Решения и постановления судов

Определение Московского областного суда от 08.06.2010 по делу N 33-11103 Дело о признании права собственности на самовольные строения и землю, выделе доли домовладения, определении порядка пользования земельным участком, о признании права собственности в порядке наследования передано на новое рассмотрение, так как суд не поставил на разрешение экспертов вопрос о том, как изменятся доли совладельцев в связи с произведенными ими пристройками к основному строению, не проверил техническую возможность выдела доли каждому владельцу из общего имущества в натурном выражении.

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 июня 2010 г. по делу N 33-11103

Судья: Волкова Ю.С.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе:

председательствующего Фролкиной С.В.,

судей Ризиной А.Н., Хугаева А.Г.,

при секретаре Ц.,

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: решение Видновского городского суда Московской области по данному делу имеет дату 23.12.2009, а не 21.08.2009.

рассмотрев в открытом судебном заседании от 08 июня 2010 года кассационные жалобы А., А., В. на решение Видновского городского суда Московской области от 21 августа 2009 года по делу по иску В. к Г., Б., Т., А., Л., А., А., А. о признании права собственности на самовольные строения и по встречным искам Г., Б. о признании права на самовольные строения, выделе доли домовладения, определении порядка пользования земельным участком, признании постановления и свидетельства частично не действительным, А. о признании права собственности на самовольные строения, выделе доли домовладения, признании права собственности на землю, А. о признании права собственности в порядке наследования, закреплении порядка пользования земельным участком и домовладения, Т. о признании права собственности на самовольные строения, и закреплении земельного участка по фактическому пользованию, А. о признании права собственности на самовольные строения, и закреплении земельного участка по фактическому пользованию, Л. о признании права собственности на самовольные строения и закреплении земельного участка по фактическому пользованию,

заслушав доклад судьи Ризиной А.Н.,

объяснения представителя А. - А., А., представителя В. - К., Л., Б., представителя А. - А., Г., представителя Т. - Т.,

установила:

Истец В. предъявил иск к ответчикам о признании за ним право собственности на самовольно возведенные строения лит. Г10, Г11; о выделе в натуре 3/18 долей, принадлежащих ему в праве общей долевой собственности на дом N 9, с прекращением на нее права собственности. Также истец просил определить порядок пользования земельным участком при доме по фактическому пользованию.

Ответчики Г. и Б. предъявили встречный иск о признании за ними права собственности на самовольное строение лит. А3, площадью 8,3 кв. м в указанном доме; права собственности на земельный участок площадью 346 кв. м; выделении в их собственность части дома, а также служебных построек сарай лит. Г7, погреб П, душ лит. д, прекращении права долевой собственности на указанное домовладение; определении порядка пользования земельным участком по фактическому пользованию. Также просили признать частично не действительным постановление главы А. N 1307 от 21.07.93 г. о закреплении за каждой из них земельного участка площадью. 116,0 кв. м, признать частично не действительными свидетельства о праве собственности на земельные участки, выданные на их имя.

Ответчик А. также предъявил встречный иск. Просил признать за ним право собственности на самовольно возведенные строения лит. а7, а8, а9, Г1, Г8, у1; выделить в натуре 5/15 долей, принадлежащих ему в праве общей долевой собственности на дом с прекращением на данную долю права собственности; определить в его пользование земельный участок размером 464, 3 кв. м с дорожками от калитки до входа в часть дома, а также к фасадной части дома окна и к ней расположенного участка земли с домовладельцами.



Ответчик А. предъявила встречный иск о признании за ней права собственности в порядке наследования по закону на земельный участок площадью 185, 8 кв. м и на 2/15 доли в праве общей долевой собственности на дом. Также просила определить порядок пользования земельным участком и жилым домом.

Ответчик Т. во встречном иске просила признать за ней право на самовольно возведенные строения лит. а4, помещения N 1 - 3, лит. Г (1/4 доля), Г3 (1/2 доля), Г15, д 2, у (1/4 доля). Определить порядок пользования земельным участком по фактическому пользованию.

Ответчик А. обратился со встречным иском, которым просит признать за ним право собственности на самовольно возведенные строения лит. а6, помещение N 4, а3, помещение N 2, а1 помещение N 3, а7, помещение N 1, строения Г (1/4 доля), Г2 (1/2 доля), д 1 (1/3 доля), у (1/4 доля). Определить порядок пользования земельным участком.

Ответчик Л. также обратилась со встречным иском. Просит признать за ней право собственности на самовольные строения лит. а1 помещение N 1-4, Г (1/4 доля), Г3 (1/2 доля), д1 (1/3 доля), у (1/4 доля); определить порядок пользования земельным участком, выделив ей в пользование земельный участок по фактическому пользованию.

В ходе судебного заседании стороны и их уполномоченные представителя поддержали заявленные требования.

А. района в суд не явилась. В предъявленном суду заявлении оставила разрешение спора на усмотрение суда и просила о рассмотрении дела без участия представителя А.

Решением суда от 23 декабря 2009 года и дополнительным решением Видновского городского суда от 01 апреля 2010 года удовлетворены исковые требования А. о признании за ней права собственности в порядке наследования по закону на 2/15 долей в праве общей долевой собственности на дом. В удовлетворении других исков отказано.

С решением суда не согласились А., А., В., которые в кассационных жалобах просят об отмене постановленного решения, ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

Выслушав явившихся лиц, изучив представленные материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия приходит к следующему.

Из представленных материалов дела следует, что спорное домовладение является объектом общей долевой собственности.

Материалами дела подтверждается, что в праве общей долевой собственности на спорный дом В. принадлежит - 3/18 доли; Г. - 1/12 доли; Б. - 1/12 доли; Т., А., Л. - по 1/15 доли каждому; А. - 5/15 долей. На 2/15 долей просит признать право собственности А. в порядке наследования по закону.

Данными технического учета органов БТИ подтверждается, что спорный жилой дом состоит из Лит. А, А1, А2, А3, А4, общей площадью 111, 1 кв. м, жилой - 85, 5 кв. м.

При указанном домовладении также имеются служебные строения лит Г сарай, Г1 сарай, Г2 гараж, ГЗ гараж, Г4 сарай, Г5 сарай, Г6 сарай, Г7 сарай, П погреб, Г8 гараж, Г9 сарай, Г10 летний дом, Г11 веранда, Г12 летний дом, Г13 летний дом, Г14 веранда, Г15 беседка Н навес, печь лит. Г12, и сооружения лит у уборная, у1 уборная, у2 уборная, д. душ, д1 душ, д2 душ, д. 3 душ, и ограждение.

Из сведений в техническом паспорте БТИ усматривается, что разрешение на строительство не предъявлено на следующие помещения, входящие в состав спорного дома: лит. А3 - жилая пристройка; литер. а1 - веранда; холодные пристройки под лит. а3, а4, а6, а9, а также лит. а7 - открытая веранда и лит. а8 - мансарда.

Отказывая истцам в признании права собственности на самовольные строения, суд, ссылаясь на положения ст. 222 ГК РФ, указал на отсутствие доказательств нахождения спорных строений на части земельного участка спорящей стороны.



При этом суд исходил из того, что границы земельных участков сторон, принадлежащих им по документам о праве собственности на землю, в установленном законом порядке не определены.

Судебная коллегия с выводами суда об отказе в удовлетворении исков о признании права собственности на спорные строения согласиться не может по следующим основаниям.

Судебная коллегия соглашается, что принадлежащие сторонам части земельных участков, выраженные в площадях, нельзя рассматривать как самостоятельные объекты права собственности, поскольку в установленном законом порядке (с учетом отсутствия реального раздела дома), они образованы не были.

Из изложенного можно сделать вывод о том, что земельный участок при доме находится у сторон на праве общей собственности. Следовательно, материалами дела подтверждается, что спорные строения возведены сторонами на земельном участке, принадлежащем им на праве общей собственности.

Согласно п. 3 ст. 245 ГК РФ участник долевой собственности, осуществивший за свой счет с соблюдением установленного порядка использования общего имущества неотделимые улучшения этого имущества, имеет право на соответствующее увеличение своей доли в праве собственности на общее имущество.

Следовательно, в случае увеличения одним из сособственников с соблюдением установленных правил за свой счет полезной площади жилого дома доля в праве общей собственности на дом и порядок пользования помещениями подлежат соответствующему изменению по требованию этого сособственника.

Из заключения судебной строительно-технической экспертизы следует, что спорные строения, входящие в состав основного строения спорного жилого дома, соответствуют строительно-техническим требованиям.

Вместе с тем, суд в нарушение требований п. 2 ст. 56, ст. 79 ГПК РФ не поставил на разрешение экспертов вопрос о том, как изменятся доли совладельцев в связи с произведенными ими пристройками к основному строению. Однако выяснение данного обстоятельства имело значение для правильного рассмотрения дела, поскольку требования истцов фактически были заявлены об увеличении принадлежащих им долей пропорционально стоимости полезной площади возведенных пристроек.

Таким образом, судом при разрешении требований о признании права собственности на строения А3, а3, а4, а6, а9, а7, а8 не были применены нормы п. 3 ст. 245 ГК РФ и в нарушение требований ст. 148 ГПК РФ неверно определен предмет исковых требований, поэтому решение в данной части нельзя признать законным и обоснованным.

Что касается требований истцов о признании за ними права собственности на надворные сооружения и строения (сараи, гаражи, навесы и т.д.), то суду следовало установить: обладает ли каждый объект, предъявленный к спору, признаками самостоятельного объекта недвижимости с позиции требований п. 1 ст. 130 ГК РФ. И в зависимости от установленных обстоятельств разрешить спор с учетом требований п. 3 ст. 222 ГК РФ.

Поскольку обозначенные судебной коллегией обстоятельства в рамках исковых требований о признании права собственности на самовольные строения судом выяснены не были, то решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении исков в отношении спорных строений подлежит отмене.

Также судебная коллегия находит заслуживающими внимание доводы кассаторов, что суд необоснованно отказал истцам в удовлетворении исковых требований о выделе в натуре принадлежащих им на праве собственности долей.

Из содержания исковых требований всех истцов (совладельцев) следует, что каждый из них просил выделить в его собственность долю, принадлежащую каждой стороне в праве общей долевой собственности на дом, выраженную в натурной части (увеличенную пропорционально стоимости полезной площади возведенных пристроек).

Исходя из того, что выдел долей в натуре был заявлен каждым совладельцем, суд правильно разрешал заявленные иски с позиции возможности раздела спорного дома между всеми совладельцами.

Поскольку заключением судебной строительно-технической экспертизы установлено, что раздел жилого дома между всеми его сособственниками, исходя из его общей площади, технически невозможен, суд обосновано пришел к выводу о невозможности раздела дома по основаниям его неделимости между всеми совладельцами.

Однако, в нарушение требований п. 3 ст. 196 ГПК РФ суд не учел, что каждой стороной по делу заявлялись требования о выделе принадлежащей им долей в натуре.

Судом не учтено, что данные требования являются самостоятельными, поскольку основаны на положениях п. 2 ст. 252 ГК РФ, которой регламентировано, что участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества.

Несоразмерность имущества, выделяемого в натуре участнику долевой собственности на основании настоящей статьи, его доли в праве собственности устраняется выплатой соответствующей денежной суммы или иной компенсацией (п. 4 ст. 252 ГК РФ).

Однако, в нарушение вышеприведенных требований закона суд не проверил техническую возможность выдела доли каждому владельцу из общего имущества в натурном выражении (в том числе с учетом увеличения доли). При этом суд при разрешении спора также не выяснил вопросы требующих специальных познаний о стоимости систем отопления и газоснабжения в доме, а также техническую возможность для оборудования каждому выделяемому собственнику указанной отдельной системы, в том числе стоимость работ и материалов, необходимых для такого переоборудования.

Кроме того, при наличии технической возможности выделить кому-либо из совладельцев его долю в натурном выражении суду также следовало поставить перед экспертами вопрос о перераспределении долей между теми совладельцами, доля которых реально выделана быть не может.

Не может судебная коллегия согласиться с решением суда и в части отказа в удовлетворении исковых требований об определении порядка пользования домом и земельным участком при нем.

Отказывая в удовлетворении исковых требований об определении порядка пользования жилым домом, суд исходил из того, что между сторонами не сложился порядок пользования домом, а определить пользование домом в соответствии с долями, принадлежащими совладельцам, не представляется возможным.

Однако суд не учел, что в соответствии с ч. 1 ст. 247 ГК РФ владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия - в порядке установленном судом.

Таким образом, действующее законодательство не содержит каких-либо ограничений либо запретов на возможность определения порядка пользования спорного объекта с отступлением от долей в праве собственности, в том числе с выделением в совместное пользование сторон какого-либо помещения.

Следовательно, выводы суда, положенные в основу об отказе в определении порядка пользования жилым домом, нельзя признать законными и обоснованными.

Отказывая в удовлетворении иска об определении порядка пользования земельным участком, суд сослался на невозможность определить площадь и местоположение земельного участка под домовладением, необходимого для обслуживания долей совладельцев, поскольку раздел и порядок пользования жилым домом не произведен.

Судебная коллегия находит данный вывод суда несостоятельным в силу вышеуказанных положений п. 1 ст. 247 ГК РФ, которые гарантируют право участника общей долевой собственности, при недостижении согласия между участниками общей собственности, в судебном порядке требовать определения порядка владения и пользования имуществом, находящимся в общей собственности.

Так как материалами дела установлено, что земельный участок находится на праве общей собственности сторон, то на возможность определения порядка пользования им наличие, либо отсутствие реального раздела дома (порядка пользования домом) не влияет.

Кроме того, при разрешении спора об определении порядка пользования земельным участком суд не выяснил всех обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела.

Судом установлено, что земельный участок при доме приватизирован и переданная в собственность площадь земельного участка по документам составляет 1 228, 19 кв. м.

Из указанной площади В. принадлежит - 77, 3 кв. м; Г. - 116,0 кв. м; Б. - 116,0 кв. м; Т. - 92,99 кв. м; А. - 92,99 кв. м; Л. - 92,99 кв. м; А. - 464,3 кв. м. На часть земельного участка площадью 185, 8 кв. м предъявила в порядке наследования по закону свои права А.

Результатами землеустроительной экспертизы установлено, что в фактическом пользовании сторон находится земельный участок площадью 1 498 кв. м, что на 269,81 кв. м больше, чем передано в собственность по документам.

Из представленных материалов дела следует, что при приватизации земельного участка за домовладением был закреплен земельный участок площадью 1 393 кв. м, что на 164,81 кв. м больше, чем по документам.

Таким образом, суду следовало выяснить: когда и в каких границах закреплялся земельный участок при доме площадью 1 393 кв. м; где проходят красные линии и не нарушены ли они; менялась ли площадь и конфигурация (внешние границы) земельного участка по данным технического учета с момента его первичной инвентаризации; могут ли разночтения в площадях земельного участка являться результатом его неточного измерения.

Кроме того, судебная коллегия усматривает, что экспертом на рассмотрение суда были предоставлены варианты порядка пользования земельным участком с учетом трех позиций: из площади - по правоустанавливающим документам; исходя из закрепленной площади - 1 393 кв. м; и исходя из общей площади земельного участка по фактическому использованию.

Вместе с тем суд не поставил на разрешение экспертов вопросы о предоставлении вариантов порядка пользования земельным участком при неразделенном доме.

Суд не учел, что порядок пользования земельным участком при неразделенном доме имеет свои особенности, так как его возможные варианты должны предусматривать описание площади под домом (вместе с зоной необходимой для его обслуживания), поскольку данные площади при отсутствии раздела дома остаются у сторон в совместном пользовании. Данный принцип распространяется и на надворные строения и сооружения, к которым должен быть предусмотрен общий подход.

Кроме того, поскольку в фактическом пользовании сторон находится земельный участок, площадь которого превышает и закрепленную и по документам, суду следовало установить: нарушает ли такое землепользование законные права и интересы не только администрации, привлеченной к участию в деле, но и права и законные интересы смежных землепользователей.

Выяснение данных обстоятельств имеет значение для правильного рассмотрения дела, так как в случае отсутствия претензий к ответчикам со стороны третьих лиц, суд вправе рассмотреть вопрос об определении порядка пользования земельным участком исходя из фактической (уточненной) площади.

Также судебная коллегия находит подлежащим отмене и решение суда в части разрешения иска А. о признании права собственности на 1/15 доли в праве собственности на дом и на земельный участок площадью 185, 8 кв. м в порядке наследования по закону.

Из представленных материалов дела следует, что суд правильно определил обстоятельства и закон подлежащий применению при рассмотрении искового требования А.

Вместе с тем, из содержания искового заявления А. следует, что в качестве третьих лиц по ее иску она указала и иных наследников по закону, которыми являются - А. и А.

Однако, в нарушение требований п. п. 2 п. 2 ст. 364 ГПК РФ суд рассмотрел дело в отсутствие и без извещения указанных лиц, что является безусловным основанием к отмене обжалуемого решения.

Кроме того, в материалах дела не имеется всех документов, на основании которых можно сделать вывод о том, что А. является наследницей по закону к имуществу А.

В частности, в материалах дела нет сведений о том, что А. на момент смерти являлась пережившей супругой умершего А. (свидетельства о браке). Также нет в деле и свидетельства о рождении самого А., из которого можно было установить, что он является наследником А., умершей 10 июня 2006 года.

Копии наследственного дела к имуществу умершей А. также не имеется.

Отказывая истцу А. в признании права собственности на земельный участок площадью 185,8 кв. м суд первой инстанции правильно пришел к выводу, что данный земельный участок не может быть рассмотрен в качестве самостоятельного объекта права. Вместе с тем, суд не учел, что указанный земельный участок по своей сути является частью общего земельного участка, выступающего в качестве объекта общей собственности, поэтому суду следовало уточнить предмет исковых требований А. в отношении спорной части земельного участка.

На основании изложенного, судебная коллегия приходит к выводу, что обжалуемое решение требованиям законности и обоснованности не отвечает, поэтому решение суда и дополнительное решение суда от 01 апреля 2010 года подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение, так как допущенные судом нарушения не могут быть устранены в порядке кассационного судопроизводства.

При новом рассмотрении суду следует учесть изложенное, а именно: установить обстоятельства, на которые указала судебная коллегия в настоящем определении; разрешить вопрос о назначении по делу дополнительной экспертизы по вопросам, которые не были поставлены на разрешение экспертов при назначении первичной экспертизы; обсудить вопрос о привлечении к участию в деле в качестве третьих лиц смежных землепользователей со спорным земельным участком и в зависимости от установленных по делу обстоятельств постановить законное и обоснованное решение.

Руководствуясь ст. ст. 361, 362, 366 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Видновского городского суда Московской области от 23 декабря 2009 года и дополнительное решение Видновского городского суда Московской области от 01 апреля 2010 года отменить, дело возвратить в суд первой инстанции на новое рассмотрение.