Решения и постановления судов

Постановление президиума Нижегородского областного суда от 10.06.2010 по делу N 44у-175/2010 Приговор по делу о сбыте поддельной иностранной валюты изменен, поскольку неоднократные действия осужденного были направлены на достижение единого результата - на сбыт всех имеющихся у него поддельных денежных средств, были совершены в течение короткого отрезка времени, одним и тем же способом, образуют единое преступление и не требуют дополнительной квалификации действий, предшествовавших достижению преступного результата. Явка с повинной признается смягчающим обстоятельством, а потому размер назначенного наказания подлежит снижению.

ПРЕЗИДИУМ НИЖЕГОРОДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 10 июня 2010 г. N 44у-175/2010

Президиум в составе:

председательствующего Каневского Б.С.,

членов президиума Лысова М.В., Погорелко О.В., Попова В.Ф., Прихунова С.Ю., Туговой Е.Е.,

с участием и.о. прокурора Нижегородской области Шахнавазова Р.А.,

при секретаре С.,

рассмотрел надзорное представление первого заместителя прокурора Нижегородской области Шахнавазова Р.А. на приговор Сормовского районного суда г. Нижнего Новгорода от 29 марта 2006 года, которым

Ш., <...>, не судимый,

осужден за совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 186 УК РФ, к лишению свободы на срок 5 лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, по совокупности преступлений, назначено наказание в виде лишения свободы на срок 5 лет 2 месяца, с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Данным приговором также осужден М.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 07 июля 2006 года приговор оставлен без изменения.

В надзорном представлении прокурора поставлен вопрос об изменении постановленных в отношении Ш. судебных решений в части квалификации действий осужденного. В обоснование своих доводов прокурор указывает на то, что суд первой инстанции, необоснованно квалифицировал действия Ш. двумя самостоятельными преступлениями, поскольку целью осужденного был совместный с М. сбыт всей партии поддельной иностранной валюты, принадлежащей последнему. При этом, повторные действия, направленные на достижение преступной цели, Ш. совершил в короткий промежуток времени, после того, как, первая попытка сбыть поддельные денежные знаки оказалась неудачной.

Надзорное производство возбуждено судьей Нижегородского областного суда Потаповой И.А. по основаниям, изложенным в постановлении от 24 мая 2010 года.



Заслушав доклад судьи Нижегородского областного суда Потаповой И.А., изложившей обстоятельства уголовного дела, содержание судебных решений, мотивы надзорного представления прокурора и постановления о возбуждении надзорного производства, мнение и.о. прокурора Нижегородской области Шахнавазова Р.А., поддержавшего доводы надзорного представления, президиум Нижегородского областного суда

установил:

Приговором суда от 29 марта 2006 года Ш. признан виновным и осужден за совершение двух покушений на сбыт поддельной иностранной валюты.

Как установлено судом первой инстанции противоправные действия Ш. заключались в следующем:

29 сентября 2005 года Ш. и М. вступили между собой в предварительный сговор, направленный на реализацию поддельной иностранной валюты - 100-долларовых купюр США.

В целях реализации преступного намерения Ш. и М. пришли в АКБ “Росбанк“, где М. передал Ш. 10 купюр, достоинством 100 долларов США каждая, которые Ш. попытался сбыть. Однако кассир банка усомнилась в подлинности купюр, и принять их отказалась, в связи с чем, довести свой преступный умысел до конца осужденные не смогли.

В этот же день, около 15 часов 30 минут, Ш. вновь попытался аналогичным образом сбыть в Сберегательном банке России 1 купюру, достоинством 100 долларов США, переданную ему М. Поскольку купюра вызвала сомнение в подлинности, кассир вызвала милицию, после этого Ш. и М. были задержаны.

Указанные действия Ш. были квалифицированы как два преступления, предусмотренные ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 186 УК РФ, то есть два покушения на сбыт иностранной валюты, в связи с чем, Ш. наказание назначено по совокупности преступлений.

Вместе с тем президиум полагает, что судебные решения в отношении Ш. подлежат изменению по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 379, ч. 1 ст. 409 УПК РФ, в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции, а также по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 409 и п. 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ, в связи с неправильным применением уголовного закона.

Так, квалифицируя действия Ш. двумя самостоятельными преступлениями, суд не учел фактические обстоятельства дела.

Судом первой инстанции при рассмотрении уголовного дела по существу, установлено, что целью осужденного Ш. был сбыт всех имеющихся поддельных денежных средств. Повторные действия Ш., направленные на сбыт поддельной иностранной валюты в Сберегательном банке России, совершенные осужденным через короткий промежуток времени, после того, как первая попытка сбыть поддельные денежные знаки оказалась неудачной, свидетельствуют о желании Ш. достичь преступной цели, направленной на сбыт имеющихся поддельных денежных купюр.

По смыслу закона, неоднократные действия в отношении одного и того же объекта преступного посягательства, направленные на достижение единого результата, совершенные тем же субъектом в небольшой промежуток времени, аналогичным способом, образуют единое преступление и не требуют дополнительной квалификации действий, предшествовавших достижению преступного результата.

При таких обстоятельствах президиум приходит к выводу о том, что Ш. совершил одно продолжаемое преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 186 УК РФ, в связи с чем из приговора подлежит исключению назначение Ш. наказания по ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Кроме того, назначая Ш. наказание, суд не учел в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, явку с повинной, мотивировав свое решение тем, что явка с повинной написана им после задержания и доставления в органы внутренних дел.

Однако, принимая такое решение, суд не учел, что Ш. был задержан в связи с совершением им попытки сбыта поддельной иностранной валюты в отделении Сберегательного банка России, тогда как в явке с повинной он, кроме этого эпизода, сообщил об обстоятельствах совершения им другого аналогичного эпизода в АКБ “Росбанк“. До написания Ш. явки с повинной органам милиции не было известно о совершении первого эпизода.



По смыслу закона, сообщение лица, задержанного по подозрению в совершении конкретного преступления, об иных совершенных им преступлениях, неизвестных органам уголовного преследования, следует признавать как явку с повинной и учитывать при назначении наказания при осуждении за эти преступления.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: в части 2 статьи 61 Уголовного кодекса Российской Федерации пункт “и“ отсутствует, имеется в виду пункт “и“ части 1 статьи 61.

Исходя из изложенного, президиум признает явку с повинной Ш. в качестве смягчающего наказание обстоятельства, в соответствии с п. “и“ ч. 2 ст. 61 УК РФ.

Решая вопрос о назначении наказания, учитывая внесенные изменения и обстоятельства, установленные судом первой инстанции, а также требования ст. ст. 6, 60, 62 УК РФ, президиум приходит к выводу о необходимости соразмерного снижения наказания по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 186 УК РФ.

Руководствуясь ст. ст. 407, 408 УПК РФ, президиум Нижегородского областного суда

постановил:

Приговор Сормовского районного суда г. Нижнего Новгорода от 29 марта 2006 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 07 июля 2006 года в отношении Ш. изменить.

Признать явку с повинной Ш. в качестве смягчающего наказание обстоятельства, в соответствии с п. “и“ ч. 2 ст. 61 УК РФ.

Исключить назначение наказания по ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Снизить назначенное Ш. наказание по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 186 УК РФ до 4 лет лишения свободы.

В связи с отбытием срока наказания из мест лишения свободы осужденного Ш. освободить.

В остальной части эти же судебные решения оставить без изменения.

Председательствующий

Б.С.КАНЕВСКИЙ