Решения и постановления судов

Постановление президиума Нижегородского областного суда от 03.06.2010 по делу N 44у-162/2010 Дело о пособничестве в покушении на незаконный сбыт наркотических средств и о приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств группой лиц по предварительному сговору направлено на новое рассмотрение для исследования личности осужденного и обстоятельств совершенного им преступления.

ПРЕЗИДИУМ НИЖЕГОРОДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 3 июня 2010 г. N 44у-162/2010

Президиум в составе:

председательствующего Каневского Б.С.,

членов президиума Лысова М.В., Погорелко О.В., Попова В.Ф., Прихунова С.Ю., Туговой Е.Е.,

с участием исполняющего обязанности прокурора Нижегородской области Шахнавазова Р.А.,

при секретаре С.,

рассмотрел надзорное представление первого заместителя прокурора Нижегородской области Шахнавазова Р.А. на приговор Советского районного суда г. Нижнего Новгорода от 15 ноября 2005 года, которым

Б., <...>, не судимый,

осужден по ч. 3 ст. 30, п. “г“ ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к лишению свободы на срок 8 лет 6 месяцев, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Данным приговором осужден также О.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 14 марта 2006 года приговор в отношении Б. изменен. Действия осужденного переквалифицированы на ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, п. “г“ ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, по которой назначено наказание в виде лишения свободы на срок 8 лет, и на ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 30, п. “а“ ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, по которой назначено наказание в виде лишения свободы на срок 6 лет. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, по совокупности преступлений, окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 8 лет 6 месяцев, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В надзорном представлении прокурора поставлен вопрос об отмене кассационного определения от 14 марта 2006 года, ввиду несоответствия выводов судебной коллегии фактическим обстоятельствам дела. В обоснование своих доводов прокурор указывает на то, что суд кассационной инстанции, квалифицировав противоправные действия Б. двумя самостоятельными преступлениями, ухудшил его процессуальное положение, увеличив объем обвинения и назначив наказание по совокупности преступлений, в связи с чем кассационное определение от 14 марта 2006 года нельзя признать законным и обоснованным.

Надзорное производство возбуждено и.о. председателя Нижегородского областного суда Поповым В.Ф. по основаниям, изложенным в постановлении от 17 мая 2010 года.

Заслушав доклад судьи Нижегородского областного суда Скляровой Т.Л., изложившей обстоятельства уголовного дела, содержание судебных решений, мотивы надзорного представления прокурора и постановления о возбуждении надзорного производства, мнение исполняющего обязанности прокурора Нижегородской области Шахнавазова Р.А., поддержавшего доводы надзорного представления, президиум Нижегородского областного суда



установил:

Приговором суда от 15 ноября 2005 года, с учетом внесенных изменений, Б., осужден за пособничество в покушении на незаконный сбыт наркотических средств, группой лиц по предварительному сговору и за приготовление к незаконному сбыту наркотических средств, группой лиц по предварительному сговору.

Как установлено судом первой инстанции, противоправные действия Б. заключались в следующем:

25 февраля 2005 года осужденный О., по предварительному сговору с осужденным Б., а также с лицом, материалы в отношении которого выделены в отдельное производство, пытался сбыть Н. наркотическое средство - смесь, общей массой 103,09 г, содержащую в своем составе героин, массой 12,521 г, 6-моноацетилморфин, массой 0,572 г, ацетилкодеин, массой 0,515 г, однако не сумел довести преступный умысел до конца по не зависящим от него обстоятельствам, так как был задержан сотрудниками УФСКН РФ по Нижегородской области.

Кроме того, 25 февраля 2005 года в ходе досмотра автомашины ВАЗ 2109, государственный номер О 610 АС, которая была под управлением Б. и на которой О. приехал к месту жительства Н., было обнаружено и изъято наркотическое средство - смесь, общей массой 3,628 г, содержащая в своем составе героин, массой 0,4 г, 6-моноацетилморфин, массой 0,018 г, ацетилкодеин, массой 0,017 г.

Указанные действия Б. судом первой инстанции были квалифицированы по ч. 3 ст. 30, п. “г“ ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, - как покушение на незаконный сбыт наркотических средств, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

Квалифицируя таким образом действия Б., суд первой инстанции исходил из обстоятельств уголовного дела, установленных в ходе судебного разбирательства.

Согласно кассационному определению от 14 марта 2006 года, судебная коллегия не согласилась с юридической оценкой действий осужденного Б. и квалифицировала содеянное им как два преступления, предусмотренные ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, п. “г“ ч. 3 ст. 228.1 УК РФ и ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 30, п. “а“ ч. 2 ст. 228.1 УК РФ.

Кассационное определение подлежит отмене по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 409 и п. п. 1, 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ, а именно в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и неправильным применением уголовного закона.

Принимая решение о переквалификации действий осужденного Б. как пособника и квалифицируя его действия двумя составами особо тяжких преступлений, суд кассационной инстанции не учел, что Б., несмотря на то что сам никому наркотические средства не передавал, действовал в составе группы лиц по предварительному сговору с О. и не установленным следствием лицом, выполняя отведенную ему роль соисполнителя.

Согласно ч. 5 ст. 33 УК РФ, пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или скрыть такие предметы.

Однако предусмотренных данной статьей УК РФ обстоятельств, наличие которых позволяет квалифицировать действия лица как пособника, судом по данному уголовному делу не установлено.

Вместе с тем, судом установлено, что Б., так же, как О., имел умысел на сбыт всего наркотического средства героин в особо крупном размере, общей массой 106,718 г, однако О. не смог довести свой преступный умысел до конца, поскольку был задержан сотрудниками УФСКН по Нижегородской области и у него была изъята часть наркотического средства героин, общей массой 103,09 г, а оставшаяся часть наркотического средства героин, общей массой 3,628 г, была обнаружена и изъята в ходе досмотра автомашины, на которой О. приехал к Н. с целью сбыта указанного наркотического средства.

Исходя из приведенного положения уголовного закона и учитывая установленные судом обстоятельства дела, при переквалификации действий осужденного Б., направленных на незаконный сбыт наркотических средств, суду кассационной инстанции следовало учитывать, что в случае, когда лицо, имея умысел на сбыт наркотических средств в особо крупном размере, совершило такие действия в несколько приемов, реализовав лишь часть имеющихся у него наркотических средств или веществ, все содеянное им подлежит квалификации по ч. 3 ст. 30 УК РФ и соответствующей части статьи 228.1 УК РФ.

Таким образом, суд кассационной инстанции, признавая осужденного Б. пособником в покушении и приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств О., не учел фактические обстоятельства дела, установленные судом первой инстанции, а также ухудшил положение осужденного, увеличив объем обвинения и назначив Б. наказание по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности особо тяжких преступлений.



При таких обстоятельствах определение судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 14 марта 2006 года в отношении Б. не может быть признано законным, обоснованным и мотивированным, вследствие чего подлежит отмене с передачей дела на новое кассационное рассмотрение.

При решении вопроса о мере пресечения в отношении Б., учитывая данные о личности осужденного, требования ст. ст. 97, 99, 255 УПК РФ, действуя в целях сохранения баланса между интересами осужденного Б. и необходимостью гарантировать эффективность системы уголовного правосудия, президиум считает необходимым избрать Б. меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на 3 месяца.

Руководствуясь ст. ст. 407, 408 УПК РФ, президиум Нижегородского областного суда

постановил:

Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 14 марта 2006 года в отношении Б. отменить.

Уголовное дело в отношении Б. направить на новое кассационное рассмотрение в судебную коллегию по уголовным делам Нижегородского областного суда.

Избрать Б. меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на 3 месяца - до 03 августа 2010 года.

Председательствующий

Б.С.КАНЕВСКИЙ