Решения и постановления судов

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 23.06.2010 по делу N А46-17613/2009 По делу о взыскании расходов на восстановительный ремонт экскаватора и расходов за проведение независимой оценки (основное требование). По делу о признании недействительным договора аренды (встречное требование).

ВОСЬМОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 23 июня 2010 г. по делу N А46-17613/2009

Резолютивная часть постановления объявлена 16 июня 2010 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 23 июня 2010 года.

Восьмой арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Зиновьевой Т.А.,

судей Гергель М.В., Глухих А.Н.,

при ведении протокола судебного заседания: секретарем судебного заседания Карпущенко О.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 08АП-3552/2010) общества с ограниченной ответственностью Строительно-подрядная компания “Стройкомплектсервис“ на решение Арбитражного суда Омской области от 30 марта 2010 года, принятое по делу N А46-17613/2009 (судья Шамгонова Ж.Г.) по иску общества с ограниченной ответственностью “СД-Строй“ к обществу с ограниченной ответственностью Строительно-подрядная компания “Стройкомплектсервис“, при участии в качестве третьего лица - закрытого акционерного общества “Банк Интеза“, о взыскании 877 626 руб. 90 коп., и встречный иск общества с ограниченной ответственностью Строительно-подрядная компания “Стройкомплектсервис“ к обществу с ограниченной ответственностью “СД-Строй“ о признании договора недействительным,

при участии в судебном заседании представителей:

от общества с ограниченной ответственностью Строительно-подрядная компания “Стройкомплектсервис“ - Розбах Е.Б., по доверенности от 09.03.2010 N 468, сроком действия 1 год; Джарлыкаков Д.А., по доверенности от 15.06.2010 N 748, сроком действия 1 год;

от общества с ограниченной ответственностью “СД-Строй“ - Козловская О.В., по доверенности от 25.12.2009, сроком действия 1 год; Диденко Ф.Ю., по доверенности от 07.09.2009, сроком действия 1 год;

от закрытого акционерного общества “Банк Интеза“ - не явился, извещено,

установил:

Общество с ограниченной ответственностью “СД-Строй“ (далее - ООО “СД-Строй“) обратилось в Арбитражный суд Омской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью Строительно-подрядная компания “Стройкомплектсервис“ (далее - ООО “СПК Стройкомплектсервис“) о взыскании 682 550 руб. 90 коп. расходов на восстановительный ремонт экскаватора HITACHI ZX 200-3, 2006 года выпуска, государственный регистрационный знак 55 ОУ N 2444, расходов за проведение независимой оценки в сумме 9 860 руб. и убытков в размере 185 216 руб.



До принятия решения по делу представитель истца в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) заявил отказ от исковых требований в части взыскания убытков в размере 185 216 руб. (заявление от 25.01.2010), увеличил размер исковых требований в части расходов на восстановительный ремонт экскаватора до 825 789 руб. (заявление от 04.03.2010).

Определением от 09.12.2009 суд первой инстанции принял к производству встречный иск ООО “СПК Стройкомплектсервис“ о признании недействительным договора аренды от 27.02.2009 N 1/А-09, заключенного между ООО “СД-Строй“ и ООО “СПК Стройкомплектсервис“, а также привлек к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, Банк кредитования малого бизнеса (закрытое акционерное общество).

По письменному ходатайству третьего лица суд первой инстанции уточнил его наименование, поскольку решением внеочередного общего собрания акционеров от 05.10.2009 Банк кредитования малого бизнеса (закрытое акционерное общество) реорганизован в форме присоединения к нему закрытого акционерного общества “Банк Интеза“, наименование изменено на закрытое акционерное общество “Банк Интеза“ (далее - ЗАО “Банк Интеза“).

Решением Арбитражного суда Омской области от 30 марта 2010 года по делу N А46-17613/2009 с общества с ограниченной ответственностью Строительно-подрядная компания “Стройкомплектсервис“ в пользу общества с ограниченной ответственностью “СД-Строй“ взыскано 692 410 руб. 90 коп., в том числе: убытки в сумме 682 550 руб. 90 коп., расходы по оценке в сумме 9 860 руб.; а также государственная пошлина в сумме 12 309 руб. 94 коп. Обществу с ограниченной ответственностью “СД-Строй“ из федерального бюджета возвращена государственная пошлина в сумме 419 руб. 78 коп. В удовлетворении заявления о признании недействительным договора аренды от 27.02.2009 N 1/А-09, заключенного между обществом с ограниченной ответственностью “СД-Строй“ и обществом с ограниченной ответственностью Строительно-подрядная компания “Стройкомплектсервис“, отказано.

Не согласившись с принятым судебным актом, ООО “СПК Стройкомплектсервис“ обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции отменить в части взыскания с ООО “СПК Стройкомплектсервис“ 692 410 руб. 90 коп., в том числе убытков в сумме 682 550 руб. 90 коп., расходов по оценке в сумме 9 860 руб., государственной пошлины в сумме 12 309 руб. 94 коп. и принять по делу новый судебный акт. В обоснование апелляционной жалобы ответчик указывает, что при вынесении обжалуемого решения судом первой инстанции нарушены нормы процессуального права и неправильно применены нормы материального права. По мнению подателя жалобы, вина ответчика и причинная связь между его действиями и наступившими для истца неблагоприятными последствиями не доказана.

В письменном отзыве на апелляционную жалобу ООО “СД-Строй“ указывает на законность и обоснованность решения суда первой инстанции, с доводами апелляционной жалобы не согласно.

В заседание суда апелляционной инстанции представитель ЗАО “Банк Интеза“ не явился, о месте и времени судебного разбирательства извещен надлежащим образом в соответствии со статьей 123 АПК РФ.

На основании статьи 156 АПК РФ судебное заседание проведено в отсутствие неявившегося участника процесса.

Представитель ООО “СПК Стройкомплектсервис“ поддержал доводы апелляционной жалобы, просил отменить решение суда первой инстанции в обжалуемой части, заявил ходатайство о назначении по делу судебной оценочной экспертизы по вопросу определения стоимости восстановительного ремонта повреждений самоходной машины, экскаватора HITACHI ZX 200-3, 2006 года выпуска, государственный регистрационный знак 55 ОУ N 2444, возникших в результате утопления указанной техники в болоте, произошедшего 01.04.2009. Пояснил, что на момент рассмотрения дела в суде первой инстанции ответчик имел намерение заявить подобное ходатайство, однако от экспертного учреждения был получен ответ о невозможности проведения экспертизы по указанному вопросу, в связи с чем ходатайство о назначении экспертизы суду первой инстанции заявлено не было.

Представитель ООО “СД-Строй“ возражал против доводов апелляционной жалобы, просил решение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения, считает, что ходатайство ответчика о назначении экспертизы удовлетворению не подлежит.

В соответствии с частью 3 статьи 268 АПК РФ при рассмотрении дела в арбитражном суде апелляционной инстанции лица, участвующие в деле, вправе заявлять ходатайства о вызове новых свидетелей, проведении экспертизы, приобщении к делу или об истребовании письменных и вещественных доказательств, в исследовании или истребовании которых им было отказано судом первой инстанции. Суд апелляционной инстанции не вправе отказать в удовлетворении указанных ходатайств на том основании, что они не были удовлетворены судом первой инстанции.

Ходатайства о назначении по настоящему делу судебной оценочной экспертизы ответчик суду первой инстанции не заявлял.

При этом, мотивы незаявления подобного ходатайства, в том числе ответ экспертного учреждения о невозможности проведения экспертизы по указанному ответчиком вопросу, на что ссылается податель жалобы, не могут быть расценены в качестве уважительных.

Необходимым условием назначения судебной экспертизы при рассмотрении дела в порядке апелляционного производства в силу части 3 статьи 268 АПК РФ является заявление соответствующего ходатайства в суде первой инстанции. Однако такое ходатайство в суде первой инстанции ответчиком не заявлялось. При этом отрицательный ответ одного из экспертных учреждений не является неустранимым препятствием для заявления суду первой инстанции подобного ходатайства.

В связи с чем, процессуальных оснований для удовлетворения ходатайства ООО “СПК Стройкомплектсервис“ у суда апелляционной инстанции не имеется.



Имеющиеся в материалах дела доказательства представляется возможным оценить без назначения экспертизы, руководствуясь при этом частью 2 статьи 71 АПК РФ, в соответствии с которой арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности, поскольку предметом разногласий сторон фактически является не размер ущерба, а сам факт его причинения вследствие виновных действий ответчика.

В соответствии с частью 5 статьи 268 АПК РФ в случае, если в порядке апелляционного производства обжалуется только часть решения, арбитражный суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения только в обжалуемой части, если при этом лица, участвующие в деле, не заявят возражений.

Возражений по данному обстоятельству лица, участвующие в деле, не представили.

Рассмотрев материалы дела, апелляционную жалобу и отзыв на нее, проверив законность судебного акта в обжалуемой части, а также правильность применения норм материального и процессуального права, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены или изменения принятого судом первой инстанции решения и удовлетворения апелляционной жалобы.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 27.09.2006 между Банком кредитования малого бизнеса (закрытое акционерное общество) (далее - КМБ Банк, по договору - лизингодатель) и ООО “СД-Строй“ (по договору - лизингополучатель) заключен договор финансовой аренды (лизинга) N О-034ФЛ-Б-06, предметом которого является экскаватор HITACHI ZX 200-3.

Точное описание и комплектация предмета лизинга содержится в приложении N 2 к договору (пункт 1.2 договора).

Согласно пункту 2.1 предмет лизинга передается лизингополучателю в лизинг по акту приемки-передачи в лизинг на срок 48 месяцев.

27.02.2009 между ООО “СД-Строй“ (по договору - арендодатель) и ООО “СПК Стройкомплектсервис“ (по договору - арендатор) заключен договор аренды N 1/А-09 (в редакции дополнительного соглашения от 26.03.2009 N 1), по условиям которого арендодатель обязался предоставить арендатору во временное владение и пользование на срок до 30.04.2009 за плату самоходную строительную технику - экскаватор HITACHI ZX 200-3, государственный регистрационный знак - 55 ОУ N 2444, двигатель N 4НК1-401389, заводской номер машины - HCM1U100J00200297, год выпуска - 2006, цвет оранжевый, а арендатор обязался своими силами оказать арендатору услуги по управлению техникой и по ее технической эксплуатации (пункты 1.1, 2.1, 4.2 договора).

Указанный экскаватор передан арендодателем арендатору в технически исправном состоянии, явных повреждений не было, о чем свидетельствует акт N 1 приема-передачи техники, подписанный сторонами 03.03.2009.

По утверждению истца, 01.04.2009 по вине арендатора произошло утопление экскаватора, после чего экскаватор был возвращен арендодателю в неисправном состоянии только 05.06.2009. В этот же день в присутствии представителей обеих сторон был составлен акт наружного осмотра экскаватора независимым оценщиком Шпаковым Е.В.

Согласно отчету от 10.07.2009 N 171-05-09, выполненному Шпаковым Е.В., стоимость ремонта (восстановления) транспортного средства - экскаватора HITACHI ZX 200-3, с учетом износа деталей по состоянию на 05.06.2009 составляет 682 550 руб. 90 коп.

В дальнейшем при осмотре экскаватора 24.08.2009 выявлены дополнительные повреждения, которые не были обнаружены при первом осмотре.

В соответствии с дополнительным заключением эксперта от 01.02.2010 N 175-05-10/1 стоимость ремонта этих повреждений составляет 143 238 руб. 10 коп.

Таким образом, стоимость восстановительного ремонта экскаватора составила 825 789 руб.

Расходы по оценке ущерба составили 9 860 руб., что подтверждается счетом от 07.07.2009 N 369 и актом на выполнение работ-услуг от 07.07.2009 N 369, а факт оплаты ООО “СД-Строй“ услуг по оценке - платежным поручением от 09.07.2009 N 164 на сумму 9 860 руб.

Отказ арендатора оплатить расходы на восстановительный ремонт экскаватора в размере 825 789 руб., а также услуги по проведению экспертизы в сумме 9 860 руб., послужил основанием для обращения истца в суд с настоящим иском.

Согласно статье 15 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

Поскольку возмещение убытков - это мера гражданско-правовой ответственности, ее применение возможно лишь при наличии условий ответственности, предусмотренных законом.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные ненадлежащим исполнением обязательства и определяемые по правилам, предусмотренным статьей 15 ГК РФ.

Как предусмотрено статьей 639 ГК РФ и пунктом 5.4 договора от 27.02.2009 N 1/А-09, в случае гибели или повреждения арендованного транспортного средства арендатор обязан возместить арендодателю причиненные убытки, если последний докажет, что гибель или повреждение транспортного средства произошли по обстоятельствам, за которые арендатор отвечает в соответствии с законом или договором аренды.

Доводы о том, что положения статьи 639 ГК РФ при рассмотрении настоящего спора применению не подлежат, судом апелляционной инстанции отклоняются.

Оценив условия договора аренды от 27.02.2009 N 1/А-09 и дополнительного соглашения от 26.03.2009 N 1 к нему, суд апелляционной инстанции считает, что заключенный сторонами договор по своей правовой природе является договором аренды транспортного средства с экипажем, что позволяет применить к возникшим на его основании отношениям сторон положения параграфа 3 главы 34 ГК РФ.

Для возмещения убытков лицо, требующее их возмещения в судебном порядке, должно в силу части 1 статьи 65 АПК РФ доказать факт нарушения стороной обязательств по договору, наличие причинной связи между понесенными истцом убытками и ненадлежащим исполнением ответчиком обязательства по договору, документально подтвердить размер убытков.

Причинная связь между фактом причинения вреда (убытков) и действием (бездействием) причинителя вреда должна быть прямой (непосредственной).

Отсутствие хотя бы одного из указанных условий, необходимых для применения ответственности в виде взыскания убытков, влечет отказ в удовлетворении иска.

По правилам части 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Суд апелляционной инстанции согласен с выводом суда первой инстанции, что факт причинения истцу убытков вследствие виновных действий ответчика, а также причинно-следственная связь между действиями ответчика и наступившим вредом подтверждается представленными в материалы дела доказательствами.

Во исполнение своих обязательств по договору аренды от 27.02.2009 N 1/А-09 истцом ответчику был передан экскаватор с экипажем, т.е. с машинистом экскаватора, обладающим необходимыми знаниями и квалификацией для осуществления управления экскаватором, обеспечения нормальной работы техники и ее эксплуатации в соответствии с руководством по эксплуатации и требованиями действующего законодательства.

Как следует из материалов дела, в конце марта 2009 года для управления экскаватором на месторождение “Первомайское“ был командирован работник ООО “СД-Строй“ Устьянцев Василий Николаевич, принятый истцом на работу в ноябре 2007 года машинистом экскаватора 6 разряда, который был ему присвоен впервые в 1992 году, а в 1993 году - 7 разряд.

В соответствии с пунктом 2 статьи 635 ГК РФ члены экипажа являются работниками арендодателя. Они подчиняются распоряжениям арендодателя, относящимся к управлению и технической эксплуатации, и распоряжениям арендатора, касающимся коммерческой эксплуатации транспортного средства.

По смыслу показаний машиниста экскаватора Устьянцева В.Н., данных суду первой инстанции, он был командирован на месторождение “Первомайское“ для перевалки грунта. На перевалочную базу в пос. Пионерный машинист прибыл на транспорте ответчика 01 апреля 2009 года примерно в 5 часов утра, где его пригласил мастер для перевозки экскаватором плети (сваренной трубы) к траншее вдоль зимника, при ширине дороги в одну сторону - один след.

Устьянцев В.Н. пояснил, что дорогу для движения экскаватора ему показывал мастер, который шел впереди экскаватора. Через 100-200 метров от начала маршрута экскаватор стал валиться на левую сторону и через 10 секунд утонул, остались на виду лишь стрела и ковш.

Как считает Устьянцев В.Н., он не мог съехать с зимника, ширина которого 4 м, а экскаватора - 3,5 м, поскольку дорогу показывал мастер. При этом масса экскаватора составляет примерно 19 - 20 тонн, вес трубы около 1,5 тонн и провалилась та часть экскаватора, которая была без нагрузки. Дорога, по которой нужно было ехать - это лед, присыпанный снегом, где профиль был с левой стороны, и одна сторона льда провалилась на зимнике.

Указанные Устьянцевым В.Н. обстоятельства утопления экскаватора подтверждаются свидетельскими показаниями мастера Елистратова А.А., также опрошенного судом первой инстанции.

В соответствии с пунктом 6.2.18 СНиП 12-04-2002 “Безопасность труда в строительстве. Часть 2. Строительное производство“, введенных в действие с 1 января 2003 года Постановлением Госстроя РФ от 17.09.2002 N 123, производство строительных работ в зоне искусственного закрепления грунта замораживанием разрешается только после достижения льдогрунтовым ограждением проектной толщины. Разрешение на производство работ должно быть оформлено актом.

Согласно требованиям пункта 2.7 СНиП III-42-80 “Магистральные трубопроводы“ (дата введения 01.01.1981) временные дороги для проезда строительных и транспортных машин следует устраивать однополосными с уширением в местах разворотов, поворотов и разъездов (со стороны трубопровода, противоположной трассе кабельной линии связи). Разъезды устраиваются на расстоянии прямой видимости, но не более чем через 600 м.

При строительстве зимних дорог следует преимущественно ограничиваться уплотнением снежного покрова с намораживанием ледяной корки, промораживанием поверхности грунта и поддержанием проезжей полосы в исправном состоянии.

Тип, конструкция, ширина дорог и радиусы поворотов определяются проектом организации строительства и уточняются в проекте производства работ.

В соответствии со СНиП 3.01.01-85 “Организация строительного производства“ (действует с 01.01.2005 в качестве акта рекомендательного характера, за исключением пунктов и приложений, обязательных к применению, к которым относятся: 1. приложение N 2 (обязательное к применению) - состав и содержание Проекта организации строительства (ПОС); 2. приложение N 4 (обязательное к применению) - состав и содержание Проекта производства работ (ППР), проект производства работ должен содержать, в числе прочего схемы движения транспорта и механизмов, мест установки строительных и грузоподъемных машин; зон выполнения работ повышенной опасности, графики движения рабочих кадров по объекту, технологические карты (схемы) на выполнение отдельных работ (пункт 1 приложения N 4).

Однако из представленного в материалы дела рабочего проекта “Обустройство Первомайского нефтяного месторождения, кустовые площадки N 61, 63“, разработанного ООО “СибНИПМРП“, проекта производства работ “Нефтепровод к. 63 - УПСВ-1 Центр Первомайского нефтяного месторождения“, технологической карты на устройство вдольтрассового проезда проминкой (устройство зимника) при прокладке трубопровода в зимних условиях видно, что ответчиком не соблюдались требования указанных выше СНиП по охране и безопасности труда.

Из материалов дела следует, что контроль за состоянием автозимника ООО “СПК Стройкомплектсервис“ не велся, т.е. отсутствует журнал контроля за толщиной автозимника.

Доказательства соблюдения ответчиком технологической карты на устройство вдольтрассового проезда проминкой при прокладке трубопроводов в зимних условиях в нарушение статьи 65 АПК РФ ответчик не представил.

Поскольку ответчик производит работы на болотистой местности, в проекте должны быть мероприятия по устройству зимника (искусственного грунта), мероприятия по технике безопасности в зоне искусственного закрепления грунта замораживанием (с ознакомлением лиц, осуществляющих работы непосредственно в данной зоне), журнал контроля состояния проектной толщины искусственного грунта, установлены предупреждающие дорожные знаки.

Все вышеуказанные документы предусмотрены СНиП “Безопасность труда в строительстве“ часть 1 “Общие требования“ и часть 2 “Строительное производство“.

В подтверждение выполнения требований указанных выше СНиП ответчик представил только Технологическую карту на устройство вдольтрассового проезда (устройство зимника) при прокладке трубопроводов в зимних условиях на объекте - “Нефтесборные сети к. 63-УПСВ-1 Центр Первомайского н.м.р.“ - ТК-2009-11, утвержденную главным инженером ООО “Стройкомплектсервис“ Мизовым С.П. в 2009 году; надлежаще заверенную копию акта от 27.02.2009 N 2, из которого следует, что на участке строительства “Нефтесборные сети к. 63-УПСВ1 Центр“ выполнены работы по проминке трассы от ПК 0+00 до ПК36+00, ширина трассы 6 м, количество проходов по трассе 30, трасса разбита в соответствии с проектом 79/06-Р63-С101-ЛТ, к акту приложена копия исполнительной схемы N 6 и данный акт подписан представителем заказчика Кобозевым П.П. и начальником участка ООО “СПК Стройкомплектсервис“ прорабом Лесничим В.Н., а позже ответчик представил и приложил в материалы дела подлинный акт, подписанный этой же датой указанными выше лицами, где ширина трассы указана уже 10 метров.

Между тем, суд апелляционной инстанции согласен с выводом суда первой инстанции, что достоверность данного акта вызывает сомнение, поскольку в подлинном акте ширина вдольтрассового проезда указана 10 м, в надлежаще заверенной копии акта - 6 м, по показаниям свидетеля Устьянцева В.Н. - около 4 м, а по утверждению мастера Елистратова А.А. - ширина вдольтрассового проезда в проекте указана схематично - указана лишь его ширина от оси трассы 10 м в одну сторону и 10 м в другую сторону, и, как далее показал мастер: “... проезд огорожен не был, проезд был виден - тропа, готовил проезд по проекту я... “.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно указал, что в действительности ширина вдоль трассового проезда была не 10 м (из подлинного акта, на достоверности которого настаивает ответчик), поскольку едва ли мастер участка в своих показаниях мог назвать трассу шириной в 10 м “тропой“ и данный термин более соответствует показаниям Устьянцева В.Н., где он, объясняя случившееся, сказал, что он не мог съехать с зимника, ширина которого 4 м, а экскаватора - 3,5 м.

Иные документы, подтверждающие выполнение ответчиком всех требований СНиП 12-04-2002, ППР и указанной выше Технологической карты при производстве строительных работ на участке строительства “Нефтесборные сети к. 63-УПСВ1 Центр Первомайского н.м.р.“, несмотря на неоднократные требования суда первой инстанции, ответчик не представил.

Кроме того, в соответствии с пунктом 4.11 СНиП 12-03-2001 “Безопасность труда в строительстве. Часть 1. Общие требования“, принятых Постановлением Госстроя РФ от 23.07.2001 N 80, на выполнение работ в зонах действия опасных производственных факторов, возникновение которых не связано с характером выполняемых работ, должен быть выдан наряд - допуск по форме приложения Д.

Согласно пункту Е.1 (приложение Е) наряд - допуск нужен на выполнение работ с применением грузоподъемных кранов и других строительных машин в охранных зонах воздушных линий электропередачи, газонефтепродуктопроводов, складов легковоспламеняющихся или горючих жидкостей, горючих или сжиженных газов, следовательно, и производство работ на строительстве объекта - “Нефтепровод к. 63-УПСВ-1 Центр Первомайского н.м.р“ относиться к таковым.

Наряд - допуск выдается непосредственному руководителю работ (прорабу, мастеру, менеджеру и т.п.) лицом, уполномоченным приказом руководителя организации. Перед началом работ руководитель работы обязан ознакомить работников с мероприятиями по безопасности производства работ и оформить инструктаж с записью в наряде - допуске (пункт 4.11.2).

В соответствии с пунктом 4.18 СНиП 12-03-2001 организации, разрабатывающие и утверждающие проекты организации строительства (ПОС), проекты производства работ (ППР), должны предусматривать в них решения по безопасности труда, по составу и содержанию соответствующие требованиям, изложенным в приложении Ж.

Осуществление работ без ПОС и ППР, содержащих указанные решения, не допускается.

Согласно ППР при выполнении работ повышенной опасности, а передвижение техники всех видов и земляные работы в охранной зоне являются работами повышенной опасности, необходимо оформить наряд-допуск, провести инструктаж работающих с записью в наряде-допуске и журнале регистрации инструктажей на рабочем месте. Маршруты движения техники в охранной зоне разрабатываются эксплуатирующей организацией и прикладываются к наряду-допуску.

Как показал мастер участка Елистратов А.А. и не опровергнуто ответчиком, при наличии наряда - допуска инструктаж машиниста экскаватора Устьянцева В.Н. с записью в наряде-допуске и журнале регистрации инструктажей на рабочем месте не проводился.

Принимая во внимание изложенное, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что причиной утопления экскаватора явилось несоблюдение строительных норм и правил (СНиП) при производстве работ на месторождении, в том числе, связанных со строительством зимних дорог.

Ответчиком не были соблюдены требования к ширине дорог, закреплению грунта замораживанием, не были установлены знаки, исходя из которых лицо, управляющее транспортным средством, могло бы ориентироваться при передвижении по болотистой местности, избегая опасных участков, что свидетельствует о невыполнении ответчиком необходимых и разумных мер, обеспечивающих безопасность выполнения работ на объекте.

Тем более, что по условиям договора подряда от 16.02.2009 N 4 на выполнение работ по строительству объекта “Нефтепровод к 63-УПСВ-1 Центр Первомайского н.м.р.“, заключенному с ОАО “Томскнефть“ ВНК, ответчик обязался, в частности, обеспечить в ходе строительства на строительной площадке необходимые мероприятия по технике безопасности, предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций. Также обязался согласовывать с органами государственного надзора порядок ведения работ на объекте и обеспечивать соблюдение его на строительной площадке (пункты 5.1.9, 5.1.10 договора).

Согласно пункту 22.2 договора на ответчика как подрядчика по договору возложена ответственность за обеспечение здоровой и безопасной среды на рабочем месте, также он должен заботиться о здоровье и безопасности своих работников, работников субподрядчиков, заказчика и населения; обеспечивает выполнение работ в соответствии с законом в отношении охраны труда и техники безопасности. Также в обязанность ответчика вменено незамедлительное сообщение заказчику и государственным органам власти о любых несчастных случаях, травмах, происшествиях, едва не приведших к несчастному случаю.

Однако, как следует из материалов дела, о случившейся чрезвычайной ситуации с экскаватором истца, которая могла привести к несчастному случаю с машинистом и повлекла имущественный ущерб истцу, ответчик никого не поставил в известность, документы о надлежащем проведении служебного расследования и выяснении обстоятельств и причин произошедшего в суд не представил, о случившемся истцу стало известно лишь после звонка машиниста экскаватора Устьянцева В.Н. 03.04.2009.

Ссылаясь в апелляционной жалобе на отсутствие своей вины в утоплении экскаватора, каких-либо доказательств в обоснование указанного довода ООО “СПК Стройкомплектсервис“ также не представило.

По мнению ответчика, в соответствии с договором аренды истец был обязан обеспечить транспортные средства таким составом экипажа, который состоит из работников, прошедших надлежащее обучение и подготовку, которые определяются обязательными правилами, установленными полномочными органами государства (инструкции, положения и т.п., устанавливающие соответствующие требования к работникам).

Однако вина истца в наступлении причиненного его имуществу ущерба судами первой и апелляционной инстанции не установлена.

То обстоятельство, что утопление экскаватора произошло при управлении им машинистом Устьянцевым В.Н., на что указывает податель жалобы, само по себе о наступлении вреда именно по причине ненадлежащего управления транспортным средством не свидетельствует.

Квалификация машиниста экскаватора Устьянцева В.Н. подтверждена удостоверением тракториста-машиниста АО 785198, код 55, выданного государственной инспекцией гостехнадзора Омской области 09.08.2005.

Также Устьянцев В.Н. проходил проверку знаний охраны труда, что подтверждается протоколами заседаний комиссии по проверке знаний охраны труда от 01.08.2008 N 5 и от 09.09.2009.

Оснований считать, что причиной утопления экскаватора явилось ненадлежащее выполнение работником истца своих профессиональных обязанностей и несоблюдение им требований безопасности, у суда апелляционной инстанции не имеется.

В чем конкретно выразилось невыполнение обязанностей и несоблюдение правил техники безопасности машинистом экскаватора Устьянцевым В.Н. ответчик не указал, каких-либо доказательств в подтверждение своих доводов не представил.

В то время как из материалов дела усматривается, что утопление экскаватора произошло в результате неисполнения ответчиком строительных норм и правил при организации работ на месторождении “Первомайское“, что исключает возможность установления причинно-следственной связи между действиями Устьянцева В.Н. и наступившими последствиями. Вмешательство сил окружающей природной среды (болотистая местность), которое не было устранено или минимизировано ответчиком при организации выполнения работ на месторождении, такую причинную связь прерывает.

При этом отсутствие в материалах дела акта технического расследования причин затопления экскаватора, в котором были бы определены виновные в утоплении лица, на что, как на достаточное основание отсутствия своей вины ответчик ссылается в апелляционной жалобе, не освобождает ООО “СПК Стройкомплектсервис“ от обязанности доказывать свою невиновность.

В силу пункта 2 статьи 401 ГК РФ отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.

Применительно к правоспособности юридического лица причинение вреда в смысле фактического осуществления причинивших вред действий осуществляют работники организации, действия которых в рамках осуществления трудовой функции, расцениваются в качестве действий самого юридического лица.

Именно поэтому в силу пункта 1 статьи 1068 ГК РФ юридическое лицо возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Проект производства работ “Нефтесборные сети к. 63-УПСВ-1 Центр Первомайского н.м.р.“, утвержденный главным инженером ООО “Стройкомплектсервис“ Мизовым С.П. в 2009 году и согласованный с заказчиком - ОАО “ТН“ ВНК (далее - ППР), предусматривает меры безопасности при выполнении земляных работ.

В соответствии с разделом 8 ППР “Промышленная безопасность и охрана труда“ перед выполнением работ оформляется наряд-допуск согласно инструкции N ОТ-ВР-48-04, проводится инструктаж работающих с записью в наряде-допуске и журнале регистрации инструктажей на рабочем месте, рабочая зона экскаватора должна быть ограждена и выставлены знаки безопасности.
“br>На фотографиях с места происшествия, приобщенных к материалам дела, видно, что знаки безопасности не были выставлены.

Кроме того, ППР прямо запрещено использование экскаватора как грузо - подъемного механизма, что имело место в данном случае.

Согласно пункту 8.3.14 СниП 12-04-2002 перемещение конструкций или оборудования тяговыми средствами необходимо осуществлять согласно ППР, под непосредственным руководством лиц, ответственных за безопасное производство работ.

Ответственным лицом за безопасное производство строительно-монтажных работ на объекте “Нефтесборные сети куст N 63 Первомайского н.м.р.“, а также ответственным за соблюдение норм и правил по охране труда и технике безопасности являлся мастер Елистратов А.А., что подтверждается приказом ответчика от 19.01.2009 N 13/38.

Документов, подтверждающих надлежащую квалификацию Елистратова А.А. как мастера участка, получение им соответствующего образования, ООО “СПК Стройкомплектсервис“ не представило.

Удостоверения о проверке знаний требований охраны труда и прохождении аттестации, выданные самим ответчиком, надлежащими доказательствами не являются.

Как следует из представленного ответчиком протокола аттестационной комиссии от 26.02.2009 N 7, Елистратов А.А. проходил проверку знаний по промышленной безопасности в должности начальника цеха, а не мастера участка.

В соответствии с тем же разделом 8 ППР все работники ООО “СПК Стройкомплектсервис“ перед допуском к работе должны быть обучены правилам безопасности труда и иметь удостоверение о сдаче экзаменов. Лицо, ответственное за организацию и безопасное производство работ, обязано проверить на месте проведения работ полноту и качество выполнения мероприятий наряда-допуска и ППР по подготовке и безопасному проведению работ.

Доказательства того, что мастером участка Елистратовым А.А. были выполнены все указанные выше необходимые мероприятия по безопасности труда, требования ПОС, ППР, технологической карты работ, в материалах дела отсутствуют.

Копия журнала регистрации инструктажа на рабочем месте (месторождение “Оленье“), где расписался командированный работник Устьянцев В.Н. 31.03.2009 в проведении повторного инструктажа и ознакомлении с Инструкцией N 5 “Инструкция по охране труда для машинистов экскаваторов одноковшовых“, на которую ответчик ссылается в обоснование надлежащего порядка оформления допуска машиниста экскаватора к выполнению работ на объекте, надлежащим доказательством по настоящему делу не является.

Содержание записи об инструктаже опровергается иными представленными в материалы дела доказательствами.

Как следует из свидетельских показаний Елистратова А.А., журнал проведения инструктажа был общий для работников месторождений “Оленье“ и “Первомайское“.

Однако содержанием имеющегося в материалах дела журнала проведения инструктажа на Оленьем н.м.р. указанные сведения не подтверждаются, тем более, что идентичность условий работ на указанных месторождениях, что позволило бы одинаковым образом проводить инструктаж работников, ответчик не обосновал.

Как следует из показаний Устьянцева В.Н., не опровергнутых ответчиком, Устьянцев В.Н. не работал на месторождении “Оленье“, а работал на Первомайском месторождении в болотистой местности.

На месторождение он прибыл лишь 01.04.2009 в 5 часов утра. Следовательно, 31 марта 2009 года он не мог расписаться в журнале проведения инструктажа, поскольку был еще в дороге, а 2-го или 3-го апреля он на рабочем месте - на месторождении “Первомайское“, расписался в журнале регистрации, так как об этом его попросили, потому что нужно было вытаскивать экскаватор, а он работал слесарем, помогал ремонтировать “трелевочник“. Также он показал, что не расписывался и в ППР на данном объекте. Инструкцию ему не давали для ознакомления, мастер принес ему только журнал для подписи.

Между тем, Устьянцев В.Н. являлся командированным работником, поэтому в соответствии с пунктами 3.1, 3.3 Методического пособия “Организация проведения инструктажей по охране труда на предприятии“ (2001), разработанного и утвержденного Комитетом по социальной политике Администрации Омской области (далее - Методическое пособие), с ним должен был быть проведен первичный инструктаж на рабочем месте непосредственным руководителем работ (в данном случае мастером Елистратовым А.А.), в распоряжение которого поступает рабочий, непосредственно на рабочем месте до начала производственной деятельности. О проведении первичного инструктажа (п. 3.4.20) делается запись в журнале с обязательной подписью инструктируемого и инструктирующего. В данном случае этого сделано не было.

Кроме того, как следует из норм указанных выше СНиП и раздела 6 указанного выше Методического пособия, поскольку работы выполнялись вне подразделений ответчика с выездом на новый объект - строительную площадку месторождения “Первомайское“, где осуществлялись работы по прокладке трубопровода, на которые оформляется наряд-допуск по проекту производства работ на территории заказчика (подрядчиком которого был ответчик), необходимо было провести целевой инструктаж, при этом сам мастер Елистратов А.А. должен быть указан в ППР, должен иметь допуск к работам, пройти соответствующее обучение, его знания должны быть подтверждены документами (удостоверениями по охране труда и безопасности), должностной инструкцией и протоколом ежегодной проверки знаний.

Доказательств проведения целевого инструктажа, а также аттестации мастера Елистратова А.А., ответчиком не представлено.

В заседании суда апелляционной инстанции представитель ООО “СПК Стройкомплектсервис“ указал, что в рамках договора аренды транспортного средства с экипажем, ответчик как арендатор может нести ответственность только за вред, причиненный транспортному средству в процессе его коммерческой эксплуатации.

По его мнению, ответственность за вред, причиненный транспортному средству в процессе технической эксплуатации, должна быть возложена на арендодателя.

Между тем, указанный довод подателя жалобы отклоняется судом апелляционной инстанции по следующим основаниям.

В соответствии с абзацем 2 пункта 2 статьи 635 ГК РФ члены экипажа транспортного средства, являясь работниками арендодателя, подчиняются распоряжениям арендодателя, относящимся к управлению и технической эксплуатации, и распоряжениям арендатора, касающимся коммерческой эксплуатации транспортного средства.

Коммерческая эксплуатация транспортного средства относится к сфере деятельности арендатора. При этом она связана не только и не столько с получением прибыли в результате непосредственной эксплуатации транспортного средства (при эксплуатации экскаватора это в принципе невозможно), сколько с осуществлением в рамках использования транспортного средства деятельности, имеющей ценность для арендатора, выражающую в достижении ее результата, в данном случае, вследствие работы спецтехникой.

По смыслу указанных норм ГК РФ следует, что арендатор техники самостоятельно определяет цель коммерческой эксплуатации.

Указание перетащить экскаватором плеть (сваренную трубу) длиною примерно 100 метров и диаметром 150 см. к траншее вдоль зимника, при ширине дороги в одну сторону - один след, машинист экскаватора Устьянцев В.Н. получил от мастера Елистратова А.А. Дорогу для движения машинисту экскаватора показывал тот же мастер, который шел впереди экскаватора.

Вследствие чего суд апелляционной инстанции считает, что аварийная ситуация произошла в процессе коммерческой эксплуатации транспортного средства.

Находясь в зависимом от указаний мастера положении в части совершения действий, связанных с предоставлением ответчику услуг аренды экскаватора с экипажем, машинист экскаватора обязан им подчиняться.

Довод подателя жалобы о том, что машинист экскаватора, выполнивший распоряжение мастера, данное в нарушение правил, регламентирующих безопасность выполнения работ, несет ответственность за возможные последствия наравне с лицом, отдавшим такое распоряжение, судом апелляционной инстанции не принимается.

Оснований, в силу которых на машиниста могла быть возложена обязанность оценивать законность и целесообразность указаний мастера, и, как следствие отказаться от их выполнения, в рамках рассматриваемых гражданско-правовых отношений не имелось.

Сама по себе специфика отношений аренды транспортного средства с экипажем не свидетельствует о безусловной ответственности машиниста арендованного экскаватора за возможное наступление негативных последствий.

В рассматриваемом случае соблюдение машинистом требований безопасности на месторождении ответчика зависело от надлежащего исполнения своих обязанностей мастером Елистратовым А.А.

Принимая во внимание изложенное, суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции, что нарушения ответчиком требований строительных норм и правил и иных нормативных правовых и локальных актов, которыми ответчик должен был руководствоваться при производстве строительных работ для обеспечения безопасности труда в строительстве, а также ненадлежащее исполнение обязательств по договору аренды от 27.02.2009 N 1/А-09, стали причиной утопления экскаватора и возникновения убытков у истца в размере восстановительной стоимости экскаватора.

В соответствии с пунктом 1 статьи 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Как разъяснено в пункте 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации“, при разрешении споров, связанных с возмещением убытков, причиненных гражданам и юридическим лицам нарушением их прав, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (пункт 2 статьи 15 ГК). Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т.п.

Как следует из условий пункта 5.4 договора аренды от 27.02.2009 N 1/А-09, в случае гибели или повреждения арендованного транспортного средства арендатор обязан возместить арендодателю причиненные убытки, если последний докажет, что гибель или повреждение транспортного средства произошли по обстоятельствам, за которые арендатор отвечает в соответствии с законом или договором аренды.

Более того, при заключении договора аренды в пункте 5.2 стороны предусмотрели, что арендатор возмещает расходы по восстановлению техники при возврате арендодателю техники в состоянии не соответствующем первоначальному состоянию с учетом естественного износа.

Согласно отчету от 10.07.2009 N 171-05-09 независимого оценщика Шпакова Е.В оценка стоимости ремонта (восстановительного) экскаватора HITACHI ZX 200-3 с учетом износа деталей произведена по состоянию на 05.06.2009.

Как следует из экспертного заключения N 171-05-09, при определении стоимости ущерба транспортного средства Шпаков Е.В. правомерно руководствовался действующими редакциями Федерального закона “Об оценочной деятельности в Российской Федерации“, положениями Федеральных стандартов оценки “Общие понятия, оценки, подходы к оценке и требования к проведению оценки (ФСО N 1), (ФСО N 2), (ФСО N 3)“ и справочной и методической литературой, ссылка на которую имеется на странице 6 экспертного заключения.

Оснований считать сведения, содержащиеся в указанном отчете недостоверными, у суда апелляционной инстанции не имеется.

Согласно информационному письму Президиума ВАС РФ от 30.05.2005 N 92 достоверность отчета оценщика осуществляется судом по правилам главы 7 Арбитражного кодекса Российской Федерации, в частности, путем сопоставления данных отчета с данными другого отчета.

Ответчик не представил отчета другого оценщика и не ходатайствовал перед судом первой инстанции о назначении экспертизы на предмет определения размера восстановительного ремонта экскаватора. Со своей стороны, вплоть до возникновения судебного спора, не предпринял мер для оценки размера причиненного ущерба, несмотря на то, что транспортное средство длительное время после аварии находилось в его распоряжении.

Ходатайство о назначении судебной экспертизы по такому вопросу ответчик заявил только суду апелляционной инстанции.

В соответствии с частью 2 статьи 9 АПК РФ лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

В соответствии с частью 2 статьи 41 АПК РФ лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться принадлежащими им процессуальными правами; для лиц, допустивших злоупотребление процессуальными правами, наступают предусмотренные АПК РФ неблагоприятные последствия. Данные положения относятся также к вытекающему из принципа состязательности праву лиц, участвующих в деле, представлять доказательства арбитражному суду и другой стороне по делу и знакомиться с доказательствами, представленными другими лицами, участвующими в деле (часть 2 статьи 9, часть 1 статьи 41 АПК РФ). Указанные права гарантируются обязанностью участников процесса раскрывать доказательства до начала судебного разбирательства (часть 3 статьи 65 АПК РФ) и в порядке представления дополнительных доказательств в суд апелляционной инстанции, согласно которому такие доказательства принимаются судом, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными (часть 2 статьи 268 АПК РФ).

Отсутствие своевременного заявления ходатайства о проведении судебной экспертизы в целях определения стоимости восстановительного ремонта поврежденного экскаватора суду первой инстанции и заявление такого ходатайства только суду апелляционной инстанции расценивается судом апелляционной инстанции в качестве злоупотребления ответчиком предоставленными законом процессуальными правами.

Негативные последствия, наступление которых законодатель связывает со злоупотреблением процессуальными правами (часть 2 статьи 41 АПК РФ), для ООО “СПК Стройкомплектсервис“ следуют в виде отказа судом апелляционной инстанции в удовлетворении заявленного ответчиком ходатайства и рассмотрения обжалуемого судебного акта по тем доказательствам, которыми располагал суд первой инстанции.

В то время как представленные в суд первой инстанции доказательства свидетельствуют о достоверности представленного истцом отчета от 10.07.2009 N 171-05-09 независимого оценщика Шпакова Е.В.

Так, сразу, как стало истцу известно об утоплении экскаватора, он направил ответчику письмо от 03.04.2009 N 14 с просьбой провести совместное расследование факта утопления техники в присутствии сторонней организации ООО “ТЕХСТРОЙКОНТРАКТ-С“ - представителя официального дилера фирмы HITACHI.

Факт получения данного письма ответчик не оспаривает, однако указанное письмо осталось без ответа.

После того, как экскаватор был доставлен в г. Омск для осмотра и составления акта приема-передачи экскаватора, проводимого независимой автоэкспертизой, истец 03.06.2009 пригласил ответчика, что подтверждается письмом от этой же даты за N 29, которое было получено работником ответчика - Козловой И.А. и зарегистрировано за входящим номером 151.

Довод подателя жалобы о том, что указанное письмо представитель ответчика не получал, о чем, как указано в апелляционной жалобе, свидетельствует отсутствие подписи представителя на письме, а также то обстоятельство, что номера входящей корреспонденции “от 03.06.2009 N 151“ ответчиком не зарегистрировано, опровергается подписью Козловой И.А. на письме о его получении.

О фальсификации указанного документа в порядке статьи 161 АПК РФ ответчик не заявил.

Как следует из акта осмотра транспортного средства от 05.06.2009 N 171-05-09 при осмотре экскаватора участвовал от ответчика и.о. гл.механика Козлов А.А., который подписал акт со ссылкой на протокол разногласий. Однако фактически протокол разногласий составлен не был, что подтверждают лица, подписавшие данный акт - это Степанец Е.В. и Шпаков Е.В.

Доводы подателя жалобы о подписании акта осмотра транспортного средства от 05.06.2009 N 171-05-09 от имени ООО “СПК Стройкомплектсервис“ неуполномоченным лицом судом апелляционной инстанции отклоняются.

В силу пункта 1 статьи 53 ГК РФ и пункта 5 статьи 185 ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами, или через представителей, действующих на основании доверенностей, выданных названными органами.

Согласно пункту 1 статьи 182 ГК РФ сделка, совершенная одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, указании закона либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления, непосредственно создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого.

Полномочие может также явствовать из обстановки, в которой действует представитель (продавец в розничной торговле, кассир и т.п.).

Как следует из акта от 05.06.2009 N 171-05-09, указанный акт подписан от имени ООО “СПК Стройкомплектсервис“ и.о. главного механика Козловым А.А.

Суд апелляционной инстанции считает, что указанное лицо в силу своих должностных обязанностей осуществляет контроль за техническим состоянием транспортных средств, находящихся в пользовании ответчика, осуществлением им ремонта, оформляет акты технического состояния.

Поэтому акт от 05.06.2009 N 171-05-09 расценивается судом апелляционной инстанции как подписанный от имени ответчика лицом, в силу своих должностных обязанностей уполномоченным на представление интересов ООО “СПК Стройкомплектсервис“ в отношениях, связанных с фиксацией технического состояния и технического обслуживания транспортных средств.

Ссылаясь на невозможность определения стоимости ремонта исходя из состояния экскаватора, указанного в акте от 03.03.2009, каких-либо доказательств, свидетельствующих об ином техническом состоянии и комплектации экскаватора, в нарушение статьи 65 АПК РФ ответчик не представил.

Согласно акту от 03.03.2009 экскаватор на момент приема - передачи находился в технически исправном состоянии, явных повреждений не имелось.

То обстоятельство, что в акте от 03.03.2009 N 1 не указана комплектация передаваемого экскаватора, то, с какими предметами, узлами, деталями, конструктивными элементами он передается, без перечисления его устройств и комплектующих изделий, вопреки доводам подателя жалобы, о передаче ответчику экскаватора в непригодном состоянии свидетельствовать не может.

Акт подписан представителем ответчика без каких-либо замечаний относительно комплектации и технического состояния транспортного средства. Кроме того, экскаватор ответчиком использовался и на момент аварии был в рабочем состоянии.

Материалами дела подтверждается, что ущерб истца в размере стоимости ремонта (восстановления) экскаватора HITACHI ZX 200-3 в сумме 682 550 руб. 90 коп. возник из-за ненадлежащего исполнения договорных обязательств ответчиком.

Поэтому ответчиком должны быть возмещены истцу и расходы по оценке ущерба в сумме 9 860 руб.

Требование истца о взыскании стоимости ремонта дополнительных повреждений, которые не были обнаружены при первом осмотре и были выявлены в дальнейшем при осмотре экскаватора 24.08.2009 и определены дополнительным заключением эксперта от 01.02.2010 N 175-05-10/1 в размере 143 238 руб. 10 коп., судом первой инстанции не удовлетворены, поскольку при осмотре дополнительных повреждений не вызывался и не участвовал представитель ответчика.

Возражений по указанному обстоятельству истец не представил.

В части отказа в удовлетворении встречного иска решение по настоящему делу не обжалуется.

При таких обстоятельствах оснований для отмены решения Арбитражного суда Омской области от 30 марта 2010 года по делу N А46-17613/2009 в обжалуемой части суд апелляционной инстанции не усматривает.

Решение суда первой инстанции принято при правильном применении норм материального и процессуального права, отмене или изменению не подлежит. Апелляционная жалоба ООО “СПК Стройкомплектсервис“ оставлена без удовлетворения.

Расходы по оплате государственной пошлины по апелляционной жалобе в соответствии со статьей 110 АПК РФ относятся на ответчика.

На основании изложенного и руководствуясь частью 5 статьи 268, пунктом 1 статьи 269, статьями 270 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Восьмой арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Омской области от 30 марта 2010 года по делу N А46-17613/2009 в обжалуемой части оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано путем подачи кассационной жалобы в Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

Председательствующий

Т.А.ЗИНОВЬЕВА

Судьи

М.В.ГЕРГЕЛЬ

А.Н.ГЛУХИХ