Решения и постановления судов

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 18.10.2010 по делу N А81-1034/2009 По делу о взыскании убытков, связанных с утратой нефтепродуктов, переданных на хранение по договору на приемку, хранение и отпуск нефтепродуктов.

ВОСЬМОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 18 октября 2010 г. по делу N А81-1034/2009

Резолютивная часть постановления объявлена 11 октября 2010 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 18 октября 2010 года.

Восьмой арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Зиновьевой Т.А.,

судей Глухих А.Н., Еникеевой Л.И.,

при ведении протокола судебного заседания: секретарем судебного заседания Кокориной Е.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 08АП-6295/2010) открытого акционерного общества “Аэропорт Салехард“ на решение Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 18 июня 2010 года, принятое по делу N А81-1034/2009 (судья Канева И.Д.) по иску государственного унитарного предприятия Ямало-Ненецкого автономного округа “Ямалгосснаб“ к открытому акционерному обществу “Аэропорт Салехард“, при участии в качестве третьих лиц - открытого акционерного общества “Салехардский речной порт“, федерального государственного унитарного предприятия “Управление вневедомственной охраны Минтранса России“, о взыскании 427 414 296 руб. 12 коп.,

при участии в судебном заседании представителей:

от открытого акционерного общества “Аэропорт Салехард“ - Мицура О.И., доверенность от 17.11.2008, сроком действия три года; Филиппов Г.Н., доверенность от 01.10.2010, сроком действия один год; после перерыва - Филиппов Г.Н., доверенность от 01.10.2010, сроком действия один год;

от государственного унитарного предприятия Ямало-Ненецкого автономного округа “Ямалгосснаб“ - Шубина Е.А., доверенность 134/1 от 28.09.2010, сроком действия один год; Ефремов Д.Ю., доверенность N 134 от 28.09.2010, сроком действия один год; Кравченко Т.В., доверенность N 88 от 08.06.2010, сроком действия до 31.12.2010; Захаров Д.А., доверенность N 176 от 01.12.2009, сроком действия один год;

от открытого акционерного общества “Салехардский речной порт“ - Сиденко А.Ф., доверенность от 13.11.2009, сроком действия три года;

от федерального государственного унитарного предприятия “Управление вневедомственной охраны Минтранса России“ - не явился извещено;

установил:

Государственное унитарное предприятие Ямало-Ненецкого автономного округа “Ямалгосснаб“ (далее - ГУП ЯНАО “Ямалгосснаб“) обратилось в Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа с иском к открытому акционерному обществу “Аэропорт Салехард“ (далее - ОАО “Аэропорт Салехард“) о взыскании убытков в размере 427 414 296 рублей 12 копеек, связанных с утратой нефтепродуктов, переданных на хранение по договору на приемку, хранение и отпуск нефтепродуктов от 01.01.2007 N 263.

До рассмотрения дела по существу истец в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) заявил об уменьшении исковых требований до 272 629 404 рублей 96 копеек.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, были привлечены открытое акционерное общество “Салехардский речной порт“ (далее - ОАО “Салехардский речной порт“) и федеральное государственное унитарное предприятие “Управление вневедомственной охраны Минтранса России“ (далее - ФГУП “Управление вневедомственной охраны Минтранса России“).

Решением Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 18 июня 2010 года по делу N А81-1034/2009 с открытого акционерного общества “Аэропорт Салехард“ в пользу государственного унитарного предприятия Ямало-Ненецкого автономного округа “Ямалгосснаб“ взысканы убытки в размере 272 629 404 рубля 96 копеек и расходы по уплате госпошлины в размере 100 000 рублей.

Не согласившись с принятым судебным актом, ОАО “Аэропорт Салехард“ обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции отменить и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований. В обоснование апелляционной жалобы ответчик ссылается на то, что выводы суда носят противоречивый характер и не соответствуют обстоятельствам дела, а имеющие значение для дела обстоятельства, которые суд считает установленными, фактически не доказаны истцом и основаны на предположениях. Кроме того, по мнению подателя жалобы, судом первой инстанции неполно выяснены обстоятельства, имеющие значение для дела.

Как полагает ответчик, в обоснование исковых требований ГУП ЯНАО “Ямалгосснаб“ не представил ни одного предусмотренного договором от 01.01.2007 N 263 и законодательством документа, подтверждающего передачу им на хранение в 2007 - 2008 годах нефтепродуктов. Точное количество переданных на хранение ответчику нефтепродуктов, количество вывезенных из резервуаров нефтепродуктов и наличие недостачи в количестве, указанном в исковых требованиях, истец также не подтвердил. Утверждая, что истцом не доказано количество топлива, вывезенного из резервуаров ответчика, податель жалобы ссылается на перечни судов, перевозивших нефтепродукты в навигацию 2007 года и 2008 года, представленные ОАО “Салехардский речной порт“, на акты и счета-фактуры ОАО “Иртышское речное пароходство“, дорожные ведомости, отчеты ОАО “Салехардский речной порт“, которые, по его мнению, подтверждают фактическое количество вывезенного из резервуаров топлива. При этом, не установив точное количество нефтепродуктов, переданных истцом на хранение ответчику и возвращенных ответчиком истцу, суд первой инстанции необоснованно установил факт неисполнения ответчиком обязательств по возврату всего топлива. Вопрос о том, в чем конкретно выразилось ненадлежащее исполнение ответчиком договорных обязательств, в какой период времени и по какой причине произошла утрата нефтепродуктов, судом первой инстанции также не разрешен.

В письменных отзывах на апелляционную жалобу ГУП ЯНАО “Ямалгосснаб“ и ОАО “Салехардский речной порт“ указывают на законность и обоснованность решения суда первой инстанции, с доводами апелляционной жалобы не согласны.

В заседание суда апелляционной инстанции ФГУП “Управление вневедомственной охраны Минтранса России“ своего представителя не направило, о месте и времени судебного разбирательства извещено надлежащим образом в соответствии со статьей 123 АПК РФ.

На основании статей 156, 266 АПК РФ судебное заседание проведено в отсутствие неявившегося участника процесса.

Представители ОАО “Аэропорт Салехард“ поддержали доводы апелляционной жалобы, заявили ходатайство о назначении по делу судебной бухгалтерской экспертизы.

Представители ГУП ЯНАО “Ямалгосснаб“ и ОАО “Салехардский речной порт“ поддержали доводы, изложенные в отзывах на апелляционную жалобу, просили оставить обжалуемое решение без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения, считая решение суда законным и обоснованным, против удовлетворения ходатайства о назначении экспертизы возражали.

В судебном заседании 04.10.2010 объявлялся перерыв до 11.10.2010. Об объявлении перерыва судебного заседания, а также времени и месте его продолжения участвующие в деле лица извещены надлежащим образом путем размещения объявления на официальном сайте Восьмого арбитражного апелляционного суда в сети “Интернет“.

После перерыва представитель ОАО “Салехардский речной порт“ ходатайство о назначении по делу судебной бухгалтерской экспертизы поддержал.

Согласно части 3 статьи 268 АПК РФ при рассмотрении дела в арбитражном суде апелляционной инстанции лица, участвующие в деле, вправе заявлять ходатайства о вызове новых свидетелей, проведении экспертизы, приобщении к делу или об истребовании письменных и вещественных доказательств, в исследовании или истребовании которых им было отказано судом первой инстанции. Суд апелляционной инстанции не вправе отказать в удовлетворении указанных ходатайств на том основании, что они не были удовлетворены судом первой инстанции.

Оснований для удовлетворения заявленного ответчиком ходатайства и назначения по делу судебной бухгалтерской экспертизы суд апелляционной инстанции не усмотрел.

Рассмотрев материалы дела, апелляционную жалобу и отзывы на нее, проверив в порядке статей 266, 270 АПК РФ законность обжалуемого судебного акта, а также правильность применения норм материального и процессуального права, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены или изменения принятого судом первой инстанции решения и удовлетворения апелляционной жалобы.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 01 января 2007 года между ГУП ЯНАО “Ямалгосснаб“ (заказчик) и ОАО “Аэропорт Салехард“ (исполнитель) заключен договор N 263 на приемку, хранение и отпуск нефтепродуктов, в соответствии с которым исполнитель обязался своими силами и средствами за вознаграждение оказывать заказчику комплекс услуг по приемке на причале в г. Салехарде нефтепродуктов на хранение от заказчика из нефтеналивных судов перевозчика (специализированной организации) на склады исполнителя, по хранению принятых нефтепродуктов на своих складах в г. Салехарде в течение действия договора, но не более года, и по передаче нефтепродуктов получателям (заказчику или его представителю, действующему по доверенности) в нефтеналивные суда, в автотопливовозы, либо путем документального перемещения по складу исполнителя, связанного со сменой собственника и/или окончанием сроков хранения по иным договорам.

Заказчик обязался оплатить исполнителю стоимость услуг в соответствии с приложением N 1 к договору ежемесячно до 10 числа месяца, следующего за отчетным.

В соответствии с пунктом 4.3 договора приход нефтепродуктов должен был оформляться с обезличиванием и подтверждаться путем выдачи заказчику складского документа.

Срок действия договора был установлен с 01.06.2007 по 31.05.2008 с оговоркой о том, что он считается пролонгированным на тех же условиях на следующий календарный год, если ни одна из сторон не уведомит другую сторону о его прекращении за 30 дней до окончания срока действия договора.

Нефтепродукты, подлежащие передаче на хранение ответчику, поступали в адрес ГУП ЯНАО “Ямалгосснаб“ на основании договора от 22 апреля 2008 года N 20-15, заключенного между истцом (грузовладельцем), ОАО “Иртышское пароходство“ (пароходство) и ОАО “Салехардский речной порт“ (порт).

В соответствии с условиями договора пароходство обязалось доставить водным транспортом нефтепродукты в пункты назначения и выдать их указанным в накладных грузополучателям, а грузовладелец обязался произвести оплату транспортных услуг по тарифам и сборам, установленным в приложениях N 2 и N 2а.

Порт обязался за плату осуществить диспетчерское руководство судами пароходства, оформление транспортных документов. В том случае, если в грузовых транспортных накладных в графе “Получатель“ указан грузовладелец, порт обязался на основании доверенности, выданной грузовладельцем, осуществлять прием-передачу нефтепродуктов на базах хранения в г. Салехарде, производить раскредитование и оформление транспортных документов.

В соответствии с разделом 3 договора, определяющего условия поставки нефтепродуктов, пароходство для перевозки нефтепродуктов из г. Омска должно было получить от грузоотправителя (ОАО “Газпром нефть“) транспортную накладную, в которой в графе “Получатель“ должен быть указан грузовладелец или порт. В том случае, если в грузовых транспортных документах в графе “Получатель“ указан грузовладелец, выдача нефтепродуктов должна была производиться грузовладельцу или грузополучателям по доверенности грузовладельца. Грузополучателями согласно договору являлись предприятия, организации, учреждения ЯНАО.

В пункте 3.5 договора предусмотрено, что при получении нефтепродуктов представитель грузополучателя должен передать капитану судна доверенность на получение нефтепродуктов. Подтверждением получения нефтепродуктов грузополучателем является раскредитованная им дорожная ведомость, акт ГУ-36, подписанный грузополучателем и капитаном судна.

Перевозка нефтепродуктов сухопутным транспортом осуществлялась по договору от 15.05.2008 N В83-532208, заключенному с ООО “Газпром транс Сургут“.

Как указывает истец, на основании договора от 01.01.2007 N 263 по накладным на перевозку нефтегрузов наливом формы ГУ-3 и актам на остаток нефтегруза в судне поле выгрузки формы ГУ-36 ГУП ЯНАО “Ямалгосснаб“ передало ОАО “Аэропорт Салехард“ на хранение нефтепродукты, поступившие в адрес истца по договору от 22.04.2008 N 20-15, заключенному с ОАО “Иртышское пароходство“ и ОАО “Салехардский речной порт“, и по договору от 15.05.2008 N В83-532208, заключенному с ООО “Газпром транс Сургут“.

По данным истца, на хранении ответчика по состоянию на 01.02.2009 должно было находиться авиационное топливо ТС-1 в количестве 11 883 156 килограмм, дизельное топливо в количестве 16 796 232 килограмма.

Письмом от 09.02.2009 истец потребовал возвратить нефтепродукты, находящиеся на хранении, в ответ на которое ответчик письмом от 10.02.2009 сообщил истцу, что имеет возможность передать авиационное топливо ТС-1 в количестве 9 312 502 килограмма, дизельное топливо - в количестве 3 692 751 килограмм.

В связи с чем, недостача авиационного топлива составила 2 570 650 килограмм на сумму 44 928 381 рубль 14 копеек, дизельного топлива - 13 103 480 килограмм на сумму 227 701 023 рубля 82 копейки, всего на сумму 272 629 404 рублей 96 копеек.

Основанием для обращения ГУП ЯНАО “Ямалгосснаб“ в суд с настоящим иском явилось причинение ему убытков в связи с недостачей переданных ОАО “Аэропорт Салехард“ на хранение нефтепродуктов.

В соответствии с пунктом 1 статьи 881 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) по договору хранения одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной (поклажедателем), и возвратить эту вещь в сохранности.

В силу пункта 1 статьи 891 ГК РФ хранитель обязан принять все предусмотренные договором хранения меры для того, чтобы обеспечить сохранность переданной на хранение вещи.

При отсутствии в договоре условий о таких мерах или неполноте этих условий хранитель должен принять для сохранения вещи также меры, соответствующие обычаям делового оборота и существу обязательства, в том числе свойствам переданной на хранение вещи, если только необходимость принятия этих мер не исключена договором.

Согласно статье 904 ГК РФ хранитель обязан по первому требованию поклажедателя возвратить принятую на хранение вещь, хотя бы предусмотренный договором срок ее хранения еще не окончился.

На основании пункта 1 статьи 901 ГК РФ хранитель отвечает за утрату, недостачу или повреждение вещей, принятых на хранение, по основаниям, предусмотренным статьей 401 настоящего Кодекса.

Профессиональный хранитель отвечает за утрату, недостачу или повреждение вещей, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение произошли вследствие непреодолимой силы, либо из-за свойств вещи, о которых хранитель, принимая ее на хранение, не знал и не должен был знать, либо в результате умысла или грубой неосторожности поклажедателя.

Убытки, причиненные поклажедателю утратой, недостачей или повреждением вещей, возмещаются хранителем в соответствии со статьей 393 настоящего Кодекса, если законом или договором хранения не предусмотрено иное (пункт 1 статьи 902 ГК РФ).

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные ненадлежащим исполнением обязательства и определяемые по правилам, предусмотренным статьей 15 ГК РФ.

Согласно статье 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

Для возмещения убытков лицо, требующее их возмещения в судебном порядке, должно в силу части 1 статьи 65 АПК РФ доказать факт нарушения стороной обязательств по договору, наличие причинной связи между понесенными истцом убытками и ненадлежащим исполнением ответчиком обязательства по договору, документально подтвердить размер убытков.

Причинная связь между фактом причинения вреда (убытков) и действием (бездействием) причинителя вреда должна быть прямой (непосредственной).

Отсутствие хотя бы одного из указанных условий, необходимых для применения ответственности в виде взыскания убытков, влечет отказ в удовлетворении иска.

Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности (статья 71 АПК РФ).

Удовлетворяя исковые требования в полном объеме, суд первой инстанции исходил из того, что факт ненадлежащего исполнения ответчиком договорных обязательств и причинная связь между его действиями по исполнению договора хранения и убытками, причиненными утратой переданных на хранение нефтепродуктов, подтверждены материалами дела.

Указанный вывод сделан судом первой инстанции при полной и всесторонней оценке представленных в материалы дела доказательств и является обоснованным.

Доводы апелляционной жалобы ОАО “Аэропорт Салехард“ о том, что факт передачи на хранение истцу в 2007 - 2008 году нефтепродуктов в заявленном истцом количестве не доказан, мотивированные отсутствием в материалах дела документов, предусмотренных статьей 912 ГК РФ в подтверждение принятия товара, отклоняются судом апелляционной инстанции по следующим основаниям.

Статьей 912 ГК РФ предусмотрено, что при складском хранении товарный склад выдает в подтверждение принятия имущества на хранение один из трех документов: простое складское свидетельство, двойное складское свидетельство, складскую квитанцию.

Согласно пункту 4.3 договора от 01.01.2007 N 263 передача нефтепродуктов на хранение должна была подтверждаться выдачей заказчику ГУП ЯНАО “Ямалгосснаб“ складского документа.

При этом, в силу пункта 2 статьи 907 ГК РФ письменная форма договора складского хранения считается соблюденной, если его заключение и принятие товара на склад удостоверены складским документом, а именно: двойное складское свидетельство; простое складское свидетельство; складская квитанция.

Пунктами 1, 2 статьи 162 ГК РФ предусмотрено, что несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

В случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность.

С учетом того, что условиями договора хранения и действующим законодательством не предусмотрены основания для признания недействительным договора складского хранения ввиду несоблюдения письменной формы, несоставление сторонами складских документов не может свидетельствовать о том, что отношения по хранению и соответствующие им обязанности хранителя и поклажедателя не возникли.

В соответствии со статьей 905 общие положения о хранении (статьи 886 - 904) применяются к отдельным его видам, если правилами об отдельных видах хранения, содержащимися в статьях 907 - 926 настоящего Кодекса и в других законах, не установлено иное.

Таким образом, общие положения договора хранения дополнены специальными положениями о складском хранении и требования о соблюдении простой письменной формы договора не исключают друг друга.

В силу статьи 68 АПК РФ обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами.

Поэтому суд апелляционной инстанции согласен с выводом суда первой инстанции, что отсутствие предусмотренных законом или договором документов, подтверждающих передачу истцом и принятие ответчиком на хранение нефтепродуктов, перевезенных водным транспортом, не может являться основанием для отказа в удовлетворении исковых требований.

Тем более, что, ссылаясь на отсутствие надлежащих доказательств, подтверждающих объем переданных на хранение материальных ценностей, ответчик сам факт получения от истца нефтепродуктов на хранение не отрицает. В то время как согласно положениям действующего законодательства (статья 912 ГК РФ), равно как по условиям договора от 01.01.2007 N 263 (пункт 4.3 договора) обязанность по составлению и передаче поклажедателю складских документов лежит на хранителе. Поэтому, уклонившись от исполнения указанной обязанности, ответчик не вправе требовать освобождения от гражданско-правовой ответственности лишь на этом основании.

По смыслу статьи 907 ГК РФ факт передачи вещи на хранение может быть подтвержден сохранной распиской, квитанцией, накладной, свидетельством или иным документом, подписанным хранителем, если в нем указано, что товар передается на хранение, либо есть ссылка на соглашение о хранении.

Из материалов дела усматривается и подателем жалобы не отрицается, что в течение продолжительного времени ответчик осуществлял хранение нефтепродуктов, принадлежащих ГУП ЯНАО “Ямалгосснаб“, производил действия по принятию топлива в резервуары и в выдаче их из резервуаров по распоряжению истца.

В результате длительных договорных отношений между сторонами сложился определенный документооборот, производились расчеты.

Ответчик ежемесячно составлял и передавал истцу отчеты о движении нефтепродуктов, находящихся на хранении ОАО “Аэропорт Салехард“, в которых указывал количество дизельного топлива и авиационного топлива ТС-1 на начало месяца, его приход и расход в течение месяца и количество топлива на конец месяца.

Указанные отчеты за период навигаций 2007 года и 2008 года, подписанные генеральным директором ответчика, представлены в материалы дела.

Сведения, содержащиеся в этих отчетах, соответствовали данным о количестве поставленного топлива и топлива, переданного предприятиям округа из резервуаров ответчика, которые имелись у истца, что при рассмотрении дела в суде первой инстанции подтвердила свидетель Петрова Л.Л., работающая главным бухгалтером ГУП ЯНАО “Ямалгосснаб“.

Учет нефтепродуктов, находящихся в резервуарах ответчика, который осуществлялся работниками ОАО “Аэропорт Салехард“, и проводимые внутренние проверки в течение 2007 и 2008 годов подтверждали сведения о количестве хранимого дизельного и авиационного топлива, о чем свидетельствует отсутствие разногласий и противоречий в отчетных бухгалтерских документах истца и ответчика в рассматриваемый период.

Факт того, что недостача нефтепродуктов ранее декабря 2008 года не выявлялась, подтвердили свидетели Албегова Л.П. - бухгалтер материального стола ОАО “Аэропорт Салехард“, осуществлявшая учет ГСМ (т. 7 л.д. 140 - 146), Самченко С.Н. и Ковальчук Н.Ф., которые вели порезервуарный журнал на складе ГСМ (т. 12 л.д. 4 - 8), Калве Н.С. - техник по учету службы ГСМ, которая пояснила, что расхождений с данными бухгалтерии по цифрам, которые ежемесячно вносились ею в акт снятия остатков ГСМ, не было (т. 13 л.д. 84 - 86).

Ежемесячно ответчик выставлял истцу счета-фактуры на оплату вознаграждения за хранение топлива. Расчет стоимости услуг по хранению производился ответчиком с указанием данных о номере судна, номере квитанции и дате поступления топлива на хранение, а также данных о расходе топлива. Споры и разногласия по количеству топлива, находившегося на хранении и выданного получателям по письмам истца, между сторонами отсутствовали. Отсутствие разногласий подтверждается актами сверок взаимных расчетов за период с 01.12.2004 по 31.12.2008, подписанными сторонами (т. 3 л.д. 53 - 70).

То обстоятельство, что, заявляя исковые требования, истец в подтверждение факта получения ответчиком нефтепродуктов на хранение, представил накладные на перевозку нефтегрузов наливом формы ГУ-3 и акты на остаток нефтегруза на судне после выгрузки формы ГУ-36, которые в качестве доказательств передачи нефтепродуктов ответчику судом первой инстанции не приняты, не исключает установление соответствующего обстоятельства на основании всей совокупности имеющихся в материалах настоящего дела доказательств.

01 октября 2008 года сторонами подписан акт приема-передачи нефтепродуктов на ответственное хранение, согласно которому на основании Постановления Администрации Ямало-Ненецкого автономного округа “О формировании резервного (страхового) запаса топливных ресурсов“ от 09.10.2008 N 531-А ГУП ЯНАО “Ямалгосснаб“ передало, а ОАО “Аэропорт Салехард“ приняло на ответственное хранение дизельное топливо зимнее в количестве 9 000,00 тонн и авиатопливо ТС-1 в количестве 14 000,00 тонн. Акт со стороны истца и ответчика подписан генеральными директорами.

Согласно пояснениям сторон страховой запас хранился обезличенно и не выделялся из общего количества находящегося на хранении топлива.

Как правильно указал суд первой инстанции, указанный акт отвечает требованиям статьи 887 ГК РФ и является документом, подтверждающим заключение договора хранения.

При этом отсутствие в материалах дела договора между ГУП ЯНАО “Ямалгосснаб“ и ОАО “Аэропорт Салехарда“ о хранении указанного в акте количества и вида нефтепродуктов в качестве резервного (страхового) запаса, равно как и отсутствие сведений о передаче ответчику нефтепродуктов по акту от 01.10.2008, на что ответчик ссылается в апелляционной жалобе, о фактическом неоказании ответчиком истцу услуг по хранению не свидетельствует.

Цель составления акта приема-передачи заключается в фиксации факта реальной передачи имущества от одной стороны обязательства другой стороне, указанный акт оформляет такую передачу.

В отсутствие доказательств обратного, оснований считать, что при составлении акта от 01.10.2008 стороны сверку наличия и количества нефтепродуктов не производили, у суда апелляционной инстанции не имеется.

Ссылка подателя жалобы на пояснения генерального директора ОАО “Аэропорт Салехард“ Романенко А.Г., главного бухгалтера Боскиной Л.Я., начальника склада ГСМ Самченко С.Н. исходя из положений статьи 68 АПК РФ допустимым доказательством в подтверждение довода о том, что по акту от 01.10.2008 никакие нефтепродукты не передавались, не является.

Соответствующие доводы апелляционной жалобы ОАО “Аэропорт Салехард“ основаны на предположениях и надлежащими доказательствами не подтверждены.

В связи с чем, подписание акта приема-передачи нефтепродуктов на ответственное хранение от 01.10.2008 расценивается судом апелляционной инстанции в качестве надлежащего подтверждения передачи ответчику на хранение нефтепродуктов в указанном в акте количестве.

То обстоятельство, что по результатам проверки, проведенной 25.12.2008 комиссией в составе представителей ответчика, установлено, что в резервуарах ОАО “Аэропорт Салехард“ имелось в наличии лишь дизельное топливо в количестве 4 459 846 кг и авиационное топливо в количестве 11 726 247 кг, о недостоверности сведений, указанных в акте от 01.10.2008, не свидетельствует.

Невозможность вывоза из резервуара 7000 т нефтепродуктов после окончания навигационного периода, утверждая об этом в апелляционной жалобе, ответчик не обосновал.

Довод ответчика о том, что отчеты, акты снятия остатков, акты сверок не должны рассматриваться в качестве доказательств, так как указанные в них сведения о количестве топлива не соответствуют действительности, а проводимые в ОАО “Аэропорт Салехард“ сверки и проверки носили формально-фиктивный характер, обоснованно не принят во внимание судом первой инстанции и отклоняется судом апелляционной инстанции.

В апелляционной жалобе ОАО “Аэропорт Салехард“ ссылается на то, что в ходе проведенного служебного расследования обстоятельств и причин образования недостачи в качестве причин запутывания учета и документального образования недостачи нефтепродуктов, принимавшихся на хранение в резервуары ОАО “Аэропорт Салехард“, указано ведение бухгалтерского учета не на основании установленных договором и законодательством складских документов, а по поступавшим от ГУП ЯНАО “Ямалгосснаб“ накладным на перевозку грузов наливом и актов формы ГУ-36, в то время как эти данные не соответствовали фактическому количеству нефтепродуктов, принятых на хранение.

Вместе с тем, в соответствии с пунктом 1 статьи 1 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ “О бухгалтерском учете“ бухгалтерский учет представляет собой упорядоченную систему сбора, регистрации и обобщения информации в денежном выражении об имуществе, обязательствах организаций и их движении путем сплошного, непрерывного и документального учета всех хозяйственных операций.

В силу пункта 2 указанной статьи одной из основных задач бухгалтерского учета, в числе прочего, является формирование полной и достоверной информации о деятельности организации и ее имущественном положении, необходимой внутренним пользователям бухгалтерской отчетности - руководителям, учредителям, участникам и собственникам имущества организации, а также внешним - инвесторам, кредиторам и другим пользователям бухгалтерской отчетности.

Изложенное с учетом положений пункта 3 статьи 10 ГК РФ позволяет суду апелляционной инстанции прийти к выводу, что полнота и достоверность сведений, содержащихся в документах бухгалтерского учета, в отсутствие доказательств обратного, предполагается.

При рассмотрении дела судом первой инстанции истцом и ответчиком совместно с третьим лицом ОАО “Салехардский речной порт“ проводились сверки расчетов по количеству нефтепродуктов, перевезенных для ГУП ЯНАО “Ямалгосснаб“ в резервуары ОАО “Аэропорт Салехард“ и вывезенных из резервуаров ОАО “Аэропорт Салехард“ в навигацию 2007 и 2008 года, а также вывезенных автомобильным транспортом.

Акты сверок от 03.06.2009, от 01.07.2009, от января 2010 года, от 15.03.2010 были приобщены к материалам дела (т. 4 л.д. 71 - 81, т. 17 л.д. 119 - 136, т. 19 л.д. 31 - 45).

Как видно из актов сверок фактически принятого на ответственное хранение топлива в навигацию 2007 года и в навигацию 2008 года, разногласий между истцом и третьим лицом по количеству поступившего водным транспортом топлива, перегруженного в резервуары ОАО “Аэропорт Салехард“, нет.

Ответчик отрицает получение нефтепродуктов, поступивших в части танкеров, ссылаясь на неправильно оформленные документы и проставление подписей в документах неустановленными лицами.

Как указывалось выше, 09 февраля 2009 года ГУП ЯНАО “Ямалгосснаб“ направило ответчику письмо N 05.1-15/36 с требованием вернуть находящиеся на хранении по договору N 263 от 01.01.2007 года нефтепродукты: дизельное топливо в количестве 16 796,232 тонны и топливо ТС-1 в количестве 11 883,156 тонн. Ответчик письмом от 10.02.2009 года N 05/287 сообщил истцу, что по состоянию на 01 февраля 2009 года имеет возможность передать нефтепродукты в следующем количестве: дизельное топливо - 3 692,751 тонны, авиационное топливо ТС-1 - 9312,502 тонны. Возражения по количеству топлива, которое по данным истца должно у него храниться по состоянию на 01.02.2009, не заявил.

Ответчик обязанность по возврату всего топлива, переданного на хранение, не исполнил.

Поскольку факт невозврата истцу нефтепродуктов в заявленном истцом размере установлен, что, в отсутствие доказательств обратного, свидетельствует об их утрате, изложенное является достаточным основанием для выводов о ненадлежащем выполнении ответчиком принятых на себя обязательств.

При этом, установление вины ответчика в неисполнении обязательств, как ошибочно полагает податель жалобы, не может быть постановлено в зависимость от причин недостачи имущества, среди которых ОАО “Аэропорт Салехард“ указывает утрату, хищение, ненадлежащий учет.

Поскольку ответчик в соответствии со статьей 50 ГК РФ является коммерческой организацией, на основании пункта 3 статьи 401 ГК РФ он должен нести ответственность за неисполнение своих обязательств по договору независимо от вины.

На основании пункта 3 статьи 401, пункта 1 статьи 901 ГК РФ профессиональный хранитель отвечает за утрату, недостачу или повреждение вещей, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение произошли вследствие непреодолимой силы, либо из-за свойств вещи, о кот“рых хранитель, принимая ее на хранение, не знал и не должен был знать, либо в результате умысла или грубой неосторожности поклажедателя.

Наличие обстоятельств, исключающих его ответственность за утрату имущества истца, ответчик допустимыми доказательствами не подтвердил.

То обстоятельство, что по факту хищения нефтепродуктов из резервуаров ОАО “Аэропорт Салехард“ в уголовном деле N 17256 проводится предварительное следствие, не исключает привлечение ответчика к гражданско-правовой ответственности за ненадлежащее исполнение договорных обязательств.

Тем более, что факт хищения дизельного топлива в количестве 13103480 кг и топлива авиационного ТС-1 в количестве 2570650 кг материалами уголовного дела не подтвержден и следственными органами не установлен (письмо следователя СО при ЛОВД на ст. Новый Уренгой N 181854).

По данным бухгалтерского учета ОАО “Аэропорт Салехард“ по состоянию на 25.12.2008, на хранении ответчика должно было находиться дизельное топливо в количестве 17 544,793 тонны, авиационное топливо в количестве 14 197, 329 тонн, что было указано в акте снятия остатков ГСМ по состоянию на 25.12.2008.

Комиссией ответчика установлено, что по состоянию на указанную дату фактически на хранении находилось дизельное топливо в количестве 4 459,846 тонн, авиатопливо - в количестве 11 726,274 тонны.

Недостача нефтепродуктов составила соответственно 13084,947 тонны и 2471,055 тонны (т. 3 л.д. 38).

Согласно расчету истца количество невозвращенного ему топлива составляет: дизельного топлива - 13 103 481 килограмм, авиационного топлива ТС-1 - 2 570 654 килограмма.

Истец представил расчет убытков, связанных с утратой нефтепродуктов, согласно которому убытки от утраты топлива ТС-1 составили 44 928 381 рубль 14 копеек, от утраты дизельного топлива - 227 701 023 рубля 82 копейки.

В подтверждение стоимости топлива истец ссылается на цены, установленные в договоре поставки, заключенном с ОАО “Газпром нефть“.

Расчет убытков судом первой инстанции проверен и принят.

В апелляционной жалобе ОАО “Аэропорт Салехард“, оспаривая правомерность представленного истцом расчета, указывает, что данный расчет составлен на основании накладных ГУ-3 и актов формы ГУ-36, которые надлежащими доказательствами в подтверждение факта принятия нефтепродуктов на хранение не являются, в связи с чем составленные таким образом расчеты в основу судебного акта положены быть не могут.

Однако, вопреки доводам подателя жалобы, использование данных накладных ГУ-3 и актов формы ГУ-36, наряду со сведениями, содержащимися в иной бухгалтерской документации, для расчета дебиторской задолженности ОАО “Аэропорт Салехард“ безусловно не свидетельствует о неправомерности представленного истцом расчета.

Суд апелляционной инстанции согласен с выводом суда первой инстанции, что накладные ГУ-3 и акты формы ГУ-36 не могут быть приняты в качестве доказательств, подтверждающих одновременно факт заключения и исполнениям договора перевозки и факт заключения договора хранения, учитывая разный субъектный состав указанных договоров и различие обязательств, порождаемых этими договора.

Накладная на перевозку грузов нефтеналивом в соответствии со статьей 67 Кодекса внутреннего водного транспорта Российской Федерации от 7 марта 2001 года N 24-ФЗ и оформленные на ее основании дорожные ведомости и квитанции о приеме груза для перевозки являются документами, подтверждающими заключение договора перевозки груза.

Накладные на перевозку нефтегрузов наливом и дорожные ведомости составлялись в рамках договора от 22.04.2008 N 20-15 и в соответствии с его условиями подтверждали принятие груза от грузоотправителя, его перевозку и передачу грузополучателю.

О фальсификации имеющихся в материалах дела накладных ГУ-3 и актов формы ГУ-36 в порядке статьи 161 АПК РФ ответчик судам первой и апелляционной инстанции не заявил.

В связи с чем, оснований для исключения указанных документов из числа доказательств по делу у суда апелляционной инстанции не имеется.

Указанные документы, не отвечая признакам складских документов в смысле статьи 912 ГК РФ, в то же время позволяют установить количество нефтепродуктов, находящихся на хранении ответчика в спорный период.

Тем более, что стоимость услуг по хранению ответчик предъявлял истцу исходя из тех объемов нефтепродуктов, которые указаны в перевозочных документах.

Ссылаясь на нарушение установленного порядка ведения бухгалтерского учета и недостоверность содержащихся в своих бухгалтерских документах сведений, ответчик должен надлежащими доказательствами подтвердить факт расхождения реальных хозяйственных операций, совершенных в рамках правоотношений сторон по хранению, и сведений о них, содержащихся в бухгалтерских документах.

Как правильно указал суд первой инстанции, неправильная организация производственного процесса и ненадлежащее исполнение работниками ответчика (в первую очередь - специалистами бухгалтерской службы) должностных обязанностей не является достаточным основанием для освобождения от ответственности за недостачу нефтепродуктов, принятых на хранение.

По правилам части 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

В соответствии с частью 2 статьи 41 АПК РФ лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться принадлежащими им процессуальными правами; для лиц, допустивших злоупотребление процессуальными правами, наступают предусмотренные АПК РФ неблагоприятные последствия. Данные положения относятся также к вытекающему из принципа состязательности праву лиц, участвующих в деле, представлять доказательства арбитражному суду и другой стороне по делу и знакомиться с доказательствами, представленными другими лицами, участвующими в деле (часть 2 статьи 9, часть 1 статьи 41 АПК РФ).

Согласно части 2 статьи 9 АПК РФ лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

Порезервуарные передаточные журналы, которые, по утверждению ответчика, могут подтвердить фактическое количество переданных на хранение и отгруженных нефтепродуктов, по всему объему нефтепродуктов в материалы дела не представлены.

В заседании суда апелляционной инстанции представитель ответчика ссылался на невозможность представления в материалы дела указанных журналов вследствие их изъятия правоохранительными органами при проведении следственных действий.

Между тем, суд апелляционной инстанции учитывает, что в соответствии с пунктом 1 статьи 89 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ “Об акционерных обществах“ обязанность по хранению документов, в том числе документов бухгалтерской отчетности, возлагается на общество.

В силу общих начал и смысла гражданского законодательства все хозяйствующие субъекты должны осуществлять свои права и обязанности надлежащим образом.

Следовательно, изъятие правоохранительными органами документов о деятельности общества не освобождает ОАО “Аэропорт Салехард“ от исполнения обязанности, предусмотренной законом.

Передавая документы, ответчик должен был проявить необходимую заботу и осмотрительность, обеспечив в соответствии с пунктом 8 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ “О бухгалтерском учете“ снятие копий документов.

Из анализа норм пункта 11 части 4 статьи 46, статей 166, 182, 183 УПК РФ, а также применяемых по аналогии норм пункта 1 статьи 15 Федерального закона от 12.08.1995 N 144-ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности“ следует, что при изъятии документов возможно изготовление их копий, которые заверяются должностным лицом, изъявшим документы, и передаются лицу, у которого изымаются документы.

ОАО “Аэропорт Салехард“ не лишено возможности получения копий изъятых документов, в том числе из материалов уголовного дела.

Кроме того, обладая правом на истребование доказательств, соответствующего ходатайства в порядке статьи 66 АПК РФ ответчик ни суду первой, ни суду апелляционной инстанции не заявил.

Акты о фактическом объеме принятых на хранение нефтепродуктов (пункты 4.4 - 4.7 договора), в связи с установлением расхождения фактического и указанного в бухгалтерских документах количества, ответчиком не составлялись.

В силу статей 9, 65 АПК РФ суд на основе принципа состязательности с учетом представленных сторонами доказательств устанавливает значимые для дела обстоятельства. При этом каждая из сторон несет риск процессуальных последствий непредставления доказательств.

Поэтому позиция ответчика, оспаривающего фактическое получение на хранение нефтепродуктов и их количество, заключающаяся в критической оценке представленных истцом документов, в отсутствие доказательств неполучения нефтепродуктов либо получения и отгрузки их в ином количестве, не может быть признана судом апелляционной инстанции обоснованной и разумной.

Негативные последствия, наступление которых законодатель связывает с непредставлением доказательств (часть 2 статьи 41 АПК РФ), для ОАО “Аэропорт Салехард“ следуют в рассмотрении дела по имеющимся доказательствам.

В то время как обстоятельства настоящего дела свидетельствуют о правомерности исковых требований ГУП ЯНАО “Ямалгосснаб“.

Разногласия по количеству выданного с хранения топлива, вывезенного сухопутным транспортом, незначительны. По утверждению ответчика, изложенному в письменных пояснениях от 08.06.2010, расхождения составляют 73 тонны и не влияют на существо спора.

В апелляционной жалобе ОАО “Аэропорт Салехард“, ссылаясь на Перечни судов, перевозивших нефтепродукты для ГУП ЯНАО “Ямалгосснаб“ как в резервуары ответчика, так и из них в навигацию 2007 и 2008 годов, указывает, что в данный период судами порта было завезено в общей сложности 100 495 540 кг нефтепродуктов, в то время как за тот же период из резервуаров ОАО “Аэропорт Салехард“ для потребителей ГУП ЯНАО “Ямалгосснаб“ вывезено водным транспортом 109 830 513 кг нефтепродуктов, то есть значительно больше, чем передано ответчику на хранение.

В актах сверки истец и третье лицо указали, что в период с 2007 по 2008 годы из резервуаров ответчика водным транспортом было вывезено 57 974,573 тонны, в том числе дизельного топлива 53 727,064 тонны и топлива ТС-1 4 247,509 тонн.

Между тем, как пояснил представитель истца и подтвердил представитель третьего лица, разница между данными, указанными истцом и третьим лицом, и данными, указанными ответчиком, вызвана тем, что ответчик при определении количества вывезенного топлива учитывает транспортные накладные (дорожные ведомости), которые составлялись не для подтверждения факта перевозки нефтегрузов, а для определения и оплаты истцом транспортных расходов ОАО “Иртышское речное пароходство“ по тем нефтепродуктам, которые были выгружены в резервуары ответчика и по каким-либо причинам не были доставлены получателям в навигацию.

Такие накладные являются бестоварными и носят аналитический характер. В качестве места назначения в них указан г. Салехард, то есть место нахождения ответчика, что само по себе исключает эти документы из числа доказательств, свидетельствующих об отгрузке нефтепродуктов со складов ответчика в г. Салехарде.

Как указало ОАО “Салехардский речной порт“, аналитические накладные оформлялись с целью определения и оплаты истцом услуг ОАО “Салехардский речной порт“ по обеспечению пожарно-экологической безопасности и оказания услуг по транспортно-экспедиционному обслуживанию, а также оплаты транспортных расходов ОАО “Иртышское пароходство“ по доставке тех нефтепродуктов, которые были выгружены в резервуары ответчика и по различным причинам не были доставлены конечным получателям в течение навигации (например, наличие ледового покрова, обмеление рек и низкая осадка нефтеналивного судна, отсутствие у конечного грузополучателя возможности принять в данный момент предназначенное ему топливо в полном объеме и т.п.). По названным причинам нефтепродукты довозились до Салехарда и сливались в емкостной парк организации - хранителя.

Так как груз конечному получателю в этих случаях сразу доставлен не был, а основанием для оплаты транспортных услуг является исполнением перевозчиком обязательств по доставке груза конечному потребителю, перевозчик в отсутствие аналитических накладных был бы лишен возможности предъявить к оплате услуги по перевозке того груза, который в ряде случаев довозился лишь до г. Салехарда.

Основанием для такого оформления документов истец указывает пункт 4.7 договора от 22 апреля 2008 года N 20-15.

Согласно пункту 4.7 договора N 20-15 от 22 апреля 2008 года окончательный расчет между сторонами производится не позднее 25 декабря 2008 года.

Согласно актам сверки расчетов разногласия истца и ответчика по количеству нефтепродуктов, вывезенных из резервуаров ответчика, возникли по накладным, составленным в октябре 2007 года и 2008 года.

Как видно из представленных в дело спорных накладных и дорожных ведомостей, они не могут быть приняты в качестве документов, подтверждающих факт перевозки нефтегруза, так как они не оформлены надлежащим образом, в том числе, не содержат указание на номер судна, осуществлявшего перевозку груза, отметку порта отправки, записей о замерах и расчетах количества груза, подписей представителей, подтверждающих прием груза на судно в месте отправления, подписей лиц, участвующих в приемке груза в месте назначения, и т.д.

Также суд апелляционной инстанции признает обоснованным довод истца о том, что эти документы не имеют прилагаемых к накладным актов формы ГУ-36 и содержат сведения о количестве нефтегруза (123777,61 тонна), возможность перевозки которого в одном судне ничем не подтверждена.

Использование документов такой формы для определения размера транспортных расходов и последующей оплаты было согласовано сторонами договора N 20-15 от 22 апреля 2008 года, участником которого ответчик не является и поэтому оспаривать правомерность их действий в этой части не может.

Таким образом, суд апелляционной инстанции считает, что аналитические накладные нельзя считать документами, которые подтверждают отпуск (отгрузку) ответчиком нефтепродуктов и их перевозку водным транспортом.

Утверждая, что накладные (дорожные ведомости), составленные в октябре 2007 и 2008 года, подтверждают вывоз нефтепродуктов из резервуаров ОАО “Аэропорт Салехард“, ответчик должен был доказать факт передачи этого количества топлива поклажедателю ГУП ЯНАО “Ямалгосснаб“. Такие доказательства в дело не представлены.

В отсутствие иных доказательств, подтверждающих перевозку нефтегруза по спорным накладным, эти документы не могут расцениваться в качестве доказательства вывоза топлива из резервуаров ответчика.

Как пояснил в заседании суда апелляционной инстанции представитель третьего лица, бухгалтер, составлявший для суда первой инстанции Перечень судов, перевозивших нефтепродукты для ГУП ЯНАО “Ямалгосснаб“ из резервуаров ОАО “Аэропорт Салехард“ в навигацию 2007 - 2008 годов, курирует оплату транспортных расходов за услуги, оказанные истцу, в связи с чем были представлены сведения обо всех товарных накладных, составленных между ГУП ЯНАО “Ямалгосснаб“ и ОАО “Салехардский речной порт“ безотносительно к названию документа.

Ошибочное включение бухгалтером третьего лица оспариваемых накладных в Перечень судов не может свидетельствовать о том, что количество вывезенных из резервуаров ответчика нефтепродуктов превышает объем переданных на хранение товаров.

По мнению ОАО “Аэропорт Салехарда“, для оценки назначения и содержания имеющихся в деле накладных на перевозку груза наливом, которые суд первой инстанции положил в основу своего решения о недостаче нефтепродуктов, требуются специальные познания в области бухгалтерского учета.

В частности, такие знания необходимы для расчета объема нефтепродуктов по каждому факту передачи на хранение, определения стоимости этого имущества в каждом случае, выведения общего объема нефтепродуктов, переданных на хранение, полученного обратно, и остатков нефтепродуктов в резервуарах ответчика с учетом естественной убыли и естественного ухудшения.

В материалах дела имеются заключение по результатам оказания сопутствующих аудиторских услуг от 13.11.2009 N 87, составленное ООО “Компания Проф-аудит“ по заказу ГУП ЯНАО “Ямалгосснаб“, отчеты по аудиторскому заданию от 06.11.2009 и от 28.05.2010, составленные ООО “Профи-Центр“ по заказу ОАО “Аэропорт Салехард“, содержание выводы аудиторов по результатам аудита бухгалтерских документов на хранение и перевозку нефтепродуктов в 2007 - 2008 годы.

Между тем, обстоятельств, установление которых требовало бы применение специальных знаний, в указанных заключениям не приведено.

Фактически эти заключения содержат оценочные выводы аудиторов по результатам оценки доказательств, положенных в обоснование иска (заключение по результатам оказания сопутствующих аудиторских услуг от 13.11.2009 N 87, составленное ООО “Компания Проф-аудит“) и, соответственно, возражений на иск (отчеты по аудиторскому заданию от 06.11.2009 и от 28.05.2010, составленные ООО “Профи-Центр“, содержащие выводы аудиторов по результатам аудита бухгалтерских документов на хранение и перевозку нефтепродуктов в 2007 - 2008 годы), совпадающие с правовой позицией соответствующей стороны.

В заключении по результатам оказания сопутствующих аудиторских услуг от 13.11.2009 N 87, составленном ООО “Компания Проф-аудит“, аудиторы пришли к выводу, что при осуществлении несколькими сторонами операций по приемке груза и его одновременной передаче на ответственное хранение отражение в учете таких хозяйственных операций на основании формы ГУ-3 не противоречит нормам действующего гражданского и бухгалтерского законодательства.

При этом, аудиторы указали, что в качестве подтверждения правильности сведений, отраженных в бухгалтерском учете ГУП ЯНАО “Ямалгосснаб“, по переданным на хранение объемам нефтепродуктов могут служить счета-фактуры, выставленные исполнителем в адрес заказчика, с приложенными к ним расчетами стоимости услуг; акты сверки объемов поставки и отгрузки с исполнителем договора хранения (ОАО “Аэропорт Салехард“) и с ОАО “Салехардский речной порт“. Величина образовавшейся на 01.02.2009 недостачи может составлять 15 565,449 тонн, из них: Дтз - 13 057,216 т, ТС-1-2 508,233 т.

В свою очередь, в дополнении к отчету от 28.05.2010, составленному ООО “Профи-Центр“, аудитор делает вывод о необоснованности утверждений представителей ОАО “Салехардский речной порт“ и ГУП ЯНАО “Ямалгосснаб“ о том, что указанные в бестоварных дорожных ведомостях нефтепродукты в действительности из резервуаров ОАО “Аэропорт Салехард“ не перевозились, а указанные в таблице дорожные ведомости составлялись лишь для расчетов по дополнительным затратам перевозчика за транспортировку нефтегрузов.

Оценив содержание представленных сторонами заключения и отчетов, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что они не являются доказательствами по делу в смысле статьи 64 АПК РФ.

Суд апелляционной инстанции учитывает, что на основании пункта 1 статьи 64 АПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

Однако сведений о таких фактах ни заключение, ни отчеты не содержат. Оценочные мнения аудиторов сведениями о фактах, которые могут быть положены в основу судебного акта, не являются.

При рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции ответчик заявил ходатайство о назначении по делу судебной бухгалтерской экспертизы, поручив ее проведение ГУ Омская лаборатория судебной экспертизы или иному экспертному учреждению.

На разрешение эксперта ответчик просил поставить следующие вопросы:

1. Каким образом, по мнению эксперта, должна была в соответствии с требованиями бухучета оформляться операция по передаче 23 000 тонн нефтепродуктов от ГУП ЯНАО “Ямалгосснаб“ в ОАО “Аэропорт Салехард“ по акту от 01.10.2008, кем и какие бухгалтерские документы должны при этом были составляться?

2. Имеются ли в материалах делах N А81-1034/2009 такие бухгалтерские документы, подтверждающие передачу 23 000 тонн нефтепродуктов в качестве резервного (страхового) запаса по акту от 01.10.2008, и если такие документы имеются, что это за документы и каково их содержание?

3. Имеются ли в деле складские документы, подтверждающие принятие на хранение по акту от 01.10.2008 23 000 тонны нефтепродуктов?

4. Какую, по мнению эксперта, хозяйственную бухгалтерскую операцию отражают имеющиеся в деле дорожные ведомости, приведенные в Перечнях судов, перевозивших нефтепродукты для ГУП ЯНАО “Ямалгосснаб“ из резервуаров ОАО “Аэропорт Салехард“ в навигацию 2007 - 2008 годов?

5. Можно ли, по мнению эксперта, на основании приведенных в Перечне дорожных ведомостей рассчитать общее количество нефтепродуктов, вывезенных в навигацию 2007 - 2008 годов из резервуаров ОАО “Аэропорт Салехард“, и если можно, то какое количество нефтепродуктов согласно этих дорожных ведомостей было вывезено из резервуаров ОАО “Аэропорт Салехард“ в навигацию 2007 - 2008 годов?

6. Все ли приведенные в Перечнях судов дорожные ведомости отражают операцию по фактической перевозке нефтепродуктов, либо нет и если не все, то какие именно дорожные ведомости не отражают фактическую перевозку нефтепродуктов.

7. Предусмотрено ли правилами бухучета оформление подобных бестоварных дорожных ведомостей аналитического характера для осуществления расчетов по транспортным и иным расходам, при том, что указанные в этих дорожных ведомостях нефтепродукты из резервуаров ОАО “Аэропорт Салехард“ не получались и не перевозились?

В соответствии с частью 1 статьи 82 АПК РФ для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных знаний, арбитражный суд назначает экспертизу по ходатайству лица, участвующего в деле, или с согласия лиц, участвующих в деле.

Между тем, исходя из тех вопросов, которые ответчик просит поставить на разрешение перед экспертом, следует, что ответы на них связаны лишь с необходимостью сопоставления объемов нефтепродуктов, отраженных в первичной учетной документации, со сведениями о количестве нефтепродуктов, указанным в Перечнях судов, перевозивших нефтепродукты для ГУП ЯНАО “Ямалгосснаб“ из резервуаров ОАО “Аэропорт Салехард“ в навигацию 2007 - 2008 годов, а также акте от 01.10.2008. Кроме того, ответчик фактически просит установить доказательственную силу имеющихся в материалах дела документов, которые истец представил в обоснование иска.

В то время как для установления обстоятельств причинения ответчиком истцу убытков, подлежит установлению факт передачи ответчику на хранение нефтепродуктов и факт их утраты в заявленном истцом количестве.

Необходимость установления именно этих обстоятельств определяет пределы доказывания по настоящему делу.

При этом, возражения ответчика о том, что количество переданного на хранение и принятого с хранения топлива не может быть определено, опровергается материалами дела, поскольку количество перевезенных нефтепродуктов, принадлежащих ГУП ЯНАО “Ямалгосснаб“, подтверждается документами, предоставленными истцом и третьим лицом, а количество находящихся на хранении нефтепродуктов и выданных с хранения на основании распоряжений истца нефтепродуктов подтверждается документами, составленными ответчиком в процессе исполнения договора от 01.01.2007 N 263.

В рассматриваемом случае необходимость в применении специальных познаний отсутствует.

Вопросы права и правовых последствий оценки доказательств относятся к исключительной компетенции суда (Постановление Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 N 66 “О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе“).

Кроме того, правовой статус заключения судебной экспертизы определен законом в качестве доказательства, которое не имеет заранее установленной силы, не носит обязательного характера и в силу статьи 71 АПК РФ подлежит оценке судом наравне с другими представленными доказательствами.

Имеющихся в материалах настоящего дела документов, по мнению суда апелляционной инстанции, достаточно для установления юридически значимых обстоятельств настоящего спора.

В результате проведения экспертизы по указанным подателем жалобы вопросам не будет установлено обстоятельств, влияющих на оценку правомерности и обоснованности заявленного иска.

При этом, ходатайство о проведении судебной бухгалтерской экспертизы ответчик суду первой инстанции не заявлял, что исключает назначение такой экспертизы на основании ходатайства, заявленного суду апелляционной инстанции, только по этому основанию (часть 3 статьи 268 АПК РФ).

Таким образом, тот факт, что, по утверждению ответчика, внутренний документооборот ОАО “Аэропорт Салехард“ не соответствовал реальному объему нефтепродуктов, принятых на хранение и отгруженных впоследствии, во-первых, не доказан имеющимися в материалах дела документами, а во-вторых, не является обстоятельством, освобождающим ответчика от гражданско-правовой ответственности.

Являясь коммерческой организацией, ОАО “Аэропорт Салехард“ принимало на хранение нефтепродукты и, направляя истцу отчеты о количестве находящегося на хранении товара, должно было отдавать себе отчет в правовых последствиях совершения указанных действий.

Следовательно, подписывая акт приема-передачи нефтепродуктов на ответственное хранение от 01.10.2008, акты сверок за период с 01.12.2004 по 31.12.2008, отчеты о движении нефтепродуктов, находящихся на хранении ОАО “Аэропорт Салехард“, акты снятия остатков на складах в спорный период без соответствующей проверки наличия фиксируемого объема нефтепродуктов (на что ссылается податель жалобы), ОАО “Аэропорт Салехард“ действовало с недолжной степенью заботливости и осмотрительности, которая предполагается в подобной ситуации.

А при наличии перевозных документов третьего лица, хотя и не являющихся складскими документами, но подтверждающих объем загруженных и в дальнейшем отгруженных из резервуаров ответчика нефтепродуктов, возражения ответчика о недоказанности убытков истца не подтверждены необходимыми доказательствами.

Вопрос о том, в какой период времени и по какой причине произошла утрата нефтепродуктов на входит в предмет исследования по настоящему спору, поскольку правовое значение для его разрешения имеет лишь факт невозвращения ответчиком истцу товарно-материальных ценностей, переданных на хранение.

Поскольку факт ненадлежащего исполнения ответчиком договорных обязательств и причинная связь между его действиями по ненадлежащему исполнению договора хранения и убытками, причиненными утратой переданных на хранение нефтепродуктов, а также размер убытков, подтверждены материалами дела, исковые требования ГУП ЯНАО “Ямалгосснаб“ о взыскании с ОАО “Аэропорт Салехард“ 272 629 404 руб. 96 коп. обоснованно удовлетворены судом первой инстанции в полном объеме.

При таких обстоятельствах оснований для отмены решения Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 18 июня 2010 года по делу N А81-1034/2009 суд апелляционной инстанции не усматривает.

Решение суда первой инстанции принято при правильном применении норм материального и процессуального права, отмене или изменению не подлежит. Апелляционная жалоба ОАО “Аэропорт Салехард“ оставлена без удовлетворения.

Расходы по оплате государственной пошлины по апелляционной жалобе в соответствии со статьей 110 АПК РФ относятся на ответчика.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьями 270 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Восьмой арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 18 июня 2010 года по делу N А81-1034/2009 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано путем подачи кассационной жалобы в Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

Председательствующий

Т.А.ЗИНОВЬЕВА

Судьи

А.Н.ГЛУХИХ

Л.И.ЕНИКЕЕВА