Решения и постановления судов

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 05.07.2010 по делу N А81-7551/2009 По делу о признании недействительными в силу ничтожности пунктов договора на отпуск тепловой энергии.

ВОСЬМОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 5 июля 2010 г. по делу N А81-7551/2009

Резолютивная часть постановления объявлена 28 июня 2010 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 05 июля 2010 года.

Восьмой арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Зиновьевой Т.А.,

судей Рожкова Д.Г., Шаровой Н.А.,

при ведении протокола судебного заседания: секретарем судебного заседания Бобковой И.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 08АП-3435/2010) открытого акционерного общества “Тепло-Энергетик“ на решение Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 05.03.2010 по делу N А81-7551/2009 (судья Каримов Ф.С.), принятое по иску первого заместителя прокурора Ямало-Ненецкого автономного округа к открытому акционерному обществу “Тепло-Энергетик“, товариществу собственников жилья “Золотое кольцо“, Отделу внутренних дел по городу Лабытнанги о признании сделки недействительной в части,

при участии в судебном заседании представителей:

от первого заместителя прокурора Ямало-Ненецкого автономного округа - не явились;

от открытого акционерного общества “Тепло-Энергетик“ - не явились;

от товарищества собственников жилья “Золотое кольцо“ - не явились;

от Отдела внутренних дел по городу Лабытнанги - не явились;

установил:



Первый заместитель прокурора Ямало-Ненецкого автономного округа в порядке статьи 52 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обратился в Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа с иском к открытому акционерному обществу “Тепло-Энергетик“ (далее - ОАО “Тепло-Энергетик“), товариществу собственников жилья “Золотое кольцо“ (далее - ТСЖ “Золотое кольцо“) и Отделу внутренних дел по городу Лабытнанги о признании недействительными в силу ничтожности пунктов 4.3.2., 4.3.4., 4.3.5 и пункта 9.4. в части слов “и оплачивает потребленную тепловую энергию в 5-ти кратной ее стоимости“ договора N 25а-Т на отпуск тепловой энергии от 01.01.2009, заключенного между ответчиками.

Решением Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 05.03.2010 по делу N А81-7551/2009 иск прокурора удовлетворен в полном объеме.

Не соглашаясь с решением суда, ОАО “Тепло-Энергетик“ в апелляционной жалобе просит его отменить и в иске отказать, ссылаясь на неправильное применение судом первой инстанции норм материального права.

Отдел внутренних дел по городу Лабытнанги в письменном отзыве на апелляционную жалобу просит оставить решение суда первой инстанции без изменения.

Представители прокурора и ответчиков, надлежащим образом извещенных о времени и месте заседания суда апелляционной инстанции, в судебное заседание не явились.

ОАО “Тепло-Энергетик“ направило в Восьмой арбитражный апелляционный суд письменное ходатайство о рассмотрении дела в отсутствие своего представителя.

В соответствии со статьями 156, 266 АПК РФ апелляционная жалоба рассмотрена судом без участия представителей прокурора и ответчиков.

Рассмотрев материалы дела, апелляционную жалобу и отзыв на нее, суд апелляционной инстанции проверил законность и обоснованность решения суда первой инстанции и пришел к выводу, что обжалуемый судебный акт не подлежит отмене.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, между ОАО “Тепло-Энергетик“ (энергоснабжающей организацией) с одной стороны и ТСЖ “Золотое кольцо“ (абонентом), ОВД по г. Лабытнанги (субабонентом) с другой стороны заключен договор на отпуск тепловой энергии N 25а-Т от 01.01.2009.

В соответствии с указанным договором энергоснабжающая организация обязалась подавать тепловую энергию в виде горячей воды субабоненту через присоединенную сеть абонента на границе эксплуатационной ответственности, а субабонент обязался принимать и оплачивать принятую тепловую энергию.

Договор заключен ответчиками на срок с 01.01.2009 до 31.12.2009 с возможностью ежегодного продления (пункты 9.1., 9.2.).

Пункт 4.3.2 договора предусматривает право энергоснабжающей организации прекратить полностью или частично подачу тепловой энергии в случаях нарушения субабонентом обязанностей, предусмотренных пунктами 4.2.1., 4.2.2., 4.2.3., 4.2.4., 4.2.5., 4.2.7., 4.2.8., 4.2.9., 4.2.10., 4.2.12., 4.2.13., 4.2.16., 4.2.17. и 5.3 договора, и применить штрафные санкции. Согласно этому же пункту договора в случае неоднократного нарушения сроков оплаты энергоснабжающая организация вправе в одностороннем порядке отказаться от исполнения обязательств по договору, предварительно известив об этом субабонента не позднее, чем за 7 календарных дней.

В соответствии с пунктом 4.3.4. договора в случае обнаружения утечки сетевой воды более 1м3/час энергоснабжающая организация вправе без предварительного предупреждения прекращать полностью или частично подачу тепловой энергии, не неся при этом имущественной ответственности за ущерб, причиненный субабоненту.

Согласно пункту 4.3.5. договора при нарушении субабонентом пунктов 4.2.7., 4.2.8., 4.2.9., 4.2.10. договора энергоснабжающая организация вправе производить начисления за потребленную энергию дополнительно подключенными теплопотребляющими установками со дня предыдущей проверки в размере четырехкратной надбавки к тарифу.

Пунктом 9.4. договора предусмотрено, что договор считается заключенным с момента подписания его двумя сторонами, при не подписании и не возвращении договора в срок 20 дней субабонент считается самовольно подключенным к тепловой энергии и оплачивает потребленную энергию в 5-ти кратной ее стоимости.



Прокурор полагает, что, включив в договор условия пунктов 4.3.2., 4.3.4., 4.3.5 и пункта 9.4. в части слов “и оплачивает потребленную тепловую энергию в 5-ти кратной ее стоимости“, ответчики нарушили статью 426 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), нормы Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ “О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд“, Федерального закона от 14.04.1995 N 41-ФЗ “О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации“, положения Указа Президента Российской Федерации от 23.11.1995 N 1173 “О мерах по осуществлению устойчивого функционирования объектов, обеспечивающих безопасность государства“, Постановления Правительства Российской Федерации от 26.02.2004 N 109 “О ценообразовании в отношении электрической и тепловой энергии в Российской Федерации“, что в соответствии со статьями 168, 180 ГК РФ влечет недействительность сделки в оспариваемой части в силу ее ничтожности.

ОАО “Тепло-Энергетик“ не соглашается с доводами прокурора, считая, что нормы Указа Президента Российской Федерации от 23.11.1995 N 1173 “О мерах по осуществлению устойчивого функционирования объектов, обеспечивающих безопасность государства“ и Постановления Правительства Российской Федерации от 29.05.2002 N 364 “Об обеспечении устойчивого газо- и энергоснабжения финансируемых за счет средств федерального бюджета организаций, обеспечивающих безопасность государства“ к отношениям сторон не применяются, поскольку устанавливают особые условия поставки тепловой энергии только для организаций-потребителей, финансируемых за счет средств федерального бюджета, в то время как финансирование ОВД по г. Лабытнанги производится не только из федерального бюджета.

Кроме того, ОАО “Тепло-Энергетик“ указывает, что условия договора об оплате в установленных случаях потребленной энергии с учетом 4-кратной надбавки к тарифу и в размере 5-кратной стоимости являются ничем иным как согласованным ответчиками условием о договорной неустойке.

Повторно рассматривая дело с учетом доводов апелляционной жалобы и отзыва на нее, суд апелляционной инстанции принимает во внимание следующие обстоятельства.

Как правильно установлено судом первой инстанции, в связи с заключением договора N 25а-Т от 01.01.2009 между ОАО “Тепло-Энергетик“ (энергоснабжающей организацией) и ОВД по г. Лабытнанги (субабонентом) в соответствии со статьями 307, 309, 539 - 547 ГК РФ возникли обязательства, вытекающие из договора энергоснабжения.

В соответствии с пунктом 4 статьи 421 ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

Согласно пункту 1 статьи 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

В силу статьи 426 ГК РФ договор энергоснабжения является публичным договором. Условия публичного договора устанавливаются одинаковыми для всех потребителей, за исключением случаев, когда законом и иными правовыми актами допускается предоставление льгот для отдельных категорий потребителей.

Согласно пункту 3 статьи 539 ГК РФ к отношениям по договору энергоснабжения, не урегулированным Кодексом, применяются законы и иные правовые акты об энергоснабжении, а также обязательные правила, принятые в соответствии с ними.

Государственное регулирование в области электроэнергетики в соответствии со статьями 2, 4 Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ “Об электроэнергетике“ осуществляется Президентом Российской Федерации, Правительством Российской Федерации и другими компетентными органами.

Указом Президента Российской Федерации N 1173 от 23.11.1995 “О мерах по осуществлению устойчивого функционирования объектов, обеспечивающих безопасность государства“ определены особые условия отпуска топливно-энергетических ресурсов (электрической и тепловой энергии, газа и воды) потребителям, обеспечивающим безопасность государства.

В силу статей 1 и 4 Закона Российской Федерации от 05.03.1992 N 2446-1 “О безопасности“ безопасность - это состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которая достигается проведением единой государственной политики в области обеспечения безопасности, системой мер экономического, политического, организационного и иного характера, адекватных угрозам жизненно важным интересам личности, общества и государства.

В соответствии со статьей 12 названного Закона силы и средства обеспечения безопасности создаются и развиваются в Российской Федерации, в том числе, в соответствии с указами Президента Российской Федерации. Силы и средства обеспечения безопасности включают в себя, в частности Вооруженные силы, федеральные органы безопасности, органы внутренних дел, внешней разведки.

На основании пунктов 1 и 2 Указа Президента Российской Федерации N 1173 от 23.11.1995 “О мерах по осуществлению устойчивого функционирования объектов, обеспечивающих безопасность государства“ ограничение или прекращение отпуска топливно-энергетических ресурсов (в том числе электрической энергии) воинским частям, учреждениям, предприятиям и организациям федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, являются действиями, нарушающими безопасность государства.

В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 28.03.1998 N 53-ФЗ “О воинской обязанности и военной службе“ военная служба представляет собой особый вид федеральной государственной службы, исполняемой гражданами в Вооруженных Силах Российской Федерации, а также во внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации, в войсках гражданской обороны, инженерно-технических и дорожно-строительных воинских формированиях при федеральных органах исполнительной власти, Службе внешней разведки Российской Федерации, органах федеральной службы безопасности, федеральном органе специальной связи и информации, федеральных органах государственной охраны, федеральном органе обеспечения мобилизационной подготовки органов государственной власти Российской Федерации, воинских подразделениях федеральной противопожарной службы и создаваемых на военное время специальных формированиях, а также иностранными гражданами в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах.

В статье 6 Федерального закона от 27.05.2003 N 58-ФЗ “О системе государственной службы Российской Федерации“ военная служба определена как вид федеральной государственной службы, представляющей собой профессиональную служебную деятельность граждан на воинских должностях или не на воинских должностях в случаях и на условиях, предусмотренных федеральными законами и (или) нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских (специальных) формированиях и органах, осуществляющих функции по обеспечению обороны и безопасности государства.

В соответствии со статьей 7 названого Закона правоохранительная служба - это вид федеральной государственной службы, представляющей собой профессиональную служебную деятельность граждан на должностях правоохранительной службы в государственных органах, службах и учреждениях, осуществляющих функции по обеспечению безопасности, законности и правопорядка, по борьбе с преступностью, по защите прав и свобод человека и гражданина.

Из положений статьи 1 Закона Российской Федерации от 18.04.1991 N 1026-1 “О милиции“ следует, что милиция в Российской Федерации представляет собой систему государственных органов исполнительной власти, призванных защищать жизнь, здоровье, права и свободы граждан, собственность, интересы общества и государства от преступных и иных противоправных посягательств и наделенных правом применения мер принуждения в пределах, установленных настоящим Законом и другими федеральными законами. Милиция входит в систему Министерства внутренних дел Российской Федерации.

Согласно статье 2 указанного Закона задачами милиции являются: обеспечение безопасности личности; предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений; выявление и раскрытие преступлений; охрана общественного порядка и обеспечение общественной безопасности; защита частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности; оказание помощи физическим и юридическим лицам в защите их прав и законных интересов в пределах, установленных настоящим Законом.

Конституционный Суд Российской Федерации в пункте 2 Постановления от 26.12.2002 N 17-П, исходя из смысла статей 37 (часть 1), 59 Конституции РФ во взаимосвязи со статьей 32 (часть 1), 71 (пункт “м“), 72 (пункт “б“ части 1) и 114 (пункты “д“, “е“) определил службу в органах внутренних дел Российской Федерации как особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства, общественного порядка, законности, прав и свобод граждан, осуществляемой в публичных интересах, то есть как службу, аналогичную военной службе.

Анализ приведенных норм действующего законодательства позволяет сделать вывод о том, что служба в органах внутренних приравнивается к военной и обеспечивает безопасность государства, что подателем жалобы не оспаривается.

В силу Указа Президента Российской Федерации N 1173 от 23.11.1995 “О мерах по осуществлению устойчивого функционирования объектов, обеспечивающих безопасность государства“ ограничение или прекращение подачи тепловой энергии органам внутренних дел должно квалифицироваться как действие, нарушающее безопасность государства.

Таким образом, прекращение подачи электрической энергии по основаниям, предусмотренным положениями пунктов 4.2.1. - 4.2.5., 4.2.7. - 4.2.10., 4.2.12., 4.2.13., 4.2.16., 4.2.17., 5.3. договора N 25а-Т от 01.01.2009, согласно названному Указу Президента Российской Федерации недопустимо.

Запрет на ограничение и прекращение отпуска топливно-энергетических ресурсов определенной категории потребителей (в том числе органам внутренних дел) в данном случае входит в число мер по поддержанию в готовности сил и средств обеспечения безопасности государства.

Самозащита права в форме ограничения и прекращения отпуска тепловой энергии является в данном случае неправомерной, поскольку защита права отдельного хозяйствующего субъекта в ущерб поддержанию в готовности сил и средств обеспечения безопасности государства не отвечает принципу соразмерности способа самозащиты допущенному нарушению (статья 14 ГК РФ) и требованиям Закона Российской Федерации от 03.03.1992 N 2446-1 “О безопасности“.

Положения Постановления Правительства Российской Федерации N 364 от 29.05.2002, которым предусмотрены меры по обеспечению устойчивого газо- и энергоснабжения организаций, обеспечивающих безопасность государства, финансируемых за счет средств федерального бюджета, на которые ссылается податель жалобы, не ограничивают действие Указа Президента Российской Федерации N 1173 от 23.11.1995 “О мерах по осуществлению устойчивого функционирования объектов, обеспечивающих безопасность государства“.

Указ Президента Российской Федерации N 1173 от 23.11.1995 “О мерах по осуществлению устойчивого функционирования объектов, обеспечивающих безопасность государства“, принятый в целях осуществления устойчивого функционирования объектов, обеспечивающих безопасность государства и исключения случаев, ставящих под угрозу выполнение возложенных на них задач, в настоящее время не отменен и не признан утратившим силу, поэтому его положения должны учитываться при применении нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, предусматривающих основания и порядок прекращения или ограничения подачи электрической энергии потребителям.

Поскольку положения пунктов 4.3.2., 4.3.4. договора на отпуск тепловой энергии N 25а-Т от 01.01.2009 не соответствуют требованиям статей 422, 426 ГК РФ и Указу Президента Российской Федерации N 1173 от 23.11.1995 “О мерах по осуществлению устойчивого функционирования объектов, обеспечивающих безопасность государства“, они обоснованно признаны судом недействительными в силу статей 168, 180 ГК РФ.

Проверяя законность условий пунктов 4.3.5., 9.4. договора, суд первой инстанции исходил из того, что в них стороны установили договорную неустойку за нарушение обязательств субабонентом, превышающую размер неустойки, определенный частью 9 статьи 9 Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ “О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд“.

В связи с чем суд первой инстанции признал условия пунктов 4.3.5 и 9.4. договора не соответствующими требованиям закона.

Вопреки доводам апелляционной жалобы ответчика суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что нормы Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ “О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд“ применяются к отношениям сторон.

Заключение с энергоснабжающей организацией гражданско-правового договора на отпуск тепловой энергии в данном случае предусмотрено положениями статьи 55 названного Закона в порядке размещения заказа на оказание услуг теплоснабжения у единственного поставщика.

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции не усматривает оснований считать, что условия пунктов 4.3.5., 9.4. договора свидетельствуют об установлении сторонами в нарушение части 9 статьи 9 названного Закона повышенного размера неустойки.

Частью 9 статьи 9 Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ “О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд“ установлена неустойка за просрочку исполнения заказчиком обязательства, предусмотренного государственным или муниципальным контрактом, которая начисляется за каждый день просрочки исполнения обязательства в размере одной трехсотой действующей на день уплаты неустойки (штрафа, пеней) ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, начиная со дня, следующего после дня истечения установленного государственным или муниципальным контрактом срока исполнения обязательства.

Между тем, пункт 4.3.5 договора предусматривает начисление платы за потребленную тепловую энергию дополнительно подключенными теплопотребляющими установками со дня предыдущей проверки в размере четырехкратной надбавки к тарифу при нарушении субабонентом следующих требований:

- не передавать через присоединенную сеть принятую тепловую энергию другим субабонентам без письменного согласия энергоснабжающей организации, а также не допускать самовольного присоединения к сетям теплоснабжения в своих границах эксплуатационной ответственности (пункт 4.2.7. договора);

- не допускать увеличения потребления тепловой энергии выше плановой величины без разрешения энергоснабжающей организации (пункт 4.2.8. договора);

- не допускать изменения схемы теплоснабжения без согласования с энергоснабжающей организацией, если это влечет за собой изменение режима и объемов потребления тепловой энергии в соответствии с приложением N 1 с учетом пункта 2.5. (пункт 4.2.9. договора);

- не допускать расточительного использования тепловой энергии, ее хищения и утечек, водоразбора из систем отопления. Обязан поддерживать температуру обратной линии согласно температурному графику и не допускать отклонений более чем на +, - 5%. Обязан поддерживать располагаемый напор (разница давлений в прямой и обратной линии) в значениях, не превышающих указанные в технических условиях на присоединение объектов (пункт 4.2.10 договора).

Согласно пункту 9.4. договора при неподписании и невозвращении договора в срок 20 дней субабонент считается самовольно подключенным к тепловой энергии и оплачивает потребленную тепловую энергию в 5-ти кратной ее стоимости.

В силу статьи 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

При анализе по правилам статьи 431 ГК РФ приведенных выше условий договора N 25а-Т от 01.01.2009 суд апелляционной инстанции принимает во внимание, что пункты 4.3.5. и 9.4. договора не содержат положений об ответственности стороны в виде штрафных санкций (неустойки), а предусматривают обязанность субабонента в установленных случаях оплачивать потребленную тепловую энергию, исходя из повышенной платы в размере 4-кратной надбавки к тарифу и 5-кратной стоимости.

Данные условия об оплате тепловой энергии с учетом 4-кратной надбавки к тарифу и 5-кратной стоимости включены в раздел IV (права и обязанности сторон) и раздел IX (прочие условия) договора. Стороны не поместили данные условия в раздел VI договора (ответственность сторон).

Прямо о квалификации таких платежей в качестве неустойки стороны в договоре не указали. В то время как Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в Постановлении Президиума от 08.12.2009 N 10313/09 разъяснил, что вопрос о правовой природе повышенной оплаты энергии, в том числе возможность установления неустойки в сумме, кратной стоимости потребленной энергии, отнесена к компетенции сторон договора.

Таким образом, условия пункта 4.3.5. и 9.4. договора, заключенного ответчиками, регулируют порядок исполнения обязательства по оплате тепловой энергии в определенных случаях, а не устанавливают ответственность за нарушение обязательства в виде дополнительных мер имущественного характера (санкций).

По смыслу статей 2 и 3 Федерального закона от 14.04.1995 N 41-ФЗ “О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации“ цены (тарифы) на тепловую энергию подлежат государственному регулированию в целях защиты экономических интересов потребителей от монопольного повышения тарифов.

В силу статьи 5 названного Закона полномочиями по государственному регулированию тарифов наделено Правительство Российской Федерации.

Согласно статьям 422, 424 ГК РФ условия заключенного сторонами договора должны соответствовать положениям нормативных правовых актов, принимаемых Правительством Российской Федерации в данной сфере.

Согласно пункту 58.1 Постановления Правительства Российской Федерации от 26.02.2004 N 109 “О ценообразовании в отношении электрической и тепловой энергии в Российской Федерации“ (далее - Постановление Правительства РФ от 26.02.2004 N 109) цены на тепловую энергию определяются в соответствии с Методическими указаниями по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном (потребительском) рынке, утверждаемыми Федеральной службой по тарифам (приказ Федеральной службы по тарифам от 06.08.2004 N 20-э/2).

Постановлением Правительства РФ от 26.02.2004 N 109 не предусмотрено право энергоснабжающей организации взимать с абонента (субабонента) плату в размере, определяемом по соглашению сторон, а не в порядке, установленном данным нормативным актом.

Следовательно, условия пунктов 4.3.5., 9.4. договора, предусматривающие иной размер платы при расчетах за потребленную тепловую энергию, нарушают порядок ценообразования, установленный данными нормативными правовыми актами, и в силу статей 166, 168 ГК РФ являются ничтожными.

При изложенных обстоятельствах решение суда первой инстанции об удовлетворении в полном объеме требований прокурора о признании недействительными пунктов 4.3.2., 4.3.4., 4.3.5 и пункта 9.4. в части слов “и оплачивает потребленную тепловую энергию в 5-ти кратной ее стоимости“ договора N 25а-Т на отпуск тепловой энергии от 01.01.2009 является законным и не подлежит отмене.

Апелляционная жалоба ОАО “Тепло-Энергетик“ оставлена судом апелляционной инстанции без удовлетворения.

Расходы по уплате государственной пошлины по апелляционной жалобе относятся на подателя жалобы по правилам статьи 110 АПК РФ.

Руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Восьмой арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 05.03.2010 по делу N А81-7551/2009 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано путем подачи кассационной жалобы в Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

Председательствующий

Т.А.ЗИНОВЬЕВА

Судьи

Д.Г.РОЖКОВ

Н.А.ШАРОВА