Решения и постановления судов

Определение Рязанского областного суда от 02.06.2010 N 33-986 Проанализировав представленные сторонами доказательства, районный суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии правовых оснований для признания за истцом права собственности на жилой дом за недоказанностью оснований возникновения у него права собственности на спорный объект недвижимости, в связи с чем отказал в удовлетворении исковых требований.

РЯЗАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 июня 2010 г. N 33-986

(извлечение)

2 июня 2010 года Судебная коллегия по гражданским делам Рязанского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе Ш.В.М. на решение Кораблинского районного суда Рязанской области от 26 апреля 2010 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований Ш.В.М. к ООО “и“, администрации Незнановского сельского поселения Кораблинского муниципального района о признании права собственности на жилой дом, о признании недействительной записи о государственной регистрации права собственности ООО “и“ на жилой дом, расположенный по адресу: Рязанская область, Кораблинский район, дом - отказать.

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи Споршевой С.В., объяснения представителя ООО “и“ - С.В.В., возражавшего против доводов кассационной жалобы, судебная коллегия

установила:

Ш.В.М. обратился в суд с исковым заявлением к ООО “и“ о признании права собственности на жилой дом, о признании недействительной записи о государственной регистрации права собственности на жилой дом за ООО “и“.

В обоснование заявленных требований истец указал, что согласно свидетельству о государственной регистрации права, он является собственником земельного участка, категория земли - земли населенных пунктов, предназначенные для ведения личного подсобного хозяйства, площадью 3472 кв. м, с кадастровым номером: 62:06:0030701:37, расположенного по адресу: Рязанская область, Кораблинский район.

На данном земельном участке расположен жилой дом.

В целях оформления права собственности на вышеуказанный жилой дом, Ш.В.М., через свою супругу - Ш.Л.В. обратился в Кораблинское отделение Рязанского филиала ФГУП “Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ“ для осуществления работ по технической инвентаризации объекта недвижимости.

Согласно извлечению из технического паспорта на жилой дом (по состоянию на 20.04.2006), вышеуказанный объект недвижимого имущества представляет собой жилой дом, общей площадью 47,9 кв. м, в том числе жилой - 32,5 кв. м, со служебными строениями и сооружениями: шесть сараев, уборная, расположенный по адресу: Рязанская область, Кораблинский район. Сведения о собственнике этого жилого дома в техническом паспорте отсутствовали.

Поскольку земельный участок, собственником которого является истец, расположен в черте сельского поселения, и был предоставлен Ш.В.М. для ведения личного подсобного хозяйства, он считает, что на основании п. 1 ст. 25.3 и п. 4 ст. 25.3 ФЗ “О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации по вопросу оформления в упрощенном порядке прав граждан на отдельные объекты недвижимого имущества“ он приобрел право собственности на жилой дом.

При обращении в Кораблинское отделение Рязанского филиала ФГУП “Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ“ за получением кадастрового паспорта, содержащего описание объекта недвижимого имущества и необходимого для государственной регистрации права собственности на данный жилой дом, Ш.В.М. узнал, что Управление Федеральной регистрационной службы по Рязанской области зарегистрировало право собственности на вышеуказанный объект недвижимости за ООО “и“.

Истец считает, что государственная регистрация жилого дома за ООО “и“ нарушает его права на приобретение данного жилого дома в собственность, а поэтому обратился в суд с заявленными требованиями.



Решением суда в удовлетворении иска отказано.

В кассационной жалобе Ш.В.М. просит решение отменить, указывая на то, что суд не определил, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства об истребовании в ООО “и“ учредительного договора об учреждении общества, протокола собрания учредителей ООО “и“ со сведениями об учреждении общества и утверждении денежной оценки неденежных вкладов в уставной капитал общества, решения общего собрания участников общества об учреждении общества, в котором указана денежная оценка вещей и прав, вносимых учредителями для оплаты долей в уставном капитале общества, из Управления Федеральной регистрационной службы Кораблинского отдела по Рязанской области - сведения из единого государственного реестра юридических лиц о размере и номинальной доли каждого участника ООО “и“, из Кораблинского отделения Рязанского филиала ФГУП “Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ“ - инвентарного дела на жилой дом, расположенный по адресу: Рязанская область, Кораблинский район, у ответчика - сведения из администрации муниципального образования - Незнановского сельского поселения Кораблинского муниципального района Рязанской области - сведения о строительстве, собственнике и о вводе в эксплуатацию жилого дома, расположенного по адресу: Рязанская область, Кораблинский район, акты инвентаризации основных средств, предшествующие актам приема-передачи из колхоза “П“ в СПК “П“, а затем, из СПК “П“ - в ООО “и“; ответчик ООО “и“ не представил в суд доказательства, подтверждающие постройку спорного жилого дома хозяйственным способом колхозом “П“ и постановку дома на баланс хозяйства на законном основании; суд необоснованно сослался на решение мирового судьи по иску Ш.С.Н. к ООО “и“, а также не принял во внимание, что на протяжении 4-х лет выплачивались налоги на имущество физических лиц.

Ш.В.М. и его представитель, извещенные о времени и месте судебного разбирательства надлежащим образом, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явились, в связи с чем на основании ч. 2 ст. 354 ГПК РФ судебная коллегия по гражданским делам находит возможным рассмотрение дела в их отсутствие.

Обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены постановленного решения.

Основания приобретения права собственности, в том числе на недвижимость - жилой дом указаны ст. 218 ГК РФ. К таковым относятся: изготовление или создание новой вещи лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов (ч. 1), приобретение на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества или в порядке наследования или реорганизации юридического лица (ч. 2), в случаях и в порядке, предусмотренных Кодексом, на имущество, не имеющее собственника, на имущество, собственник которого неизвестен, либо на имущество, от которого собственник отказался или на которое он утратил право собственности по иным основаниям, предусмотренным законом (ч. 3), полная выплата паевых взносов за квартиру, дачу, гараж, иное помещение, предоставленное этим лицам кооперативом (ч. 4).

В соответствии со ст. 219 ГК РФ право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.

Частью 1 ст. 25.3 Федерального закона РФ N 122-ФЗ от 21 июля 1997 г., введенной Федеральным законом от 30.06.2006 N 93-ФЗ, установлено, что основаниями для государственной регистрации права собственности на создаваемый или созданный объект недвижимого имущества, если для строительства, реконструкции такого объекта недвижимого имущества в соответствии с законодательством Российской Федерации не требуется выдачи разрешения на строительство, а также для государственной регистрации права собственности гражданина на объект индивидуального жилищного строительства, создаваемый или созданный на земельном участке, предназначенном для индивидуального жилищного строительства, либо создаваемый или созданный на земельном участке, расположенном в границе населенного пункта и предназначенном для ведения личного подсобного хозяйства (на приусадебном земельном участке), являются:

документы, подтверждающие факт создания такого объекта недвижимого имущества и содержащие его описание;

правоустанавливающий документ на земельный участок, на котором расположен такой объект недвижимого имущества.

Представление правоустанавливающего документа на указанный земельный участок не требуется в случае, если право заявителя на этот земельный участок ранее зарегистрировано в установленном настоящим Федеральным законом порядке.

В соответствии с ч. 4 этой же статьи документами, подтверждающими факт создания объекта индивидуального жилищного строительства на земельном участке, предназначенном для индивидуального жилищного строительства, или факт создания объекта индивидуального жилищного строительства на земельном участке, расположенном в черте поселения и предназначенном для ведения личного подсобного хозяйства (на приусадебном земельном участке), и содержащими описание такого объекта индивидуального жилищного строительства, являются кадастровый паспорт такого объекта индивидуального жилищного строительства и разрешение органа местного самоуправления на ввод такого объекта индивидуального жилищного строительства в эксплуатацию или в случае, если такой объект индивидуального жилищного строительства является объектом незавершенного строительства, разрешение на строительство. До 1 марта 2015 года кадастровый паспорт объекта индивидуального жилищного строительства является единственным документом, подтверждающим факт создания такого объекта индивидуального жилищного строительства на указанном земельном участке и содержащим его описание.

Истец, заявляя требования о признании за ним права собственности на жилой дом, расположенный по адресу: Рязанская область, Кораблинский район, не указал в исковом заявлении основания возникновения у него права собственности на указанный жилой дом, не сделал он это и при рассмотрении дела в суде и не представил в суд доказательства, подтверждающие возникновение у него права собственности на предмет спора.

В суде первой инстанции было установлено, что спорный жилой дом был возведен в 1986 г. колхозом “П“ за счет собственных средств хозспособом, в связи с чем являлся его собственностью. Правопреемником колхоза в дальнейшем стал СПК “П“, а последний реорганизован в ООО “и“, являющееся правопреемником СПК. Спорный жилой дом в связи с реорганизациями юридического лица перешел в собственность ООО “и“. Указанное право в настоящее время зарегистрировано за ООО “и“ в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Рязанской области, и истцом не оспаривается.

Истец со своей семьей был вселен в спорный дом в 1989 г. на условиях найма и вносил оплату за проживание сначала колхозу, а затем ответчику. Следовательно, между истцом и ответчиком сложились фактические отношения договора найма. Земельный участок, расположенный при доме, был предоставлен истцу после строительства спорного дома и вселения семьи истца, право собственности на земельный участок было зарегистрировано за истцом 7 октября 2008 г. на основании выписки из похозяйственной книги.

Указанные обстоятельства не оспаривались истцом в суде первой инстанции и подтверждаются материалами дела.



Проанализировав представленные сторонами доказательства, районный суд пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для признания за истцом права собственности на жилой дом за недоказанностью оснований возникновения у него права собственности на спорный объект недвижимости, в связи с чем отказал в удовлетворении исковых требований.

Такой вывод суда соответствует разъяснениям, данным в п. 59 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав“, в соответствии с которыми “если иное не предусмотрено законом, иск о признании права подлежит удовлетворению в случае представления истцом доказательств возникновения у него соответствующего права“.

Доводы кассационной жалобы о том, что суд не определил, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, противоречат материалам дела. Так в материалах дела имеется определение о принятии иска, возбуждении гражданского дела, подготовке гражданского дела к судебному разбирательству от 25 февраля 2010 г., в котором суд установил круг юридически значимых обстоятельств и распределил между сторонами бремя их доказывания. Копии указанного определения направлялись истцу Ш.В.М. и его представителю С.С.В., что подтверждается копиями сопроводительных писем.

Другой довод жалобы о том, что суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства об истребовании в ООО “и“ учредительного договора об учреждении общества, протокола собрания учредителей ООО “и“ со сведениями об учреждении общества и утверждении денежной оценки неденежных вкладов в уставной капитал общества, решения общего собрания участников общества об учреждении общества, в котором указана денежная оценка вещей и прав, вносимых учредителями для оплаты долей в уставном капитале общества, из Управления Федеральной регистрационной службы Кораблинского отдела по Рязанской области - сведения из единого государственного реестра юридических лиц о размере и номинальной доли каждого участника ООО “и“, из Кораблинского отделения Рязанского филиала ФГУП “Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ“ - инвентарного дела на жилой дом, расположенный по адресу: Рязанская область, Кораблинский район, у ответчика - сведения из администрации муниципального образования - Незнановского сельского поселения Кораблинского муниципального района Рязанской области - сведения о строительстве, собственнике и о вводе в эксплуатацию жилого дома, расположенного по адресу: Рязанская область, Кораблинский район, акты инвентаризации основных средств, предшествующие актам приема-передачи из колхоза “П“ в СПК “П“, а затем, из СПК “П“ - в ООО “и“ - также не соответствует обстоятельствам дела. Так, из протокола судебного заседания от 26 апреля 2010 г. усматривается, что указанное ходатайство после обсуждения было удовлетворено судом частично. В материалах дела имеются копии ряда указанных в ходатайстве документов: книг учета основных средств и инвентарных карточек, акты передачи имущества, уставы, где указаны, в том числе, доли учредителей. Указанные документы исследовались судом после заслушивания объяснений сторон, и суд ссылался на них в своем решении. В удовлетворении ходатайства о запросе остальных документов судом первой инстанции было обоснованно отказано, как не имеющих отношения к рассматриваемому делу.

Довод кассатора о необоснованной ссылке суда на решение мирового судьи по иску Ш.Л.В. к ООО “и“ о признании права собственности на спорный жилой дом, также не является основанием для отмены обжалованного решения суда, поскольку выводы суда основаны на совокупности ряда доказательств, которым дана надлежащая правовая оценка в обжалуемом решении.

Ссылка в жалобе на то, что суд не принял во внимание, что на протяжении 4-х лет выплачивались налоги на имущество физических лиц, также не может быть принята во внимание, поскольку в исковом заявлении истец просит признать право собственности за ним - Ш.В.М., а из налоговых уведомлений на уплату налога на имущество физических лиц и квитанций о его уплате усматривается, что налогоплательщиком являлась Ш.Л.В.

Доводы кассатора о непредставлении ответчиком доказательств строительства спорного дома за счет средств колхоза и правомерности постановки его на баланс ответчика, не могут быть приняты во внимание, поскольку не влияют на правильность выводов суда об отсутствии правовых оснований для признания права собственности за истцом.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Кораблинского районного суда Рязанской области от 26 апреля 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Ш.В.М. - без удовлетворения.