Решения и постановления судов

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 09.06.2010 по делу N А75-11977/2009 По делу о взыскании ущерба, причиненного уничтожением и порчей почвы на площади территории участкового лесничества.

ВОСЬМОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 9 июня 2010 г. по делу N А75-11977/2009

Резолютивная часть постановления объявлена 02 июня 2010 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 09 июня 2010 года.

Восьмой арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Семеновой Т.П.

судей Глухих А.Н., Гергель М.В.

при ведении протокола судебного заседания: секретарем судебного заседания Ауталиповой А.М.

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 08АП-3468/2010) общества с ограниченной ответственностью “РН-Юганскнефтегаз“ на решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 10.03.2010 по делу N А75-11977/2009 (судья Дроздов А.Н.), принятое по иску Департамента лесного хозяйства Ханты-Мансийского автономного округа - Югры к обществу с ограниченной ответственностью “РН-Юганскнефтегаз“ о взыскании ущерба 1 320 800 рублей

при участии в судебном заседании представителей:

от ООО “РН-Юганскнефтегаз“ - Павлова А.Н. по доверенности от 01.01.2010 N 6/10, от Департамента лесного хозяйства ХМАО-Югры - не явился, извещен надлежащим образом

установил:

Департамент лесного хозяйства Ханты-Мансийского автономного округа - Югры (далее - Департамент лесного хозяйства, истец) обратился в арбитражный суд к обществу с ограниченной ответственностью “РН-Юганскнефтегаз“ (далее - ООО “РН-Юганскнефтегаз“, ответчик) с иском о взыскании 1 320 800 рублей ущерба, причиненного уничтожением и порчей почвы на площади 1000 кв. м в квартале N 633 выделе 25 Ханты-Мансийского участкового лесничества.

До принятия судебного акта по существу спора истец в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) уточнил размер исковых требований, просил взыскать с ответчика 1 257 984 рубля ущерба.

Суд принял уточнение иска.



Решением Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 10.03.2010 по делу N А75-11977/2009 иск удовлетворен. С ответчика в пользу истца

взыскан ущерб в размере 1 257 984 рублей. С ответчика в доход федерального бюджета взыскана государственная пошлина в размере 17 189 рублей 92 копеек.

Не согласившись с принятым решением суда, ответчик подал апелляционную жалобу, в которой просит его отменить, принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Податель жалобы приводит следующие доводы:

- судом не принято во внимание нарушение процессуального порядка при оформлении акта о лесонарушении. Считает, что поскольку ответчик не был надлежащим образом извещен, акт о лесонарушении, составленный с нарушением действующей инструкции Государственного комитета СССР по лесному хозяйству от 22.04.1986 N 1, не является надлежащим доказательством вины ответчика в совершении лесонарушения;

- истцом не доказан факт уничтожения и порчи почв в результате нефтеразлива, отсутствуют акты экспертизы земли, взятия проб или образцов, а также какие-либо иные доказательства проведения исследования земли.

- судом дана неправильная оценка представленным доказательствам, свидетельствующим о проведении ответчиком работ по приведению нефтезагрязненного участка в пригодное состояние. Указывает, что нефтеразлив в квартале 633 выдел 25 произошел в результате отказов нефтепровода “к. 47 - т. вр. 32“ Приразломного месторождения, произошедших 02.12.2007. Ответчик принял все необходимые меры для ликвидации последствий отказа и воздействия загрязняющих веществ на окружающую среду, то есть по приведению территории в пригодное состояние, в том числе произведено обваловывание и локализация места нефтеразлива и отсыпка подъездных путей. Для осуществления указанных работ было привлечено стороннее предприятие ООО “Ламор-Югра“. Выполнение данных работ подтверждается представленными в суд актами о приемке выполненных работ, справками завоза и вывоза материалов. Кроме того, в обществе имеется типовой проект рекультивации загрязненных земель на месторождениях ответчика, разработанный ООО “Институт экологии и природопользования“ и утвержденный начальником Департамента охраны окружающей среды и экологической безопасности ХМАО-Югры 2007 года.

- суд не учел, что при определении суммы ущерба истцом не применен пункт 3 Приложения 3 к Постановлению Правительства Российской Федерации N 273 от 08.05.2007 “Об исчислении размера вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства“ (далее - Постановление Правительства РФ от 08.05.2007 N 273). Считает, что расходы по приведению территории в пригодное состояние включаются в сумму ущерба, рассчитанного по таксам, то есть возмещению подлежит разница между суммой рассчитанного по таксам ущерба и фактически произведенными расходами на приведение территории в пригодное состояние. Затраты, понесенные ответчиком на приведение загрязненного участка в пригодное состояние составили 1 430 078 рублей, что не было учтено судом при принятии решения.

В дополнении к апелляционной жалобе указывает, что обществом проводятся мероприятия по добровольному возмещению причиненного окружающей среде вреда в натуре. В обществе утвержден проект проведения работ по рекультивации нефтезагрязненных земель в зоне деятельности ответчика, разработанный ООО “Институт экологии и природопользования“ в 2009 году. В данном проекте имеется проект (план) проведения работ по рекультивации нефтезагрязненного участка “к. 47 - т. вр. 32“. Следовательно, считает, что ответчик в добровольном порядке осуществляет мероприятия по рекультивации загрязненного участка. Согласно статье 1082 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) вред возмещается один раз либо в натуре либо в денежном выражении.

Считает, что истец не представил доказательств того, что в результате проведенных ответчиком мероприятий по рекультивации ущерб, причиненный почвам в результате разлива нефтепродуктов, не компенсирован.

От истца поступил отзыв на апелляционную жалобу, в котором он просит оставить решение суда без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения. Также от истца поступили письменные пояснения по дополнениям к апелляционной жалобе.

В судебном заседании 20.05.2010 представитель ответчика ходатайствовал о приобщении к материалам дела дополнительного доказательства - проекта проведения работ по рекультивации нефтезагрязненных земель в зоне деятельности ООО “РН-Юганскнефтегаз“ 2009 года, причины непредставления такого доказательства в суд первой инстанции объясняет тем, что данный вопрос не исследовался судом. Пояснил на вопрос суда, что у общества существует типовой проект, на основе которого разрабатываются проекты для каждого конкретного участка.

Представитель истца возражал против удовлетворения заявленного ходатайства и доводов апелляционной жалобы. Пояснил, что проект рекультивации утверждает собственник земельного участка. Пояснил, что проект рекультивации представлен ответчиком только в суд апелляционной инстанции, ранее проект не представлялся.

Суд удовлетворил заявленное ходатайство и приобщил к материалам дела приложенный к дополнениям к апелляционной жалобе проект проведения работ по рекультивации нефтезагрязненных земель в зоне деятельности ООО “РН-Юганскнефтегаз“ 2009 года.

В судебное заседание после отложения рассмотрения апелляционной жалобы 02.06.2010 представитель истца, извещенного о судебном заседании надлежащим образом в соответствии со статьей 123 АПК РФ, не явился. Суд апелляционной инстанции считает возможным на основании статьи 156 АПК РФ рассмотреть апелляционную жалобу в отсутствие его представителя.



Представитель ответчика поддержал доводы апелляционной жалобы.

Заслушав пояснения представителей сторон, изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы с дополнением к ней, отзыва на нее с дополнением к нему, проверив законность и обоснованность обжалуемого решения в порядке статей 266, 268 АПК РФ, суд апелляционной инстанции не находит оснований для его отмены.

Как следует из материалов дела и установил суд первой инстанции, 20.05.2009 в адрес Департамента лесного хозяйства поступило сообщение от гр. Ломакина А.Н. о том, что на участке от границы с Нефтеюганским районом до реки М. Волысях им обнаружены нефтезагрязненные участки, присыпанные песком (т. 1 л.д. 23).

25.05.2009 директором Департамента лесного хозяйства издан приказ N 223-ЛК о проведении внеплановой выездной проверки объектов ООО “РН-Юганскнефтегаз“, расположенных на территории Ханты-Мансийского участкового лесничества квартала 632, 633 в период с 22.05.2009 по 10.06.2009 (т. 1 л.д. 24).

01.06.2009 Департаментом лесного хозяйства направлено извещение N 83 на имя руководителя ООО “РН-Юганскнефтегаз“ о проведении внеплановой проверки объектов ответчика на основании вышеуказанного приказа с предложением направить представителя ответчика 09.06.2009 к 09-00 часам в административное здание Ханты-Мансийского участкового лесничества. При этом указано, что представитель должен иметь при себе: доверенность на право представления интересов компании и подписания документов, составленных в ходе проведения проверки. В случае неявки представителя или отсутствия указанной доверенности материалы проверки будут составлены в одностороннем порядке (т. 1, л.д. 18 - 19).

Указанное извещение получено ответчиком 04.06.2009 (т. 1 л.д. 21).

По результатам проверки соблюдения требований лесного законодательства начальником отдела Ханты - Мансийского участкового лесничества Территориального управления - Самарское лесничество составлен акт о лесонарушении от 09.06.2009 N 12 (т. 1 л.д. 13 - 16) и акт проверки от 09.06.2009 N 14 (л.д. 25 - 27).

В акте проверки от 09.06.2009 N 14 указаны выявленные нарушения лесного законодательства Российской Федерации, в частности, нефтеразлив в квартале N 633 выдел 25 площадью 0,1 га (приложение 3). На указанной площади проводится частичная рекультивация (засыпка нефтезагрязненных участков песком, затем отсыпка торфом) без разрешительных документов. В результате разлива нефти были уничтожены почвы на участках “защитные полосы вдоль автодороги“ в квартале 633 “Приразломного“ месторождения нефти, расположенного на территории Ханты-Мансийского участкового лесничества Территориального управления - Самаровское лесничество, что является нарушением лесного законодательства Российской Федерации согласно Постановлению Правительства от 08.05.2007 N 273 Приложение N 4 пункт 5. В назначенный день 09.06.2009 представитель ответчика не явился.

В акте о лесонарушении от 09.06.2009 N 12 отражены: место совершения лесонарушения - Ханты-Мансийское участковое лесничество, “Няленское“ урочище, квартал N 633 выдел 25, на площади 1000 кв. м, ответственность за совершенное лесонарушение предусмотрена пунктом 5 Постановления Правительства РФ от 08.05.2007 N 273; сумма ущерба составляет 1 320 800 рублей.

К этому акту приложен расчет ущерба (т. 1, л.д. 17).

09.06.2009 Департаментом лесного хозяйства ответчику выдано предписание N 17 по устранению выявленных нарушений требований лесного хозяйства Российской Федерации на основании акта проверки от 09.06.2009 N 14, ответчику предписано оформить документы на рекультивацию нефтезагрязненного участка в квартале N 633 выдел 25 “Нялинского“ урочища согласно приказу Департамента лесного хозяйства N 36-п от 31.01.2009 (т. 1, л.д. 22).

Претензией Департамента лесного хозяйства от 28.07.2009 N 533/4 ООО “РН-Юганскнефтегаз“ предложено в добровольном порядке в течение месяца со дня получения претензии оплатить ущерб в сумме 1 320 800 рублей (т. 1, л.д. 29 - 30).

Поскольку в указанный срок ущерб не был погашен, Департамент лесного хозяйства обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Суд первой инстанции, оценив представленные доказательства в соответствии со статьями 71, 168 АПК РФ, пришел к обоснованному выводу об удовлетворении исковых требований с учетом их уточнения в полном объеме.

Одним из основных принципов охраны окружающей среды является ответственность за нарушение законодательства в области охраны окружающей среды (статья 3 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ “Об охране окружающей среды“ (далее - Закон об охране окружающей среды)).

Согласно статье 1064 ГК РФ по общему правилу вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В соответствии с частью 2 статьи 99 Лесного кодекса Российской Федерации (далее - Лесной кодекс) привлечение к ответственности за нарушение лесного законодательства не освобождает виновных лиц от обязанности устранить выявленное нарушение и возместить причиненный этими лицами вред.

Указанная норма предусматривает общее правило устранения выявленных нарушений. Оно установлено в части 1 статьи 77 Закона об охране окружающей среды, согласно которой юридические и физические лица, причинившие вред окружающей среде в результате ее загрязнения, истощения, порчи, уничтожения, нерационального использования природных ресурсов, деградации и разрушения естественных экологических систем, природных комплексов и природных ландшафтов и иного нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, обязаны возместить его в полном объеме в соответствии с законодательством.

По смыслу части 2 статьи 99 Лесного кодекса лицо, виновное в нарушении лесного законодательства, обязано не только устранить выявленное нарушение, но и возместить причиненный этим лицом вред лесам.

Согласно части 1 статьи 100 Лесного кодекса лица, причинившие вред лесам, возмещают его добровольно или в судебном порядке.

Обращение истца в арбитражный суд с настоящим иском обусловлено установленной законом обязанностью ответчика возместить причиненный им вред в результате имевшего место разлива нефти.

Из материалов дела следует, что 03.12.2007 в районе куста 47 в квартале 633 выдел 25 Приразломного месторождения произошел отказ нефтепровода “к.47-т.32“, в результате которого произошел разлив нефти, что подтверждается паспортом трубопровода (т. 3 л.д. 18 - 21).

Данный факт ответчиком не оспаривается. Он сам указывает об этом и в апелляционной жалобе.

Более того, указывает на то, что им были предприняты меры по устранению последствий ликвидации аварии. Так, с целью ликвидации последствий аварии ответчиком проводились работы в рамках договоров от 01.01.2007 N 4-ЛА и от 01.01.2008 N 4-ЛА, заключенных между ООО “РН-Юганскнефтегаз“ и ООО “Ламор-Югра“ (т. 1 л.д. 93 - 102, 120 - 130) и как он указывает в апелляционной жалобе им были понесены затраты на приведение загрязненного участка в пригодное состояние в размере 1 430 078 рублей, которые суд первой инстанции не учел при взыскании ущерба.

Таким образом, обстоятельство разлива нефти в результате отказа нефтепровода не отрицается ответчиком и свидетельствует о факте причинения окружающей среде вреда.

Факт такого причинения констатирован в акте N 14 от 09.06.2009 проверки соблюдения требований лесного законодательства (со схемой лесонарушения (т. 1, л.д. 35)), а также в акте о лесонарушении N 12 от 09.06.2009, который ответчик считает ненадлежащим доказательством его вины в совершении лесонарушения.

Однако данные возражения ответчика необоснованны по следующим основаниям.

Статьей 13 Федерального закона от 04.12.2006 N 201-ФЗ “О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации“ предусмотрено, что до приведения в соответствие с Лесным кодексом Российской Федерации 2006 года законов и иных нормативных правовых актов, регулирующих лесные отношения, федеральные законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации, а также акты законодательства Союза ССР, действующие на территории Российской Федерации в пределах и в порядке, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации, применяются постольку, поскольку они не противоречат Лесному кодексу Российской Федерации 2006 года.

Ответчик в жалобе обосновывает свои возражения пунктами 5.1.1, 5.1.3, 5.1.6, 5.1.7 “Инструкции о порядке привлечения к ответственности за нарушение лесного законодательства“, утвержденной Постановлением Госкомлесхоза СССР от 22.04.1986 N 1 (далее - Инструкция).

В соответствии с названными пунктами Инструкции о каждом лесонарушении составляется протокол. В тех случаях, когда лесонарушителями являются предприятия, учреждения, организации, для подписания протокола должны быть приглашены их представители. Однако неявка в срок этих лиц не препятствует составлению протокола. Протокол подписывается лицом, составившим его, и лесонарушителем, а если таковым является предприятие, учреждение, организация, - ее представителем, присутствующим при составлении протокола. В случае если лесонарушитель установлен, но его не оказалось на месте совершения лесонарушения и его местонахождение известно, лесонарушителю вручается под расписку либо направляется заказным письмом с сохранением почтовой квитанции извещение о времени и месте составления протокола. При невозможности вручить извещение лично, оно направляется лесонарушителю заказным письмом с сохранением почтовой квитанции. При неявке лесонарушителя по вызову письменное доказательство о вручении ему извещения прилагается к протоколу как необходимое дополнение к нему.

Из чего следует, что основным доказательством совершенного нарушения лесного законодательства является протокол, который должен быть подписан непосредственно представителем лесонарушителя, извещенного надлежащим образом о составлении такого протокола в случае выявления факта лесонарушения.

Положения пункта 5.1.7 Инструкции о направлении уведомления о месте и времени составления протокола (акта в настоящем деле) заказным письмом с сохранением почтовой квитанции направлены на возможность обеспечения доказательств уведомления лесонарушителя о составлении протокола (акта). При чем неявка представителя не препятствует составлению протокола (акта).

Как следует из материалов дела, для участия в проведении внеплановой проверки Департаментом лесного хозяйства, по результатам которой и были составлены акты от 09.06.2009 N 14 о проверке и N 12 о лесонарушении извещением Департамента лесного хозяйства N 83 от 01.06.2009 был приглашен представитель ответчика. В этом извещении ответчику указывалось на то, что в случае неявки представителя материалы проверки будут составлены в одностороннем порядке.

О факте получения ответчиком указанного извещения свидетельствуют квитанция органа почтовой связи с отметкой о направлении 01.06.2009 в адрес ответчика этого извещения заказным письмом N 62801114726400 (т. 1, л.д. 18), а также ответ Управления Федеральной почтовой связи ХМАО-Югра - Филиал ФГУП “Почта России“, согласно которому 04.06.2009 представитель ответчика по доверенности Ф.И.О. получила заказное письмо N 62801114726400 от 01.06.2009 (т. 1 л.д. 21).

То есть ответчик, которым такое извещение было получено 04.06.2009, был уведомлен как о предмете самой проверки (проверка объектов ответчика, расположенных на территории Ханты-Мансийского участкового лесничества в кварталах N 632, 633), так и о последствиях неявки его представителя для участия в проверке, составлении Департаментом лесного хозяйства соответствующих документов по результатам проверки в одностороннем порядке, в отсутствие представителя ответчика.

В рассматриваемом случае результаты проведенной проверки были оформлены путем составления акта проверки соблюдения требований лесного законодательства N 14 от 09.06.2009 и акта о лесонарушении N 12 от 09.06.2009 в отсутствие представителя ответчика, не явившегося для участия в проверке.

В соответствии с пунктом 5.1.7 Инструкции в связи с неявкой представителя ответчика к обоим актам приложено извещение ответчика от 01.06.2009, о чем прямо указано в приложении к этим актам.

С учетом изложенного довод ответчика о том, что он не был надлежащим образом извещен, акт о лесонарушении, составленный с нарушением Инструкции, не является надлежащим доказательством вины ответчика в совершении лесонарушения, необоснован.

Ответчик, получив надлежащим образом извещение о проведении проверки и составлении документов по результатам этой проверки, не воспользовался своим правом на присутствие при проведении указанной проверки и составлении акта о лесонарушении от 09.06.2009 N 12, не заявил возражений относительно результатов проверки, не представил доводов относительно произошедшей аварии, проявив, тем самым, по мнению апелляционного суда, недобросовестность.

Поэтому акт о лесонарушении от 09.06.2009 N 12, составленный в отсутствие представителя ответчика, доказывает по настоящему делу факт совершенного лесонарушения именно ответчиком.

Ответчик считает, что истцом не доказан факт причинения вреда в результате нефтеразлива, поскольку отсутствуют акты экспертизы земли, взятия проб или образцов, а также какие-либо иные доказательства проведения исследования земли.

То есть, ответчик факт нефтеразлива не связывает с уничтожением и порчей почвы (с причинением вреда), считая, что установление факта причинения вреда возможно только в результате исследования земли. Ссылаясь на положения Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ “О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля“ (далее - Федеральный закон от 26.12.2008 N 294-ФЗ), ответчик указывает на то, что к акту проверки должны прилагаться протоколы отбора проб исследования объектов окружающей среды, заключения произведенных исследований, экспертиз. По мнению ответчика, в отсутствие отбора проб почв в ходе проверки на месте нефтеразлива вывод о том, что в результате нефтералива произошло уничтожение и порча почв, является неподтвержденным.

Однако данные доводы ответчика суд апелляционной инстанции считает несостоятельными по следующим основаниям.

Согласно пункту 16 Положения об осуществлении государственного лесного контроля и надзора, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 22.06.2007 N 394, в редакции действовавшей на момент составления акта проверки 09.06.2009, мероприятия по государственному лесному контролю и надзору проводятся с соблюдением требований Федерального закона “О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)“.

В части 3 статьи 16 Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ указано о том, что к акту проверки прилагаются протоколы отбора образцов продукции, проб обследования объектов окружающей среды и объектов производственной среды, протоколы или заключения проведенных исследований, испытаний и экспертиз, объяснения работников юридического лица, работников индивидуального предпринимателя, на которых возлагается ответственность за нарушение обязательных требований или требований, установленных муниципальными правовыми актами, предписания об устранении выявленных нарушений и иные связанные с результатами проверки документы или их копии.

В части 3 названной статьи определен перечень документов, которые или копии которых подлежат включению в приложения к акту проверки, в том числе указанные протоколы, которые связаны с результатами проверки.

Именно с этим обстоятельством ответчик и связывает свои возражения против иска.

Однако, по мнению апелляционного суда, толкование данной нормы позволяет сделать вывод о том, что обязанность приложения к акту проверки перечисленных в части 3 статьи 16 Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ документов, в том числе протоколов проб обследования объектов окружающей среды, предусмотрена законом в случае, когда такое взятие проб обследования окружающей среды производилось при проверке. При чем необходимость такого взятия проб определяется в каждом случае проверки самостоятельно в зависимости от вида проводимой проверки, поскольку в данной норме перечень прилагаемых документов не является исчерпывающим. Законодатель обязал прилагать документы к акту проверки, которые непосредственно связаны с результатами проверки документы или их копии, то есть те документы, которые были составлены в ходе самой проверки и по результатам проверки проверяемого юридического лица.

Тогда к акту проверки по смыслу закона и должны прилагаться протоколы отбора таких проб, о чем должно быть указано в приложении к акту проверки.

Если же взятие проб обследования окружающей среды не имело место, то, соответственно, в акте проверки о наличии взятия таких проб не указывается.

Более того, суд апелляционной инстанции считает, что результаты взятия проб окружающей среды способствуют определению лишь степени причинения вреда окружающей среды.

Следовательно, отсутствие доказательств взятия проб окружающей среды не означает, что вред окружающей среде не был причинен.

В рассматриваемом случае суд апелляционной инстанции, проанализировав в совокупности и во взаимосвязи представленные в дело доказательства, считает, что факт причинения окружающей среде вреда подтверждается самим фактом нефтеразлива 03.12.2007, который ответчиком не отрицается.

Сам по себе нефтеразлив уже причинил вред окружающей среде.

Исходя из положений статьи 78 Закона об окружающей среде определение размера вреда окружающей среде осуществляется при отсутствии фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среде в соответствии с таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, утвержденными органами исполнительной власти, осуществляющими государственное управление в области охраны окружающей среды.

Кроме этого, определение размера вреда окружающей среде в соответствии с таксами и методиками исчисления этого размера вреда не ставится в зависимость от обстоятельств обязательного взятия проб исследований окружающей среды в ходе проверки. То есть, не зависит от определения какой-либо степени причинения вреда, а непосредственно основывается на самом факте причинения вреда, которым в рассматриваемом случае является факт нефтеразлива 03.12.2007.

То, что в результате такого нефтеразлива ответчик затем предпринимал меры по устранению последствий аварии и то, что в настоящее время требуется проведение работ по рекультивации нефтезагрязненных земель, о чем ответчик также указывает в своей жалобе, представив в суд апелляционной инстанции проект проведения работ по рекультивации нефтезагрязненных земель в зоне деятельности ответчика, разработанный ООО “Институт экологии и природопользования“ в 2009 году, свидетельствует именно о причинении вреда окружающей среде.

Более того, из паспорта нефтезагрязненного участка куст 47 - т. вр. 32 к этому же проекту проведения работ по рекультивации нефтезагрязненных земель, составленного 14.07.2009, следует, что степень загрязнения участка сильная, по давности загрязнения участок относится к свежим, участок расположен на территории болота, водная поверхность покрыта нефтяной пленкой толщиной до 50 мм.

Поскольку настоящий спор о возмещении ответчиком вреда окружающей среде в силу части 1 статьи 100 Лесного кодекса рассматривается в судебном порядке, то ответчик в силу статьи 65 АПК РФ не представил суду доказательств, что на момент проведения проверки 09.06.2009 на спорном участке им не был причинен вред окружающей среде, факт нефтеразива не имел места.

При этом суд апелляционной инстанции считает необходимым отметить то, что в соответствии с частью 12 статьи 16 Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ юридическое лицо, проверка которого проводилась, в случае несогласия с фактами, выводами, предложениями, изложенными в акте проверки, в течение пятнадцати дней с даты получения акта проверки вправе представить в соответствующие орган государственного контроля (надзора), орган муниципального контроля в письменной форме возражения в отношении акта проверки в целом или его отдельных положений.

Между тем, из материалов дела не следует, что ответчик заявлял какие-либо возражения по результатам проверки после получения претензионного письма истца с приложением, в том числе актом о лесонарушении N 12 и акта проверки N 14 от 09.06.2009.

Поэтому вышеизложенное позволяет апелляционному суду сделать вывод о том, что факт причинения вреда окружающей среде (порче почв на площади 1000 кв. м в квартале 633 выделе 25 Ханты-Мансийского участкового лесничества нефтесодержащей жидкостью) со стороны ответчика доказан материалами дела. Обратного ответчик суду не доказал.

Размер причиненного вреда в сумме 1 257 984 рублей истцом также доказан.

На основании пункта 1 статьи 77 Закона об охране окружающей среды юридические и физические лица, причинившие вред окружающей среде в результате ее загрязнения, истощения, порчи, уничтожения, нерационального использования природных ресурсов, деградации и разрушения естественных экологических систем, природных комплексов и природных ландшафтов и иного нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, обязаны возместить его в полном объеме в соответствии с законодательством.

Пунктом 3 той же статьи определено, что вред окружающей среде, причиненный субъектом хозяйственной и иной деятельности, возмещается в соответствии с утвержденными в установленном порядке таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, а при их отсутствии, исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды.

В рассматриваемом случае истцом исчисление размера вреда произведено на основании такс и методик, установленных законом.

Таксы и методики исчисления размера вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства, утверждаются Правительством Российской Федерации (часть 2 статьи 100 Лесного кодекса).

Размер вреда, причиненного лесам, определяется на основании Постановления Правительства Российской Федерации от 08.05.2007 N 273.

Постановлением Правительства РФ от 08.05.2007 N 273 утверждена “Методика исчисления размера вреда, причиненного лесам, в том числе лесным насаждениям, или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам вследствие нарушения лесного законодательства“.

Пунктом 7 Правил проведения лесоустройства, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 18.06.2007 N 377, таксация лесов проводится для выявления, учета и оценки количественных и качественных характеристик лесных ресурсов.

При таксации лесов, проводимой в пределах лесных участков, лесничеств и лесопарков, осуществляются установление границ лесотаксационных выделов, определение преобладающих и сопутствующих древесных пород, диаметра, высоты и объема древесины, лесорастительных условий, естественного возобновления древесных пород и подлеска, а также других показателей, характеризующих лесные ресурсы.

По результатам проведения таксации лесов составляются таксационные описания и картографические материалы по лесным участкам, лесничествам и лесопаркам.

В материалы дела представлены таксационные описания Ханты-Мансийского лесничества, урочище “Нялинское“, 1998 года (т. 1, л.д. 37 - 38), согласно которым в квартале 633 выдел 25, категория защитности: защитные полосы вд. автодорог, находится болото, верховое, сфагновое, мощность торфа 1,0 м, зарастание 10% береза.

Согласно части 1 статьи 101 Земельного кодекса Российской Федерации к землям лесного фонда относятся лесные земли (земли, покрытые лесной растительностью и не покрытые ею, но предназначенные для ее восстановления, - вырубки, гари, редины, прогалины и другие) и предназначенные для ведения лесного хозяйства нелесные земли (просеки, дороги, болота и другие).

Следовательно, болото, в которое произошло попадание нефтесодержащей жидкости в результате нефтеразлива, в квартале 633 выделе 25 Ханты-Мансийского лесничества, урочище “Нялинское“, относится к землям лесного фонда.

Поэтому доводы ответчика о том, что территория выдела состоит из болота, являющегося в соответствии Водным кодексом Российской Федерации водным объектом, а потому использование истцом методики, утвержденной Постановлением Правительства РФ от 08.05.2007 N 273, применяемой только в отношении почвы и не подлежащей применению в отношении водных объектов, суд первой инстанции обоснованно признал несостоятельными.

Из акта о лесонарушении N 12 от 09.06.2009 следует, что местом совершения лесонарушения является Ханты-Мансийское участковое лесничество, “Няленское“ урочище, квартал N 633 выдел 25, на площади 1000 кв. м; вид лесонарушения - приложение N 4 к Постановлению Правительства РФ от 08“05.2007 N 273; ответственность за совершенное лесонарушение предусмотрена пунктом 5 Постановления Правительства РФ от 08.05.2007 N 273.

Расчет размера вреда в сумме 1 257 984 рубля истцом произведен в следующем порядке: 120,96 x 4 x 1,30 x 2 x 1000, где:

- 120 рублей 96 копеек - наибольшая ставка платы рублей за 1 куб. м сосны в Тюменском лесотаксовом районе (Постановление Правительства РФ от 22.05.2007 N 310 “О ставках платы за единицу объема лесных ресурсов и ставках платы за единицу площади лесного участка, находящегося в федеральной собственности“).

При расчете суммы ущерба, как следует из письменных пояснений истца на отзыв ответчика (т. 1, л.д. 81 - 83), за преобладающую основную лесообразующую породу была взята сосна на основании справки филиала ФГУП “Рослесинфорг“ “Запсиблеспроект“ от 15.09.2009 (т. 1, л.д. 84), в соответствии с которой согласно данных государственного лесного реестра и материалов лесоустройства сосновые насаждения занимают 35% площади лесов на территории Октябрьского района и 53% площади лесов Ханты-Мансийского района, что дает основание считать сосну основной лесообразующей породой для данных районов.

- 4 - четырехкратная наибольшая ставка платы за единицу объема древесины преобладающей основной лесообразующей породы в субъекте Российской Федерации за каждый кв. м снятой, уничтоженной или испорченной почвы (ставка взята истцом на основании Постановления Правительства РФ от 08.05.2007 N 273).

В пункте 5 Приложения N 4 “Таксы для исчисления размера ущерба, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства, за исключением ущерба, причиненного лесным насаждениям или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам“ к вышеуказанной Методике видом лесного нарушения обозначено - самовольное снятие, уничтожение или порча почв, нахождение транспортных средств и механизмов, кроме специального назначения, в защитных лесах вне отведенных мест, их движение вне существующих леечных дорог, по которому размер ущерб определяется как 4-х кратная наибольшая ставка платы за единицу объема древесины преобладающей основной лесообразующей породы в субъекте Российской Федерации (за каждый квадратный метр снятой, уничтоженной или испорченной почвы, а также за каждое транспортное средство или механизм, кроме специального назначения, находящиеся в защитных лесах вне отведенных мест либо двигающиеся вне существующих дорог).

- 1,30 - ставки платы за единицу объема древесины, заготовляемых на землях, находящихся в федеральной собственности, установленные в 2009 году (ставка взята истцом на основании Постановления Правительства РФ от 22.05.2007 N 310).

Согласно статье 3 Федерального закона от 02.12.2009 N 308-ФЗ “О федеральном бюджете на 2010 год и на плановый период 2011 и 2012 годов“ ставки платы за единицу древесины, заготавливаемой на землях, находящихся в федеральной собственности, установленные Правительством РФ в 2007 году, применяются в 2010 году с коэффициентом 1,30.

- 2 - кратность, на которую увеличивается ущерб в случае совершения лесонарушения в защитных лесах (за исключением особо охраняемых природных территорий) и на особо защитных участках эксплуатационных лесов (абзац 1 пункта 9 приложения 3 к Постановлению Правительства РФ от 08.05.2007 N 273).

Согласно пункту 9 Приложения N 3 “Методика исчисления размера вреда, причиненного лесам, в том числе лесным насаждениям, или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам вследствие нарушения лесного законодательства“ к Постановлению Правительства РФ от 08.05.2007 N 273 размер ущерба, исчисленный в соответствии с таксами, увеличивается в 2 раза, если нарушение лесного законодательства совершено в защитных лесах (за исключением особо охраняемых природных территорий) и на особо защитных участках эксплуатационных лесов.

Подтверждением того, что квартал 633 выдел 25 относится к категории защитных лесов является таксационное описание, имеющееся в деле.

- 1000 кв. м - объем уничтоженной почвы в результате разлива нефти. Указанный объем зафиксирован в акте проверки от 09.06.2009 N 14 и акте о лесонарушении от 09.06.2009 N 12.

Проверив представленный истцом расчет причиненного вреда при повторном рассмотрении настоящего дела, суд апелляционной инстанции считает его правильным.

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции считает, что суд первой инстанции правомерно удовлетворил требования истца в полном объеме ввиду их обоснованности.

Доводы заявителя жалобы о том, что при определении размера вреда подлежат учету понесенные им затраты, связанные с ликвидацией разлива нефти, суд апелляционной инстанции отклоняет по следующим основаниям.

Из материалов дела усматривается, что ответчиком были приняты меры по ликвидации последствий нефтеразлива, произошедшего 03.12.2007.

Однако проведенные ответчиком мероприятия по ликвидации нефтеразлива в силу закона не могут быть учтены при определении размера вреда.

Ответчик считает, что затраты, понесенные им в связи с устранением последствий нефтеразлива (лесонарушения), подлежат учету при определении размера вреда.

Между тем, как уже указывалось выше, в соответствии с частью 2 статьи 99 Лесного кодекса лицо, виновное в нарушении лесного законодательства, обязано не только устранить выявленное нарушение, но и возместить причиненный этим лицом вред лесам.

То есть, устранение виновным лицом последствий нарушения лесного законодательства и возмещение причиненного вреда в результате этого нарушения являются самостоятельными действиями, которые прямо предписаны законом.

В части 1 статьи 78 Закона об охране окружающей среды указано о том, что определение размера вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, осуществляется исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды, а также в соответствии с проектами рекультивационных и иных восстановительных работ, при их отсутствии в соответствии с таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, утвержденными органами исполнительной власти, осуществляющими государственное управление в области охраны окружающей среды.

Согласно части 2 статьи 78 того же Закона на основании решения суда или арбитражного суда вред окружающей среде, причиненный нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, может быть возмещен посредством возложения на ответчика обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды за счет его средств в соответствии с проектом восстановительных работ.

Толкование указанных норм позволяет суду сделать вывод о том, что размер вреда определяется исходя: 1) из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды, а также в соответствии с проектами рекультивационных и иных восстановительных работ, 2) при их отсутствии в соответствии с таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, утвержденными органами исполнительной власти, осуществляющими государственное управление в области охраны окружающей среды.

То есть закон не предусматривает оснований для зачета понесенных лесонарушителем затрат по ликвидации последствий лесонарушения (нефтеразлива) в саму сумму ущерба, поскольку такая сумма ущерба в силу закона определяется самостоятельно по факту затрат именно на восстановление нарушенного состояния, а не непосредственно на ликвидацию последствий аварии, либо по установленным законом таксам и методикам исчисления размера вреда.

При этом суд апелляционной инстанции отмечает, что для восстановления нарушенных земель осуществляется их рекультивация. Рекультивации подлежат земли, нарушенные при, в частности, ликвидации последствий загрязнения земель (пункты 3, 5 Основных положений о рекультивации земель, снятии, сохранении и рациональном использовании плодородного слоя почвы, утвержденных Приказом Минприроды РФ N 525, Роскомзема N 67 от 22.12.1995).

Перечень расходов, входящих в состав затрат на рекультивацию земель, установлен в пункте 7 названного Приказа, к которым, в частности, относится осуществление проектно-изыскательских работ, в том числе почвенных и других полевых обследований, лабораторных анализов, картографирование; проведение государственной экологической экспертизы проекта рекультивации; деятельность рабочих комиссий по приемке-передаче рекультивированных земель, другие работы, предусмотренные проектом рекультивации, в зависимости от характера нарушения земель и дальнейшего использования рекультивированных участков.

Таким образом, восстановление нарушенного состояния окружающей среды не тождественно процедуре ликвидации последствия загрязнения окружающей среды (земель). Такое восстановление как раз и осуществляется после процедуры ликвидации последствия загрязнения окружающей среды (земель). Соответственно, расходы, понесенные лесонарушителем в связи с ликвидацией последствий загрязнения окружающей среды (в настоящем деле - нефтеразлива), являются самостоятельными и не входят в состав затрат, необходимых на восстановление нарушенного состояния окружающей среды. Поэтому понесенные ответчиком расходы и не могут быть включены в сумму заявленного ущерба.

Доводы ответчика о том, что суд первой инстанции не учел того, что при определении суммы ущерба истцом не применен пункт 3 Приложения 3 к Постановлению Правительства РФ N 273 от 08.05.2007, суд апелляционной инстанции не принимает.

Согласно указанному пункту при причинении вреда лесам, в том числе лесным насаждениям, или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам вследствие воздействия сточных вод, химических, радиоактивных и других вредных веществ, отходов производства и потребления, ввода в эксплуатацию производственных объектов без устройств, предотвращающих вредное воздействие, лесных пожаров, возникших в результате поджога или небрежного обращения с огнем, в состав ущерба включаются расходы, связанные с приведением соответствующей территории в состояние, пригодное для дальнейшего использования, а также расходы, связанные с тушением лесных пожаров.

То есть в состав ущерба согласно данной Методике включаются, в частности, расходы, связанные с приведением соответствующей территории в состояние, пригодное для дальнейшего использования, при чем расходы не лица, которым был причинен вред.

Толкование указанного пункта во взаимосвязи с вышеприведенными положениями закона указывает на то, что под такими расходами следует понимать именно расходы соответствующего органа по восстановлению нарушенного состояния соответствующей территории, где имело место лесонарушение, которые, в свою очередь, включаются в общий размер ущерба.

Между тем, ответчик ошибочно расценивает затраты по ликвидации аварии как затраты на восстановление нарушенного состояния земель в связи с ликвидацией этой аварии, тем более в силу закона не относящиеся к затратам лица, которым причинен вред окружающей среде.

В рассматриваемом случае истцом было заявлено требование на основании расчета вреда, осуществленного в соответствии с таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, а не основании произведенных им фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды.

Ответчик не представил суду надлежащих доказательств, свидетельствующих о том, что им были понесены затраты, непосредственно связанные с восстановлением нарушенного состояния земель после устранения ликвидации нефтеразлива.

Доказательств проведения ответчиком рекультивационных работ, виды, объемы и порядок выполнения которых определяются проектами рекультивационных работ, суду не представлено.

Представленный ответчиком в дело проект проведения работ по рекультивации нефтезагрязненных земель в зоне деятельности ООО “РН-Юганскнефтегаз“ 2009 года не является доказательством проведения им рекультивационных работ, а лишь свидетельствует о намерении осуществить такие работы.

Кроме этого, проанализировав данный проект, суд апелляционной инстанции отмечает следующее.

В пункте 8 Правил организации мероприятий по предупреждению и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов на территории Российской Федерации“, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 15.04.2002 N 240, указано о том, что последующие работы по ликвидации последствий разливов нефти и нефтепродуктов, реабилитации загрязненных территорий и водных объектов осуществляются в соответствии с проектами (программами) рекультивации земель и восстановления водных объектов, имеющими положительное заключение государственной экологической экспертизы.

Из материалов дела не следует, что представленный ответчиком проект прошел государственную экологическую экспертизу в установленном законом порядке и имеет положительное заключение экспертизы.

Более того, из данного проекта проведения работ по рекультивации нефтезагрязненных земель усматривается, что площадь загрязненного участка не совпадает с площадью, указанной в актах проверки и о лесонарушении от 09.06.2009. В проекте указано о площади участка куст 47 - т. вр. 32 в размере 0,05968 га, на котором следует провести рекультивационные работы, а фактически площадь загрязненного участка составляет 1 га (1000 кв. м).

Таким образом, доводы апелляционной жалобы не нашли своего подтверждения при повторном рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции, в связи с чем отклоняются как необоснованные.

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для отмены обжалуемого решения. Нормы материального права судом первой инстанции при разрешении спора были применены правильно. Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 270 АПК РФ безусловным основанием для отмены судебного акта, суд апелляционной инстанции не установил.

Апелляционная жалоба ответчика удовлетворению не подлежит.

Расходы по уплате государственной пошлины в размере 2 000 рублей при подаче апелляционной жалобы в связи с отказом в ее удовлетворении суд апелляционной инстанции по правилам статьи 110 АПК РФ относит на подателя жалобы - ответчика.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьями 270 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Восьмой арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 10.03.2010 по делу N А75-11977/2009 оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано путем подачи кассационной жалобы в Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

Председательствующий

Т.П.СЕМЕНОВА

Судьи

А.Н.ГЛУХИХ

М.В.ГЕРГЕЛЬ