Решения и постановления судов

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 18.10.2010 по делу N А46-3640/2010 По делу о взыскании убытков, возникших в связи с ненадлежащим исполнением обязательств по договору на выполнение проектных работ.

ВОСЬМОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 18 октября 2010 г. по делу N А46-3640/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 11 октября 2010 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 18 октября 2010 года.

Восьмой арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Зиновьевой Т.А.,

судей Глухих А.Н., Еникеевой Л.И.,

при ведении протокола судебного заседания: секретарем судебного заседания Кокориной Е.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 08АП-7327/2010) общества с ограниченной ответственностью “Центр пожарной безопасности “Защита“ на решение Арбитражного суда Омской области от 23 июля 2010 года, принятое по делу N А46-3640/2010 (судья Штаненко П.Т.) по иску общества с ограниченной ответственностью “Проектный центр “Сибпроект“ к обществу с ограниченной ответственностью “Центр пожарной безопасности “Защита“, при участии в качестве третьего лица - общества с ограниченной ответственностью “Сибирская строительная компания“, о взыскании 809 460 руб.,

при участии в судебном заседании представителей:

от общества с ограниченной ответственностью “Центр пожарной безопасности “Защита“ - Бесштанько А.В., доверенность N 1 от 06.04.2010, сроком действия три года;

от общества с ограниченной ответственностью “Проектный центр “Сибпроект“ - директор Носенко А.А., протокол N 16 общего собрания участников общества от 22.09.2009; Гиндин Д.В., доверенность N 8 от 06.10.2010, сроком действия до 31.12.2010;

от общества с ограниченной ответственностью “Сибирская строительная компания“ - не явился, извещено;

установил:

Общество с ограниченной ответственностью “Проектный центр “Сибпроект“ (далее - ООО ПЦ “Сибпроект“) обратилось в Арбитражный суд Омской области с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью “Центр пожарной безопасности “Защита“ (далее - ООО “ЦПБ “Защита“) о взыскании 809 460 руб. убытков, возникших у истца в связи с ненадлежащим исполнением ответчиком своих обязательств по договору на выполнение проектных работ от 01.02.2008 N 9пр.

Определением от 18.03.2010 суд привлек к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, общество с ограниченной ответственностью “Сибирская строительная компания“ (далее - ООО “Сибирская строительная компания“).

Решением Арбитражного суда Омской области от 23 июля 2010 года по делу N А46-3640/2010 с общества с ограниченной ответственностью “Центр пожарной безопасности “Защита“ в пользу общества с ограниченной ответственностью “Проектный центр “Сибпроект“ взыскано 809 460 руб. 00 коп. убытков и 19 189 руб. 20 коп. расходов по государственной пошлине. С общества с ограниченной ответственностью “Центр пожарной безопасности “Защита“ в доход федерального бюджета взыскано 2 000 руб. государственной пошлины.

Не согласившись с принятым судебным актом, ООО “ЦПБ “Защита“ обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции отменить и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении исковых требований. В обоснование апелляционной жалобы ответчик ссылается на то, что выводы суда первой инстанции, изложенные в обжалуемом решении, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, судом неправильно применены нормы материального права. Как утверждает податель жалобы, по условиям договора от 01.02.2008 N 9пр он принял на себя обязательство разработать проект автоматической установки пожаротушения, а также проекты автоматической установки пожарной сигнализации, оснащенной ручными пожарными извещателями, и системы оповещения людей о пожаре по объекту “Многофункциональный торговый комплекс “Лента“ по ул. 21-я Амурская в Центральном АО г. Омска. Однако в решении по делу суд первой инстанции, неправильно установив объем принятых ответчиком по договору обязательств, необоснованно указал, что ООО “ЦПБ “Защита“ приняло на себя обязательства выполнить по заданию заказчика разработку проектной документации раздела проекта “Системы пожарной безопасности“. По мнению ответчика, акт проверки от 23.03.2009, письмо УГПН от 24.03.2009 N 2098-10-4-11 не являются доказательствами ненадлежащего исполнения ООО “ЦПБ “Защита“ обязательств по разработке проекта в рамках договора от 01.02.2008 N 9пр. Недостатки проектных работ не являются скрытыми. Ответчик также полагает, что Приказом МЧС РФ от 18.06.2003 N 315 не предусмотрено требование об установке дымовых пожарных извещателей наряду с автоматической установкой пожаротушения. Кроме того, суд первой инстанции необоснованно взыскал с ООО “ЦПБ “Защита“ в доход федерального бюджета 2 000 руб. государственной пошлины по иску.

В письменном отзыве на апелляционную жалобу ООО ПЦ “Сибпроект“ указывает на законность и обоснованность решения суда первой инстанции, с доводами апелляционной жалобы не согласно.

В заседание суда апелляционной инстанции ООО “Сибирская строительная компания“ своего представителя не направило, о месте и времени судебного разбирательства извещено надлежащим образом в соответствии со статьей 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ).

На основании статьи 156 АПК РФ судебное заседание проведено в отсутствие неявившегося участника процесса.

Представитель ООО “ЦПБ “Защита“ поддержал доводы апелляционной жалобы, заявил ходатайство о приобщении к материалам дополнительных доказательств, подтверждающих, что работы были выполнены в соответствии с техническими требованиями.

Представители ООО ПЦ “Сибпроект“ возражали против доводов апелляционной жалобы, просили решение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

В судебном заседании 06.10.2010 объявлялся перерыв до 11.10.2010. Об объявлении перерыва судебного заседания, а также времени и месте его продолжения участвующие в деле лица извещены надлежащим образом путем размещения объявления на официальном сайте Восьмого арбитражного апелляционного суда в сети “Интернет“.

После перерыва представитель ООО ПЦ “Сибпроект“ заявил ходатайство о приобщении к материалам дела дополнительных доказательств (писем).

В соответствии с пунктом 2 статьи 268 АПК РФ дополнительные доказательства принимаются арбитражным судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными.

Документы, представленные для обоснования возражений относительно апелляционной жалобы в соответствии со статьей 262 настоящего Кодекса, принимаются и рассматриваются арбитражным судом апелляционной инстанции по существу.

В связи с чем, ходатайство ответчика о приобщении к материалам дела дополнительных доказательств удовлетворено судом апелляционной инстанции в целях полного и всестороннего исследования обстоятельств настоящего спора.

Представленные истцом в обоснование возражений против доводов апелляционной жалобы документы на основании части 2 статьи 268 АПК РФ также приобщены к материалам дела.

Рассмотрев материалы дела, апелляционную жалобу и отзыв на нее, проверив в порядке статей 266, 270 АПК РФ законность обжалуемого судебного акта, а также правильность применения норм материального и процессуального права, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены или изменения принятого судом первой инстанции решения и удовлетворения апелляционной жалобы.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, между ООО “Сибирская строительная компания“ (заказчик) и ООО “Проектный центр “Сибпроект“ (исполнитель) заключен договор на выполнение проектных работ от 23 октября 2007 года N 19107, в соответствии с условиями которого исполнитель принял на себя обязательства выполнить по заданию заказчика разработку проектной документации в объеме, определенном “Заданием на проектирование“ (приложение N 1) и “Сметой“ (приложение N 2), согласованными обеими сторонами, по объекту: “Многофункциональный торговый комплекс “Лента“ по ул. 21-я Амурская - Завертяева в Центральном АО г. Омска“.

В состав проектной документации, представляемой генеральной проектной организацией (ООО ПЦ “Сибпроект“), в числе прочего, включен перечень мероприятий пожарной безопасности.

В связи с отсутствием у ООО ПЦ “Сибпроект“ лицензии на проектирование средств пожарной защиты, между ООО “Проектный центр “Сибпроект“ (заказчик) и ООО “ЦПБ “Защита“ (исполнитель) заключен договор на выполнение проектных работ от 01.02.2008 N 9пр, по которому заказчик поручил, а исполнитель принял на себя обязательства разработать проекты: автоматической установки пожаротушения, автоматической установки пожарной сигнализации и системы оповещения людей о пожаре на объекте: “Многофункциональный торговый комплекс “Лента“ по ул. 21-я Амурская - Завертяева в Центральном АО г. Омска“.

Сторонами согласованы сметы N 1 и N 2 на проектные (изыскательские) работы (приложения N 1 - 2 к договору).

14.03.2008 ООО “Сибирская строительная компания“ и ООО ПЦ “Сибпроект“ подписали дополнительное соглашение N 2 к договору от 23.10.2007 N 17107, на основании которого заказчик поручил, а исполнитель принял на себя разработку раздела проекта “Системы пожарной защиты“ в объеме, определенном сметой N 3 по объекту.

После разработки ООО ПЦ “Сибпроект“ проектной документации ООО “Сибирская строительная компания“ произвело расчет стоимости данного строительства, в соответствии с которым заключило с ООО “Лента“ договор от 04 марта 2008 года N 78 на строительство МТК “Лента“ и приступило к строительству указанного объекта.

В соответствии со статьей 3 договора от 04 марта 2008 года N 78, заключенного между ООО “Сибирская строительная компания“ и ООО “Лента“, в случае возможных допущенных ошибок и просчетов в обмерах и обследовании Объекта, в проектных и технологических решениях, в выборе способов производства работ, в определении необходимых для достижения результата работ оборудования и инструментов, объемов, количества материалов и иные подобные обстоятельства не являются основанием для увеличения установленной в договоре от 04 марта 2008 года N 78 стоимости строительства МТК “Лента“.

В процессе выполнения ООО “Сибирская строительная компания“ строительно-монтажных работ ГУ ГСН и ГЭ Омской области совместно с УГПН МЧС по Омской области была проведена проверка объекта: МТК “Лента“ в ЦАО г. Омска на предмет соблюдения строительных, противопожарных норм и правил.

В ходе проведения проверки были обнаружены нарушения, которые отражены в акте проверки от 23 марта 2009 года N 04-02/104 и в письме от 24.03.2009 N 2098-10-4-11.

Замечания касались проектной документации раздела проекта “Системы пожарной защиты“ по объекту: “МТК “Лента“ ул. 21 Амурская - Завертяева в ЦАО г. Омска“, а именно: смонтированная установка автоматического пожаротушения не выполняет функции автоматической пожарной сигнализации с дымовыми пожарными извещателями (п. 3 НПБ 110-03).

Для устранения данного замечания истцом была привлечена субподрядная организация ООО ПКФ “Союз“, которой за монтажные работы выплачена сумма 786 570,0 руб.

Сославшись на то обстоятельство, что отсутствие дымовых датчиков в проекте повлекло удорожание стоимости работ и указанные издержки появились по вине проектировщика - ООО “ЦПБ “Защита“, которое не связано договорными отношениями с ООО “Сибирская строительная компания“, истец был вынужден произвести проектирование и монтаж дымовых датчиков за свой счет.

Основанием для обращения ООО ПЦ “Сибпроект“ в суд с настоящим иском явилось причинение ООО “ЦБП “Защита“ убытков в сумме 809 460,0 руб. (в том числе 786 570 руб. стоимость монтажных работ и 22 890 руб. стоимость проектных работ).

Повторно рассматривая дело, суд апелляционной инстанции пришел к следующим выводам.

В соответствии со статьей 758 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) по договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ подрядчик (проектировщик, изыскатель) обязуется по заданию заказчика разработать техническую документацию и (или) выполнить изыскательские работы, а заказчик обязуется принять и оплатить их результат.

На основании пункта 1 статьи 760 ГК РФ по договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ подрядчик обязан:

выполнять работы в соответствии с заданием и иными исходными данными на проектирование и договором;

согласовывать готовую техническую документацию с заказчиком, а при необходимости вместе с заказчиком - с компетентными государственными органами и органами местного самоуправления;

передать заказчику готовую техническую документацию и результаты изыскательских работ.

Подрядчик по договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ несет ответственность за ненадлежащее составление технической документации и выполнение изыскательских работ, включая недостатки, обнаруженные впоследствии в ходе строительства, а также в процессе эксплуатации объекта, созданного на основе технической документации и данных изыскательских работ (пункт 1 статьи 761 ГК РФ).

Согласно пункту 2 статьи 761 ГК РФ при обнаружении недостатков в технической документации или в изыскательских работах подрядчик по требованию заказчика обязан безвозмездно переделать техническую документацию и соответственно произвести необходимые дополнительные изыскательские работы, а также возместить заказчику причиненные убытки, если законом или договором подряда на выполнение проектных и изыскательских работ не установлено иное.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные ненадлежащим исполнением обязательства и определяемые по правилам, предусмотренным статьей 15 ГК РФ.

Согласно статье 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

Для возмещения убытков лицо, требующее их возмещения в судебном порядке, должно в силу части 1 статьи 65 АПК РФ доказать факт нарушения стороной обязательств по договору, наличие причинной связи между понесенными истцом убытками и ненадлежащим исполнением ответчиком обязательства по договору, документально подтвердить размер убытков.

Причинная связь между фактом причинения вреда (убытков) и действием (бездействием) причинителя вреда должна быть прямой (непосредственной).

Отсутствие хотя бы одного из указанных условий, необходимых для применения ответственности в виде взыскания убытков, влечет отказ в удовлетворении иска.

Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности (статья 71 АПК РФ).

Удовлетворяя исковые требования в полном объеме, суд первой инстанции исходил из того, что факт ненадлежащего исполнения ответчиком договорных обязательств и причинная связь между его действиями по исполнению договора и убытками, возникшими у истца, подтверждены материалами дела.

Указанный вывод сделан судом первой инстанции при полной и всесторонней оценке представленных в материалы дела доказательств и является обоснованным.

Доводы апелляционной жалобы ООО “ЦПБ “Защита“ о том, что свои обязательства по договору на выполнение проектных работ от 01.02.2008 N 9пр он выполнил надлежащим образом и в полном объеме, отклоняются судом апелляционной инстанции по следующим основаниям.

В соответствие с положениями статьи 721 ГК РФ качество выполненной подрядчиком работы должно соответствовать условиям договора подряда, а при отсутствии или неполноте условий договора требованиям, обычно предъявляемым к работам соответствующего рода. Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, результат выполненной работы должен в момент передачи заказчику обладать свойствами, указанными в договоре или определенными обычно предъявляемыми требованиями, и в пределах разумного срока быть пригодным для установленного договором использования, а если такое использование договором не предусмотрено, для обычного использования результата работы такого рода. При этом если законом, иными правовыми актами или в установленном ими порядке предусмотрены обязательные требования к работе, выполняемой по договору подряда, подрядчик, действующий в качестве предпринимателя, обязан выполнять работу, соблюдая эти обязательные требования.

В соответствии с пунктом 1 статьи 716 ГК РФ подрядчик обязан немедленно предупредить заказчика и до получения от него указаний приостановить работу при обнаружении:

непригодности или недоброкачественности предоставленных заказчиком материала, оборудования, технической документации или переданной для переработки (обработки) вещи;

возможных неблагоприятных для заказчика последствий выполнения его указаний о способе исполнения работы;

иных не зависящих от подрядчика обстоятельств, которые грозят годности или прочности результатов выполняемой работы либо создают невозможность ее завершения в срок.

При этом согласно пункту 2 статьи 716 ГК РФ подрядчик, не предупредивший заказчика об обстоятельствах, указанных в пункте 1 настоящей статьи, либо продолживший работу, не дожидаясь истечения указанного в договоре срока, а при его отсутствии разумного срока для ответа на предупреждение или несмотря на своевременное указание заказчика о прекращении работы, не вправе при предъявлении к нему или им к заказчику соответствующих требований ссылаться на указанные обстоятельства.

По утверждению истца, в связи с отсутствием у ООО ПЦ “Сибпроект“ лицензии на проектирование средств пожарной защиты, при подписании договора от 23.10.2007 N 19107 с заказчиком - ООО “Сибирская строительная компания“ истец не имел возможности согласовать конкретный перечень мероприятий пожарной безопасности по объекту.

Для этих целей истец привлек ООО “ЦПБ “Защита“, имеющего специальные знания и соответствующую лицензию.

Как указывалось выше, по условиям договора от 01.02.2008 N 9пр ООО ПЦ “Сибпроект“ поручило, а ООО “ЦПБ “Защита“ приняло на себя обязательство разработать проекты автоматической установки пожаротушения, автоматической установки пожарной сигнализации и системы оповещения людей о пожаре на объекте: “Многофункциональный торговый комплекс “Лента“ по ул. 21-я Амурская - Завертяева в Центральном АО г. Омска“.

По мнению ответчика, подобная формулировка предмета договора исключает возложение на него обязанности по проектированию на объекте системы пожарной (противопожарной) защиты, соответствующей установленным требованиям пожарной безопасности (пункт 19 таблицы ГОСТ 12.1.033-81 ССБТ. Пожарная безопасность. Термины и определения, раздел 3 ГОСТ 12.1.004-91 ССБТ. Пожарная безопасность. Общие требования), предполагая выполнение им проекта по двум конкретным способам обеспечения пожарной безопасности: автоматическая установка пожаротушения, автоматическая установка пожарной сигнализации и системы оповещения людей о пожаре на объекте.

Оценив в порядке статьи 431 ГК РФ условия договора от 01.02.2008 N 9пр, суд апелляционной инстанции отклоняет названный довод подателя жалобы вследствие его необоснованности.

На основании пункта 1.1 договора от 01.02.2008 N 9пр ответчик, действительно, принял на себя обязательство разработать проекты автоматической установки пожаротушения, автоматической установки пожарной сигнализации и системы оповещения людей о пожаре на объекте.

Согласно пунктам 1, 4 статьи 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

В силу пункта 4.1 данного договора исполнитель разрабатывает проекты на основании утвержденных заказчиком технологических и архитектурно-строительных планировок, проекта вентиляции и дымоудаления с учетом требований действующих нормативных документов.

Следовательно, не обладая специальными познаниями в области проектирования средств пожарной защиты на объекте и для целей выполнения таких видов проектных работ заключая договор с ответчиком, истец при подписании рассматриваемого договора предполагал, что монтаж систем установки пожаротушения, автоматической установки пожарной сигнализации и системы оповещения людей о пожаре на объекте достаточны для соблюдения требования пожарной безопасности, в связи с чем поручил ответчику выполнение проектов именно этих способов обеспечения пожарной безопасности.

Более того, как пояснил в заседании суда апелляционной инстанции представитель истца и не опроверг представитель ответчика, стороны подписали договор от 01.02.2008 N 9пр после того, как оговорили все условия, в том числе и о предмете. Задание на проектирование истец не выполнял, ответчик при определении перечня и объема работ руководствовался сметой, которую сам разработал.

Обстоятельства настоящего дела свидетельствуют о том, что сначала ответчиком была разработана смета на выполнение проектных работ, в которой, как полагал истец, ответчик предусмотрел мероприятия пожарной безопасности на объекте, соответствующие установленным требования, на основании этой сметы стороны определили предмет договора подряда от 01.02.2008 N 9 пр.

В дальнейшем, в связи заключением договора подряда от 01.02.2008 N 9пр 14.03.2008 ООО “Сибирская строительная компания“ и ООО ПЦ “Сибпроект“ подписали дополнительное соглашение N 2 к договору от 23.10.2007 N 17107, на основании которого заказчик поручил, а исполнитель принял на себя разработку раздела проекта “Системы пожарной защиты“ в объеме, определенном сметой N 3 по объекту.

При таких обстоятельствах судом апелляционной инстанции установлено, что выполнение на объекте проектных работ по мероприятиям пожарной безопасности осуществлялось исходя из тех способов обеспечения пожарной безопасности, которые ответчик предложил истцу в качестве достаточных и соответствующих установленным требованиям в данных обстоятельствах.

В случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются (пункт 3 статьи 10 ГК РФ).

Оснований считать, что у истца возникали сомнения в соответствии требованиям действующих нормативных документов избранных для применения на объекте способов обеспечения пожарной безопасности, но, несмотря на наличие таких сомнений, пункт 1.1 договора истец согласовал в действующей редакции, у суда апелляционной инстанции не имеется.

Напротив, ООО “ЦПБ “Защита“, имея лицензию на проектирование средств пожарной безопасности, при должной степени заботливости и осмотрительности, должно было со своей стороны принять все возможные меры для согласования предмета договора и разработки проектной документации по объекту таким образом, чтобы обеспечить соблюдение требований действующих нормативных актов.

А не предприняв таких мер, ответчик не вправе требовать освобождения его от гражданско-правовой ответственности только по тому основанию, что в пункте 1.1 договора, равно как и в сметах, разработанных ответчиком и являющихся приложениями к этому договору, предусмотрена обязанность исполнителя по разработке проектов автоматической установки пожаротушения, автоматической установки пожарной сигнализации и системы оповещения людей о пожаре на объекте.

Тем более, что на соответствии изготовленной проектной документации положениям действующего законодательства ООО “ЦПБ “Защита“ настаивает.

Доводы подателя жалобы о том, что, приняв выполненные ответчиком проекты по акту сдачи-приемки от 30.06.2008 без каких-либо замечаний, истец не вправе ссылаться на недостатки выполненных работ, необоснованны.

Согласно разъяснениям, данным Пленумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в Информационном письме от 24.01.2000 N 51 “Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда“, применяемого в рассматриваемом случае по аналогии, наличие акта приемки работ, подписанного заказчиком, не лишает заказчика права представить суду возражения по объему и стоимости работ.

На основании пункта 2 статьи 720 ГК РФ заказчик, обнаруживший недостатки в работе при ее приемке, вправе ссылаться на них в случаях, если в акте либо в ином документе, удостоверяющем приемку, были оговорены эти недостатки либо возможность последующего предъявления требования об их устранении.

Если иное не предусмотрено договором подряда, заказчик, принявший работу без проверки, лишается права ссылаться на недостатки работы, которые могли быть установлены при обычном способе ее приемки (явные недостатки) (пункт 3 статьи 720 ГК РФ).

Заказчик, обнаруживший после приемки работы отступления в ней от договора подряда или иные недостатки, которые не могли быть установлены при обычном способе приемки (скрытые недостатки), в том числе такие, которые были умышленно скрыты подрядчиком, обязан известить об этом подрядчика в разумный срок по их обнаружении (пункт 4 статьи 720 ГК РФ).

Учитывая специфичность выполняемых ответчиком работ, приемка результата по которым должна осуществляться лицом, обладающим специальным познаниями в области обеспечения пожарной безопасности и противопожарных мероприятий, суд апелляционной инстанции считает, что истец при обычном способе приемке не мог обнаружить скрытые недостатки данных работ. Поэтому недостатки были выявлены при проверке уполномоченным органом, и ООО ПЦ “Сибпроект“ располагает правом ссылаться на скрытые недостатки, не обнаруженные при приемке работ по акту от 30.06.2008.

Как полагает податель жалобы, автоматической установки пожаротушения, автоматической установки пожарной сигнализации и системы оповещения людей о пожаре на объекте: “Многофункциональный торговый комплекс “Лента“ по ул. 21-я Амурская - Завертяева в Центральном АО г. Омска“ достаточно для того, чтобы считать требования пожарной безопасности здания соблюденными.

Между тем, в ходе проверки при строительстве, реконструкции, капитальном ремонте объекта капитального строительства: торгово-развлекательный комплекс “Лента“ в ЦАО г. Омска, проведенной ГУ ГСН и ГЭ Омской области совместно с УГПН МЧС по Омской области, установлены нарушения противопожарных норм и правил, о чем составлен акт от 23.03.2009 N 04-02/104.

В данном акте среди нарушений противопожарных норм и правил указано на то, что на объекте не смонтирована установка автоматической пожарной сигнализации (установка автоматического пожаротушения не выполняет функции автоматической пожарной сигнализации с дымовыми пожарными извещателями) (п. 3.2 НПБ 88-2001, п. 3 НПБ 110-03).

О наличии нарушения противопожарных требований норм и правил УГПН ГУ МЧС России сообщило ООО “Сибирская строительная компания“ и ГУ ГСН и ГЭ Омской области в письме от 24.03.2009 N 2098-10-4-11.

Согласно статьям 34 и 37 Федерального закона от 21.12.1994 N 69-ФЗ “О пожарной безопасности“ граждане и руководители организаций обязаны соблюдать требования пожарной безопасности.

На основании статьи 1 названного Закона нормативные документы по пожарной безопасности включают национальные стандарты, своды правил, содержащие требования пожарной безопасности (нормы и правила), правила пожарной безопасности, а также действовавшие до дня вступления в силу соответствующих технических регламентов нормы пожарной безопасности, стандарты, инструкции и иные документы, содержащие требования пожарной безопасности.

В соответствии с пунктом 1 Положения о государственном пожарном надзоре, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 21.12.2004 N 820, деятельность по проверке соблюдения организациями, гражданами и должностными лицами требований пожарной безопасности осуществляют должностные лица органов государственного пожарного надзора федеральной противопожарной службы являющиеся государственными инспекторами по пожарному надзору, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Предписания, постановления и иные законные требования должностных лиц пожарной охраны, обязательны для исполнения гражданами и организациями.

Правомерность требования УГПН ГУ МЧС России о необходимости оборудования объекта установкой автоматической пожарной сигнализации (с указанием на то, что установка автоматического пожаротушения не выполняет функции автоматической пожарной сигнализации с дымовыми пожарными извещателями), судом апелляционной инстанции установлена.

Согласно пункту 1 статьи 83 Федерального закона от 22.07.2008 N 123-ФЗ “Технический регламент о требованиях пожарной безопасности“ автоматические установки пожаротушения и пожарной сигнализации должны монтироваться в зданиях, сооружениях и строениях в соответствии с проектной документацией, разработанной и утвержденной в установленном порядке.

Как предусмотрено пунктом 4 указанной статьи, автоматические установки пожаротушения и пожарной сигнализации должны обеспечивать автоматическое обнаружение пожара, подачу управляющих сигналов на технические средства оповещения людей о пожаре и управления эвакуацией людей, приборы управления установками пожаротушения, технические средства управления системой противодымной защиты, инженерным и технологическим оборудованием.

Требования к проектированию автоматических установок пожаротушения и автоматической пожарной сигнализации устанавливаются настоящим Федеральным законом и (или) нормативными документами по пожарной безопасности (пункт 10 статьи 83 Федерального закона от 22.07.2008 N 123-ФЗ “Технический регламент о требованиях пожарной безопасности“).

На основании пункта 1 статьи 91 Федерального закона от 22.07.2008 N 123-ФЗ “Технический регламент о требованиях пожарной безопасности“ помещения, здания, сооружения и строения, в которых предусмотрена система оповещения и управления эвакуацией людей при пожаре, оборудуются автоматическими установками пожарной сигнализации и (или) пожаротушения в соответствии с уровнем пожарной опасности помещений, зданий, сооружений и строений на основе анализа пожарного риска. Перечень объектов, подлежащих обязательному оснащению указанными установками, устанавливается нормативными документами по пожарной безопасности.

Проектирование автоматических установок пожаротушения и пожарной сигнализации для зданий и сооружений различного назначения, в том числе возводимых в районах с особыми климатическими и природными условиями, должно было осуществляться ООО “ЦПБ “Защита“ в соответствии с требованиями “Установки пожаротушения и сигнализации. Нормы и правила проектирования. НПБ 88-2001“ (утв. Приказом ГУГПС МВД РФ от 04.06.2001 N 31), действовавшими в рассматриваемый период.

Согласно пункту 3.3 НПБ 88-2001 тип установки пожаротушения, способ тушения, огнетушащее вещество определяются организацией-проектировщиком с учетом пожарной опасности и физико-химических свойств производимых, хранимых и применяемых веществ и материалов, а также особенностей защищаемого оборудования.

В силу пункта 3.2 указанных Правил автоматические установки пожаротушения должны выполнять одновременно и функции автоматической пожарной сигнализации.

Приказом МЧС РФ от 18 июня 2003 года N 315 “Об утверждении норм пожарной безопасности “Перечень зданий, сооружений, помещений и оборудования, подлежащих защите автоматическими установками пожаротушения и автоматической пожарной сигнализацией (НПБ 110-03)“ установлены основные требования пожарной безопасности, регламентирующие защиту зданий, сооружений, помещений и оборудования на всех этапах их создания и эксплуатации автоматическими установками пожаротушения (АУПТ) и автоматическими установками пожарной сигнализации (АУПС).

Тип автоматической установки тушения, способ тушения, вид огнетушащих средств, тип оборудования установок пожарной автоматики опр“деляется организацией-проектировщиком в зависимости от технологических, конструктивных и объемно-планировочных особенностей защищаемых зданий и помещений с учетом требований действующих нормативно-технических документов.

Здания и помещения, перечисленные в пунктах 3, 6.1, 7, 9, 10, 13 Таблицы 1, пунктах 14 - 19, 26 - 29, 32 - 38 Таблицы 3, при применении автоматической пожарной сигнализации следует оборудовать дымовыми пожарными извещателями (пункт 3 НПБ 110-03).

Довод ответчика со ссылкой на указанное положение о том, что НПБ 110-03 обязывают оборудовать автоматическую пожарную сигнализацию дымовыми пожарными извещателями только в случаях, если соответствующими пунктами Таблиц 1 и 3 приказа, применение автоматической пожарной сигнализации необходимо, в связи с чем при установке автоматической системы пожаротушения дымовые пожарные извещатели не устанавливаются, является ошибочным.

Дымовой пожарный извещатель реагирует на частицы твердых или жидких продуктов горения и (или) пиролиза в атмосфере (по НПБ 65-97) и может входить в состав установки АУПС.

Изложенное, однако, не исключает установку дымового пожарного извещателя в зданиях и сооружениях, в которых предусмотрено обязательное применение АУПТ.

Так, запуск системы дымоудаления рекомендуется осуществлять от дымовых пожарных извещателей, в том числе и в случае применения на объекте спринклерной системы пожаротушения (пункт 13.5 НПБ 88-2001).

Приложением НПБ 110-03 установлен перечень зданий, подлежащих защите АУПТ или АУПС в зависимости от объекта защиты и нормативного показателя.

Согласно Приложению N 12 (рекомендовано) к НПБ 88-2001 помещения предприятий торговли следует оборудовать дымовыми пожарными извещателями.

В свою очередь, дымовые пожарные извещатели, питаемые по шлейфу пожарной сигнализации и имеющие встроенный звуковой оповещатель, рекомендуется применять для оперативного, локального оповещения и определения места пожара в помещениях, в которых одновременно выполняются следующие условия:

основным фактором возникновения очага загорания в начальной стадии является появление дыма;

в защищаемых помещениях возможно присутствие людей.

Такие извещатели должны включаться в единую систему пожарной сигнализации с выводом тревожных извещений на прибор приемно-контрольный пожарный, расположенный в помещении дежурного персонала. Данные извещатели рекомендуется применять в гостиницах, в лечебных учреждениях, в экспозиционных залах музеев, в картинных галереях, в читальных залах библиотек, в помещениях торговли, в вычислительных центрах (пункт 12.12 НПБ 88-2001).

В данном случае, из материалов дела усматривается и стороны не оспаривают, что установка автоматического пожаротушения, установленная на объекте, функции автоматической пожарной сигнализации с дымовыми пожарными извещателями не выполняет (акт проверки от 23 марта 2009 года N 04-02/104, письмо от 24.03.2009 N 2098-10-4-11).

Как следует из смет N 1, 2 - приложения к договору от 01.02.2008 N 9пр (Автоматическая установка водяного спринклерного пожаротушения, Автоматическая установка ПС и СОУЭ) и не опровергнуто ответчиком, установку автоматического дымового пожарного извещателя подготовленные ответчиком проекты не предусматривали.

Как пояснил в заседании суда апелляционной инстанции представитель ответчика, разработанная им система АУПТ выполняет функцию оповещения о пожаре, поскольку оборудована тепловыми пожарными извещателями, формирующими извещение о пожаре при превышении скоростью нарастания температуры окружающей среды установленного порогового значения. Сигнал тревоги от указанных извещателей передается на пульт наблюдения. Кроме того, разработанный им проект предусматривал установку ручных пожарных извещателей.

По мнению подателя жалобы, указанные автоматические тепловые пожарные извещатели совместно с ручными пожарными извещателями, позволяют считать систему обеспечения пожарной безопасности на объекте соответствующей установленным требованиям и достаточными для защиты рассматриваемого объекта.

В то же время ответчик затруднился пояснить, каким образом предполагается оповещать о пожаре в случае возникновения чрезвычайной ситуации в условиях задымления (появления дыма, угарного газа, являющихся одними из наиболее опасных для человека факторов при пожаре) до того, как скорость нарастания температуры окружающей среды превысит установленное пороговое значение и сработает тепловой пожарный извещатель.

В связи с чем, по мнению суда апелляционной инстанции, наличие ручных пожарных извещателей в отсутствие дымовых пожарных извещателей не в полном мере отвечает установленным законодательством требованиям к АУПТ и АУПС об обеспечении автоматического обнаружения пожара, наличия технических средств управления противодымной защиты (пункт 4 статьи 83 Федерального закона от 22.07.2008 N 123-ФЗ “Технический регламент о требованиях пожарной безопасности“).

Довод подателя жалобы о том, что акт проверки от 23 марта 2009 года N 04-02/104 и письмо от 24.03.2009 N 2098-10-4-11, не будучи адресованы непосредственно ответчику, не является надлежащим доказательством в подтверждение несоответствия спроектированной системы пожарной безопасности установленным требованиям, отклоняется судом апелляционной инстанции вследствие его необоснованности.

Актом от 23.03.2009 N 2098-10-4-11 оформлены результаты проверки при строительстве, ремонте и реконструкции капитального объекта: “Многофункциональный торговый комплекс “Лента“ по ул. 21-я Амурская - Завертяева в Центральном АО г. Омска“, в то время как установка АУПС на объекте осуществлена по проекту, разработанному ответчиком.

Ссылка подателя жалобы на выполнение им проекта с использованием в качестве исходных данных технических условий “Мероприятия, направленные на компенсирование отступлений от требований нормативных документов по пожарной безопасности при строительстве и проектировании объекта “Многофункциональный торговый комплекс “Лента“ по ул. 21-я Амурская - Завертяева в Центральном АО г. Омска“, согласованные письмом УГПН МЧС России от 08.04.2008 N 2640/10-4-11, не принимается во внимание судом апелляционной инстанции.

Необходимость оборудования здания автоматическими дымовыми пожарными извещателями в составе АУПС в технических условиях отражения не нашла, в то время как в письме УГПН МЧС России от 08.04.2008 N 2640/10-4-11 указано, что противопожарные требования действующих норм и правил, не отраженные в технических условиях, должны выполняться в полном объеме.

Письмо УГПН ГУ МЧС России от 09.08.2010 N 6944-10-2-8, из которого усматривается, что исходя из требований НПБ 88-2001, 110-03, 104-03 применение установки автоматической пожарной сигнализации при оборудовании дымовыми пожарными извещателями не является обязательным, так как здание в целом подлежит защите автоматической установкой пожаротушения, представляют собой разъяснение действующего законодательства, в то время как применение норм материального права при разрешении конкретного спора относится к компетенции арбитражного суда.

При этом, на отсутствие дымовых пожарных извещателей в здании Многофункционального торгового комплекса “Лента“ по ул. 21-я Амурская - Завертяева в Центральном АО г. Омска, что расценено органом пожарного надзора в качестве нарушения НПБ, указано в акте о проверке от 23.03.2009 N 04-02/104.

С учетом изложенного, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что при проектировании систем пожарной безопасности по объекту ООО “ЦПБ “Защита“ допущены требования противопожарных норм и правил. Соответствующие доводы подателя жалобы судом апелляционной инстанции отклонены.

Поскольку ответчик, имея лицензию на выполнение именно этого вида работ, должен был знать о том, что подготовленная им проектная документация будет непригодна к использованию по назначению, суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции о доказанности вины ответчика в причинении истцу убытков.

Причинно-следственная связь между выявленным УГПН ГУ МЧС в ходе проверки 23.03.2009 нарушением противопожарных норм и правил (не смонтирована установка автоматической пожарной сигнализации (установка автоматического пожаротушения не выполняет функции автоматической пожарной сигнализации с дымовыми пожарными извещателями)) и ненадлежащим исполнением ООО “ЦПБ “Защита“ обязательств по разработке проекта АУПТ и АУПС, отвечающего требованиям нормативных документов (пункты 1.1, 4.1 договора), установлена.

Письмом от 23.03.2009 N 208 истец направлял ответчику акт проверки от 23.03.2009 с предложением рассмотреть и снять поставленные в акте вопросы в срок до 25.03.2009.

В письме от 03.04.2009 N 247 ООО ПЦ “Сибпроект“ обращалось к ООО “ЦПБ “Защита“ с требованиями об устранении замечаний УГПН ГУ МСЧ России в срок до 05.04.2010. Указанное письмо получено ответчиком 03.04.2009.

Между тем, замечаний по проекту ответчик в порядке статьи 723 ГК РФ не устранил. Доказательств принятия мер к устранению замечаний не представил, настаивая на надлежащем качестве выполненных работ.

В связи с чем, недостатки работ по проектированию систем пожарной безопасности были устранены истцом с привлечением другого подрядчика - ООО “ПКФ “Союз“ по договору субподряда от 10.04.2009 N 118СПБ/л.

Акты выполненных работ в материалы дела представлены. Выполненные указанным лицом работы истец оплатил.

Размер причиненного истцу реального ущерба полностью подтвержден материалами дела, произведенные истцом расходы являются разумными и необходимыми.

Сумму предъявленного ко взысканию ущерба ответчик в апелляционной жалобе не опроверг.

В связи с чем, удовлетворив исковые требования ООО ПЦ “Сибпроект“ к ООО “ЦПБ “Защита“ о взыскании 809 460 руб. в полном объеме, суд первой инстанции принял законное и обоснованное решение.

В апелляционной жалобе ООО “ЦПБ “Защита“ указывает, что суд первой инстанции неправомерно взыскал с ответчика в доход федерального бюджета 2 000 руб. государственной пошлины.

На основании статьи 102 АПК РФ основания и порядок уплаты государственной пошлины, а также порядок предоставления отсрочки или рассрочки уплаты государственной пошлины устанавливаются в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

Размеры государственной пошлины по делам, рассматриваемым в арбитражных судах, установлены статьей 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации.

Согласно положениям подпункта 1 пункта 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации государственная пошлина при подаче искового заявления имущественного характера, подлежащего оценке, рассчитывается плательщиком исходя из цены иска по указанным в данном подпункте формулам.

Так, в соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на дату принятия искового заявления к производству) по делам, рассматриваемым в арбитражных судах, государственная пошлина при подаче искового заявления имущественного характера, подлежащего оценке, при цене иска от 200 001 рубля до 1 000 000 рублей - 7 000 рублей плюс 2 процента суммы, превышающей 100 000 рублей.

Таким образом, по рассматриваемому делу государственная пошлина, подлежащая уплате при подаче искового заявления, составляет 21 189 руб. 20 коп.

Однако платежным поручением от 16.03.2010 N 135 истец уплатил 19 189 руб. 20 коп. государственной пошлины.

В связи с чем, при удовлетворении заявленных требований государственная пошлина по иску в сумме 2 000 руб. обоснованно взыскана с ответчика в доход федерального бюджета судом первой инстанции.

При таких обстоятельствах оснований для отмены решения Арбитражного суда Омской области от 23 июля 2010 года по делу N А46-3640/2010 суд апелляционной инстанции не усматривает.

Решение суда первой инстанции принято при правильном применении норм материального и процессуального права, отмене или изменению не подлежит. Апелляционная жалоба ООО “ЦПБ “Защита“ оставлена без удовлетворения.

Расходы по оплате государственной пошлины по апелляционной жалобе в соответствии со статьей 110 АПК РФ относятся на ответчика.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьями 270 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Восьмой арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Омской области от 23 июля 2010 года по делу N А46-3640/2010 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано путем подачи кассационной жалобы в Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

Председательствующий

Т.А.ЗИНОВЬЕВА

Судьи

А.Н.ГЛУХИХ

Л.И.ЕНИКЕЕВА