передачи данного вагона ГТОО “Юго-Западная железная дорога“.

В соответствии с п. 5.16 Совместного соглашения о пограничном грузовом сообщении между Московской железной дорогой (филиалом ОАО “РЖД“) и ГТОО “Юго-Западная железная дорога“ от 04.02.2005 на все обнаруженные коммерческие неисправности составляется акт общей формы, который подписывается приемосдатчиками сдающей и принимающей стороны.



Пунктом 17 Правил ЦУК/4557 установлено, что акт общей формы на коммерческие неисправности составляется в момент их обнаружения, а в дальнейшем его составляют только при изменении состояния вагона (груза).

В материалах дела имеется акт общей формы N 1043“Б“ от 14.12.2008 г., которым подтверждается обнаружение в 01 часов 20 минут 14.12.2008 г. факта превышения веса, указанного в перевозочных документах и грузоподъемности вагона N 67721258. В соответствии с данным актом, указанный вагон был отцеплен для контрольной перевески и проверки состояния погрузки на обесточенном пути.

Актом общей формы N 1044“Б“ от 14.12.2008, составленным по результатам контрольной перевески данного вагона, подтвержден факт перегруза вагона на 3 240 кг. сверх его максимальной грузоподъемности.

Указанные акты общей формы составлены в соответствии с вышеуказанными международными соглашениями России и Украины, а также соглашениями между предприятиями железнодорожного транспорта обеих стран, подписаны их представителями и заверены штампами обоих предприятий.

Кроме того, в деле имеются акты общей формы N 6176СП от 14.12.2008 г. и N 6177СП от 14.12.2008 г., коммерческий акт N Б 020452/1043 от 14.12.2008 г., выписки из контрольной книги перевешивания вагонов, поездные ведомости, представленные Юго-Западной железной дорогой Украины в подтверждение факта обнаружения перегруза спорного вагона сверх его максимальной грузоподъемности.

Исследовав указанные документы, арбитражный суд пришел к обоснованному выводу о том, что их содержание полностью соответствует документам, представленным в арбитражный суд истцом.

Ссылка ОАО “Михайловский ГОК“ на то, что акты общей формы N 1043“Б“ от 14.12.2008 г., N 1044“Б“ от 14.12.2008 г. сфальсифицированы, так как имеют исправления, и поэтому не могут являться надлежащими доказательствами по делу, также не может быть принята во внимание.

Судом первой инстанции по существу рассмотрено заявление ответчика о фальсификации актов общей формы N 1043“Б“ от 14.12.2008 г., N 1044“Б“ от 14.12.2008 г. и установлено, что указанные акты составлены одними и теми же представителями обеих железных дорог, что и акты общей формы N 6176СП и N 6177СП, в одно и то же время, имеют идентичное содержание и устанавливают факт перегруза в вагоне N 67721258.

Установившаяся практика ведения каждой железной дорогой собственной нумерации этих актов не лишает данные документы доказательственной силы, и оснований для признания их сфальсифицированными по причине исправления их номеров истцом не имеется.

Указанные документы по правилам ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в совокупности с другими доказательствами по делу, в том числе сведениями ГТОО “Юго-Западная железная дорога“, получили оценку арбитражного суда и признаны им надлежащими доказательствами, достоверно подтверждающими факт установления перегруза вагона сверх его трафаретной грузоподъемности во время передачи его от Российской железной дороги на Украинскую железную дорогу.

В силу ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации у суда кассационной инстанции отсутствуют полномочия на иную оценку представленных доказательств.

Кроме того, наличие факта перегруза вагона N 67721258 ответчиком по существу не оспаривалось.

Поскольку перегруз вагона сверх его максимальной грузоподъемности обнаружен и устранен до момента передачи вагона Украинской железной дороге, перевозка излишка массы груза осуществлялась по Российской железной дороге, право на составление коммерческого акта и требование выплаты штрафа за такое нарушение в силу ст. 18 СМГС принадлежит ОАО “РЖД“, в ведении которого находился вагон в момент обнаружения нарушения. То обстоятельство, что межгосударственный переход, на котором осуществлялась передача вагона в указанный момент, территориально расположен на ст. Хутор-Михайловский Украины, в спорном случае не имеет правового значения, так как фактически спорный вагон на момент обнаружения факта перегруза не был передан истцом Юго-Западной железной дороге Украины.

Указанным Совместным соглашением ст. Брянск-Льговский Московской железной дороги определена представителем ОАО “РЖД“ при передаче железнодорожных вагонов на вышеуказанных межгосударственных железнодорожных переходах.

Коммерческий акт, составленный этой станцией в пределах полномочий, предоставленных ей указанным Совместным соглашением железных дорог Российской Федерации и Украины, в спорном случае, N 393173/1429 от 14.12.2008 г., был оценен судом в совокупности с иными, представленными в материалы дела доказательствами и обоснованно признан надлежащим доказательством, подтверждающим перегруз вагона сверх его грузоподъемности.

Довод заявителя кассационной жалобы о том, что п. п. 8.26, 8.27, 8.30 договора N 367 от 18.05.2007 г. о взаимодействии при организации железнодорожных перевозок, заключенного между ОАО “РЖД“ и Государственной администрацией железнодорожного транспорта Украины регламентируют вопросы составления совместного коммерческого акта на передаточной станции при совместном приеме-передаче грузов подлежит отклонению.

Так, в п. 8.26 договора речь идет об актах общей формы, а не о коммерческом акте.

Из содержания п. 8.27 договора следует, что в нем говорится о коммерческом акте, который составляется после приемки груза принимающей стороной, а в спорном случае перегруз обнаружен в процессе передачи вагона от ОАО “РЖД“ и до приемки Украинской железной дорогой.

Пункт 8.30 договора также не регулирует вопрос о том, какая сторона (принимающая или передающая) правомочна на составление коммерческого акта.

Поскольку коммерческая неисправность вагона была обнаружена до момента его передачи, обязанность по составлению коммерческого акта в спорном случае лежала на передающей стороне.

Довод ОАО “Михайловский ГОК“ о необоснованном применении судом при определении массы груза положений § 5 ст. 18 СМГС и, соответственно, неприменении положений, изложенных во внутренних законах и правилах соответствующей страны, а именно - Рекомендаций ГСОЕИ МИ 2815-2003, был предметом исследования арбитражного суда и обоснованно отклонен им.

Согласно § 5 ст. 18 СМГС, если при проверке в пути следования или на станции назначения массы груза, который вследствие своих особых естественных свойств не подвержен ее уменьшению во время перевозки, будет установлено уменьшение массы груза по сравнению с массой, указанной в накладной, то коммерческий акт о таком уменьшении массы груза составляется только в том случае, если недостающая масса груза отличается от его массы, указанной в накладной, более чем на 0,2%. Если же масса груза, определенная при проверке, отличается от массы, указанной в накладной, не более чем на 0,2%, то масса груза, указанная в накладной, считается правильной. Таким же порядком оформляется установление излишка массы груза при ее проверке.

В силу ст. 12 СМГС (п. п. 1, 2, 3, 4) отправитель несет ответственность за правильность сведений и заявлений, указанных им в накладной. Он несет ответственность за все последствия от неправильного, неточного или неполного указания этих сведений и заявлений, а также от того, что они внесены в несоответствующую графу накладной.

Железная дорога имеет право проверить правильность сведений и заявлений, указанных отправителем в накладной. Если при приеме груза на станции отправления в накладной будут обнаружены неправильности, то отправитель обязан составить новую накладную, если согласно § 5 статьи 7 исправление накладной не допускается. Проверка содержания груза в пути следования может быть произведена только при условии, если она вызывается таможенными и другими правилами, а также целями обеспечения безопасности движения поездов и сохранности груза в пути следования. Если в результате проверки груза, произведенной в пути следования или на станции назначения, выяснилось, что сведения, указанные в накладной отправителем, не соответствуют действительности, то станция, производившая проверку, должна об этом составить коммерческий акт в соответствии со статьей 18 и сделать отметку об акте в накладной в графе “Коммерческий акт“.

Штраф взыскивается при неправильном, неполном и неточном указании в накладной сведений и заявлений, в результате чего: при погрузке груза отправителем был допущен перегруз вагона сверх его максимальной грузоподъемности (§ 6 статьи 9). Штраф взыскивается в соответствии со статьей 15 в пятикратном размере провозной платы за перевозку излишка массы груза по железной дороге, на которой был обнаружен этот излишек. Этот штраф не подлежит взысканию, если в соответствии с внутренними правилами, действующими на железной дороге отправления, отправитель сделал в накладной в графе “Особые заявления отправителя“ запись о необходимости взвешивания железной дорогой загруженного вагона.

В случае перегруза вагона сверх его максимальной грузоподъемности излишек массы груза, обнаруженный на транзитной железной дороге или на дороге назначения, выгружается железной дорогой и направляется на станцию назначения по возможности одновременно с основной отправкой по досылочной дорожной ведомости, составленной в необходимом количестве экземпляров.

Как усматривается из представленной накладной, такая запись отсутствует. В графе 13 накладной указано: “Вес (в кг) определен отправителем“ имеется запись - “69000“. В графе 32 накладной: “Вес (в кг) определен железной дорогой“ - запись отсутствует.

Таким образом, в накладной, вес определен грузоотправителем, а не железной дорогой.

Кроме того, п. 2.2 Единого технологического процесса работы железнодорожного пути необщего пользования ОАО “Михайловский ГОК“ и станция примыкания Курбакинская Московской железной дороги - филиала ОАО “Российские железные дороги“ не содержит обязанности ОАО “РЖД“ проводить проверку массы грузов.

Согласно Информационному письму Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10.07.2007 г. N 119 “О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с применением к грузоотправителям ответственности за искажение ими сведений о массе груза в транспортных железнодорожных накладных“ грузоотправитель несет ответственность за искажение им сведений о массе груза в транспортной железнодорожной накладной и в случае, если масса груза, определенная перевозчиком способом, применявшимся грузоотправителем, превышает с учетом допустимых погрешностей измерений массу, указанную в транспортной железнодорожной накладной.

Поэтому проверка массы груза на станции отправления, не выявившей перегруз, не может служить основанием для освобождения заявителя от ответственности за искажение сведений о массе груза.

В этой связи подлежит отклонению ссылка заявителя кассационной жалобы на то, что на ст. Курбакинская Московской железной дороги проводилась проверка массы груза и это является основанием для освобождения его от ответственности, предусмотренной ст. 12 СМГС.

Арбитражный суд истолковал положения § 5 ст. 18 СМГС и пришел к правомерному выводу о том, что данным параграфом учтены все возможные отклонения при определении массы груза (в том числе погрешности при взвешивании), поэтому основания для применения рекомендаций ГСОЕИ МИ 2815-2003, введенных Указанием МПС Российской Федерации с 13.01.2003 N Ш-20у для внутренних перевозок по железным дорогам Российской Федерации, отсутствуют.

Довод заявителя о том, что перевозимые железорудные окатыши, являются разновидностью руды железной, которая в силу § 1 п.п. 3 ст. 24 СМГС подвержена убыли во время перевозки, а потому, правило § 5 часть вторая ст. 18 СМГС не может быть применено к данному грузу, основан на неверном толковании ст. 18 СМГС, положения которой в части допустимости отклонения массы груза подлежат применению при установлении как уменьшения массы груза, так и его излишка.

Как следует из материалов дела, спорный штраф начислен истцом ответчику за перевозку излишка массы груза по Российской железной дороге.

Взыскание штрафа за перевозку излишка массы груза по Украинской железной дороге произведено последней с экспедитора ответчика, что подтверждается представленным в материалы расчетом экспедитора и ответом ГТОО “Юго-Западная железная дорога“ Украины.

На основании вышеизложенного довод ОАО “Михайловский ГОК“ о возложении на него двойной ответственности за одно и то же нарушение и злоупотреблении правом со стороны истца также подлежит отклонению, так как обстоятельств, свидетельствующих о таком злоупотреблении арбитражным судом не установлено и из материалов не усматривается.

Довод заявителя кассационной жалобы об отсутствии его вины в образовании перегруза ввиду того, что он возник в результате образования наледи в период длительной стоянки вагона, в связи с необходимостью его переадресовки в пути следования, являлся предметом оценки суда первой инстанции и обоснованно отклонен им.

Как усматривается из материалов дела, согласно отметкам в железнодорожной накладной (отметки Глуховской таможни Украины) о прохождении станции Хутор-Михайловский, маршрутная отправка вагонов, в том числе спорного, возвращена обратно на станцию Суземка Московской железной дороги Брянской области по причине конвенционного запрещения 11.11.2008 г. отправки в Венгрию через пограничный переход Батево.

После переадресации маршрута, в котором находился и спорный вагон, назначением в Венгрию по плану декабря работниками ОАО “Михайловский ГОК“ 17.12.2008 г. на станции Хутор-Михайловский совместно с представителями станции Хутор-Михайловский и станции Курбанкинская МЖД в вагонах N 62069455, N 67505040, N 67832287, N 67294173, N 66388281 обнаружена наледь.

Между тем, акт от 17.12.2008 г. не содержит сведений о наличии наледи в вагоне N 67721258, в актах общей формы N 1043“Б“ от 14.12.2008 г., N 1044“Б“ от 14.12.2008 г. при описании состояния груза такие сведения также отсутствуют. Иных документов, достоверно подтверждающих как факт наличия такой наледи в указанном вагоне при проверке массы груза 14.12.2008 г., так и причинную связь данного факта с установленным при этом перегрузом вагона сверх его максимальной грузоподъемности, не представлено.

Поэтому арбитражный суд пришел к обоснованному выводу о том, что данные доводы ответчика достоверно не доказаны.

Доводы заявителя о том, что при первичном прохождении маршрутной отправки через российско-украинскую границу 11.11.2008 г. факт перегруза вагона N 67721258 сверх его максимальной грузоподъемности не выявлен, не основаны на имеющихся в деле доказательствах. Документы, подтверждающие проверку массы груза в данном вагоне железными дорогами обоих государств в порядке, предусмотренном вышеуказанными международными соглашениями, при пересечении границы в материалах дела отсутствуют.

Учитывая вышеизложенное, арбитражный суд, пришел к обоснованному выводу о наличии оснований для взыскания с ответчика 56730 рублей штрафа за перегруз вагона сверх его максимальной грузоподъемности.

Принимая во внимание, что все обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения спора, были предметом рассмотрения арбитражного суда, им дана надлежащая правовая оценка, арбитражным судом правильно применены нормы материального и процессуального права, суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Руководствуясь ст. ст. 287 ч. 1 п. 1, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Курской области от 11 марта 2010 г. по делу N А35-8179/2009 оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента принятия.