Решения и постановления судов

Определение Московского областного суда от 10.06.2010 по делу N 33-1146 Иск о взыскании возмещения вреда, причиненного смертью кормильца, образовавшейся задолженности, ежемесячных платежей, расходов на погребение, компенсации морального вреда частично удовлетворен правомерно, так как суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, дал им надлежащую правовую оценку и постановил решение, основанное на совокупной оценке собранных по делу доказательств и требованиях норм материального права, регулирующего возникшие спорные правоотношения.

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 июня 2010 г. по делу N 33-1146

Судья: Немова Т.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда

в составе: председательствующего Кондратовой Т.А.,

судей Красновой Н.В., Илларионовой Л.И.

при секретаре Г.

рассмотрев в судебном заседании 10 июня 2010 года кассационную жалобу К. на решение Раменского городского суда от 13 октября 2009 года по делу по иску О. к К., ООО “РГС Столица“ о возмещении вреда, причиненного смертью кормильца, взыскании расходов на погребение, компенсации морального вреда,

заслушав доклад судьи Кондратовой Т.А.,

объяснения кассатора К.,

установила:

О.Н. обратилась в суд с иском и, уточнив в ходе рассмотрения дела заявленные требования, просила взыскать с ООО “Росгосстрах-Столица - 160 000 рублей; взыскать с ответчика К. единовременно в счет возмещения вреда, причиненного смертью кормильца, образовавшуюся задолженность за период с 04.12.2005 г. по 04.07.2009 г. в размере 124 982,50 руб., ежемесячные платежи в размере 6 627,5 руб. пожизненно, расходы на погребение в сумме 5 125 руб., денежную компенсацию морального вреда - 500 000 рублей. При этом истица уточнила круг сторон по иску, а именно в качестве третьих лиц указала Ф. и А. (л.д. 146 - 148).

В судебном заседании истица О.Н. и ее представитель по доверенности С. (л.д. 155) исковые требования поддержали, пояснив, что 04 декабря 2005 года ответчик К., управляя автомашиной Ауди-80, совершил наезд на ее супруга - О., который от полученных в результате ДТП травм скончался. Она находилась на иждивении своего супруга и имеет право на возмещение вреда, причиненного смертью кормильца, в размере, указанном в исковом заявлении. Гибелью мужа ей причинены нравственные страдания, которые она требует компенсировать денежной компенсацией в размере 500 000 рублей. Виновным в гибели О. считают исключительно К., в связи с этим другие участники дорожно-транспортного происшествия - Ф. и А. - указаны в уточненном иске третьими лицами.

Ответчик К. иск признал только в части возмещения расходов на погребение в размере 5 125 руб. В остальной части требования не признал, виновным себя в гибели О. не считает, указывает, что погибший в момент наезда на него находился в состоянии алкогольного опьянения, переходил проезжую часть дороги в неположенном месте. Автотехнической экспертизой, проводившейся на основании постановления следователя СУ при УВД Раменского района, подтверждено, что он не имел технической возможности избежать наезда на пешехода путем применения экстренного торможения со скорости 60 км/ч. Указывает, что его гражданская ответственность была застрахована в ООО “РГС-Столица“, которое должно нести материальную ответственность. Просит учесть, что с февраля 2009 г. он является безработным, на его иждивении находятся члены его семьи.

Представитель ответчик - ООО “Росгосстрах-Столица“ - в судебное заседание не явился, о дне и времени рассмотрения дела извещен (л.д. 173). В ранее представленном в суд письменном мнении относительно иска ООО “РГС-Столица“ иска не признало, ссылаясь на то, что истица не обращалась в страховую компанию за возмещением вреда, чем нарушила установленный Правилами обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств досудебный порядок урегулирования спора; требование о страховой выплате в пределах установленного Правилами срока не предъявляла (л.д. 64 - 65).



Определением суда, занесенным в протокол судебного заседания, с учетом мнения участвующих в деле лиц, надлежащего извещения соответчика о дне и времени рассмотрения дела, на основании ст. 167 ГПК РФ постановлено рассмотреть дело в отсутствие данного соответчика

Третье лицо Ф. пояснил, что утром 04.12.2005 г. на своей автомашине двигался в направлении г. Москвы; на дороге увидел сотрудника ДПС и автомобиль с включенным аварийным сигналом. При приближении к автомобилю понял, что на дороге лежит человек, применил экстренное торможение, попытался уйти от наезда путем выезда на полосу встречного движения. При перестроении почувствовал сотрясение автомобиля, похожее при наезде на кочку, после чего остановился. Время суток было темное, место аварии никакими знаками обозначено не было; дорога была неровная, и сотрудники ДПС расчищали дорогу, чтобы найти линию разметки. После него остановился еще один автомобиль, как потом выяснилось - водитель А.

Третье лицо - А. пояснила, что 04.12.2005 г. утром, около 7 час.25 мин., управляя автомашиной “Тойота Королла“, подъезжала к д. Трошково Раменского района, двигаясь в направлении от г. Москвы. Впереди находился неосвещенный участок дороги, перегороженный в двух направлениях (встречном и попутном) транспортными средствами. На встречном направлении она заметила очертания двух легковых автомашин, неподвижно стоявших на дороге. Она предположила, что произошло ДТП с участием этих автомашин, как потом выяснилось, это были автомашины, принадлежащие К. и Ф. Она снизила скорость и остановилась. Сотрудник ГИБДД показал ей жезлом, чтобы она продолжала движение по проезжей части. Успев проехать несколько метров от места ДТП, она была остановлена вторым сотрудником ГИБДД который указал место для остановки - обочину, потребовал у нее водительское удостоверение, взял его в руки и объявил ей, что она - участник ДТП и должна оставаться на том месте, где ее остановили. Указывает, что проехала в непосредственной близости от тела О., не задев его. Ничего похожего на удар и проезд по препятствию не почувствовала. Сотрудник ГИБДД, остановивший ее, видимо предположил, что она могла нанести какой-то вред гр. О. Однако ни в тот день, ни после, сотрудники ГИБДД так и не смогли ей указать, какой вред сбитому гр. О., по их мнению, она причинила. В подтверждение того, что не причиняла О. какого-либо вреда, ссылается на медицинское свидетельство о его смерти и постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Решением Раменского городского суда от 13 октября 2009 года иск удовлетворен частично: с ООО “Росгосстрах-Столица“ в пользу О. взыскано единовременно возмещение вреда, причиненного смертью кормильца, в размере 160 000 руб.; с К. в пользу О. взыскано единовременно в возмещение вреда, причиненного смертью кормильца, за период с 04 декабря 2005 г. по 04 октября 2009 г. 144 865 рублей, расходы на погребение - 5 125 рублей, в счет компенсации морального вреда - 50 000 рублей, расходы по госпошлине - 100 рублей, а всего - 200 090 рублей; в удовлетворении остальной части требований о компенсации морального вреда отказано; с К. в пользу О. взысканы периодические платежи по возмещению вреда, причиненного смертью кормильца, в размере по 6 627 руб. 50 коп. ежемесячно, начиная с 05 октября 2009 г., пожизненно.

С решением суда в части установленного судом размера ежемесячных платежей, а также в части размера компенсации морального вреда, К. не согласился, обжалует его в кассационном порядке, просит отменить, ссылаясь на неправильное применение судом положений ст. 1083 ГК РФ и неправильную оценку представленных им доказательств своего тяжелого материального положения.

Проверив материалы дела в пределах доводов кассационной жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований к отмене обжалуемого судебного постановления.

В ходе рассмотрения дела судом установлено, что 04.12.2005 г. около 7 ч. 15 м. К., управляя автомашиной Ауди-80, двигаясь в темное время суток с ближним светом фар, со скоростью 60 км/ч по автодороге Москва - Касимов в направлении г. Москвы, на 34 км + 220 м в д. Трошково Раменского района, на сухом, не освещенном участке, находящемся на незначительном удалении от дорожных знаков и разметки, обозначающей пешеходный переход, совершил наезд на пешехода О., находившегося на проезжей части.

Из приобщенного к материалам настоящего гражданского дела отказного материала по факту указанного ДТП следует, что дорожное происшествие имело место с участием трех водителей: К., Ф., и А. В данном материале имеются сведения, что К. первым произвел наезд на пешехода О., стоявшего на центре проезжей части, после чего водитель Ф., управлявший автомобилем ВАЗ-2112 и двигавшийся в попутном направлении с автомобилем Ауди-80, а также двигавшаяся во встречном направлении водитель А., управлявшая автомобилем “Тойота-Королла“, переехали тело уже лежащего на проезжей части О.

Постановлением следователя СУ при УВД Раменского района Московской области от 23.04.2007 г. в возбуждении уголовного дела по ст. 264 ч. 2 УК РФ в отношении К., Ф. и А. отказано по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Проведенной проверкой установлено, что данное ДТП произошло в результате неосторожных действий пешехода О., который при пересечении в темное время суток, на участке, находившемся на некотором удалении от дорожных знаков и разметки, обозначающих пешеходный переход, на 34 км 220 м автодороги “Москва - Касимов“ в районе д. Трошково Раменского района Московской области, проявил невнимательность к дорожной остановке, не убедился в безопасности перехода и стал пересекать проезжую часть в непосредственной близости перед двигавшейся по указанной автодороге в направлении г. Москва автомашиной АУДИ-80, под управлением К., что привело к наезду на него указанной автомашины. В момент ДТП О. находился в состоянии алкогольного опьянения, что отражено в справке приемного отделения Речицкой больницы, куда он был доставлен с места ДПТ 4.12.2005 г. в 7.50 час. (л.д. 20 материала N 208 по факту ДТП от 04.12.2005 г., приобщенного к делу).

Из Речицкой больницы О. 4.12.2005 г. в 10.40 час. был доставлен в реанимационное отделение Раменской ЦРБ, где проведя в стационаре восемь суток, не приходя в сознание, 12.12.2005 г. умер.

О.Н. является супругой О., состояли в браке с 1964 г. (л.д. 10), совместных детей от брака не имели. На момент смерти мужа О.Н. было 67 лет, она является пенсионеркой (л.д. 14). О., 1940 г. р., состоял на учете в ГУ УПФ области и получал пенсию по возрасту, а также работал в ОАО “Раменское ДРСУ“ и имел доход в виде заработной платы (л.д. 11 - 12; 13; 44 - 45).

Гражданская ответственность К., как владельца источника повышенной опасности, на момент ДТП была застрахована ООО “Росгосстрах-Столица“ (л.д. 118).

Дав правовую оценку указанным выше фактическим обстоятельствам дела в совокупности с представленными сторонами в обоснование своих доводов и возражений доказательствами, суд пришел к выводу о том, что в силу положений ст. 1088 ГК РФ истица имеет право на возмещение вреда, причиненного ей смертью кормильца, пожизненно.

Ответственность по возмещению указанного вреда, по мнению суда, в силу ст. ст. 1079, 1072 и Закона РФ “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств“ должна быть возложена на ответчика К. и ООО “Росгосстрах-Столица“, поскольку в рамках проведенной судебно-медицинской экспертизы был установлен механизм образования повреждений на теле О. который был следующим и протекал в три фазы. В результате первичного удара выступающими частями автомобиля образовались повреждения в области нижних конечностей, перечисленные в п. 1 “а“ заключения (1-ая фаза). Первичный удар был нанесен в область, расположенную ниже центра масс тела человека, результатом чего явилось падение пострадавшего на поверхность автомобиля, с образованием повреждений, перечисленных в п. 1 “б“ заключения (2-ая фаза). В дальнейшем тело пострадавшего было отброшено на дорожное покрытие, от удара о которое образовались повреждения, перечисленные в п. 1 “в“ заключения (3-я фаза). Комплекс обнаруженных на трупе повреждений по признаку опасности для жизни расценивается как тяжкий вред здоровью. Смерть О. наступила от вторичных кровоизлияний в ствол головного мозгла, в результате открытой черепно-мозговой травмы и находится в прямой причинно-следственной связи с причинением тяжкого вреда здоровью.



Признаков, характерных для переезда тела пострадавшего колесами автомобиля, при судебно-медицинском исследовании трупа не обнаружено (л.д. 36 - 39 материала об отказе в возбуждении уголовного дела), в связи с чем суд не усмотрел вины водителей Ф. и А. в смерти О.

Предусмотренных законом оснований для освобождения ответчика К. об обязанности по возмещению вреда суд в ходе рассмотрения дела не установил.

Разрешая вопрос о размере возмещения вреда, причиненного смертью кормильца, суд руководствовался положениями ч. 1 ст. 1089 ГК РФ и исходил из того, что согласно представленным в дело доказательствам совокупный среднемесячный доход О. составлял 13 255 руб., следовательно, начиная с 04.12.05 г. О. имеет право на возмещение вреда в размере 6 627 руб. 50 коп. ежемесячно.

С учетом изложенного суд определил размер образовавшейся за период с 04.12.2005 г. по 04.09.2009 г. задолженности, которая составила 304 865 рублей (6 627,50 руб. x 46 мес. = 304 865 руб.), из которых 160000 руб. в соответствии с требованиями п. 2 ст. 19 Закона РФ “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств“ взыскал единовременно в пользу истицы с ООО “Росгосстрах-Столица“, а 144 865 руб. - с К., возложив также на него обязанность по ежемесячным выплатам начиная с 05.09.2009 г. пожизненно.

При этом суд не принял во внимание доводы К. о необходимости уменьшения размера возмещения вреда с учетом вины самого О. в имевшем место ДТП, указав в решении, что согласно ст. 1083 ГК РФ вина потерпевшего не учитывается при возмещении дополнительных расходов (пункт 1 статьи 1085), при возмещении вреда в связи со смертью кормильца (статья 1089), а также при возмещении расходов на погребение (статья 1094).

Также суд счел несостоятельными доводы ответчика о его тяжелом материальном положении, поскольку им не представлено относимых, допустимых, достоверных и достаточных доказательств того, что он не трудоустроен до настоящего времени и получает пособие по безработице в размере 4 000 рублей. При этом суд указал, что представленная им справка из ГУ Центр занятости населения Орехово-Зуевского района (л.д. 117) датирована 12.12.2008 г. и подтверждает лишь, что К. зарегистрирован в качестве лица, ищущего работу. Справка по форме 2-НДФЛ ответчиком представлена только за период с апреля по сентябрь 2008 г. (л.д. 105). Таким образом, достоверных доказательств об отсутствии дохода на настоящее время ответчиком в суд не представлено. Также, по мнению суда, ответчиком не подтверждены надлежащими доказательствами доводы о том, что все члены его семьи, включая супругу, замужнюю дочь, внука, мать, находятся исключительно на его иждивении. Представленной справкой от 26.11.2007 г. с места жительства (л.д. 50) подтверждается лишь факт регистрации К., П., П.А., по месту регистрации ответчика К. Представленная ответчиком копия пенсионного удостоверения (л.д. 51) подтверждает лишь факт того, что К.Л. является пенсионеркой по возрасту, но не подтверждает факта нахождения на иждивении ответчика. Представленная ответчиком справка на л.д. 49 подтверждает лишь, что П. по состоянию на 2007 год являлась студенткой 5 курса филологического факультета МГОПИ, но не подтверждает факта нахождения ее на иждивении К.

При таких обстоятельствах суд не усмотрел оснований для применения положения части 3 ст. 1083 ГК РФ об уменьшении размера возмещения вреда с учетом имущественного положения лица, причинившего вред.

Разрешая требования о взыскании компенсации морального вреда, суд исходил из того, что данные требования основаны на законе (ст. ст. 151, 1100 и 1101 ГК РФ) и подлежат удовлетворению.

Однако, определяя размер денежной компенсации морального вреда, суд счел требуемую истицей сумму в размере 500 000 рублей завышенной, и с учетом фактических обстоятельств дела, при которых О. были причинены тяжкие телесные повреждения, а именно, что он в момент наезда на него автомобиля под управлением К. находился в нетрезвом состоянии, переходил дорогу при плохом освещении не по пешеходному переходу, а в месте некоторого удаления от разметки, обозначающей пешеходный переход, не убедился, что переход дороги для него будет безопасным, а также исходя из требований разумности и справедливости, счел возможным взыскать в ее пользу с ответчика К. 50 000 рублей.

Судебная коллегия находит, что при разрешении вопроса об определении размера ежемесячный платежей, подлежащих взысканию в пользу истица в счет возмещения вреда, причиненного смертью кормильца, а также при определении размера денежной компенсации морального вреда суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, дал им надлежащую правовую оценку и постановил решение, основанное на совокупной оценке собранных по делу доказательств и требованиях норм материального права, регулирующего возникшие спорные правоотношения.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, о наличии грубой неосторожности самого О. и необходимости уменьшения в связи с этим размера возмещения вреда, о материальном положении были предметом рассмотрения суда первой инстанции, по ним в решении содержатся правильные, мотивированные ответы.

Иных правовых доводов, которые бы в силу закона могли повлечь решение суда в обжалованной его части, кассационная жалоба не содержит.

На основании изложенного, руководствуясь ч. 1 ст. 347, ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Раменского городского суда от 13 октября 2009 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.