Решения и постановления судов

Определение Московского городского суда от 16.09.2010 по делу N 33-26928 В удовлетворении исковых требований об обязании демонтировать видеокамеру, устранении вмешательства в частную жизнь и компенсации морального вреда отказано правомерно, поскольку действиями ответчика не нарушены права истца на частную жизнь.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 сентября 2010 г. по делу N 33-26928

Судья: Пильгун А.С.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе

Председательствующего Фроловой Л.А.

Судей Сорокиной Л.Н. Катковой Г.В.

При секретаре М.

Заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Катковой Г.В.

Дело по кассационной жалобе К.

На решение Кунцевского районного суда гор. Москвы от 27 мая 2010 года,

Которым постановлено: В удовлетворении иска К. к Х. об обязании демонтировать видеокамеру, устранении вмешательства в частную жизнь, компенсации морального вреда, взыскании судебных расходов - отказать.

установила:

К. обратился с иском к Х. об обязании демонтировать видеокамеру, устранении вмешательства в частную жизнь. Впоследствии истец уточнил исковые требования, просил суд: обязать Х. демонтировать видеокамеру, установленную в коридоре на 3-м этаже дома 10 ФГУ “ОК “Бор“ Домодедовского района Московской области. Устранить вмешательство в частную жизнь его семьи в виде установки камеры видеонаблюдения. Взыскать с Х. в свою пользу компенсацию морального вреда в размере 150 000 рублей, причиненного незаконной установкой видеокамеры и вмешательством в частную жизнь его семьи. Взыскать с ответчика судебные расходы по оплате государственной пошлины в сумме 100 руб., расходы на услуги представителя в размере 20 000 руб. В обоснование предъявленных требований истец указал, что является собственником квартиры 16 дома 10, расположенного по адресу: ФГУ “Оздоровительный комплекс “Бор“ (ФГУ “ОК Бор“), поселок Одинцово-Вахромеево Домодедовского района Московской области. Летом 2009 года Х. установила камеру видеонаблюдения на стене в коридоре между его квартирой N 16 и своей квартирой N 15, одновременно с видеокамерой ответчиком установлен галогеновый прожектор с датчиком перемещений и направлением луча освещения в сторону входных дверей его квартиры и соседней квартиры N 17. По мнению истца, ответчик не имел права устанавливать без его согласия видеокамеру в местах общего пользования, что нарушает его права гарантированные Конституцией РФ о неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайны. Видеокамера, установленная без его согласия, позволяет ответчику собирать, хранить информацию о частной жизни его семьи, о перемещениях (в квартиру и из квартиры членов семьи, посетителях его квартиры и другую личную информацию). В судебном заседании представители истца явились, уточненное исковое заявление поддержали. Ответчик Х. вместе с представителем явились, возражали против удовлетворения иска.

Представитель ответчика указал, что материалы дела не содержат доказательств, подтверждающих, что Х. действительно осуществляла (или осуществляет до настоящего времени) сбор, хранение, использование и (или) распространение информации о частной жизни истца без его согласия, и (или) иным образом нарушала (нарушает) неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны истца.

Судом первой инстанции установлено, что К. является собственником квартиры N 16 в доме 10, расположенном по адресу: Московская область, Домодедовский район, поселок Одинцово-Вахромеево, ФГУ “Оздоровительный комплекс “Бор“ (ФГУ “ОК “Бор“). Х. является собственником квартиры N 15, расположенной в этом же доме по указанному адресу. Ответчицей Х. произведена установка видеокамеры на внешней стороне стены, рядом с входной дверью, принадлежащей ей квартиры N 15. Видеокамера позволяет жильцам квартиры N 15 на экране домофона видеть изображение человека, позвонившего в дверь квартиры N 15, а также запечатлевать изображение лиц, оказавшихся в непосредственной близости двери квартиры ответчика. Указанные обстоятельства подтверждены самой Х. Стороны также подтвердили в судебном заседании то обстоятельство, что прожектор, установленный рядом с камерой уже несколько месяцев не работает, работает только сама видеокамера. Истцом суду представлено экспертное исследование N 1-0110 от 09.01.2010 г., из которого следует, что использование камеры наблюдения, установленной в непосредственной близости от входной двери в квартиру N 15, на стене коридора общего пользования, на третьем этаже дома N 10 по указанному выше адресу, позволяет в полном объеме вести видеонаблюдение (и записывать видеоизображение) за территорией коридора общего пользования и расположенной в нем входной двери в квартиру N 16. В опровержение доводов истца, ответчица представила суду сведения об установленной в коридоре возле ее двери видеокамеры, из которых следует, что модель установленной видеокамеры по своим характеристикам не позволяет на экране домофона видеть вход в квартиру истца. Из акта осмотра от 19 февраля 2010 года, составленного комиссией ФГУ “ОК “БОР“, следует, что в сектор обзора видеокамеры попадает только площадка перед дверью квартиры 15, площадка перед дверью квартиры N 16 не попадает. Расположение выходов из зоны лифтов позволяет жильцам подойти к входной двери квартиры N 16, минуя сектор обзора камеры внешнего наблюдения квартиры N 15. В соответствии с ч. 1 ст. 3 ГПК РФ заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав. Согласно ст. 23 Конституции РФ каждый имеет право на неприкосновенность жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

В силу ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что действиями ответчика не нарушены права истца на частную жизнь. Суд обоснованно указал, что установка истцом у своей двери видеокамеры произведена в целях личной безопасности и сохранности принадлежащего ей имущества, что не является нарушением гарантированных К. Конституцией РФ прав на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну.

Суд согласился с возражением ответчика и пришел к правильному выводу, что истец, предъявляя иск, в действительности лишь предполагает возможное нарушение своих прав.

Представленное суду экспертное исследование суд признал противоречащим установленным на момент рассмотрения спора обстоятельствам. Из других материалов дела невозможно сделать вывод о том, что цель установки видеокамеры - это сбор и хранение информации о частной жизни К.

Суд пришел к выводу, что К. также не доказал нарушения Х. его права собственности в отношении имущества, собственником которого он является.

Судебная коллегия согласна с выводом суда первой инстанции.

Судом полно и всесторонне проверены все юридически значимые по делу обстоятельства, им дана надлежащая правовая оценка и с этой оценкой судебная коллегия согласна.

Нормы материального и процессуального законодательства судом применены правильно.

Доводы жалобы не содержат правовых оснований для отмены решения суда, повторяют доводы иска, которые были проверены судом и оценка которым в решении дана.

Истцом не доказано вмешательство ответчика в частную жизнь истца.

Коллегия полагает, что суд сделал правильный вывод о том, что ответчик не имел намерений вмешательства в частную жизнь ответчика, видеокамера была установлена в целях личной безопасности. Доказательств иного суду представлено не было.

Суд также правильно отказал в удовлетворении требований о компенсации морального вреда, поскольку судом не установлено нарушение личных неимущественных прав истца действиями ответчика.

Рассмотрение дела в отсутствие истца не является процессуальным нарушением, поскольку в судебном заседании присутствовали представители истца. В соответствии со ст. 48 ГПК РФ граждане вправе вести свои дела в суде лично или через представителей. Ходатайств об отложении рассмотрения дела ими не заявлялось.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Кунцевского районного суда гор. Москвы от 27 мая 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.