Решения и постановления судов

Определение Московского областного суда от 01.06.2010 по делу N 33-10395 Иск о признании необоснованным решения об отказе в продлении выплат пенсии по случаю потери кормильца, обязании возобновить выплату пенсии с момента ее отмены и с учетом всех последующих перерасчетов, взыскании судебных расходов на оказание услуг представителя, затрат на перевод документов с иностранного языка, оформление нотариальной доверенности, о возврате госпошлины частично удовлетворен, так как оспариваемое решение нельзя признать законным, в связи с чем оно подлежит отмене.

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 июня 2010 г. по делу N 33-10395

Судья: Чернушевич М.Ю.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе председательствующего Кондратовой Т.А.,

судей Красновой Н.В., Дмитриевой Е.С.,

при секретаре Г.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 01 июня 2010 г. кассационную жалобу Ш. на решение Мытищинского городского суда Московской области от 17 марта 2010 г. по гражданскому делу по иску Ш. к ГУ ГУПФР N 6 по г. Москве и Московской области о признании незаконными действий, обязании возобновления выплаты пенсии, взыскании судебных расходов, расходов на оплату услуг представителя.

Заслушав доклад судьи Красновой Н.В.,

объяснения представителей истицы по доверенности Г., представителя ГУ УПФ РФ N 6 по г. Москве и Московской области по доверенности Е., судебная коллегия

установила:

Ш. обратилась в суд с иском к ГУ ГУПФР N 6 по г. Москве и Московской области и, уточнив требования, просила признать решение ответчика об отказе в продлении ей выплат пенсии по случаю потери кормильца необоснованным, обязать возобновить выплату пенсии с момента ее отмены и с учетом всех последующих перерасчетов и применить к выплатам положения статьи 395 ГК РФ, а также взыскать в ее пользу судебные расходы на оказание услуг представителя в размере 75000 руб., затраты на перевод документов с иностранного языка в размере 4200 руб., за оформление нотариальной доверенности в размере 1970 руб. и возврат госпошлины в размере 2230 руб. В обоснование своих требований она ссылалась на то, что является получателем пенсии по случаю потери кормильца после смерти своего отца с 20.10.2004 г., однако ответчик решением от 20.01.2009 г. прекратил ей выплату пенсии по тому основанию, что она является студенткой иностранного образовательного учреждения.

Представитель истца иск поддержал в полном объеме, считал, что данный отказ противоречит закону, поскольку никаких ограничений в получении пенсии по потере кормильца, связанных с направлением на учебу в рамках заключенных международных договоров в Федеральный закон “О трудовых пенсиях в Российской Федерации“ не имеется. Также просил обязать ответчика возобновить выплаты пенсии, а при выплате задолженности применить к невыплаченным суммам статью 395 ГК РФ.

Представитель ответчика иск не признал, пояснил, что решение комиссии законно и обоснованно.

Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с постановленным решением, истица обжалует его в кассационном порядке, в своей жалобе просит решение отменить и постановить по делу новое решение.



Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия находит обжалуемое решение незаконным и подлежащим отмене. Основания для отмены или изменения решения суда в кассационном порядке предусмотрены статьей 362 ГПК РФ.

Как усматривается из материалов дела, с 20.10.2004 г. по 05.02.2009 г. Ш. была назначена пенсия по случаю потери кормильца, до момента ее совершеннолетия.

Решением комиссии по рассмотрению вопросов о реализации пенсионных прав граждан Ш. было отказано в продлении выплаты пенсии с 05.02.2009 г.

В соответствии с письмом от 16.04.2008 г. из национального университета г. Ченгчи, центра изучения китайского языка следует, что по заявлению Ш. о допуске к обучению по программе изучения китайского языка в качестве студента на осенний триместр в период с 01.09.2008 г. по 21.08.2009 г. принято положительное решение.

Согласно справке, представленной в материалах дела из Отдела культуры представительства в Москве Тайбэйско-Московской координационной комиссии по экономическому и культурному сотрудничеству, следует, что истица является студенткой языкового центра Государственного Университета Чжэнчжи, который осуществляет общеобразовательные программы.

При разрешении настоящего спора суд первой инстанции исходил из буквального толкования пп. 1 п. 2 ст. 9 Федерального закона “О трудовых пенсиях в РФ“ N 173-ФЗ от 17.12.2001 г. и, установив, что истица на обучение в иностранное образовательное учреждение не была направлена в соответствии с международными договорами Российской Федерации, а поступила самостоятельно, отказал в удовлетворении иска.

Судебная коллегия не может согласиться с выводом суда первой инстанции, поскольку судом неправильно применены нормы материального права.

Отказывая в продлении выплаты пенсии по случаю потери кормильца, ответчик сослался на то обстоятельство, что истица обучается в иностранном образовательном учреждении в отсутствие международного договора о направлении на учебу, т.е. поступила на учебу самостоятельно. При этом комиссия руководствовалась пп. 2 п. 2 ст. 9 Федерального закона “О трудовых пенсиях в РФ“, в соответствии с которым, как изложено в решении комиссии, “лица в возрасте старше 18 лет, имеющие регистрацию по месту жительства на территории РФ, а граждане РФ - независимо от такой регистрации, обучающиеся в иностранных учебных заведениях (кроме государств - бывших республик СНГ), имеют право на трудовую пенсию по случаю потери кормильца, если направление на учебу имело место в соответствии с международными договорами РФ, что может быть подтверждено справкой с учебного заведения с указанием основания направления на учебу (со ссылкой на соответствующий договор).

Однако суд первой инстанции, соглашаясь по существу с указанным решением ответчика, не учел, что на момент принятия решения, т.е. по состоянию на 20.01.2009 г. пп. 2 п. 2 ст. 9 Федерального закона “О трудовых пенсиях“ вообще не имел такой нормы, на которую ссылалась комиссия в решении. Если же комиссия имела в виду пп. 1 п. 2 ст. 9 названного Федерального закона, которым предусмотрено право детей получать пенсию по случаю потери кормильца до совершеннолетия, а в случае, если они обучаются по очной форме - до 23 лет, то на момент принятия решения указанная норма не имела ограничений в получении пенсии детьми, обучающимися в иностранных образовательных учреждениях.

Так, по состоянию на 25.01.2009 г., когда оспариваемое решение было принято, пп. 1 п. 2 ст. 9 признавал нетрудоспособными членами семьи умершего кормильца, в частности, дети, братья, сестры и внуки умершего кормильца, не достигшие возраста 18 лет, а также дети, братья, сестры и внуки умершего кормильца, обучающиеся по очной форме в образовательных учреждениях всех типов и видов независимо от их организационно-правовой формы, за исключением образовательных учреждений дополнительного образования, до окончания ими такого обучения, но не дольше чем до достижения ими возраста 23 лет.

Такая редакция приведенной нормы действовала вплоть до 01.01.2010 г., а с указанной даты стала действовать в новой редакции в соответствии с Федеральным законом от 24.07.2009 г. N 213-ФЗ, по которому и была дополнена после слов “независимо от их организационно-правовой формы“ словами “в том числе в иностранных образовательных учреждениях, расположенных за пределами территории Российской Федерации, если направление на обучение произведено в соответствии с международными договорами Российской Федерации“.

Таким образом, приостановление выплаты истице пенсии по случаю потери кормильца после 05.02.2009 г. и вплоть до 31.12.2009 г. нельзя признать законным, так как действующее пенсионное законодательство не содержало ограничений относительно иностранных образовательных учреждений, следовательно, оснований для принятия решения от 25.01.2009 г. у ответчика не было.

В то же время, по мнению судебной коллегии, внесение изменений в приведенную выше норму Закона “О трудовых пенсиях“ не может повлечь прекращение выплаты истице пенсии и после - 01.01.2010 г.

При этом судебная коллегия исходит из следующего.

Конституция Российской Федерации в соответствии с целями социального государства, закрепленными в ее статье 7 (часть 1), гарантирует каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1). Конституционное право на социальное обеспечение включает и право на пенсию по случаю потери кормильца, условия и порядок получения которой согласно статье 39 (часть 2) Конституции Российской Федерации устанавливаются законом.



Законодательство Российской Федерации в области образования не ограничивает возможность реализации права выбора образовательного учреждения только российскими образовательными учреждениями, что в полной мере соответствует требованиям международно-правовых актов, в частности Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, из статьи 13 которого вытекает запрет умаления свободы выбора образовательного учреждения.

Кроме того, Конституция РФ, закрепляя право каждого свободно выезжать за пределы Российской Федерации (статья 27, часть 2), не содержит каких-либо ограничений в отношении выбора страны выезда и времени пребывания за границей, а также целей выезда, в числе которых может быть и получение образования (включая профессиональное).

Таким образом, реализация гражданином Российской Федерации права выбора образовательного учреждения предполагает возможность обучения как в российском, так и в иностранном учебном заведении.

В силу п. 3 ст. 57 Закона РФ “Об образовании“ обучение граждан Российской Федерации в иностранных образовательных учреждениях осуществляется по прямым договорам, заключаемым образовательными учреждениями, ассоциациями, органами, осуществляющими управление в сфере образования, иными юридическими лицами, а также физическими лицами в соответствии с международными договорами Российской Федерации. Это законоположение, по своему буквальному смыслу, не препятствует самостоятельному (без направления на учебу) поступлению российских граждан в иностранные образовательные учреждения и обучению в них, в том числе при отсутствии соответствующего международного договора Российской Федерации о сотрудничестве в области образования.

Кроме того, данное законоположение, как регулирующее отношения в сфере образования, не может применяться к отношениям, урегулированным пенсионным законодательством, что исключает возможность его истолкования как устанавливающего в качестве условия приобретения права на получение пенсии по случаю потери кормильца обучающимися в иностранных образовательных учреждениях совершеннолетними детьми наличие договора, на основании которого они были направлены на учебу в иностранные образовательные учреждения, и тем самым ограничивающего право тех из них, кто самостоятельно (без направления на учебу) поступил в иностранное образовательное учреждение и обучается в нем, на получение названной пенсии.

Пенсионное обеспечение членов семьи умершего кормильца в настоящее время осуществляется как в соответствии с Федеральным законом “О трудовых пенсиях“, так и другими законами РФ, которые, предусматривая право членов семьи умершего кормильца и приравненных к ним лиц на получение пенсии по случаю потери кормильца, определяют круг лиц, имеющих право на эту пенсию, условия ее назначения, а также размеры и порядок выплаты.

К таким лицам, в частности, и относятся совершеннолетние дети, обучающиеся в образовательных учреждениях с отрывом от производства. Такое отнесение обусловлено тем, что эти дети, лишившись необходимого материального содержания, для завершения процесса обучения нуждаются в поддержке со стороны государства: специфика организации учебного процесса в рамках очной формы получения образования существенно ограничивает возможности приобретения данной категорией лиц постоянного источника средств к существованию за счет самостоятельной трудовой деятельности.

Такая правовая позиция приведена в Постановлении Конституционного Суда РФ от 27.11.2009 г. N 18-П “По делу о проверке конституционности пункта “а“ части третьей статьи 29 Закона Российской Федерации “О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей“, пункта 3 статьи 57 Закона Российской Федерации “Об образовании“ и подпункта 1 пункта 2 статьи 9 Федерального закона “О трудовых пенсиях в Российской Федерации“ в связи с жалобой гражданки Н.С. Лаппы“, однако она в целом может быть применима и к настоящему спору, поскольку, как полагает судебная коллегия, не могут быть дискриминированы в правах дети, самостоятельно поступившие в иностранное учебное заведение, получающие пенсию по случаю потери кормильца за умершего родителя, и такие же дети, но если им пенсия выплачивается за погибшего родителя (кормильца) на основании Закона РФ “О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей“.

Таким образом, постановленное решение нельзя признать законным и оно подлежит отмене. Поскольку для правильного разрешения спора по существу дополнительных доказательств не требуется, а имеющие для дела обстоятельства, установлены полностью судом первой инстанции, судебная коллегия считает возможным, отменяя решение суда, постановить по делу новое решение, которым иск Ш. удовлетворить частично.

Так, с учетом всего вышесказанного, следует признать незаконным решение ответчика об отказе в продлении выплаты пенсии истице и обязать его возобновить с момента отмены выплату истице пенсии по случаю потери кормильца с учетом последующих ее перерасчетов в соответствии с действующим законодательством.

Поскольку удовлетворено основное исковое требование, то в силу ст. 100 ГПК РФ имеются основания для взыскания с ответчика расходов на оказание услуг представителя. Истицей заявлено требование о взыскании указанных расходов в размере 75000 руб. Однако судебная коллегия считает, что, учитывая требование названной нормы процессуального закона о разумных пределах расходов на представителя, а также с учетом сложности настоящего спора, фактически проведенной представителем работы, расходы на его услуги следует взыскать в размере 15000 рублей.

В силу ст. 94 ГПК РФ к издержкам, связанным с рассмотрением дела, также могут быть отнесены и другие расходы, признанные судом необходимыми. Истицей было заявлено о взыскании с ответчика расходов по переводу документов на русский язык в размере 4200 руб. и за оформление доверенности на представителя в размере 1970 руб. Судебная коллегия признает указанные расходы необходимыми по данному конкретному делу и также взыскивает их с ответчика.

В то же время не подлежит взысканию в пользу истицы оплаченная ею при подаче иска госпошлина в размере 2230 руб. 10 коп. Истица, являясь получателем пенсии, при обращении в суд общей юрисдикции с иском имущественного характера к Пенсионному фонду РФ в силу положения пп. 5 ч. 2 ст. 333.36 Налогового кодекса РФ, освобождена от уплаты госпошлины, в связи с чем, оплаченная ею пошлина должна быть ей возвращена на основании определения суда первой инстанции, а не взыскана с ответчика.

Также не подлежит удовлетворению требование истицы в той части, что ответчик обязан ей при начислении пенсии с момента ее отмены, т.е. с 05.02.2009 г., применить положения ст. 395 ГК РФ. Спор о праве истицы на получение пенсии разрешен в настоящем судебном заседании, причем судебной коллегией указывается, что пенсия, подлежащая выплате истице, должна быть перерассчитана с момента ее отмены, в связи с чем, оснований для обязания ответчика рассчитать проценты за пользование чужими денежными средствами не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 199, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Мытищинского городского суда Московской области от 17 марта 2010 г. отменить, постановить по делу новое решение, которым исковые требования Ш. удовлетворить частично.

Признать незаконным решение ГУ УПФ РФ N 6 по г. Москве и Московской области от 20 января 2009 г. об отказе в продлении Ш. выплаты пенсии по случаю потери кормильца.

Обязать ГУ ГУПФ РФ N 6 по г. Москве и Московской области возобновить с момента отмены выплату Ш. пенсии по случаю потери кормильца с учетом последующих ее перерасчетов в соответствии с действующим законодательством.

Взыскать с ГУ ГУПФ РФ N 6 по г. Москве и Московской области в пользу Ш. расходы по переводу документов в размере 4200 руб. (четыре тысячи двести рублей), расходы на оформление доверенности на представителя в размере 1970 руб. (одна тысяча девятьсот семьдесят рублей), расходы по оплате услуг представителя в размере 15000 руб. (пятнадцать тысяч рублей), а всего 21170 руб. (двадцать одна тысяча сто семьдесят рублей).

Ш. в удовлетворении остальной части иска отказать.