Решения и постановления судов

Обзор судебной практики по гражданским делам за июнь 2010 года (подготовлено Белгородским областным судом)

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЗА ИЮНЬ 2010 ГОДА

Вопросы применения норм материального права

Ограничение прав и свобод лиц, страдающих психическими расстройствами, только на основании психиатрического диагноза, фактов нахождения под диспансерным наблюдением в психиатрическом стационаре либо в психоневрологическом учреждении для социального обеспечения или специального обучения не допустимо

Н. (далее - заявитель) обратилась в суд с заявлением о признании отца недееспособным, ссылаясь на ухудшение его состояния здоровья после смерти супруги в апреле 2009 года, потерю памяти, совершение им поступков, свидетельствующих о наличии у него психического расстройства, лишающего способности понимать значение своих действий и возможности руководить ими.

Решением суда Д. признан недееспособным.

Решение отменено в кассационном порядке с вынесением нового, которым в удовлетворении заявленных требований отказано.

Признавая Д. недееспособным, суд исходил из того, что он состоит на учете у врача-психиатра; согласно заключению экспертов не может понимать значение своих действий и руководить ими.

При этом оставлено без внимания, что наличие психического заболевания само по себе не является основанием для признания лица недееспособным.

В п. 3 ст. 5 Закона РФ от 02.07.1992 N 3185-1 “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании“ указано, что ограничение прав и свобод лиц, страдающих психическими расстройствами, только на основании психиатрического диагноза, фактов нахождения под диспансерным наблюдением в психиатрическом стационаре либо в психоневрологическом учреждении для социального обеспечения или специального обучения не допускается.

До смерти своей супруги в 2009 году Д. на учете у врача-психиатра не состоял. В настоящее время не проходит лечение в учреждениях психиатрического типа. Ухудшение его состояния здоровья в силу значительного возраста и сильного психотравмирующего фактора не свидетельствует о невозможности понимания им значения своих поступков и руководства своими действиями.

В ходе судебных заседаний лицо, в отношении которого заявлены требования, трижды давало конкретные, последовательные и логичные объяснения. Из его ответов на многочисленные вопросы председательствующего, прокурора, представителя органа опеки и попечительства видно, что он понимал их сущность, правильно ориентировался в месте и времени проводимого судебного заседания, окружающей действительности и собственной личности. Он излагал свои мысли понятно, затруднений в понимании обращенной к нему речи не испытывал.

Заключение очной судебно-психиатрической экспертизы, согласно которому имеющиеся у Д. нарушения психики лишают его способности понимать значение своих действий и возможности руководить ими, ввиду чего он не может принимать участие в судебном заседании, противоречит фактическим обстоятельствам, установленным судом.

В силу ч. 2 ст. 187 ГПК РФ заключение эксперта исследуется в судебном заседании, оценивается наряду с другими доказательствами и не имеет для суда заранее установленной силы.

Это требование закона судом первой инстанции не соблюдено.



Поступки (действия), которые, по мнению заявителя, свидетельствуют о неадекватности поведения ее отца и непонимании им значения совершаемых действий, таковыми не являются. Нежелание общаться с родственниками и обвинение их в совершении отрицательных поступков, общение с лицом, которое, по мнению заявителя, оказывает на отца негативное влияние, непринятие мер по поддержанию своего жилища в санитарном состоянии и неведение домашнего хозяйства само по себе не влечет признания лица недееспособным по основаниям, указанным в ст. 29 ГК РФ.

В силу принципа 4 “Принципов защиты психических больных и улучшения психиатрической помощи“ ООН от 17.12.1991 семейный или служебный конфликт или несоответствие нравственным, социальным, культурным или политическим ценностям или религиозным воззрениям, преобладающим в обществе, в котором проживает соответствующее лицо, никогда не может являться определяющим фактором при постановке диагноза о наличии психического заболевания. Указанный принцип подлежит применению и при признании гражданина недееспособным.

Указание в решении на пояснения специалиста врача-психиатра МУЗ “Алексеевская ЦРБ“ в обоснование необходимости признания лица недееспособным несостоятельно.

Суждения данного специалиста о том, что от частично сохранившегося у Д. интеллекта в скором времени ничего не останется, что не пройдет и года, он станет как ребенок, беспомощным, требующим постоянного ухода, носят предположительный характер, относятся к событиям будущего времени, в то время как признание гражданина недееспособным в силу ст. 29 ГК РФ должно быть обусловлено таким состоянием лица, при котором он, страдая психическим расстройством, теряет возможность понимать значение своих действий и руководить ими в настоящий период.

В этой связи судебная коллегия пришла к выводу об отсутствии достаточных доказательств, подтверждающих наличие у Д. психического расстройства такой степени, которая не позволяет ему понимать значение своих действий и самостоятельно руководить ими.

Если одна из сторон договора купли-продажи недвижимого имущества уклоняется от совершения действий по государственной регистрации перехода права собственности на это имущество, другая сторона вправе обратиться к этой стороне с иском о государственной регистрации перехода права собственности

В 1999 г. стороны П. и Г. заключили договор купли-продажи квартиры, расположенной г. Старый Оскол.

Дело инициировано предъявлением иска Г. о признании права собственности на указанную квартиру.

Решением суда иск удовлетворен.

Решение отменено в кассационном порядке.

Судом первой инстанции установлено, что переход права собственности по состоявшемуся договору купли-продажи не зарегистрирован по вине ответчика, который уклонялся от государственной регистрации, предъявив иск о признании договора недействительным.

Применив положения ст. 218 ГК РФ, суд пришел к выводу о необходимости удовлетворения заявленных требований, поскольку право собственности истцов возникло на основании вышеуказанного договора.

При этом оставлены без внимания разъяснения, приведенные в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав“ (далее - Постановление Пленума ВС РФ И ВАС РФ N 10/22).

В соответствии с п. 59 упомянутого Постановления, если иное не предусмотрено законом, иск о признании права подлежит удовлетворению в случае представления истцом доказательств возникновения у него соответствующего права. Иск о признании права, заявленный лицами, права и сделки которых в отношении спорного имущества никогда не были зарегистрированы, могут быть удовлетворены в тех случаях, когда права на спорное имущество возникли до вступления в силу Закона о регистрации и не регистрировались в соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 6 названного Закона либо возникли независимо от их регистрации в соответствии с пунктом 2 статьи 8 ГК РФ. Кроме того, согласно пункту 61 этого Постановления, если одна из сторон договора купли-продажи недвижимого имущества уклоняется от совершения действий по государственной регистрации перехода права собственности на это имущество, другая сторона вправе обратиться к этой стороне с иском о государственной регистрации перехода права собственности (пункт 3 статьи 551 ГК РФ). Иск покупателя о государственной регистрации перехода права подлежит удовлетворению при условии исполнения обязательства продавца по передаче имущества.

При таких обстоятельствах вывод о необходимости признания права собственности в судебном порядке неправилен.



Если страхователь не осуществил обязательное государственное страхование, то при наступлении страхового случая он несет ответственность перед застрахованным лицом (выгодоприобретателем) на тех же условиях, на каких должна быть выплачена страховая сумма при надлежащем страховании

В период прохождения службы в органах внутренних дел погиб участковый уполномоченный милиции отдела внутренних дел по Северо-Эвенскому району Магаданской области капитан милиции П., обязательное государственное страхование жизни и здоровья которого осуществлено не было.

Ю. и А. обратились в суд с указанным иском и просили взыскать с ответчиков в связи с гибелью сына страховые суммы.

Решением суда с Магаданской области в лице Управления внутренних дел по Магаданской области за счет казны Магаданской области иск удовлетворен.

Решение отменено в кассационном порядке.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции правильно пришел к выводу о праве истцов на получение страховых выплат в связи с наступлением страхового случая.

Ответчиками факт наступления страхового случая и право истцов на получение страховых сумм в связи со смертью их сына в размере 25 окладов его денежного содержания не оспаривается.

Вместе с тем, страхователь не осуществил обязательное государственное страхование П.

При взыскании страховой выплаты с Магаданской области в лице Управления внутренних дел по Магаданской области за счет казны Магаданской области судом не верно истолкованы положения п. 2 ст. 2 Федерального закона РФ “Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы“. Согласно ст. 2 упомянутого закона страхователями по обязательному государственному страхованию являются федеральные органы исполнительной власти, в которых законодательством Российской Федерации предусмотрены военная служба, служба.

Исходя из положений вышеуказанной статьи, таким федеральным органом исполнительной власти в данном случае является МВД РФ, на которое возлагается обязанность по обязательному государственному социальному страхованию.

В силу ст. 7 ФЗ, если страхователь не осуществил обязательное государственное страхование, то при наступлении страхового случая он несет ответственность перед застрахованным лицом (выгодоприобретателем) на тех же условиях, на каких должна быть выплачена страховая сумма при надлежащем страховании.

МВД РФ, являясь страхователем, не осуществило надлежащее государственное страхование, в связи с чем должно нести обязанность по страховым выплатам.

Учитывая, что все обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании имеющихся представленных доказательств, судебная коллегия приняла новое решение о взыскании страховых выплат с МВД РФ.

Содержание, благоустройство и уборка территорий городов и других населенных пунктов обеспечиваются администрациями муниципальных районов и городских округов, силами и средствами предприятий, организаций, учреждений всех форм собственности в пределах прилегающих территорий. Бремя доказывания отсутствия вины возлагается на причинителя вреда

Автомобиль, принадлежащий на праве собственности С., поврежден упавшим на него деревом. С. инициировал дело в суде и просил взыскать с администрации городского поселении “Поселок Северный“ Белгородского района 93333,20 руб. с учетом величины утраты товарной стоимости, оплаты за составление отчета и госпошлины в размере 3000 руб., ссылаясь на то, что дерево росло на территории, контролируемой ответчиком, и находилось в аварийном состоянии - сгнило изнутри.

Решением суда в удовлетворении требований отказано.

Решение отменено в кассационном порядке.

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Для применения ответственности, предусмотренной статьями 15 и 1064 Кодекса, необходимо наличие состава правонарушения, включающего причинение вреда и доказанность его размера, противоправность действий, вину причинителя вреда, а также причинно-следственную связь между действиями ответчика и возникшими у истца неблагоприятными последствиями.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из недоказанности истцом вышеназванных условий, а именно - противоправности действий и вины ответчика в причинении вреда.

Суд учитывал также погодные условия и неправомерность действий водителя пострадавшей машины, припарковавшего автомобиль в непосредственной близости от дерева, где стоянка для автотранспорта не предусмотрена.

Примерными правилами благоустройства, озеленения, чистоты и порядка на территории Белгородской области, утвержденными постановлением главы администрации области от 12.08.2002 N 319 (с изменениями от 16.09.2002, 28.08.2003, 19.04.2004, 02.10.2009), предусмотренные содержание, благоустройство и уборка территорий городов и других населенных пунктов обеспечиваются администрациями муниципальных районов и городских округов, силами и средствами предприятий, организаций, учреждений всех форм собственности в пределах прилегающих территорий. Необходимо организовывать и проводить на закрепленной и придомовой территории уход за зелеными насаждениями (сезонную стрижку кустарников, обрезку деревьев, вырезку поросли, удаление засохших деревьев) (п. 2.3.2).

Истец представил фотографии, из которых видно, что упавшее дерево было гнилым. В суде кассационной инстанции он также ссылался на то, что от жильцов дома неоднократно поступали обращения с просьбой спилить старое дерево.

По общему правилу согласно п. 2 ст. 1064 ГК РФ бремя доказывания отсутствия вины возлагается на причинителя вреда.

Доводы истца ответчиком не опровергнуты, отсутствие такой вины не доказано.

Делая вывод о вине самого С., припарковавшего автомобиль в месте, где стоянка не предусмотрена, суд сослался на поконтурную ведомость кадастрового массива квартала. При этом вопрос, имелись знаки или разметка, запрещающие остановку и стоянку транспортных средств, около дома <...> в соответствии с ПДД РФ, не поставлен на обсуждение сторон.

Вывод суда о том, что сильный ветер способствовал падению дерева, сделан на основании справки ГУ “Белгородский областной центр по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды“. Однако из нее не усматривается, что погодные условия могли способствовать падению деревьев.

Кроме того, указанное обстоятельство не свидетельствует об отсутствии вины администрации поселения “Поселок Северный“ в неисполнении своих обязанностей.

При таких обстоятельствах вывод суда об отказе в удовлетворении исковых требований является преждевременным.

Обязанность доказывания недостачи и ее размера лежит на работодателе. До принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками работодатель обязан провести проверку для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения. Для проведения проверки обстоятельств причинения ущерба работодатель вправе создать комиссию, включив в ее состав соответствующих специалистов

Р. и М. приняты продавцами-кассирами с полной материальной ответственностью в магазин “М.“ При передаче смены в магазине выявлена недостача вверенного имущества, стоимость которой истец просил взыскать с продавцов.

Решением суда исковые требования удовлетворены.

Решение отменено в кассационном порядке.

Приказом “О порядке проведения учета в магазине“ обязанность ревизионной работы возложена на продавцов-кассиров. В состав комиссии включаются продавцы-кассиры, принимающие и передающие остаток товара.

Актом приема-передачи, подписанном продавцами-кассирами Р., М., Л., П. и заведующей магазином И., установлена недостача на сумму 23410 рублей 37 копеек.

Из другого акта приема-передачи смены сумма недостачи составила 10212 рублей 57 копеек. Данный акт приема-передачи подписан вышеуказанными лицами.

Суд исходил из того, что вышеназванными актами подтвержден ущерб, причиненный работодателю ответчиками.

Согласно ст. 247 ТК РФ до принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками работодатель обязан провести проверку для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения.

Для проведения проверки обстоятельств причинения ущерба работодатель вправе создать комиссию, включив в ее состав соответствующих специалистов.

В состав инвентаризационной комиссии включаются представители администрации организации, работники бухгалтерской службы, другие специалисты.

Результаты проверки обстоятельств причинения ущерба подлежат документальному оформлению: недостача ценностей фиксируется актом инвентаризации.

Обязанность доказывания недостачи и ее размера лежит на работодателе. Министерством финансов РФ утвержден Приказ от 13 июня 1995 г. N 49 “Об утверждении методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательствах“, который определяет порядок проведения инвентаризации товарно-материальных ценностей, полномочия комиссии.

При разрешении спора суд первой инстанции в нарушение ст. ст. 67, 198 ГПК РФ не дал надлежащей оценки упомянутым актам приема-передачи, которые являются единственными доказательствами, представленными работодателем, подтверждающими причиненный работниками ущерб, с точки зрения их допустимости и достаточности и соответствия их вышеназванному приказу.

Определяющим признаком для отнесения жилищного кооператива к группе накопительных является - использует ли кооператив в своей деятельности жилищные накопления граждан, т.е. привлекает ли он деньги населения

Н. инициировала иск к Потребительскому ипотечному кооперативу “Строим вместе“ о взыскании в ее пользу неосновательного обогащения.

В обоснование иска указала, что 24 февраля 2009 года она обратилась к ответчику с целью приобретения недвижимости - двухкомнатной квартиры в г. Старый Оскол.

После подписания договора ею было перечислено на счет потребительского ипотечного кооператива “Строим вместе“ 631641,75 руб. в счет оплаты квартиры, однако в последующем при обращении в кооператив за разъяснениями по вопросу приобретения квартиры ответа не получила.

Считает, поскольку при оформлении договора от 24 февраля 2009 года не было достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора (условия приобретения недвижимости, порядок предоставления и размер финансовой поддержки, а также срок предоставления финансовой поддержки п. 4.2 членского договора), договор с нею фактически не был заключен и у Н. членство в кооперативе не возникло, в связи с чем все полученные кооперативом денежные средства являются неосновательным обогащением.

Решением суда иск Н. признан необоснованным.

Решение отменено в кассационном порядке.

Определяющим признаком для отнесения жилищного кооператива к группе накопительных является - использует ли кооператив в своей деятельности жилищные накопления граждан, т.е. привлекает ли он деньги населения.

По сути и ЖНК, и ПИК деньги населения привлекают, используя практически одинаковые схемы.

Исходя из этой логики, деятельность ПИК подпадает под действие Федерального закона от 30 декабря 2004 года N 215-ФЗ “О жилищных накопительных кооперативах“.

Потребительский ипотечный кооператив “Строим вместе“ не отвечает требованиям, предъявляемым к жилищным накопительным кооперативам положениями упомянутого Закона, а является самостоятельной разновидностью потребительских кооперативов, прямо не предусмотренной действующим законодательством.

Ответчиком не представлено доказательств, подтверждающих внесение сведений о нем в реестр жилищных накопительных кооперативов в соответствии со статьей 15 указанного Закона.

При этом судом не учтены положения части 1 статьи 1 и части 3 статьи 57 Закона, касающиеся последствий деятельности организаций, не приведших свои учредительные документы в соответствие с требованиями Закона, и, как следствие, положения статьи 168, абзаца второго пункта 2 статьи 166 и пункта 2 статьи 167 ГК РФ.

Кроме того, не исследован вопрос о том, на какой счет вносились денежные средства истицей, на кого открыт данный счет.

Процессуальные вопросы

Споры, связанные с назначением или избранием, прекращением, приостановлением полномочий и ответственностью лиц, входящих или входивших в состав органов управления и органов контроля юридического лица, а также споры, возникающие из гражданских правоотношений между указанными лицами и юридическим лицом в связи с осуществлением, прекращением, приостановлением полномочий указанных лиц, судам общей юрисдикции не подведомственны

Истец работал в должности генерального директора ОАО “Р.“.

На заседании Совета директоров Общества он освобожден от занимаемой должности, издан приказ о прекращении с ним трудового договора по п. 2 ст. 278 ТК РФ.

Не согласившись с принятыми решениями, истец обратился в суд и просил признать протокол заседания Совета директоров Общества об освобождении от занимаемой должности и приказ об увольнении незаконными, восстановить его в прежней должности, взыскать с ответчика заработную плату за время вынужденного прогула, компенсацию за досрочное расторжение трудового договора в размере трехкратного месячного заработка, судебные издержки и компенсацию морального вреда.

Решением суда исковые требования удовлетворены частично.

Решение отменено в кассационном порядке, производство по делу прекращено по следующим основаниям.

Согласно п. 4 ч. 1 ст. 225.1 АПК РФ арбитражные суды рассматривают споры, связанные с назначением или избранием, прекращением, приостановлением полномочий и ответственностью лиц, входящих или входивших в состав органов управления и органов контроля юридического лица, а также споры, возникающие из гражданских правоотношений между указанными лицами и юридическим лицом в связи с осуществлением, прекращением, приостановлением полномочий указанных лиц.

Заявленные требования связаны с осуществлением прав истца как участника общества, носят корпоративный характер, следовательно, на основании ст. 33 АПК РФ в конкретном споре должна быть применена специальная подведомственность арбитражного суда (статья 33 АПК РФ).

В соответствии со ст. 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу в случае, если дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части первой статьи 134 настоящего Кодекса.

При таких обстоятельствах решение нельзя признать законным и обоснованным.

Суд кассационной инстанции вправе отменить решение суда первой инстанции и прекратить производство по делу (абз. 5 ст. 361 ГПК РФ).

Рассмотрение заявления об отмене мер по обеспечению иска в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных о времени и месте судебного заседания, признается существенным нарушением норм процессуального права, влекущим отмену судебного постановления

В обеспечение иска М. и С. (далее - заявители) к К. о признании завещания недействительным определением судьи Валуйского районного суда приняты обеспечительные меры в виде запрета на отчуждение недвижимого имущества, принадлежавшего наследодателю.

Решением суда, вступившим в законную силу, иск отклонен.

К. обратился в суд с заявлением об отмене мер по обеспечению иска.

Определением суда заявление удовлетворено.

Определение отменено в кассационном порядке.

Вопрос об отмене обеспечения иска разрешается в судебном заседании. Лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте судебного заседания, однако их неявка не является препятствием к рассмотрению вопроса об отмене обеспечения иска (ст. 144 ГПК РФ).

В силу ст. 113 ГПК РФ лица, участвующие в деле, извещаются или вызываются в суд заказным письмом с уведомлением о вручении либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату.

При этом лицам, участвующим в деле, судебные извещения и вызовы должны быть вручены с таким расчетом, чтобы указанные лица имели достаточный срок для подготовки к делу и своевременной явки в суд.

Из материалов дела не усматривается, когда лицам, участвующим в деле, были направлены судебные повестки о явке в судебное заседания.

Указание в определении о надлежащем уведомлении М. и С. о месте и времени судебного заседания противоречит материалам дела, в котором отсутствуют доказательства, подтверждающие выполнение судом требований ст. 113 ГПК РФ.

Заявители ссылаются на получение повесток после назначенной судом даты, что подтверждается штемпелем на почтовом конверте.

В результате неизвещения о рассмотрении дела указанные лица лишены возможности участвовать в судебном заседании и давать объяснения по делу или поручить ведение дела своему представителю, что свидетельствует о нарушении их права на судебную защиту.

Неправильное определение круга лиц, участвующих в деле, повлекло отмену судебного решения, поскольку признано существенным нарушением норм процессуального права

Б. (далее - заявитель) приказами от 02.02.1987 N 29 от 23.06.1987 направлен в командировку с 03.02.1987 по 28.02.1987 и с 20.06.1987 по 23.06.1987 в г. Славутич для перевозки грузов.

Ссылаясь на работу в населенных пунктах: с. Залесье, с. Новошепеличи, с. Старые Шепеличи, отнесенных к зоне отчуждения, и на то, что документы, подтверждающие эти обстоятельства, не сохранились, заявитель просил установить факт нахождения его в зоне отчуждения и участия в работах по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС.

Решением суда иск удовлетворен.

Решение отменено в кассационном порядке.

Согласно ст. 13 Закона РФ от 15.05.1991 N 1244-1 “О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС“ к гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие чернобыльской катастрофы, среди прочих указанных категорий, относятся граждане (в том числе временно направленные или командированные), принимавшие в 1986 - 1987 годах участие в работах по ликвидации последствий чернобыльской катастрофы в пределах зоны отчуждения или занятые в этот период на работах, связанных с эвакуацией населения, материальных ценностей, сельскохозяйственных животных, и на эксплуатации или других работах на Чернобыльской АЭС.

Данной категории граждан выдаются удостоверения участников ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. Эти документы дают право на меры социальной поддержки, предусмотренные указанным Законом, с момента их предъявления (ст. 15 Закона РФ N 1244-1).

Пунктом 3 Приказа МЧС РФ N 727, Минздравсоцразвития РФ N 831, Минфина РФ N 165н от 08.12.2006 “Об утверждении Порядка и условий оформления и выдачи гражданам удостоверения участника ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС“ установлено, что оформление и выдача удостоверения участника ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС гражданам, к которым отнесен заявитель, производится органами в сфере социальной защиты населения, уполномоченными органами государственной власти субъектов Российской Федерации в соответствии с законодательством субъектов Российской Федерации.

В Белгородской области согласно Постановлению Правительства Белгородской области от 29.05.2007 N 117-пп обязанность по выдаче удостоверений возложена на Управление социальной защиты населения Белгородской области.

В нарушение ст. 148 ГПК РФ подготовка по делу судом проведена ненадлежащим образом, вопрос о составе лиц, участвующих в деле, не разрешен, в связи с чем Управление социальной защиты населения Белгородской области к участию в деле не привлечено.

Поскольку генетическая экспертиза с учетом степени точности выводов позволяет установить происхождение ребенка от конкретного отца с наибольшей достоверностью, а ответчик настаивает на ее проведении и согласен оплатить расходы на исследование, суд не может отказать в удовлетворении соответствующего ходатайства без достаточных к тому оснований

Р. (далее - истица) обратилась в суд с иском к Б. (далее - ответчику) об установлении отцовства и взыскании алиментов, сославшись на то, что с 2003 года по май 2009 года она проживала совместно с ответчиком без регистрации брака, <...> родила от него дочь.

В судебном заседании истица поддержала заявленные требования, просила установить отцовство ответчика в отношении дочери, а также взыскать с него алименты на содержание ребенка в твердой денежной сумме - по 15000 рублей ежемесячно с момента рождения и до совершеннолетия ребенка.

Ответчик не принимал участия в судебном заседании.

Суд на основании доказательств, представленных истицей, вынес решение, которым удовлетворил заявленные ею исковые требования частично. Установлено отцовство ответчика в отношении несовершеннолетней, взысканы алименты на ее содержание.

Решение отменено в кассационном порядке.

Судебное разбирательство по делу было проведено в отсутствие ответчика, который в указанный период не имел реальной возможности участвовать в судебном заседании по причинам, не зависящим от него. Оснований считать, что ответчик намеренно уклонялся от явки в суд, не имеется. Вывод суда в этой части не основан на достоверных доказательствах.

Статьей 6 ГПК РФ установлено, что правосудие по гражданским делам осуществляется на началах равенства перед законом и судом всех граждан. Довод ответчика о том, что он по объективным причинам был лишен возможности представить суду свои возражения относительно исковых требований истицы, а также доказательства по делу, нашел свое подтверждение.

Кроме того, ответчик настаивает на проведении экспертизы по делу с целью установления его отцовства в отношении ребенка.

Согласно положениям ст. 49 СК РФ, в случае рождения ребенка у родителей, не состоящих в браке между собой, и при отсутствии совместного заявления родителей или заявления отца ребенка (пункт 4 статьи 48 настоящего Кодекса) происхождение ребенка от конкретного лица (отцовство) устанавливается в судебном порядке по заявлению одного из родителей, опекуна (попечителя) ребенка или по заявлению лица, на иждивении которого находится ребенок, а также по заявлению самого ребенка по достижении им совершеннолетия. При этом суд принимает во внимание любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от конкретного лица.

Истицей были представлены доказательства: свидетельские показания, индивидуальная карта беременной, совместные с ответчиком фотографии, не являются бесспорными, указывающими на признание ответчиком отцовства в отношении ее дочери. А при разрешении вопроса об установлении отцовства закон требует предоставления бесспорных доказательств, к которым, прежде всего, можно отнести генетическую экспертизу.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 9 от 25 октября 1996 г. “О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов“ предусматривает, что при подготовке дел об установлении отцовства к судебному разбирательству и в ходе рассмотрения дела судья (суд) в необходимых случаях для разъяснения вопросов, связанных с происхождением ребенка, вправе с учетом мнения сторон и обстоятельств по делу назначить экспертизу.

Несмотря на то, что в соответствии с ч. 2 ст. 67 ГПК РФ никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы, генетическая экспертиза, с учетом степени точности ее выводов, позволяет установить происхождение ребенка от конкретного отца с наибольшей достоверностью.

Ответчик, не оспаривая факт своего общения с истицей, ссылаясь на ряд причин, выражает сомнение в том, что является отцом ее ребенка.

При этом он просил о проведении генетической экспертизы, указывая, что не уклонялся от ее проведения и обязуется произвести предусмотренную законом оплату соответствующих расходов.

Неуказание в резолютивной части решения на взыскание расходов по оказанию услуг представителя не может быть признано опиской, подлежащей исправлению в порядке ст. 200 ГПК РФ

После принятия решения в окончательной форме от представителя ответчика поступило заявление об исправлении описки, где указано, что в полном тексте решения в резолютивной части не содержится указани“ на взыскание с истца расходов по оказанию помощи представителя, а в резолютивной части решения суда было сказано, что взыскивается с истца в пользу ответчика 7000 рублей компенсации расходов по оказанию услуг представителя.

Определением суда об исправлении описки заявленные требования удовлетворены, в резолютивную часть решения добавлен абзац о взыскании с истца в пользу ответчика расходов по оказанию помощи представителя в сумме 7000 рублей.

Определение отменено в кассационном порядке.

В соответствии с положениями статьи 200 ГПК РФ суд может по своей инициативе или по заявлению лиц, участвующих в деле, исправить допущенные в решении суда описки или явные арифметические ошибки.

Неуказание в резолютивной части полного текста решения на взыскание расходов по оказанию услуг представителя не является опиской в значении статьи 200 ГПК РФ.

Такое заявление должно рассматриваться с учетом статьи 201 ГПК РФ.

Оставление апелляционной жалобы без рассмотрения возможно в случае повторной неявки в судебное заседание истца, извещенного надлежащим образом

Решением мирового суда, обжалованным в апелляционном порядке, иск С. признан необоснованным и отклонен.

Определением районного суда апелляционная жалоба оставлена без рассмотрения.

Определение отменено в порядке надзора.

Оставляя апелляционную жалобу без рассмотрения, суд исходил из неявки надлежаще уведомленного заявителя, не просившего о рассмотрении дела без его участия, в суд по вторичному вызову, отсутствия требования ответчика о рассмотрении дела по существу, с учетом проведенной 17.11.2009 подготовки дела к судебному разбирательству без его участия.

Исходя из положений абз. 8 ст. 222 ГПК РФ оставление жалобы без рассмотрения допустимо только в случае повторной неявки истца, не просившего о разбирательстве дела в его отсутствие, в судебное заседание, что оставлено без внимания.

В этой связи обоснованы доводы жалобы о фундаментальной ошибке, допущенной судом апелляционной инстанции, выразившейся в незаконном оставлении апелляционной жалобы без рассмотрения, представляющей собой ограничение права заявителя на доступ к правосудию (дело “Дунаев против России“, N 70142/01), без устранения которой невозможно восстановление указанного нарушенного права заявителя.

Стоимость объекта оценки, указанная оценщиком в отчете, может быть оспорена сторонами исполнительного производства в суде, в том числе и в случаях, когда ее ошибочно определенный размер отражен в постановлении судебного пристава-исполнителя

В районном отделе судебных приставов N 1 г. Белгорода УФССП по Белгородской области находится на исполнении сводное исполнительное производство, возбужденное на основании судебных решений, постановлений ИФНС России, судебного пристава-исполнителя в отношении ЗАО “Д.“ на общую сумму 4267010,39 руб.

На основании постановлений судебного пристава-исполнителя наложен арест на имущество должника с проведением специалистом ООО “Б.“ стоимости пакетосварочных машин - 41800 руб., 47700 и - 263600 руб. каждая.

12 марта 2010 года судебным приставом-исполнителем вынесено постановление о передаче арестованного имущества на реализацию.

Не согласившись с оценкой имущества, должник обратился в суд с требованием о признании незаконным и отмене постановления судебного пристава-исполнителя об оценке вещи и о передаче арестованного имущества на реализацию.

Решением суда требования Общества отклонены.

Решение отменено в кассационном порядке.

Согласно ст. 12 ФЗ РФ “Об оценочной деятельности в Российской Федерации“ итоговая величина рыночной или иной стоимости объекта оценки, указанная в отчете, составленном по основаниям и в порядке, которые предусмотрены настоящим Федеральным законом, признается достоверной и рекомендуемой для целей совершения сделки с объектом оценки, если в порядке, установленном Российской Федерации, или в судебном порядке не установлено иное.

В силу п. 3 ст. 6 названного выше Федерального закона стоимость объекта оценки, указанная оценщиком в отчете, может быть оспорена сторонами исполнительного производства в суде.

Обжалуемое заявителем решение мотивировано непредоставлением должником бесспорных доказательств, свидетельствующих о неправомерно заниженных результатах оценки специалистом имущества, подлежащего реализации.

Вывод является преждевременным по следующим основаниям.

Специалист, проводивший оценку имущества должника, на основании которой судебный пристав-исполнитель принял им рекомендуемую цену, указал в постановлении о передаче объекта оценки на реализацию, не отрицал в судебном заседании факта допущенной им ошибки при определении стоимости пакетосварочных машин.

Указанные обстоятельства оставлены без обсуждения с участниками процесса, без оценки при вынесении решения как доводы должника (заявителя) о различии данных относительно рыночной стоимости объекта оценки, указанных в отчете специалиста-оценщика, данным, представленным суду в обоснование заявленных требований.