Решения и постановления судов

Определение Московского областного суда от 10.06.2010 по делу N 33-11313 Исковые требования о признании недействительными межевания, координат, кадастрового плана и границ земельного участка удовлетворены правомерно, поскольку материалами дела установлено нарушение прав собственности истцов при проведении кадастрового учета принадлежащего и находящегося в их пользовании земельного участка.

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 июня 2010 г. по делу N 33-11313

Судья Лодочкин А.П.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе: председательствующего судьи ГАЦЕНКО О.Н.

судей БЕЛЕНКОВА В.И. и ЛАЩ С.И.

при секретаре Л.

рассмотрев в заседании от 10 июня 2010 года кассационную жалобу Ш.П. на решение Одинцовского городского суда Московской области от 9 апреля 2010 года по делу по иску У., Ш.Н. к Ш.П., Управлению Федерального агентства кадастра объектов недвижимости по Московской области о признании недействительными межевания, координат и кадастрового плана земельного участка, установлении границ земельного участка

и заслушав доклад судьи ГАЦЕНКО О.Н.

объяснения Ш.П., его представителя Ш.З.;

У., адвоката Кулешовой С.В. в его интересах

установила:

У., Ш.Н. обратились в суд с иском к Ш.П., Управлению Федерального агентства кадастра объектов недвижимости по Московской области о признании недействительными межевания, координат и кадастрового плана земельного участка, границ земельного участка площадью 877 кв. м К N <...>, принадлежащего Ш.П., расположенного по адресу: <...>. В уточненном иске просили установить границы земельного участка У. и Ш.Н., площадью 1925 кв. м.

В обоснование своих требований истцы ссылались на то, что в 2009 году ответчик произвел межевание земельного участка N 128 без согласования границ с истцами. В результате постановки на кадастровый учет земельного участка N 128 нарушено фактическое землепользование, истцы не имеют возможности поставить земельный участок N 129 на кадастровый учет, так как фактическая смежная граница участков N 128 и N 129 не соответствует кадастровому плану земельного участка Ш.П. площадью 877 кв. м К N <...>.

Кадастровый учет земельного участка Ш.П. произведен с нарушением закона, в нарушение фактического расположения смежной границы, что является основанием для его отмены. Так как с момента приобретения прав на земельный участок У. и Ш.Н. смежная граница участков не изменялась, то истцы просили определить ее в координатах установленных специалистами ООО “Земля“.

Ш.П. и его представитель возражали против заявленных требований, указав, что границы земельного участка площадью 877 кв. м <...>, принадлежащего Ш.П., расположенного по адресу: <...> установлены в соответствии с планом границ земельного участка 1994 года, соответствуют генеральному плану. Решением Одинцовского городского суда от 17.03.08 г. подтверждена действительность свидетельства о праве собственности на землю и план к свидетельству. Проведенное межевание земельного участка в 2009 году не нарушает права истцов, так как границы участка установлены. Требования истцов направлены на изъятие части земельного участка ответчика. Необходимые по делу обстоятельства установлены результатами контрольных проверок уполномоченных органов, подтверждены планами и замерами спорных земельных участков.



Представитель Управления Федерального агентства кадастра объектов недвижимости по Московской области в судебное заседание не явился.

Решением Одинцовского городского суда от 9 апреля 2010 года исковые требования У. и Ш.Н. удовлетворены частично: признаны недействительными результаты межевания, координаты и кадастровый план земельного участка площадью 877 кв. м, принадлежащего Ш.П. Определена смежная граница земельного участка N 128, принадлежащего Ш.П. и N 129, принадлежащего У. и Ш.Н.

В удовлетворении исковых требований У. и Ш.Н. об установлении границ земельных участков N 129 и 129Б площадью 1925 кв. м отказано.

В кассационной жалобе Ш.П. просит решение суда отменить, ссылаясь на его незаконность.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены судебного решения.

В силу ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Судом установлено, что У. принадлежит часть участка N 129, площадью 959 кв. м расположенного по адресу: <...>, что подтверждается соответствующим свидетельством о праве собственности на землю.

Ш.Н. принадлежит часть участка N 129, площадью 959 кв. м расположенного по адресу: <...>, что также подтверждается соответствующим свидетельством о праве собственности на землю.

Ш.П. является собственником земельного участка, расположенного по адресу: <...>.

Участок N 128, принадлежащий Ш.П. состоит на государственном кадастровом учете с кадастровым номером К N <...>.

У. 20.07.09 г. отказано в учете изменений объекта недвижимости по тем основаниям, что границы земельного участка пересекают границы участка с кадастровым номером К N <...>.

Дав оценку имеющимся в деле доказательствам, в том числе, представленным в суд экспертным исследованиям РФЦСЭ при Минюсте РФ в 2004 году, планам БТИ и экспертному заключением по настоящему делу, в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о том, что смежная граница земельных участков сторон со времени предоставления участков в 1994 году У. и Ш.Н. не изменялась.

Из дела также усматривается, что вступившим в законную силу решением Одинцовского городского суда от 17.03.08 г. Ш.П. отказано в иске к У. и Ш.Н. о восстановлении границы земельного участка (т. 1 л.д. 46).

Суд обоснованно признал, установленные данным решением обстоятельства преюдициальными для разрешения настоящего спора в силу ст. 61 ГПК РФ.

Указанным решением, в частности, был установлен факт отсутствия нарушения прав Ш.П. со стороны земельного участка У. и Ш.Н., что подтверждаются фактическим пользованием земельным участком Ш.П. площадью 909 кв. м.



В силу положений п. 7 ст. 36 ЗК РФ местоположение границ земельного участка и его площадь определяются с учетом фактического землепользования в соответствии с требованиями земельного и градостроительного законодательства. Местоположение границ земельного участка определяется с учетом красных линий, местоположения границ смежных земельных участков (при их наличии), естественных границ земельного участка.

Условия и процедура согласования границ земельных участков при их межевании установлена в ст. 40 ФЗ “О государственном кадастре недвижимости“.

Судом для определения правильности проведения кадастрового учета и соответствия границ земельных участков сторон кадастровым границам земельного участка N 128, принадлежащего Ш.П. назначалась землеустроительная экспертиза, которая была проведена экспертом Ф.

Из заключения эксперта усматривается, что участки У. и Ш.Н. огорожены общим забором, а между ними забора нет. Участок Ш.П. огорожен новым сплошным металлическим забором. При обмере установлено, что участок N 129 У. и Ш.Н. - 1921 кв. м, участок N 128 Ш.П. - 854 кв. м. Фактические площади рассматриваемых участков имеют следующие не соответствия правоустанавливающим документам сторон: фактический общий участок У. и Ш.Н. больше на 3 кв. м, фактический участок Ш.П. меньше на 23 кв. м. Землеотводные документы на участок У. и Ш.Н. в деле отсутствуют и поэтому проверить их соответствие фактическим границам не представляется возможным. Кадастровый план части участка N 128 накладывается на фактические границы участка N 129 почти на всей протяженности смежной границы. Площадь накладки составляет 34 кв. м. Кадастровый план части участка N 128 сдвинут в северо-восточном направлении (в направлении участков 129 и 127). По границе с другой частью участка N 128, кадастровый план части участка N 128 Ш.П. также сдвинут в северо-восточном направлении вглубь своей фактически занимаемой территории. Площадь этой не учтенной в кадастровом плане территории составляет 15 кв. м. Вышеуказанные несоответствия превышают допустимую точность положения характерных точек границ и точность определения площади земельных участков. Кадастровый учет земельного участка N 128 сохраняется наложение на фактические границы участка N 129, но оно составляет 20 м кв. В заключении эксперта содержится вывод о том, что несоответствии плановых и фактических границ не являются допустимыми для межевания и кадастрового учета.

Дав оценку заключению эксперта в совокупности с другими исследованными по делу доказательствами, суд пришел к обоснованному выводу о том, что при проведении межевания земельного участка Ш.П. и постановке его на кадастровый учет были допущены нарушения, а именно кадастровый учет участка ответчика произведен по границам, не существующим на местности, что является существенным при наличии спора смежных землепользователей.

Суд обоснованно отверг ссылку Ш.П. на публикацию о проведении межевания земельного участка, так как из представленного объявления не следует, что печатное издание уполномочено соответствующим органом Роснедвижимости для официального опубликования сведений о межевании земельных участков.

Дал суд надлежащую оценку и доводам Ш.П. о том, что границы земельного участка должны соответствовать генеральному плану ДСК “Сельскохозяйственный“, и обоснованно их отверг, поскольку на плане границы отображены схематично, в период землепользования были изменены и закреплены сторонами путем установки ограждений.

Обоснованно суд отверг и доводы Ш.П. о том, что У. имеет лишнюю площадь со стороны земельного участка N 127, поскольку эти доводы объективно не подтверждены. Дал суд надлежащую оценку и другим доводам Ш.П. и привел в решении мотивы, по которым он отверг данные доводы.

Суд сделал правильный вывод о том, что нарушении при проведении кадастрового учета нарушают права собственности истцов на принадлежащий и находящийся в их пользовании земельный участок.

При определении и установлении смежной границы земельных участков N 128 и N 129, суд обоснованно учитывал, то, что на земельных участках сложилось определенное землепользование, которое с учетом застройки земельных участков позволяет сохранить смежную границу в неизменном виде без переноса смежного ограждения.

Вместе с тем, суд обоснованно отказал в удовлетворении требований истцов об установлении границ земельного участка N 129 и 129 Б площадью 1925 кв. м, поскольку в фактическом пользовании истцов находится земельный участок площадью 1921 кв. м с иными координатами границ и поворотных точек.

Доводы кассационной жалобы Ш.П. о незаконном характере проведения экспертизы экспертом Ф. ввиду того, что кассатору не была предоставлена возможность представить эксперту свои вопросы, а также не была предоставлена возможность даже обжаловать определение о назначении экспертизы не могут быть признаны состоятельными, поскольку из протокола судебного заседания от 18 марта 2010 года усматривается, что Ш.П. участвовал в судебном заседании, в котором со сторонами обсуждался вопрос о назначении экспертизы. При этом Ш.П. выразил свое несогласие с назначением экспертизы и с вопросами, поставленными истцами перед экспертом, однако своих вопросов для эксперта не предлагал. Поскольку определением о назначении экспертизы производство по делу не приостанавливалось и судом сразу была определена дата следующего судебного заседания, то такое определение в силу положений ст. 371 ГПК РФ обжалованию не подлежало.

Довод кассационной жалобы Ш.П. о том, что заключение эксперта в судебном заседании не исследовалось и не оглашалось, противоречит протоколу судебного заседания.

Довод кассационной жалобы о заинтересованности эксперта и его некомпетентности также не состоятелен, поскольку эксперт предупреждался судом за дачу заведомо ложного заключения, представленное им заключение отвечает всем требованиям, предъявляемым положениями ГПК РФ к экспертному заключению. Само заключение оценивалось судом в совокупности с другими доказательствами по делу.

Полученные кассатором заключения землеустроительных организаций после вынесения судом решения кассационной инстанцией в качестве новых доказательств не приняты, поскольку кассатором не обоснована невозможность представления этих доказательств при рассмотрении дела в суде первой инстанции.

Довод кассационной жалобы о невозможности определить смежную границу по указанным экспертом координатам не могут быть признаны состоятельными, поскольку данные координаты описывают фактически существующую границу, имеющую графическое изображение на ситуационном плане (т. 2 л.д. 72).

Кроме того, стороны либо судебный пристав-исполнитель не лишены возможности на стадии исполнения судебного решения поставить перед судом постановившим решение вопрос о разъяснении порядка исполнения решения в случае возникновения соответствующих неясностей при исполнении решения.

Другие доводы кассационной жалобы Ш.П. сводятся к иной в отличии от суда первой инстанции оценке исследованных по делу доказательств. Эти доводы не свидетельствуют о неправильном применении судом норм материального права либо о существенном нарушении им норм процессуального права, в связи с чем они не могут служить основанием для отмены судебного решения.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Одинцовского городского суда от 9 апреля 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Ш.П. - без удовлетворения.