Решения и постановления судов

Определение Московского областного суда от 10.06.2010 по делу N 33-11171 В иске о признании действительным договора дарения, признании права собственности на квартиру в порядке наследования отказано правомерно, встречный иск о признании ничтожным договора дарения удовлетворен правомерно, так как, отказывая истице в удовлетворении требований, суд исходил из того, что договор дарения и переход права собственности не были зарегистрированы в течение двух лет со дня заключения договора, до смерти одаряемого.

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 июня 2010 г. по делу N 33-11171

Судья: Парфенова Т.И.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе:

председательствующего: Хрипунова М.И.,

судей: Гарновой Л.П., Меншутиной Е.Л.,

при секретаре: А.,

рассмотрев 10 июня 2010 года в открытом судебном заседании кассационную жалобу К. на решение Жуковского городского суда Московской области от 25 марта 2010 года по делу по иску К. к К. о признании действительным договора дарения, признании права собственности на квартиру в порядке наследования; встречному иску К. к К. о признании ничтожным договора дарения,

заслушав доклад судьи Гарновой Л.П., объяснения представителя К. - В., поддержавшей доводы жалобы; представителя К. - адвоката В. по доводам кассационной жалобы,

установила:

К., с учетом уточненных требований, обратилась в суд с иском к К. о признании действительным договора дарения квартиры <...>, признании права собственности на квартиру в порядке наследования по закону, указав, что <...> года умер ее сын - К., открылось наследство к его имуществу, в том числе спорную квартиру, принадлежавшую сыну по договору дарения с К., удостоверенному нотариусом Г., однако не зарегистрированному в ЕГРП ко дню смерти по причине утраты им паспорта и болезни.

К. иск не признала, обратилась со встречным иском к К. о признании ничтожным указанного выше договора дарения квартиры, указав, что К. является ее внуком, который был зарегистрирован на ее жилой площади в 1996 году.

Находясь в преклонном возрасте (1928 год рождения), оставшись одна после смерти супруга и сына, она решила подарить свою квартиру, принадлежавшую ей на праве собственности, своему внуку, рассчитывая на то, что она будет до конца жизни проживать в квартире, а он будет содержать квартиру: оплачивать коммунальные услуги, производить ремонт.

16.02.2007 года она подписала договор дарения у нотариуса.

Однако, внук не принял дар, не взял правоустанавливающие документы на квартиру, не оплачивал коммунальные услуги, не делал необходимого ремонта, в квартире проживал периодически, до дня смерти в течение двух лет не зарегистрировал свое право на жилую площадь, не перевел на себя лицевой счет, не вступил в члены ЖСК и, как выяснилось, в договоре дарения не закреплено за ней право проживания.



Она продолжала оплачивать коммунальные услуги, произвела в 2008 году за свой счет замену радиаторов отопления.

Решением суда в удовлетворении исковых требований К. отказано.

Признан ничтожным договор дарения квартиры N <...> между К. и К., удостоверенный нотариусом Г.

В кассационной жалобе К. просит решение суда отменить, как постановленное с нарушением закона.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены решения суда.

Согласно пункту 3 статьи 574 Гражданского кодекса Российской Федерации договор дарения недвижимого имущества подлежит государственной регистрации.

Отказывая истице в удовлетворении требований, суд исходил из того, что договор дарения от 16.02.2007 года и переход права собственности не были зарегистрированы в УФРС до дня смерти К.- <...> года, т.е. в течение двух лет со дня заключения договора, до смерти одаряемого.

Правоустанавливающие документы на квартиру он не взял, в квартире, будучи зарегистрированным до заключения договора, проживал периодически, не вступил в члены ЖСК, не выполнял обязанностей по содержанию квартиры и общего имущества дома, т.е. фактически дар не принял.

Собственником спорной квартиры до и после заключения договора дарения является К.

Поскольку К. к моменту открытия наследства собственником квартиры не являлся, суд правильно пришел к выводу о том, что она не может быть признана наследственным имуществом.

Обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом правильно; в мотивировочной части решения им дана надлежащая оценка.

С выводами суда судебная коллегия согласна.

Доводы кассационной жалобы основаны на неправильном толковании норм гражданского права, сводятся к переоценке выводов, изложенных судом в мотивировочной части решения, и не содержат правовых оснований для его отмены в кассационном порядке.

Руководствуясь статьями 199, 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:



решение Жуковского городского суда Московской области от 25 марта 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу К. - без удовлетворения.