Решения и постановления судов

Определение Московского областного суда от 03.06.2010 по делу N 33-6948 В удовлетворении иска о признании договора дарения, договора купли-продажи жилого дома и свидетельств о праве на наследство по закону недействительными, прекращении права собственности на жилой дом правомерно отказано, поскольку истец никаких доказательств, подтверждающих уважительности причин пропуска срока исковой давности, суду не представил, то суд обоснованно отказал ему в удовлетворении заявленных требований.

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 июня 2010 г. по делу N 33-6948

Судья: Зарипова Э.Р.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе: председательствующего судьи Хрипунова М.И. судей Меншутиной Е.Л. и Гарновой Л.П. при секретаре А.

рассмотрела в заседании от 03 июня 2010 года кассационную жалобу Н.

на решение Наро-Фоминского городского суда Московской области от 03 ноября 2009 года по делу по иску Н. к К., нотариусу М. о признании договора дарения, договора купли-продажи жилого дома и свидетельств о праве на наследство по закону недействительными, прекращении права собственности на жилой дом.

Заслушав доклад судьи Меншутиной Е.Л., объяснения адвоката истца - Главатских С.А., судебная коллегия

установила:

Н. обратился в суд с иском к К. и нотариусу М. о признании недействительными: договора дарения жилого дома, расположенного по адресу <...>, заключенного 2 сентября 1994 г. между Н. и К.А., удостоверенного нотариусом Наро-Фомиской ГНУК Н.; договора купли-продажи того же дома от 17 апреля 1995 г., заключенного между К.А. и Л., удостоверенного нотариусом Л.; свидетельства о праве на наследство по закону, выданного 10 марта 2005 г. нотариусом г. Наро-Фоминска М. на указанный дом на имя К.; свидетельства о праве на наследство по закону, выданного 20 июля 2006 г. нотариусом г. Наро-Фоминска М. на данный дом на имя К.; записи о регистрации права собственности в ЕГРП на имя К. В обоснование иска он сослался на то, что проживает в указанном доме с момента рождения, оплачивает все коммунальные платежи. Собственником дома являлась его бабушка Н., умершая 22 апреля 2004 г. Его отец, сын умершей Н.В. умер 17 января 1985 г. Заявить о своих правах на наследство ранее он не мог, т.к. не знал, что указанный дом был в собственности бабушки. По мнению истца, Н. не выражала волеизъявления на дарение дома, не поручала заключение договора дарения своему представителю, до смерти проживала в доме, а К., не заявлял прав собственника. Кроме того, Н. была неграмотная, в связи с чем, не могла прочитать договор и осознать его смысл и подписать его, подпись в договоре или подделана или произведена ею самостоятельно, но в силу введения ее в заблуждение путем обмана, насилия, угрозы.

Представитель К. по доверенности иск не признал, суду пояснил, что истец знал об оспариваемых сделках, т.к. в 2003 г. заключил с Л. договор передачи в пользование жилого дома, где указано, что последний является собственником, просил применить исковую давность к заявленным требованиям.

Нотариус г. Наро-Фоминска М. и представитель Управления ФРС по Московской области о дне слушания дела извещались, но в суд не явились, письменно просили рассмотреть дело в их отсутствие.

Решением суда от 03 ноября 2009 года в удовлетворении исковых требований Н. отказано.

В кассационной жалобе Н. просит указанное решение суда отменить как незаконное и необоснованное.

Выслушав объяснения адвоката истца, проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия считает решение суда правильным и оснований для его отмены не находит.

В соответствии со ст. 168 ГК РФ, сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.



Согласно ст. 178 ГК РФ, сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

В силу п. 1 ст. 179 ГК РФ, сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Судом установлено, что Н. на основании регистрационного удостоверения N 1146, выданного Наро-Фоминским БТИ 2 сентября 1994 г., являлась собственником жилого дома N.

По договору дарения от 2 сентября 1994 г. Н. подарила дом К. Из текста договора видно, что он подписан Н. собственноручно и удостоверен Наро-Фоминской ГНК за N 2-3131.

17 апреля 1995 г. К. продал дом Л. по договору купли-продажи, удостоверенному нотариусом г. Наро-Фоминска Л.

После смерти Л., наступившей 20 марта 2004 г., свидетельство о праве на наследство по закону на указанный дом было выдано его дочери К.Н. После смерти К., умершей 30 ноября 2005 г., свидетельство о праве на наследство по закону на дом получила ее дочь К. (в настоящее время К.).

Согласно свидетельству о смерти, Н. умерла 22.04.2004 г.

Из домовой книги на дом видно, что в нем были зарегистрированы постоянно Н. по 31 декабря 2002 г. и истец Н. с 21 июня 2003 г. Причем истец вселился в указанный дом на основании договора передачи в пользование жилого дома, заключенного им 30 мая 2003 года с собственником дома Л.

Для проверки доводов истца о том, что договор дарения спорного дома от 2 сентября 1994 г. был подписан не Н.Е., по делу была назначена и проведена почерковедческая экспертиза.

По заключению экспертизы, не опровергнутому никакими доказательствами, подпись в указанном договоре дарения от имени Н.Е. выполнена самой Н.

При таких обстоятельствах у суда не имелось оснований для признания договора дарения недействительным по основаниям, предусмотренным ст. 168 ГК РФ.

Доказательств того, что Н.Е. подписала договор дарения под влиянием заблуждения, обмана, насилия, угрозы, истец суду не представил. В этой связи суд обоснованно отказал ему в иске о признании договора дарения недействительным по основаниям, предусмотренным ст. ст. 178 и 179 ГК РФ. Кроме того, как правильно указал в решении суд, истец не вправе оспаривать сделку дарения по названным основаниям, так как он не является стороной договора. К тому же сама Н.Е. при жизни договор дарения не оспаривала.

В соответствии с п. 2 ст. 199 ГК РФ, истечение исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Ответчицей до вынесения решения по делу заявлено о применении последствий истечения срока исковой давности по заявленным требованиям.

Поскольку истец никаких доказательств, подтверждающих уважительности причин пропуска срока исковой давности суду не представил, то суд обоснованно отказал ему в удовлетворении исковых требований.



Судом первой инстанции правильно определены правоотношения, возникшие между сторонами, а также закон, подлежащий применению, определены и установлены в полном объеме юридически значимые обстоятельства, доводам сторон и представленным ими доказательствам дана правовая оценка в их совокупности.

Кассационная жалоба доводов, опровергающих вывод суда, не содержит, а поэтому оснований для ее удовлетворения судебная коллегия не находит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Наро-Фоминского городского суда Московской области от 03 ноября 2009 года оставить без изменения, кассационную жалобу Н. - без удовлетворения.