Решения и постановления судов

Информационное письмо Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Хакасия от 03.06.2010 “Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Хакасия за 6 месяцев 2009 года

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

от 3 июня 2010 года

ОБЗОР

НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ ЗА 6 МЕСЯЦЕВ 2009 ГОДА

I. Движение надзорных жалоб и надзорных представлений

В течение первого полугодия 2009 г. в Верховный суд РХ поступило для рассмотрения 1081 надзорная жалоба и представление, из них 1012 - по делам, рассмотренным районными (городскими) судами, 69 - мировыми судьями. На остатке, на начало отчетного периода находилось 104 нерассмотренных жалобы и представления (из них 5 - по делам, рассмотренным мировыми судьями).

Для сравнения за первое полугодие 2008 г. в Верховный суд РХ поступило для рассмотрения 1022 надзорных жалобы и представления (из них 980 - по делам, рассмотренным районными и городскими судами, 42 - мировыми судьями). На остатке на начало отчетного периода находилось 122 нерассмотренных жалоб и представлений (из них 3 - по делам, рассмотренным мировыми судьями).

Таким образом, в течение первого полугодия 2009 г. поступило на 59 жалоб и представлений (или 5,8%) больше, чем за аналогичное время 2008 г.

Разрешено жалоб и представлений за 6 месяцев 2009 г. всего 818, в том числе 759 - по делам, рассмотренным районными (городскими) судами и 59 - рассмотренным мировыми судьями. Из них 714 - с отказом в удовлетворении и 104 - с возбуждением надзорного производства. По постановлению председателя суда возбуждены надзорные производства по 13 жалобам и представлениям. Повторно отказано в удовлетворении 250 надзорных жалоб и представлений. С истребованием дел изучено 540 жалоб и представлений.

Разрешено жалоб и представлений в течение первых 6 месяцев 2008 г. всего - 782 (в том числе 753 - по делам, рассмотренным районными и городскими судами, и 29 - рассмотренным мировыми судьями). Из них 693 - с отказом в удовлетворении и 89 - с возбуждением надзорного производства. По постановлению председателя суда возбуждены надзорные производства по 20-ти жалобам и представлениям. Повторно отказано в удовлетворении 231 надзорной жалобы и представления. С истребованием дел изучено 548 жалоб и представлений.

Таким образом, в отчетном периоде надзорной инстанцией суда рассмотрено на 36 (или 4,6%) жалоб и представлений больше в сравнении с прошлым полугодием.

Остаток нерассмотренных жалоб и представлений на конец отчетного периода, в сравнении с данным показателем прошлого периода, соответственно незначительно увеличился с 98 (1 полугодие 2008 г.) до 106 (1 полугодие 2009 г.) надзорных жалоб и представлений (или на 8,2%).

За 6 месяцев 2009 г. возвращено заявителям 261 жалоба или 24,1% от общего числа поступивших надзорных жалоб, в связи с ненадлежащим оформлением. За 6 месяцев 2008 г. возвращено 264 жалобы или 25,8%.



То есть в течение отчетного периода процент возвращенных жалоб практически не изменился, уменьшившись на 1,7%.

Данное обстоятельство объясняется вышеуказанным незначительным колебанием общего числа поступивших надзорных жалоб и представлений за полугодие.

Нарушений установленного п. 1 ст. 406 УПК РФ 30-суточного срока при рассмотрении жалоб и представлений не допущено.

II. Движение дел в суде надзорной инстанции

В течение 1 полугодия 2009 г. в Президиум Верховного суда Республики Хакасия поступило для рассмотрения в порядке надзора 104 уголовных дела. Из них 93 дел, рассмотренных районными (городскими) судами, и 11 дел, рассмотренных мировыми судьями. На остатке с 2008 г. находилось 7 уголовных дел. На конец отчетного периода не рассмотрено 3 дела.

За аналогичный период 2008 г. в Президиум Верховного суда Республики Хакасия поступило для рассмотрения в порядке надзора 91 уголовное дело. Из них 85 дел, рассмотренных районными (городскими) судами, и 6 дел, рассмотренных мировыми судьями.

Таким образом, количество уголовных дел, поступивших для рассмотрения в течение отчетного периода в порядке надзора в Президиум Верховного суда Республики Хакасия, увеличилось на 13 единиц (или 14,3%).

На заседаниях Президиума Верховного суда РХ за 6 месяцев 2008 г. рассмотрено 108 дел в отношении 111 лиц, из них 11 дел в отношении 11 лиц рассмотренных по первой инстанции мировыми судьями.

В течение аналогичного периода 2008 г. Президиумом рассмотрено 102 дел в отношении 108 лиц, из них 6 дел мировых судей в отношении 6 лиц.

То есть, в отчетном периоде Президиум рассмотрел больше, нежели в прошлом полугодии на 6 дел или 5,9%, а по числу лиц показатель увеличился на 3 лица или 3,8%. Данное обстоятельство объясняется увеличением количества уголовных дел, поступивших в Президиум на рассмотрение.

Расчетом установлено, что уменьшение указанных показателей (количества поступивших и рассмотренных уголовных дел в Президиуме Верховного суда РХ), имевшее место в прошлом полугодии, в настоящее время не наблюдается, а отмечается некоторая устойчивость показателей. Данное обстоятельство объясняется постоянством оснований для обращения в суд с надзорными жалобами и представлениями. То есть в настоящее время не имеется объективных причин массового пересмотра судебных решений, какие имели место в прошлые годы и вызывали резкое увеличение числа поступивших жалоб и представлений, например, связанные с изменениями и дополнениями в Уголовный кодекс РФ, внесенными Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ, с учетом позиции, высказанной Конституционным судом Российской Федерации в Постановлении от 20 апреля 2006 г. N 4-П, а также с разъяснениями Пленума Верховного суда Российской Федерации, данными в Постановлении N 14 от 15 июня 2006 г. “О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами“, существенно изменившими устоявшуюся судебную практику рассмотрения дел данной категории. Иными словами отсутствие изменений в законе и судебной практики влечет стабильность основных показателей, исследуемых в вышеописанных главах данного обзора.

За 6 месяцев 2009 г. одно уголовное дело рассмотрено Президиумом с отказом в удовлетворении надзорного представления.

По остальным уголовным делам все жалобы и представления были удовлетворены, как и в течение первого полугодия 2008 года.

За отчетный период по надзорным жалобам рассмотрено 92 дела в отношении 95 лиц. По надзорным представлениям прокурора - 16 дел в отношении 16 лиц.

В течение 6 месяцев 2008 г. по надзорным жалобам рассмотрено 89 дел в отношении 93 лиц. По надзорным представлениям прокурора - 13 дел в отношении 15 лиц.



Сведения о работе надзорной инстанции Верховного суда Республики Хакасия за 1 полугодие 2009 г. (по судьям)

----T----------------T------------T------------T------------T-------------¬

¦п/п¦ Ф.И.О. ¦ Доложено ¦Рассмотрено ¦Рассмотрено ¦ Нагрузка ¦

¦ ¦ ¦ дел/лиц с ¦ надзорных ¦ надзорных ¦ судьи в ¦

¦ ¦ ¦возбуждением¦ жалоб с ¦ жалоб с ¦ процентном ¦

¦ ¦ ¦ надзорного ¦ отказом в ¦возбуждением¦ соотношении ¦

¦ ¦ ¦производства¦возбуждении ¦ надзорного ¦ от общего ¦

¦ ¦ ¦ ¦ надзорного ¦производства¦ количества ¦

¦ ¦ ¦ ¦производства¦ ¦ разрешенных ¦

¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ жалоб (%) ¦

+---+----------------+------------+------------+------------+-------------+

¦ 1 ¦Носов В.Н. ¦ 7/7 ¦ 205 ¦ 13 ¦ 24,2 ¦

+---+----------------+------------+------------+------------+-------------+

¦ 2 ¦Воскобойников ¦ - ¦ 45 ¦ - ¦ 4,8 ¦

¦ ¦А.Н. ¦ ¦ ¦ ¦ ¦

+---+----------------+------------+------------+------------+-------------+

¦ 3 ¦Лосякова С.Н. ¦ 54/57 ¦ 233 ¦ 46 ¦ 36,2 ¦

+---+----------------+------------+------------+------------+-------------+

¦ 4 ¦Байгашева Т.В. ¦ 45/45 ¦ 227 ¦ 43 ¦ 33,9 ¦

+---+----------------+------------+------------+------------+-------------+

¦ 5 ¦Будник Д.Д. ¦ 1/1 ¦ 2 ¦ 1 ¦ 0,4 ¦

+---+----------------+------------+------------+------------+-------------+

¦ 6 ¦Чумак Л.А. ¦ 1/1 ¦ - ¦ - ¦ 0,1 ¦

+---+----------------+------------+------------+------------+-------------+

¦ 7 ¦Кучеренко С.Н. ¦ - ¦ 1 ¦ - ¦ 0,1 ¦

+---+----------------+------------+------------+------------+-------------+

¦ 8 ¦Трояков Э.Г. ¦ - ¦ 1 ¦ - ¦ 0,1 ¦

+---+----------------+------------+------------+------------+-------------+

¦Итого ¦ 108/111 ¦ 714 ¦ 104 ¦ 929 жалоб и ¦

¦ ¦ ¦ ¦ ¦представлений¦

¦ ¦ ¦ ¦ ¦ (в лицах) ¦

¦ ¦ ¦ ¦ ¦ или 100% ¦

L--------------------+------------+------------+------------+--------------

Рассмотрено уголовных дел в Президиуме Верховного суда РХ под председательством судьи Носова В.Н. (председателя суда) - 85/87, под председательством судьи Воскобойникова А.Н. (заместителя председателя суда) - 23/24.

Служебная нагрузка на судей надзорной инстанции (Байгашева Т.В. и Лосякова С.Н.) за первое полугодие 2009 г. составила 88 жалоб в месяц. В прошлом году данный показатель составлял 84 жалобы в месяц.

III. Результаты рассмотрения дел по удовлетворенным жалобам и представлениям

За 6 месяцев 2009 г. Президиумом Верховного суда РХ отменены 5 приговоров в отношении 6 лиц, из них 2 приговора в отношении 2 лиц с направлением дела на новое судебное разбирательство (Ширинский районный суд), 3 приговора в отношении 4 лиц с прекращением дела, из которых производство по 2 делам в отношении 2 лиц прекращены по реабилитирующим основаниям (Усть-Абаканский и Ширинский районные суды), по данным двум делам отменены также кассационные определения в отношении 2 лиц, и по 1 делу в отношении 2 лиц - по другим основаниям (Орджоникидзевский районный суд).

В течение аналогичного периода 2008 г. Президиумом Верховного суда РХ отменены 1 приговор в отношении 1 лица с направлением дела на новое судебное разбирательство (Орджоникидзевский районный суд), 1 постановление по существу дела в отношении 1 лица с направлением дела на новое судебное разбирательство (Абаканский городской суд), 2 приговора суда апелляционной инстанции в отношении 2 лиц с направлением на новое судебное разбирательство в суд апелляционной инстанции и 1 приговор апелляционной инстанции в отношении 1 лица с прекращением дела в связи с отсутствием состава преступления (все три дела - Абаканский городской суд).

За 6 месяцев 2009 г. изменено 26 приговоров в отношении 27 лиц, в том числе 20 приговоров в отношении 21 лица, постановленных районными (городскими) судами и 6 приговоров в отношении 6 лиц, постановленных мировыми судьями. По 1 делу в отношении 1 лица, где приговор постановлен районным (городским) судом, изменено кассационное определение.

В частности, изменены приговоры судей Абаканского (3/3), Черногорского (1/1), Саяногорского (2/2), Алтайского (1/1) Аскизского (4/4), Абазинский (1/1), Боградский (2/2), Орджоникидзевский (1/1), Ширинского (3/3), Таштыпского (1/1), Сорского (1/1) судов, а также приговоры мировых судей судебных участков г. Абакана (2/2), г. Абазы (2/2), Боградского (1/1) и Ширинского (1/1) районов.

За 6 месяцев 2008 г. изменено 16 приговоров в отношении 18 лиц, в том числе 14 приговоров в отношении 16 лиц, постановленных районными (городскими) судами и 2 приговора в отношении 2 лиц, постановленных мировыми судьями.

В частности, изменены приговоры судей Абаканского (1/1), Черногорского (2/2), Саяногорского (1/1), Усть-Абаканского (3/3), Аскизского (3/3), Ширинского (1/3), Таштыпского (2/2), Сорского (1/1) судов, а также 2 приговора мировых судей судебных участков г. Абакана в отношении 2 лиц.

Также изменили 1 кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РХ в отношении 1 лица без изменения: решения суда первой инстанции.

В течение 1 полугодия 2009 г. Президиумом также принимались другие постановления с удовлетворением надзорных жалоб и представлений о пересмотре решений суда первой инстанции (приговоров и постановлений) в отношении 77 лиц (в том числе по 4 лицам, дела по которым рассматривались мировыми судьями) и решений суда кассационной инстанции в отношении 24 лиц.

За аналогичный период 2008 г. выносились другие постановления с удовлетворением надзорных жалоб и представлений о пересмотре решений суда первой инстанции (приговоров и постановлений) в отношении 83 лиц (в том числе по 1 лицу, дело по которому рассматривалось мировым судьей), а также решений суда кассационной инстанции в отношении 35 лиц.

Основанием к принятию Президиумом указанных постановлений служило в абсолютном большинстве случаях изменения законодательства и пересмотр предыдущих судебных решений со снижением наказания.

За 6 месяцев 2009 г. Президиумом Верховного суда РХ вынесено 5 частных постановлений по фактам грубых нарушений уголовного и уголовно-процессуального закона, допущенных судьями при рассмотрении уголовных дел.

В течение первого полугодия 2008 г. Президиумом вынесено 1 частное постановление.

IV. Причины отмен и изменений приговоров и иных судебных постановлений

Изучение причин отмен и изменений судебных решений за 1 полугодие 2009 г. показывает, что в основном они отменялись и изменялись в надзорном порядке в связи с неправильным применением уголовного закона, а также в связи с допущенными по делами нарушениями уголовно-процессуального закона.

А) Отмены судебных решений

Основанием отмены или изменения в порядке надзора приговоре кассационного определения в соответствии со ст. 409 УПК РФ и п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 379 УПК РФ являются несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, и нарушения уголовно-процессуального закона которые повлияли или могли повлиять на постановление не соответствующего требованиям ст. 297 УПК РФ.

Президиум Верховного суда РХ Постановлением от 9 апреля 2009 г. отменил приговор Усть-Абаканского районного суда от 27 сентября 2007 г. и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РХ от 28 ноября 2007 г. в отношении Х., осужденного по ч. 1 ст. 293 УК РФ, производство по делу прекратил за отсутствием в деянии состава преступления.

По смыслу уголовного закона одним из обязательных признаков субъективной стороны халатности является субъективная возможность должностного лица для надлежащего исполнения обязанностей, то есть его личные особенности, в частности, опыт и уровень его профессиональной подготовки. Должностное лицо не может подлежать уголовной ответственности при отсутствии субъективной возможности для надлежащего исполнения своих служебных обязанностей.

Президиум установил, что с момента приема Х. на работу судебным приставом-исполнителем до совершения им действий по распоряжению денежными средствами между взыскателями (которые и образуют объективную сторону халатности по данному делу) прошло менее одного месяца. К тому же Х. не был аттестован и осуществлял служебные обязанности в период испытательного срока.

Анализ доказательств по делу позволил Президиуму прийти к выводу о том, что ненадлежащее исполнение служебных обязанностей явилось результатом недостатка у Х. квалификации и опыта работы с исполнительными производствами, то есть имело место субъективная вероятность ненадлежащего исполнения Х. своих обязанностей, которая ставит под сомнение виновность последнего в совершении инкриминируемого ему преступления. Вместе с тем, в соответствии с принципом вины (ст. 5 УК РФ) лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 228.1 УК РФ характеризуется умышленной формой вины, то есть умысел виновного должен быть направлен на распространение наркотических средств.

Постановлением Президиума Верховного суда РХ от 4 июня 2009 г. отменены приговор Ширинского районного суда от 12 ноября 2007 г. и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РХ от 26 декабря 2007 г. в отношении К., осужденного за покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере, то есть по ч. 3 ст. 30, п. “б“ ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, производство по делу прекращено за отсутствием в деянии состава преступления.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 228.1 УК РФ характеризуется умышленной формой вины, то есть умысел виновного должен быть направлен на распространение наркотических средств.

По настоящему делу таких данных Президиум не установил.

Как следует из материалов дела, сам К. наличие у него умысла на сбыт наркотических средств не подтверждал. Он пояснил, что 15 августа 2007 г. около 18 часов он сидел на лавочке возле своего дома, к нему подошел незнакомый парень и спросил, есть ли у него мак. Он ответил, что у него нет мака, а парень спросил, есть ли мак у его матери? На что он ответил, что не знает, и раньше мака у матери в огороде не видел. Вместе с незнакомым парнем они пошли к дому матери, он зашел в огород и увидел растущий в картошке мак - два-три кустика. По просьбе этого парня и в его присутствии он сорвал этот мак и передал незнакомцу. После чего парень спросил, нужны ли ему деньги? Он ответил, что нужны, так как не работает. Парень дал ему 100 рублей и часы “Командирские“.

Эти показания К. нашли объективное подтверждение и другими доказательствами, представленными органом следствия и исследованными в судебном заседании.

Так, свидетель С. - мать осужденного, пояснила, что сама она в огороде мак не сеяла, сын продажей мака никогда не занимался, 15 августа 2007 г. он действительно в ее огороде увидел три кустика мака и сорвал его.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Р., действуя в рамках оперативно-розыскного мероприятия - проверочной закупки, обратился к ранее незнакомому К., не имевшему наркотических средств для сбыта, с просьбой о приобретении для него наркотического средства.

Из показаний свидетеля Р. следует, что подойдя к К., он спросил, есть ли у него мак? На что тот ответил, что нет. Тогда он, Р. спросил у К., есть ли мак в огороде его матери? К. ответил, что не знает. Они вместе прошли к дому матери К., К. зашел в огород и сорвал два куста мака, который рос в картофеле, и передал ему (Р.). После чего он спросил у К., нужны ли ему деньги за мак, на что тот ответил согласием. Он передал К. сто рублей и часы “Командирские“, а приобретенный мак - сотруднику милиции.

Какие-либо данные, свидетельствующие о том, что К. до обращения к нему Р. совершал бы действия по обороту наркотических средств, в материалах дела отсутствуют и в приговоре не приведены.

Суд указал в приговоре, что К. свою вину признал полностью.

Между тем, по смыслу закона признание осужденным своей вины, если оно не подтверждается совокупностью других собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора.

Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

Суд установил, что Р. выполнял инструкцию милиции. Он согласился принять участие в “проверочной закупке“ наркотиков, чтобы выявить причастность К. к обороту наркотических веществ, и, убедившись в том, что К. при себе не имеет наркотиков, предложил ему вырвать для него растущий мак на огороде матери К.

Не было доказательств, что до вмешательства Р. у милиции были основания подозревать К. в распространении наркотиков. Произвольные и неконкретные сведения в постановлении о проведении проверочной закупки от 15 августа 2007 г., из содержания которого усматривается, что в ходе проводимых оперативно-розыскных мероприятий на территории п. Шира была получена информация о том, что группа молодых парней приобретают у мужчины по имени “Ю.“ наркотическое средство - маковую соломку; что сбыт осуществляется небольшими пучками высушенного мака по цене 100 рублей за 1 куст мака; наркотики и средства, добытые от реализации наркотических средств, данное лицо хранит у себя в доме, судом не были проверены должным образом и не могут приниматься во внимание.

Согласно протоколам обыска по месту жительства К. наркотических средств, а также средств, добытых от реализации наркотиков - обнаружено не было. В ходе обыска по месту его жительства были обнаружены и изъяты лишь часы “Командирские“, а по месту жительства его матери - С. обнаружена и изъята часть денежных средств, которые Р. по собственной инициативе передал К. за куст мака.

Таким образом, информация, полученная в разработке оперативно-розыскного мероприятия о том, что, именно К. осуществлял сбыт наркотических средств небольшими пучками высушенного мака, а также о том, что наркотики он хранит у себя в доме, не подтвердилась.

Какие-либо данные, свидетельствующие о том, что К. совершал аналогичные действия ранее в отношении других лиц, в деле отсутствуют.

Также в приговоре не приведены данные, свидетельствующие о том, что К. совершил бы преступление без вмешательства сотрудников милиции. Отсутствуют такие данные и в материалах дела.

Из этого следует, что действия К. по существу были спровоцированы Р., выступающим в роли закупщика, фактически совершившим подстрекательство к совершению К. преступления. Он сам указал К. место, где возможно есть растущий мак - огород матери осужденного, сопроводил К. к этому месту, а после того как получил от осужденного два куста растущего мака, вырванного им в огороде, Р. сам предложил К. рассчитаться за мак деньгами в сумме 100 рублей и часами “Командирскими“. Как следует из материалов дела, а также из показаний свидетеля Р. и осужденного К., последний не продавал вырванный в огороде мак, не называл за него сумму, а лишь согласился на предложение Р., рассчитаться за мак, и принял от него 100 рублей и часы “Командирские“.

Эти обстоятельства не получили надлежащей оценки в приговоре. Отвергая доводы стороны защиты о провокации К. на совершение преступления со стороны правоохранительных органов, суд не привел в приговоре какие-либо мотивы, ограничившись указанием на то, что эти доводы не нашли подтверждения.

Между тем, подобное вмешательство и использование в уголовном процессе доказательств, полученных в результате провокации со стороны сотрудников милиции, нарушают принцип справедливости судебного разбирательства.

Действия, совершенные в результате провокации со стороны милиции, не могут расцениваться как уголовно наказуемое деяние, что соответствует разъяснению, содержащемуся во втором абзаце п. 14 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 15 июня 2006 года “О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными сильнодействующими и ядовитыми веществами“.

Б) Изменение судебных решений

Ошибки, допускаемые судами при квалификации преступлений

Хищение может быть признано совершенным с незаконным проникновением в жилище, если такое проникновение было совершено незаконно, с целью завладения имуществом, вопреки установленному порядку, и виновное лицо находилось в жилище противоправно, не имея на то оснований.

Незаконным проникновением считается вторжение в жилище без согласия собственника, владельца или иного лица, проживающего в данном жилом помещении.

Если лицо оказалось в жилище с согласия потерпевшего или лиц, под охраной которых находилось имущество, в силу родственных отношений, знакомства, квалифицирующий признак “незаконное проникновения в жилище“ отсутствует.

Постановлением Президиума Верховного суда РХ от 18 июня 2009 г. изменен приговор Алтайского районного суда от 22 ноября 2007 г. в отношении Ч., осужденного, в том числе за грабеж, совершенный с незаконным проникновением в жилище. Из осуждения Ч. исключен указанный квалифицирующий признак грабежа.

Изменяя приговор, Президиум указал, что осужденные Ч. и Т. вошли в дом к потерпевшей М.В.И. вместе с сыном последней М. (невменяемым), совершившим общественно-опасное деяние (п. п. “а, в“ ч. 2 ст. 161 УК РФ). В судебном заседании государственный обвинитель просил исключить указание о незаконном проникновении М. в жилище, поскольку он имел законные основания войти в дом, в котором проживал. Осужденный Т., показания которого признаны судом допустимым доказательством, пояснил на предварительном следствии, что в дом к потерпевшим они пошли по предложению их сына М., проживавшего в данном жилом помещении.

При таких обстоятельствах, осуждение Ч. за грабеж, квалифицированный по признаку незаконного проникновения в жилище, нельзя признать законным.

Аналогичные нарушения устранены Постановлением Президиума Верховного суда РХ от 23 апреля 2009 г. из приговора Боградского районного суда от 13 октября 2006 г., который кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РХ от 13 декабря 2006 г. был оставлен без изменения.

По данному приговору С. был осужден за кражу, совершенную группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище (домовладение); вовлечение несовершеннолетнего в совершение тяжкого преступления; кражу, совершенную с незаконным проникновением в помещение (гараж при домовладении).

Между тем, рассматривая уголовное дело, Президиум установил из показаний потерпевшей С. (матери осужденного), осужденного С., несовершеннолетней подозреваемой, дело в отношении которой выделено в отдельное производство, В., характеристики главы МО с. Первомайское, паспортных данных осужденного, что осужденный С. был зарегистрирован в домовладении по месту совершения хищений и проживал там совместно со своей матерью.

В судебном порядке С. не признавался утратившим право на указанную жилую площадь. То, что за несколько дней до хищения из дома потерпевшая С. определила сыну место для проживания в летней кухне, запретив ему пользоваться непосредственно домом, не лишило право С. на пользование жилым помещением.

Толкуя понятие незаконного проникновения в жилище, помещение или иное хранилище, а также, ссылаясь на нормы гражданского и жилищного законов (ст. 292 ГК РФ, ст. 31 ЖК РФ), Президиум исключил из приговора осуждение С. за кражу, совершенную с незаконным проникновением в жилище.

Кроме того, анализируя гражданский и жилищный законы, Президиум установил, что различного рода хозяйственные постройки (сараи, летние кухни, гаражи и т.п.) являются подсобными строениями и составляют с домом единое целое. С учетом вышеизложенного, а также принимая во внимание последнее обстоятельство, Президиум также исключил из приговора осуждение С. за кражу, совершенную с незаконным проникновением в помещение (гараж при домовладении), квалифицировав его действия по ч. 1 ст. 158 УК РФ и освободив его от наказания, в связи с декриминализацией деяния со ссылкой на ст. 7.27 Кодекса об административных правонарушениях, поскольку сумма похищенного из гаража (200 рублей) не превышала одну тысячу рублей.

С учетом переквалификации кражи ч. 3 ст. 158 УК РФ на п. “а“ ч. 2 ст. 158 УК РФ, а данное преступление согласно ч. 3 ст. 15 УК РФ относится к преступлению средней тяжести, Президиум переквалифицировал действия С. по вовлечению несовершеннолетнего, родителем которого он является, в совершение преступления, с ч. 4 ст. 150 УК РФ на ч. 2 ст. 150 УК РФ.

В результате, если ранее по совокупности преступлений С. было назначено 5 лет 2 месяца лишения свободы, то после устранения допущенных судом ошибок Президиумом снижено наказание до 3 лет лишения свободы.

Главными признаками продолжаемого преступления являются: а) тождественность двух или более действий; б) общая цель; в) единый умысел. В этом случае множественность преступления отсутствует.

Постановлением Президиума Верховного суда Республики Хакасия от 4 июня 2009 г. изменен приговор Боградского районного суда от 14 декабря 2005 г. в отношении К. и Л., осужденных за два преступления по ч. 3 ст. 158 УК РФ на 2 года лишения свободы за каждое, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний - на 2 года 6 месяцев лишения свободы без штрафа; Л. также на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ назначено 5 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Суд первой инстанции установил, что 14 сентября 2004 г. около 22 часов К. и Л., действуя из корыстных побуждений с умыслом на кражу чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору незаконно проникли в квартиру Ш., откуда похитили две алюминиевые сковороды стоимостью 40 рублей каждая, причинив потерпевшему ущерб на общую сумму 80 рублей. Спустя один час К. и Л. совершили аналогичную кражу из квартиры Ш. и похитили один килограмм макарон стоимостью 18 рублей и килограмм сахара на 24 рубля, причинив потерпевшему ущерб на общую сумму 42 рубля.

Исследовав материалы уголовного дела, Президиум признал правовую оценку действиям К. и Л., данную судом первой инстанции, неправильной и с выводами суда о наличии в действиях виновных совокупности преступлений, подлежащих самостоятельной квалификации, не согласился.

Анализируя показания осужденных, данных ими в ходе предварительного следствия, показания свидетеля, Президиум установил, что после хищения сковородок они (К. и Л.) реализовали похищенное, а на вырученные деньги купили спирт, затем вернулись в квартиру потерпевшего и распили спирт, употребив макароны и сахар.

Таким образом, очевидно, что действия Л. и К. в отношении одного и того же предмета посягательства (имущества потерпевшего Ш.), направленные на достижение единого преступного результата, совершенные в незначительный промежуток времени (в течение одного часа), из одного и того же источника (квартиры потерпевшего Ш.) и объединенные единым умыслом, направленным на хищение имущества, принадлежащего потерпевшему Ш., следует рассматривать как одно продолжаемое преступление, не требующее дополнительной квалификации содеянного осужденными. На что и указал Президиум квалифицировав действия осужденных единой ч. 3 ст. 158 УК РФ с назначением наказание по ней в виде 2 лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 1 ст. 50 Конституции РФ никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление.

Согласно ч. 2 ст. 6 УК РФ никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление.

Постановлением Президиума Верховного суда Республики Хакасия от 26 марта 2009 г. отменен приговор Орджоникидзевского районного суда от 25 мая 2006 г. в отношении Г. и Т., осужденных за тайное хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Суть преступного деяния осужденных состояла в том, что они в феврале и марте 2005 г. разбирали автомобиль потерпевшего Г. и продавали по запчастям, реализовывая тем самым умысел на хищение чужого имущества.

Исследовав материалы уголовного дела, Президиум установил, что Г. и Т. по обжалуемому приговору были осуждены за кражу автозапчастей из принадлежащего Г. автомобиля ВАЗ-21011, хотя ранее по приговору того же суда от 15 августа 2005 г. они уже были осуждены за это же самое преступление.

Так, из материалов уголовного дела N 1-153/05 по которому постановлен первый приговор в отношении Г. и Т., следовало, что 14 апреля 2005 г. потерпевший Г. обратился к начальнику Орджоникидзевского РОВД с заявлением о привлечении к ответственности неустановленных лиц, совершивших кражу автозапчастей на общую сумму 10000 рублей, с прина“лежащего ему автомобиля ВАЗ-21011, находящегося в ограде дома, 9 - 1 по улице Цукановой в селе Орджоникидзевское, причинив своими действиями значительный ущерб.

В материалах уголовного дела N 1-49/06, по которому постановлен обжалуемый приговор от 25 мая 2006 г. содержится ксерокопия этого заявления потерпевшего Г. от 14 апреля 2005 г.

Между тем, указанное заявление потерпевшего от 14 апреля 2005 г. послужило поводом и основанием к возбуждению двух уголовных дел в отношении Г. и Т. в совершении ими двух преступлений, предусмотренного п. “а“ ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Уголовное дело N 1-49/06, по которому состоялся обжалуемый приговор от 25 мая 2006 г., содержит не только ксерокопию заявления потерпевшего Г. о привлечении к ответственности неустановленных лиц совершивших кражи автозапчастей с его автомобиля, оно полностью состоит из ксерокопий процессуальных документов, а именно: протоколов осмотра места происшествия; постановления о признании потерпевшим; протоколов допросов потерпевшего, подозреваемых, свидетелей. Подлинники же указанных документов находятся в уголовном деле N 1-153/05, по которому состоялся обвинительный приговор от 15 августа 2005 г. Данное обстоятельство указывает на искусственное разделение одного и того же продолжаемого преступления на отдельные события преступления.

Так, приговором Орджоникидзевского районного суда Республики Хакасия от 15 августа 2005 г. установлено, что в марте 2005 г. Г. и Т. по предварительному сговору между собой, из корыстных побуждений, с целью наживы, проникли в принадлежащий Г. автомобиль ВАЗ-21011 <...>, находящийся в ограде дома, <...>, откуда тайно похитили водительское сидение, причинив своими действиями потерпевшему материальный ущерб в размере 420 рублей.

Последующим приговором того же суда от 25 мая 2006 г. установлено, что в феврале 2005 г. Т. по предварительному сговору с Г. и Г., из корыстных побуждений, с целью наживы, имея прямой умысел на совершение кражи рулевой колонки из, принадлежащего Г. автомобиля ВАЗ-21011 <...>, из ограды дома, расположенного <...>, тайно похитили запасную часть автомобиля (рулевую колонку), причинив Г. материальный ущерб в размере 750 рублей. Из показаний потерпевшего Г. в ходе предварительного следствия, усматривается, что 2 апреля 2005 г., осматривая автомобиль ВАЗ-21011, он обнаружил пропажу рулевой колонки, правой передней дверки, водительского сидения, заднего стекла со шторкой и стоп-сигналом, задних фонарей, левой передней ступицы в сборе, отопителя стекла в сборе, моторчика на дворники, главного тормозного цилиндра. В этот же день он написал заявление в милицию.

Из показаний Т., данных им в ходе допроса в качестве подозреваемого, следует, что в период времени с 10 по 20 февраля 2005 г. по предложению Г. с автомобиля ВАЗ-21011 были сняты и проданы рулевая колонка и стекло. В конце февраля продали переднюю дверцу, водительское сидение и задние фонари. В начале марта также были реализованы выключатели света.

Из показаний Г., данных ею в ходе допроса в качестве подозреваемой, следует, что за непродолжительный промежуток времени в марте 2005 г. с автомобиля ВАЗ-21011 были сняты рулевая колонка, стекло, водительское сидение. Больше с данного автомобиля она не брала какие-либо запчасти.

При таких обстоятельствах, действия Т. и Г. в отношении одного и того же предмета посягательства, направленные на достижение единого преступного результата, совершенные в незначительный промежуток времени и объединенные единым умыслом, направленным на хищение запасных частей автомобиля ВАЗ-21011, принадлежащего потерпевшему Г., следует рассматривать как одно продолжаемое преступление, не требующее дополнительной квалификации содеянного осужденными.

Вышеописанное событие продолжаемого преступления - тайное хищение запасных частей из автомобиля ВАЗ-21011 <...>, находящегося в ограде <...>, принадлежащего Г., уже нашло уголовно-правовую оценку при рассмотрении предыдущего уголовного дела, по которому постановлен обвинительный приговор Орджоникидзевского районного суда от 15 августа 2005 г, вступивший в законную силу, что уже само по себе свидетельствует о повторном осуждении Г. и Т. за одно и то же преступление.

По результатам рассмотрения данного уголовного дела Президиумом Верховного суда РХ вынесено частное Постановление от 26 марта 2009 г., которым обращено внимание председателя Орджоникидзевского районного суда Г. на нарушения уголовного закона, допущенные судьей того же суда при рассмотрении уголовного дела в отношении Г. и Т.

Рассматривая три вышеизложенных примера судебных ошибок, следует добавить, что они имели место при рассмотрении уголовных дел в особом порядке судебного разбирательства (глава 40 УПК РФ). Между тем, данный порядок не освобождает судью от необходимости рассмотрения уголовного дела, и если в результате такого рассмотрения судья придет к выводу, что в какой-либо части обвинение не нашло своего подтверждения, он должен прекратить особый порядок судебного разбирательства и назначить новое заседание в общем порядке в целях исследования мнения участников процесса по существу обвинения. То есть, положения ч.ч. 5 и 8 ст. 316 УПК РФ не избавляют судью от необходимости тщательного изучения вне рамок судебного заседания всех материалов уголовного дела с целью проверки обоснованности предъявленного подсудимому обвинения.

Завладение имуществом при грабеже и разбое происходит одновременно с совершением насильственных действий либо сразу после их совершения, тогда как при вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем.

Президиум Верховного суда РХ Постановлением от 12 февраля 2009 г. изменил приговор Аскизского районного суда от 22 марта 2007 г. в отношении Х., осужденного по п. “в“ ч. 2 ст. 163 УК РФ на 3 года лишения свободы, п. “г“ ч. 2 ст. 161 УК РФ на 3 года лишения свободы, п. “в“ ч. 2 ст. 163 УК РФ на 3 года лишения свободы, п. “г“ ч. 2 ст. 161 УК РФ на 3 года лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено 4 года 6 месяцев лишения в исправительной колонии строгого режима.

Согласно приговору, постановленному при рассмотрении дела в особом порядке, Х. потребовал от К. передачи ему денег в сумме 1500 рублей и пытался при этом нанести удары кулаком в лицо и живот потерпевшего, однако К. подставлял руки, и удары приходились по рукам. При попытке К. спрятать деньги в туалете, Х. выхватил из рук К. деньги в сумме 4700 рублей и завладел ими, после чего также нанес удар по руке потерпевшего. После этого Х. потребовал у М. передачи ему 5000 рублей якобы за похищенный кедровый орех у его знакомого, нанося удары кулаками по различным частям тела потерпевшего, а затем иное лицо по предложению Х. проверило карманы М. и обнаруженные 100 рублей были переданы Х.

Указанные действия осужденного Х. в отношении каждого потерпевшего квалифицированы судом как вымогательство, совершенное с применением насилия и грабеж с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Между тем, ст. 163 УК РФ предусматривает ответственность за корыстное преступление, при совершении которого виновный предъявляет незаконные требования на имущество для обращения его в свою пользу.

Угроза применения насилия, а равно, применение насилия при вымогательстве отличается от аналогичной угрозы, либо применении насилия при грабеже и разбое, поскольку в составе вымогательства она сопровождает требование передачи имущества, а в этих хищениях служит средством для завладения или удержания имущества.

При вымогательстве подразумевается хотя и не добровольная, но личная передача потерпевшим имущества, права на него или совершение действий имущественного характера в пользу виновного или иных лиц, а не отобрание его.

Завладение имуществом при грабеже и разбое происходит одновременно с совершением насильственных действий либо сразу после их совершения, тогда как при вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем.

Если виновный сначала высказывает требование о передаче имущества под угрозой применения насилия, а затем изымает это имущество у потерпевшего, то такие действия квалифицируются как грабеж или разбой.

В случаях, когда между требованием и насильственным изъятием имущества проходит существенный временной промежуток, эти действия квалифицируются по совокупности по ст. ст. 163, а также 161 или 162 УК РФ.

Как установлено приговором суда, 31 октября 2006 г. около 16 часов, находясь в квартире по месту своего жительства, Х. потребовал у К. деньги в сумме полторы тысячи рублей, при этом пытался нанести удары в лицо и живот потерпевшего. В тот же день в 16 часов 05 минут, увидев, что К. пытается спрятать деньги в туалете, Х. выхватил из рук потерпевшего четыре тысячи семьсот рублей, и с целью подавления воли К., нанес ему удар.

После чего, в период времени с 16 часов 10 минут до 16 часов 15 минут, Х. проделал аналогичные действия и в отношении потерпевшего М.

В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: одна и та же структурная единица повторяется дважды.

При таких обстоятельствах в действиях Х. отсутствует состав вымогательства, а содеянное им, как в отношении К., так и в отношении М., содержит признаки открытого хищения чужого имущества (грабеж), совершенного с применением насилия не опасного для жизни или здоровья потерпевших, и подлежит квалификации по п. “г“ ч. 2 ст. 161, п. “г“ ч. 2 ст. 161 УК РФ.

В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: одна и та же структурная единица повторяется дважды.

По этим основаниям Президиум исключил из осуждения Х. за совершенные им деяния п. “в“ ч. 2 ст. 163, п. “в“ ч. 2 ст. 163 УК РФ, как излишне вмененные.

В силу ч. 1 ст. 9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяется уголовным законом, действовавшим во время совершения преступления.

Постановлением Президиума Верховного суда РХ от 7 мая 2009 г. пересмотрен приговор Саяногорского городского суда от 23 декабря 2004 г. в отношении А. и П., осужденных в частности за семь краж, совершенных группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданам, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой. Кроме того, П. осужден за четыре кражи с незаконным проникновением в жилище и причинением значительного ущерба гражданам и др. Суд первой инстанции каждые кражи осужденных квалифицировал самостоятельно и применил правила назначения наказания по совокупности преступлений. То есть, суд, давая правовую оценку содеянному осужденными за указанные деяния, применил ст. 17 УК РФ в редакции от 8 декабря 2003 г., предусматривающую под совокупностью совершение лицом нескольких преступлений, ни за одно из которых оно не было осуждено.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РХ от 22 июня 2005 г. приговор в отношении А. и П. оставлен без изменения.

Президиум изменил состоявшиеся судебные решения, установив из материалов дела, что А. и П. семь краж совершили в период с 16 июня по 1 октября 2003 г., то есть до принятия Федерального закона РФ от 8 декабря 2003 г., которым изменена редакция ст. 17 УК РФ. В соответствии с данной нормой общей части Уголовного кодекса РФ, действовавшей на момент совершения осужденными указанных краж, совокупностью преступлений признавалось совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями или различными частями одной статьи УК РФ, ни за одно из которых оно не было осуждено. В рассматриваемом Президиумом случае вмененные А. и П. факты семи квалифицированных краж, предусмотрены одной и той же частью 4 ст. 158 УК РФ, вмененные, кроме того, П. факты четырех квалифицированных краж, предусмотрены одной и той же частью 3 ст. 158 УК РФ, поэтому содеянное ими не образуют совокупности преступлений. В связи с чем, суд, квалифицируя действия виновного по каждому факту кражи самостоятельно, ухудшил его положение.

Президиум устранил совокупность краж, квалифицировав действия осужденных одним составом, соответственно по п. “а“ ч. 4 ст. 158 и ч. 3 ст. 158 УК РФ, наказание снизил.

Ошибки, допускаемые судами при назначении наказания

В соответствии с п. “б, в“ ч. 4 ст. 18 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ) при признании рецидива преступлений не учитывается судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до 18 лет, а также за преступления осуждение за которые признавалось условным, если условное осуждение не отменялось и лицо не направлялось для отбытия наказания в места лишения свободы.

Постановлением Президиума Верховного суда РХ от 18 июня 2009 г. изменен приговор мирового судьи судебного участка N 7 г. Абакана от 23 октября 2008 г. в отношении Е., в частности исключено из приговора указание на наличие в действиях осужденного рецидива преступлений, наказание снижено.

Из материалов дела следовало, что приговором от 15 октября 2007 г. Е. был осужден условно. Приговором от 23 октября 2008 г. суд в соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ отменил условное осуждение и наказание назначил по совокупности приговоров. До постановления последнего приговора условное осуждение по предыдущему приговору не отменялось, и Е. не направлялся в места лишения свободы. При таких обстоятельствах судимость Е. по приговору от 15 октября 2007 г. не могла учитываться судом при решении вопроса о наличии рецидива преступлений.

Постановлением Президиума Верховного суда РХ от 26 марта 2009 г. изменен приговор мирового судьи судебного участка N 2 Ширинского района от 30 сентября 2008 г. в отношении Е., осужденного по ч. 1 ст. 158 УК РФ на 9 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Мировым судьей при назначении наказания учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности Е., обстоятельство, смягчающее наказание - раскаяние в содеянном и отягчающее - рецидив преступлений.

Вместе с тем, Президиум указал об ошибочности вывода суда о наличии в действиях Е. рецидива преступлений, поскольку предыдущими приговорами Е. осуждался в возрасте до 18 лет, а также за преступление небольшой тяжести. Поэтому данные судимости при признании рецидива преступлений не учитываются.

По данному уголовному делу Президиумом вынесено частное постановление, которым обращено внимание председателя Ширинского районного суда К. на нарушения уголовного закона, допущенные мировым судьей судебного участка N 2 Ширинского района Д. при рассмотрении уголовного дела в отношении Е.

В соответствии с ч. 3 ст. 60 УК РФ при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

В соответствии со ст. 61 УК РФ обстоятельством, смягчающим наказание является, в частности, наличие малолетних детей у виновного.

Постановлением Президиума Верховного суда РХ от 18 июня 2009 г. изменен приговор Черногорского городского суда от 3 мая 2006 г. в отношении К., осужденного за ряд квалифицированных краж.

Суд первой инстанции установил наличие на иждивении К. двоих несовершеннолетних детей, указав об этом во вводной части приговора, однако в нарушение ст. 61 УК РФ не учел эти данные в качестве обстоятельства смягчающего наказание осужденного. В результате пересмотра Президиумом состоявшихся судебных решений, наказание последнему снижено.

При назначении наказания по правилам, предусмотренным ст. 62 УК РФ, суд при особом порядке судебного разбирательства исчисляет три четверти срока наказания от двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Постановлением Президиума Верховного суда РХ от 4 июня 2009 г. пересмотрен приговор Абазинского районного суда от 31 мая 2007 г. в отношении З., осужденной за два покушения на незаконный сбыт наркотических средств (ч. 1 ст. 228 УК РФ) на 4 года по каждому факту, по совокупности преступлений - на 4 года 1 месяц лишения свободы.

Президиумом наказание снижено, поскольку уголовное дело было рассмотрено в порядке главы 40 УПК РФ, при этом суд сослался в приговоре на обстоятельство смягчающее наказание осужденного - активное способствование раскрытию преступления. Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено. При таком положении суд должен был учесть три дроби, предусмотренных ч. 7 ст. 316 УПК РФ, ст. 62, ч. 3 ст. 66 УК РФ, и назначить наказание по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ в виде лишения свободы не превышающее 3 лет (8 лет (максимальная санкция ч. 1 ст. 228.1 УК РФ) x 3/4 (ч. 3 ст. 66 УК РФ) x 2/3 (ч. 7 ст. 316 УК РФ) x 3/4 ст. (62 УК РФ).

В соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК РФ наказание при особом порядке судебного разбирательства не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

В связи с нарушением данной нормы Закона Постановлением Президиума Верховного суда РХ от 4 июня 2009 г. изменен приговор мирового судьи судебного участка N 10 г. Абакана от 25 августа 2005 г. в отношении Р., осужденного по ч. 1 ст. 159 УК РФ на 1 год 6 месяцев лишения свободы, согласно ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год.

Президиум указал, что санкция ч. 1 ст. 159 УК РФ предусматривает наказание до 2 лет лишения свободы, а значит наказание Р., с учетом требований ч. 7 ст. 316 УПК РФ, не могло превышать 1 года 4 месяцев лишения свободы. По результатам рассмотрения дела наказание снижено Президиумом до 1 года лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

В соответствии с ч. 2 ст. 63 УК РФ, если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

Постановлением Президиума Верховного суда РХ от 23 апреля 2009 г. изменен приговор Сорского районного суда от 5 апреля 2007 г. в отношении Н., осужденного по ч. 4 ст. 111 УК РФ на 8 лет лишения свободы.

Суд первой инстанции при назначении наказания учел характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, а также обстоятельства, смягчающие наказание и отягчающие его. К последним суд отнес наступление тяжких последствий в результате совершения преступления. Между тем, ч. 2 ст. 63 УК РФ запрещает повторно учитывать при назначении наказания те отягчающие обстоятельства, которые предусмотрены соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления.

Пересматривая приговор, Президиум указал, что ссылка суда при назначении наказания на наступление тяжких последствий в результате содеянного Н. не основана на законе, поскольку указанное обстоятельство (наступление смерти человека) является признаком объективной стороны преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, за которое он осужден.

Президиум исключил ссылку суда на данное обстоятельство, как отягчающее наказание, и снизил наказание до 7 лет 9 месяцев лишения свободы.

При условном осуждении по второму приговору, по которому также было применено условное осуждение, суд в резолютивной части второго приговора должен указать на самостоятельность исполнения указанных приговоров.

Постановлением Президиума Верховного суда РХ от 21 мая 2009 г. изменен приговор Ширинского городского суда от 11 октября 2005 г. в отношении А., ранее судимого 31 марта 2004 г. к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года, и вновь осужденного обжалуемым приговором за две квалифицированные кражи (п. п. “а, б, в“ ч. 2 ст. 158 УК РФ), на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ на 3 года лишения свободы, в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 31 марта 2004 г., и, с применением ст. 73 УК РФ окончательно назначено 4 года лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года 6 месяцев.

Пересматривая приговор, Президиум признал такое решение суда первой инстанции, в части назначения наказания по совокупности приговоров, ошибочным, указав, что по смыслу уголовного закона при условном осуждении по второму приговору, по которому также было применено условное осуждение, суд в резолютивной части второго приговора должен указать на самостоятельность исполнения указанных приговоров, поскольку испытательный срок, устанавливаемый при условном осуждении не является наказанием и не может быть ни поглощен более длительным испытательным сроком, ни частично или полностью сложен.

Президиум принял решение о самостоятельном исполнении приговоров от 31 марта 2004 г. и 11 октября 2005 г. в отношении А. и исключении указания суда на применение правил ст. 70 УК РФ.

Согласно п. “б“ ч. 1 ст. 95 УК РФ для лиц, совершивших преступления до достижения возраста 18 лет, сроки погашения судимости, предусмотренные ч. 3 ст. 86 УК РФ сокращаются и равны трем годам после отбытия лишения свободы за тяжкое или особо тяжкое преступление.

Постановлением Президиума Верховного суда РХ от 12 марта 2009 г. пересмотрен приговор Саяногорского городского суда от 14 мая 2007 г. в отношении Т., осужденного по ч. 2 ст. 159, трижды по п. “в“ ч. 2 ст. 158 УК РФ и ч. 1 ст. 160 УК РФ, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ на 3 года лишения свободы. Суд во вводной части указал на судимость Т. по приговору от 2 декабря 1998 г.

Между тем, Президиум установил, что Т., родившийся 7 декабря 1980 г., действительно был осужден 2 декабря 1998 г. по п. п. “б, в“ ч. 2 ст. 131 УК РФ на 5 лет лишения свободы, то есть за тяжкое преступление, совершенное в несовершеннолетнем возрасте. Постановлением Минусинского городского суда от 15 марта 2001 г. он был освобожден от дальнейшего отбывания наказания условно-досрочно на 2 года 5 месяцев 15 дней.

В соответствии с ч. 4 ст. 86 УК РФ, если осужденный в установленном законом порядке был досрочно освобожден от отбывания наказания, то срок погашения судимости исчисляется исходя из фактически отбытого срока наказания с момента освобождения от отбывания основного и дополнительного видов наказания.

Вместе с тем, суд первой инстанции не учел, что п. “б“ ч. 1 ст. 95 УК РФ устанавливает для несовершеннолетних осужденных отдельные правила исчисления сроков погашения судимостей. А именно, для лиц, совершивших преступления до достижения возраста 18 лет, сроки погашения судимости, предусмотренные ст. 86 УК РФ сокращаются и равны трем годам после отбытия лишения свободы за тяжкое или особо тяжкое преступление.

Президиум, принимая во внимание вышеизложенные нормы уголовного закона, установил, что срок погашения судимости Т. по приговору от 2 декабря 1998 г. подлежит исчислению с 16 марта 2001 г. - момента его фактического освобождения, соответственно, с 16 марта 2004 г. следует считать судимость погашенной. Таким образом, на момент совершения нового преступления - сентябрь 2006 г. - за совершение которого Т. осужден обжалуемым приговором, судимость по приговору от 2 декабря 1998 г. являлась погашенной, и не могла учитываться судом.

Согласно ст. 308 УК РФ резолютивная часть обвинительного приговора должна содержать вид и размер наказания, назначенного подсудимому за преступление, в совершении которого он признан виновным.

Постановлением Президиума Верховного суда РХ от 12 марта 2009 г. пересмотрен приговор Абаканского городского суда от 21 декабря 2006 г. в отношении П., осужденного по ч. 1 ст. 166 УК РФ на 2 года лишения свободы, ч. 1 ст. 158 УК РФ на 1 год лишения свободы, ч. 2 ст. 325 УК РФ на 6 месяцев исправительных работ, п. п. “б, в“ ч. 2 ст. 158 УК РФ на 2 года лишения свободы, ч. 1 ст. 166 УК РФ на 2 года лишения свободы, в соответствии со ст. 71, ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено 3 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Президиум, пересматривая приговор, нашел его подлежащим изменению, поскольку судом первой инстанции не были соблюдены вышеуказанные требования, предусмотренные ст. 308 УК РФ, а также положения ст. 50 УК РФ, согласно которой исправительные работы назначаются и устанавливаются на срок от 2 месяцев до 2 лет. Из заработка осужденного к исправительным работам производится удержание в доход государства в размере, установленном приговором суда в пределах от 5% до 20% из заработной платы.

Суд первой инстанции за преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 325 УК РФ назначил П. наказание в виде 6 месяцев исправительных работ, в то же время, в нарушение ч. 3 ст. 50 УК РФ не указал размер удержания из заработка в доход государства. Таким образом, наказание П. за совершение данного преступления фактически судом назначено не было, в связи с чем, Президиум исключил указание на назначение по ч. 2 ст. 325 УК РФ исправительных работ, а наказание, назначенное на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ, снизил.

При наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, наказание может быть назначено, в частности, ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Постановлением Президиума Верховного суда РХ от 26 марта 2009 г. изменен приговор Орджоникидзевского районного суда от 4 августа 2008 г. (в отношении К. Ранее он был судим 12 февраля 2007 г. по ч. 3 ст. 30, п. “в“ ч. 2 ст. 158 УК РФ к 200 часам обязательных работ, Постановлением суда от 8 октября 2007 г. неотбытая часть наказания в виде обязательных работ заменена на 14 дней лишения свободы, освобожден 19 октября 2007 г. по отбытии срока наказания. Обжалуемым приговором он вновь осужден за квалифицированную кражу (п. “а“ ч. 3 ст. 158 УК РФ), а именно: тайное хищение 50 кг дробленки общей стоимостью 200 рублей, совершенное с незаконным проникновением в жилище (кража Ф.И.О. . Судом было назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Пересматривая данное уголовное дело, Президиум установил, что при назначении наказания суд не придал должного значения конкретным обстоятельствам содеянному, размеру причиненного ущерба, и таким смягчающим ответственность обстоятельствам, каковыми являются активное способствование раскрытию преступления и полное возмещение материального ущерба, вследствие чего определил К. чрезмерно суровое наказание.

Учитывая эти обстоятельства, а также принимая во внимание поведение виновного после совершения преступления, и другие фактические данные, существенно уменьшающие степень общественной опасности преступления, президиум нашел возможным признать указанные в приговоре смягчающие обстоятельства - исключительными, и, в соответствии с требованиями ст. 64 УК РФ, назначить К. более мягкое наказание, чем предусмотрено за совершенное им преступление. В итоге наказание снижено до 8 месяцев лишения свободы.

В соответствии с ч. 2 ст. 86 УПК РФ лицо, освобожденное от наказания, считается несудимым.

Постановлением Президиума Верховного суда Республики Хакасия от 13 марта 2009 г. изменен приговор Саяногорского городского суда от 9 февраля 1999 г. в отношении Т., осужденного по ч. 1 ст. 105 УК РФ на 10 лет лишении свободы, согласно ст. 70 УК РФ присоединено наказание по приговору от 15 августа 1996 г. и окончательно назначено 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Президиум установил, что суд указал в установочной части и учел при назначении наказания наличие у Т. судимости по приговору от 15 августа 1996 г. Между тем, определением Саяногорского городского суда от 18 апреля 1998 г. Т. освобожден от наказания, назначенного приговором от 15 августа 1996 г. на основании п. 6 Постановлением ГД ФС РФ от 24 декабря 1997 г. “Об объявлении амнистии“.

Таким образом, в силу ч. 2 ст. 86 УК РФ суд при вынесении обжалуемого приговора необоснованно учел судимость Т. от 15 августа 1996 г. и назначил окончательно наказание с применением ст. 70 УК РФ.

В связи с допущенными нарушениями уголовного закона судьей Д., в отношении него Президиумом вынесено частное постановление, на что обращено внимание председателя Саяногорского городского суда Х.

В) Нарушения уголовно-процессуального закона

По смыслу уголовно-процессуального закона постановление должно состоять из вводной, описательно-мотивировочной и резолютивной частей.

В связи с несоблюдением данного требования Постановлением Президиума Верховного суда РХ от 23 апреля 2009 г. отменено постановление Черногорского городского суда от 29 мая 1997 г. в отношении Т., с прекращением производства по делу. Отмененное судебное решение не содержало описательно-мотивировочной части, то есть после вводной части сразу шла резолютивная часть постановления.

В соответствии с ч. 1 ст. 131 УПК РФ процессуальными издержками являются связанные с производством по уголовному делу расходы, которые возмещаются за счет средств федерального бюджета либо средств участников уголовного судопроизводства.

Постановлением Президиума Верховного суда Республики Хакасия от 23 апреля 2009 г. отменено Постановление Черногорского городского суда от 9 июля 2007 г. в отношении С., с прекращением производства по делу. Отмененное судебное решение заключалось во взыскании с осужденного С. в доход федерального бюджета РФ процессуальных издержек в размер 2000 рублей.

Отменяя постановление Президиум указал, что ссылаясь на п. 9 ч. 2 ст. 131 УПК РФ о том, что денежные средства - в размере 2000 рублей используемые для проведения оперативно-розыскного мероприятия “проверочная закупка“ относится к иным расходам, понесенным в ходе производству по уголовному делу в отношении С., судья не принял во внимание, что указанное оперативно-розыскное мероприятие проведено до возбуждения уголовного дела и его результаты, в соответствии с требованиями ст. 11 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности“, явились основанием для возбуждения уголовного дела.

Президиум установил, что результаты оперативно-розыскного мероприятия использовались в доказывании по уголовному делу в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации.

Вместе с тем, на основании ст. 19 указанного Закона финансовое обеспечение оперативно-розыскной деятельности относится к расходным обязательствам Российской Федерации и осуществляется в порядке, устанавливаемом руководителями государственных органов, оперативные подразделения которых уполномочены осуществлять эту деятельность.

Таким образом, Закон не содержит норм, предусматривающих возложение каких-либо финансовых обязательств при осуществлении оперативно-розыскной деятельности, на участников уголовного судопроизводства.

Допускались ошибки при рассмотрении и разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора (ст. 397 УПК РФ).

В соответствии с ч. 1 ст. 10 УК РФ уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

На основании Постановления судьи Верховного суда Российской Федерации Фроловой Л.Г. о возбуждении надзорного производства, Постановлением Президиума Верховного суда Республики Хакасия от 18 июня 2009 г. отменено Постановление Усть-Абаканского районного суда от 12 марта 2007 г. в отношении Ч., с прекращением производства по делу.

Президиум установил, что приговором Усть-Абаканского районного суда от 28 апреля 2006 г. Ч., ранее судимый 18 июля 2000 г. по п. п. “б, г“ ч. 2 ст. 158 УК РФ на 3 года 6 месяцев лишения свободы, 21 июля 2003 г. по ч. 1 ст. 313 УК РФ на 1 год 8 месяцев лишения свободы, освобожденный 20 мая 2005 г. по отбытии срока, был осужден за ряд квалифицированных краж (ч. 2 ст. 158 УК РФ) с назначением наказания в виде 4 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима (вместо правильного - строгого режима).

Постановлением Усть-Абаканского районного суда от 12 марта 2007 г. приговор был изменен: постановлено Ч. отбывать наказание в виде исправительной колонии строгого режима.

Таким образом, суд ухудшил положение осужденного, направив его для отбывания наказания в исправительную колонию строгого режима, что противоречит уголовному закону.
В порядке ст. ст. 396, 397, 399 УПК РФ не может быть рассмотрен вопрос о неправильном применении уголовного закона, поскольку данное обстоятельство, в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 379, п. 2 ст. 382 УПК РФ является основанием для изменения судебного решения вышестоящим судом.

Постановлением Президиума Верховного суда РХ от 23 апреля 2009 г. отменено Постановление Аскизского районного суда от 6 февраля 2007 г. о пересмотре приговора Аскизского районного суда от 24 января 2005 г. в отношении М., производство по делу прекращено.

Президиум, отменяя судебное решение, указал, что при постановлении в отношении М. приговора от 24 января 2005 г. и назначении наказания виновному, суд первой инстанции в нарушение ч. 4 ст. 18 УК РФ необоснованно установил в действиях осужденного наличие рецидива преступлений, признав данное обстоятельство в качестве отягчающего наказание.

Далее, 6 февраля 2008 г. Аскизский районный суд в порядке ст. 397 УПК РФ пересмотрел указанный приговор и своим же постановлением внес в него следующие изменения: из описательно-мотивировочной части приговора исключил указание на наличие в действиях М. отягчающего обстоятельства - рецидива преступлений; наказание, назначенное по п. п. “а, б“ ч. 2 ст. 158 УК РФ, снизил до 1 года 6 месяцев и в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, окончательно назначил М. 6 лет 15 дней лишения свободы в колонии-поселении.

Таким образом, устраняя ошибки в приговоре в части применения норм уголовного закона, касающихся правил определения рецидива преступлений, суд выполнил функции вышестоящего суда, чем нарушил требования уголовно-процессуального закона.

За данные нарушения закона в отношении судьи Аскизского районного суда вынесено частное постановление, на что обращено внимание председателя этого же суда Чаркова Е.Ю.

В соответствии с п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ решение о возбуждении уголовного дела в отношении руководителя следственного органа принимается вышестоящим руководителем следственного органа Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации.

Постановлением Президиума Верховного суда РХ от 18 июня 2009 г. заключение Абаканского городского суда от 11 апреля 2008 г. о наличии в действиях К. признаков преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 160, ч. 3 ст. 285 УК РФ отменено. Производство по представлению вынесенному исполняющим обязанности руководителя Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по РХ В. о даче заключения о наличии в действиях К. признаков преступления прекращено.

Согласно п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ решение о возбуждении уголовного дела в отношении руководителя следственного органа принимается вышестоящим руководителем следственного органа Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации.

В соответствии с положениями п. 38.1 ст. 5 УПК РФ руководителем следственного органа является должностное лицо, возглавляющее соответствующее следственное подразделение, а также его заместитель.

В данной ситуации лицом, обладающим полномочиями по возбуждению уголовного дела в отношении заместителя начальника следственного отдела Управления ФСКН России по Республике Хакасия, является председатель Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации или его заместитель. Указанные должностные лица были наделены также полномочиями на внесение соответствующего представления в Абаканский городской суд.

Дача судом заключения о наличии в действиях К. признаков преступления по представлению, внесенному нижестоящим руководителем следственного органа Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, нарушает установленный на момент обращения в суд порядок возбуждения уголовного дела в отношении руководителя следственного органа, предусмотренный в ст. 448 УПК РФ.

Таким образом, при вынесении судебного решения суд допустил нарушение требований уголовно-процессуального законодательства, что и явилось основанием к его отмене.

В соответствии с ч. 1 ст. 79 УК РФ лицо, отбывающее наказание в виде лишения свободы, может быть освобождено условно-досрочно лишь в том случае, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного наказания.

Постановлением Президиума Верховного суда РХ от 18 июня 2009 г. отменено постановление Абаканского городского суда от 19 февраля 2009 г., которым осужденному Б. отказано в условно-досрочном освобождении.

Президиум, отменяя судебное решение, указал, что Б. осужден за преступление средней тяжести. Назначенное осужденному наказание составляло 3 года 2 месяца лишения свободы. В силу п. “а“ ч. 3 ст. 79 УК РФ условно-досрочное освобождение может быть применено к Б. после фактического отбытия не менее одной трети назначенного срока наказания. Согласно представленным в суд данным, на момент рассмотрения ходатайства осужденного о применении к нему условно-досрочного освобождения Б. отбыл более одной трети назначенного ему срока наказания. Кроме того, из материалов дела президиум установил, что Б. за все время отбывания наказания не имел взысканий, зарекомендовал себя с положительной стороны, установленный порядок отбывания наказания не нарушает, трудоустроен и добросовестно относится к труду, принимает участие в общественной жизни коллектива, связь с родственниками поддерживает, вину в совершенном преступлении осознал, раскаялся. Согласно справке о поощрениях осужденного Б. он имеет четыре поощрения и ни одного взыскания. Указанные обстоятельства были известны суду первой инстанции при рассмотрении ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении, они также перечислены судом в постановлении, однако не были учтены в достаточной степени, и судом не в полной мере выполнены требования о дифференцированном подходе к решению вопроса об условно-досрочном освобождении.

Выводы суда, изложенные в постановлении, и послужившие основанием отказа в условно-досрочном освобождении Б., находятся в противоречии с действующим уголовным и уголовно-исполнительным законодательством.

Детализируя положения ст. 79 УК РФ, уголовно-исполнительное законодательство в ст. 9 УИК РФ нормативно определяет понятие исправления, а в ст. 175 УИК РФ законодательно закрепляет критерии, свидетельствующие о том, что для дальнейшего исправления осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного судом: частичное или полное возмещение причиненного ущерба, раскаяние в совершенном деянии, иные сведения, свидетельствующие об исправлении осужденного.

Действующее законодательство не предусматривает специальных правил применения условно-досрочного освобождения к лицам, совершившим преступление в период испытательного срока по условному осуждению или ранее судимым, в связи с чем ссылки суда в обоснование отказа об условно-досрочном освобождении на то, что Б. ранее неоднократно судим за совершение аналогичных преступлений, преступление по приговору от 6 ноября 2007 г. совершено им в период условного осуждения по приговору от 25 апреля 2007 г. нельзя признать обоснованными.

Выводы суда первой инстанции о том, что потерпевшим Н. и А. было лишь частично возвращено похищенное имущество, в связи с чем Б. должен был представить сведения о возмещении им вреда, причиненного преступлениями, в оставшейся части, не могут быть признаны состоятельными. Приговоры от 25 апреля 2007 г. и 6 ноября 2007 г. постановлены в порядке главы 40 УПК РФ, в связи с полным согласием осужденного с предъявленным обвинением. При назначении наказания суд учел ряд смягчающих обстоятельств, в том числе раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию преступлений и возмещение ущерба, причиненного преступлениями, потерпевшие Н. и А. каких-либо исков Б. не предъявляли, кроме того, потерпевший А. ходатайствовал перед судом о смягчении наказания.

Не может служить препятствием к условно-досрочному освобождению и то обстоятельство, что Б. не состоит в самодеятельных организациях осужденных.

Согласно Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года каждый человек имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей, или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом.

При рассмотрении мировым судьей судебного участка N 2 г. Саяногорска уголовного дела в отношении К. эти требования закона мировым судьей проигнорированы.

Уголовное дело по обвинению К. поступило мировому судье судебного участка N 1 г. Саяногорска 25 января 2005 г. Приговор по делу постановлен почти через три с половиной года - 29 мая 2008 г. При этом каких-либо объективных причин столь длительного рассмотрения уголовного дела, в отношении К. не имелось.

Как следует из материалов дела, постановлением от 26 января 2005 г. дело было назначено к рассмотрению на 21 марта 2005 г., но рассмотрено не было по причине неявки в судебное заседание участников процесса, в связи с чем, дело слушанием было отложено на 4 апреля 2005 г.

Согласно протоколу судебного заседания следующее судебное заседание состоялось 4, 5 и 7 апреля 2005 г., где был разрешен вопрос о назначении финансово-экономической экспертизы, производство которой поручено ЭКЦ МВД РХ г. Абакана.

Сопроводительным письмом начальника ЭКЦ МВД РХ от 18 апреля 2005 г. материалы уголовного дела в отношении К. были возвращены мировому судье без исполнения, со ссылкой на отсутствие возможности проведения указанной экспертизы данным экспертным бюро.

Лишь спустя два месяца - 14 июня 2005 г., мировой судья продолжил судебное разбирательство, где был разрешен вопрос о поручении проведения судебной финансово-экономической экспертизы отделению документальных проверок и ревизий ОРЧ по НП МВД РХ г. Абакана.

Заключение судебно-бухгалтерской экспертизы N 61 датировано 14 марта 2007 г., однако, как следует из материалов дела, после получения указанной экспертизы, мировой судья еще в течение года по существу не рассматривал уголовное дело в отношении К.

Каких-либо объективных причин столь длительного не рассмотрения уголовного дела, в отношении К., а также данных, свидетельствующих о намерении судом рассмотрения данного дела в установленные законом сроки, и подтверждающих предоставление сторонам возможность реализации своих процессуальных прав, в материалах дела не имеется.

Так, из протокола судебного заседания видно, что судебное разбирательство по данному делу откладывалось восемь раз по одним и тем же основаниям - в связи с неявкой защитников и потерпевших, при этом, материалы дела в большинстве случаев не содержат данных, свидетельствующих о том, что лица, подлежащие вызову в зал судебного заседания надлежащим образом извещались о необходимости их явки в суд, и о дне рассмотрения уголовного дела в отношении К.

Принимая решения об отложении дела на необоснованно длительные сроки: с 29 марта 2007 г. на 24 апреля 2007 г., затем на 21 июня, 17 июля, 8 августа, 21 августа, 3 сентября, и - 20 сентября 2007 г., суд не привел каких либо уважительных причин невозможности рассмотрения дела, не усматриваются таковые и из материалов дела.

Таким образом, в результате допущенных судом нарушений закона и волокиты, были нарушены права участников процесса на рассмотрение дела в суде первой инстанции в разумные сроки, что недопустимо при отправлении правосудия.

Данный обзор судебной практики по делам, рассмотренным Президиумом Верховным судом Республики Хакасия в порядке надзора, показал, что основными причинами изменений судебных решений являются неправильное применение судами первой инстанции уголовного и уголовно-процессуального законов. Проведенное исследование также свидетельствуют о том, что судьи не всегда внимательно изучали дела, находившиеся в их производстве, и при назначении наказания не в полной мере учитывали как характеризующие данные о подсудимых, так и иные установленные в ходе судебного следствия обстоятельства.

Судья

С.Н.ЛОСЯКОВА