Решения и постановления судов

Обзор кассационной практики Верховного суда Республики Коми по гражданским делам за май 2010 г.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КОМИ

ОБЗОР

КАССАЦИОННОЙ ПРАКТИКИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

ЗА МАЙ 2010 ГОДА

Дело N 33-1899

Ухтинский городской суд

У суда не имеется оснований изменять в порядке статьи 37 Федерального закона “Об исполнительном производстве“ начальную продажную цену заложенного имущества, определенную судебным решением, поскольку суд не вправе изменять принятое решение.

Решением суда, вступившим в законную силу, взыскана солидарно с Н., Л., У. и Р. в пользу коммерческого банка задолженность по кредитному договору и обращено взыскание на заложенное имущество - автомобиль, принадлежащий на праве собственности Р. с установлением начальной продажной цены заложенного имущества в размере <...>.

На основании исполнительного листа в отношении должника Р. судебным приставом-исполнителем возбуждено исполнительное производство о взыскании солидарно задолженности по кредитному договору.

Взыскатель коммерческий банк обратился в суд с заявлением об изменении способа и порядка исполнения судебного решения путем изменения начальной продажной цены заложенного имущества и определения ее в меньшем размере, который соответствует рыночной стоимости автомашины, определенной оценочной организацией, а также о приостановлении исполнительного производства, возбужденного в отношении должника Р.

В обоснование требований указал, что по начальной продажной цене заложенного имущества, определенной решением суда, автомобиль не был реализован на торгах, признанных несостоявшимися в связи с отсутствием заявок. Судебным приставом-исполнителем вынесено постановление о снижении цены имущества, переданного на реализацию, на 15%. Однако в ходе исполнительного производства выяснилось, что данная модель автомашины морально и физически устарела, не пользуется спросом, ее рыночная цена значительно ниже, чем определено в договоре залога и в решении суда.

Определениями суда приостановлено исполнительное производство, изменена начальная продажная цена заложенного имущества и установлена в меньшем размере.

Как следует из материалов дела, в ходе исполнительного производства, возбужденного в отношении должника Р., судебным приставом-исполнителем вынесено постановление о передаче арестованного имущества (заложенного автомобиля) на торги с установлением начальной продажной цены в размере <...>.

Специализированной организацией проведены торги, которые признаны несостоявшимися по причине отсутствия заявок, в связи с чем судебным приставом-исполнителем вынесено постановление о снижении цены имущества, переданного на реализацию, на 15%.

При рассмотрении заявления, суд, со ссылкой на часть 1 статьи 37, пункт 2 части 1 и пункт 5 части 2 статьи 39 Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ “Об исполнительном производстве“ пришел к выводу о возможности приостановить исполнительное производство и изменить начальную продажную цену заложенного имущества.

Однако выводы суда не основаны на законе.



Согласно части 1 статьи 37 Федерального закона “Об исполнительном производстве“ взыскатель, должник, судебный пристав-исполнитель вправе обратиться с заявлением о предоставлении отсрочки или рассрочки исполнения судебного акта, акта другого органа или должностного лица, а также об изменении способа и порядка его исполнения в суд, другой орган или к должностному лицу, выдавшим исполнительный документ.

При этом изменение способа и порядка исполнения судебного решения не должно влечь изменения сути принятого судебного акта.

Пункт 5 части 2 статьи 39 Федерального закона “Об исполнительном производстве“ предусматривает, что исполнительное производство может быть приостановлено судом в порядке, установленном процессуальным законодательством Российской Федерации и данным Федеральным законом, полностью или частично в случаях обращения взыскателя, должника или судебного пристава-исполнителя в суд, другой орган или к должностному лицу, выдавшим исполнительный документ, с заявлением о разъяснении положений исполнительного документа, способа и порядка его исполнения.

Однако с заявлением о разъяснении способа и порядка исполнения исполнительного документа взыскатель в суд не обращался, следовательно, данная норма к спорным правоотношениям по настоящему делу применению не подлежит.

Оснований для применения пункта 2 части 1 статьи 39 Федерального закона “Об исполнительном производстве“ у суда также не имелось, так как спорные правоотношения не сводятся к оспариванию оценки имущества должника, которая согласно статье 85 данного Федерального закона производится судебным приставом-исполнителем.

Разрешая требование об изменении начальной продажной цены заложенного имущества, суд исходил из представленного взыскателем отчета оценочной организации с указанием рыночной стоимости автомашины, отметив, что доводы Р. о более высокой стоимости автомобиля нарушают интересы взыскателя, так как решение суда до настоящего времени не исполнено, хотя у ответчиков было достаточно времени для того, чтобы найти покупателя на автомобиль.

При этом суд не учел, что порядок реализации имущества должника на торгах определен Федеральным законом “Об исполнительном производстве“, в соответствии с частью 2 статьи 89 которого начальная продажная цена заложенного имущества, на которое обращено взыскание в судебном порядке, не может быть ниже цены, определенной судебным актом.

Согласно части 2 статьи 92 указанного Закона начальная цена имущества на вторичных торгах постановлением судебного пристава-исполнителя снижается на 15%, если их проведение вызвано причинами, указанными в пунктах 1 - 3 статьи 91 этого Закона.

Таким образом, законом установлено, что начальная продажная цена выставляемого на торги имущества, с которой начинаются торги, определяется решением суда и в случае признания торгов несостоявшимися по причине отсутствия заявок подлежит снижению судебным приставом-исполнителем на 15% для целей проведения вторичных торгов.

Изложенное свидетельствует об отсутствии у суда законных оснований изменять в порядке статьи 37 Федерального закона “Об исполнительном производстве“ начальную продажную цену заложенного имущества, определенную судебным решением. Иной подход в нарушение требований части 1 статьи 200 ГПК Российской Федерации фактически приводит к изменению принятого судебного постановления.

Судебная коллегия отменила определения суда и вынесла новое определение об отказе взыскателю в удовлетворении заявленных требований.

Дело N 33-2086

Сыктывкарский городской суд

При разрешении требований истца к владельцу источника повышенной опасности о возмещении ущерба, применительно к установленным обстоятельствам дела, необходимо руководствоваться частью 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающей, в отличие от общих оснований наступления ответственности, обязанность возмещения владельцем источника повышенной опасности вреда, причиненного третьему лицу, независимо от вины причинителя вреда.

В. обратился в суд с иском к страховой организации и ГУ РК “З“ о взыскании ущерба, указав, что принадлежащий ГУ РК “З“ автомобиль под управлением работника учреждения водителя Ч. совершил столкновение со стоящим без движения у края проезжей части принадлежащим ему на праве собственности автомобилем. Вследствие дорожно-транспортного происшествия, виновным в котором признан водитель Ч., его автомобилю причинены значительные повреждения, а ему - существенный материальный вред. Он обратился в страховую организацию с заявлением о выплате страхового возмещения, приложив необходимые документы, однако ему отказано в этом.



Суд отказал В. в удовлетворении исковых требований.

Из материалов дела следует, что Ч., управляя автомашиной, принадлежащей ГУ РК “З“, скоропостижно скончался. Транспортное средство, находясь в неуправляемом состоянии, совершило наезд на припаркованную возле дома N <...> по ул. <...> автомашину, принадлежащую В.

Постановлением следователя СУ при УВД отказано в возбуждении уголовного дела, предусмотренного статьей 264 Уголовного кодекса Российской Федерации, по основаниям пункта 2 части 1 статьи 24 УПК Российской Федерации.

В соответствии со статьей 1 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ “Об обязательном страховании ответственности владельцев транспортных средств“ под страховым случаем понимается наступление гражданской ответственности владельца транспортного средства за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства, влекущее за собой в соответствии с договором обязательного страхования обязанность страховщика осуществить страховую выплату.

При этом обязанность доказать наступление страхового случая возложена законом на потерпевшего, обращающегося с требованием о возмещении вреда непосредственно к страховщику.

Суд пришел к правильному выводу об отсутствии правовых оснований для взыскания страхового возмещения, поскольку установленные по делу обстоятельства не свидетельствуют о наступлении страхового случая. Материалами дела с достоверностью установлено отсутствие виновности как Ч., так и непосредственно ГУ РК “З“ в причинении вреда истцу.

Отказывая в удовлетворении требований к владельцу источника повышенной опасности, суд исходил из положений части 3 статьи 1079 и статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, обусловив их применение тем, что автомашина истца, припаркованная возле дома N <...> по ул. <...>, является источником повышенной опасности.

Однако судом не учтено, что под деятельностью, создающую повышенную опасность для окружающих, понимается использование источника повышенной опасности.

По делу установлено, что автомашина В. находилась в неподвижном состоянии, припаркованная к краю проезжей части, не являясь в данном случае источником повышенной опасности.

Следовательно, применительно к установленным обстоятельствам необходимо руководствоваться положениями части 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающими, в отличие от общих оснований наступления ответственности, обязанность возмещения владельцем источника повышенной опасности вреда, причиненного третьему лицу, независимо от вины причинителя вреда.

В соответствии с частью 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Скоропостижная смерть водителя при управлении служебным автомобилем не относится к непреодолимой силе.

Судебная коллегия отменила решение суда в части отказа в удовлетворении требований В. к ГУ РК “З“ и направила дело в указанной части на новое рассмотрение в тот же суд. В остальной части решение суда оставлено судебной коллегией без изменения.

Дело N 33-2296

Сыктывкарский городской суд

Исходя из требований части 2 статьи 85 ГПК Российской Федерации проведение экспертизы, назначенной судом, обязательно даже в случае отказа обязанной стороны произвести оплату экспертизы.

К. обратилась в суд с иском к ООО “С“ об устранении неисправностей в работе лифта, установленного в многоквартирном жилом доме по адресу <...>, взыскании компенсации морального вреда. В обоснование иска указала, что лифт эксплуатируется с нарушением установленных норм и правил, так как шум, издаваемый им при движении, превышает допустимые предельные нормы.

Судом отказано в иске.

При разрешении спора судом назначена экспертиза, которая не была проведена в связи с отказом К. от оплаты работы эксперта.

Суд, посчитав, что отказ истицы от оплаты экспертизы следует расценивать как уклонение от ее проведения, на основании части 3 статьи 79 ГПК Российской Федерации признал опровергнутым факт, для выяснения которого назначена экспертиза (ненадлежащая работа лифта) и в связи с этим отказал К. в удовлетворении требований.

Между тем судом нарушены нормы процессуального закона.

В силу требований статьи 79 ГПК Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам.

Так как для выяснения вопросов, связанных с проверкой требований истицы о ненадлежащей работе лифта в части превышения предельных норм по шуму, необходимы специальные познания, суд правомерно назначил по делу экспертизу, возложив расходы на ее проведение на истицу.

Экспертным учреждением истице направлен счет на оплату расходов на проведение экспертизы. Однако в связи с тем, что К. не оплатила указанные расходы, гражданское дело было возвращено в суд без заключения эксперта.

Вместе с тем, исходя из требований части 2 статьи 85 ГПК Российской Федерации проведение экспертизы, назначенной судом, обязательно даже в случае отказа обязанной стороны произвести оплату экспертизы.

При отказе от предварительной оплаты экспертизы эксперт или судебно-экспертное учреждение обязаны провести назначенную судом экспертизу и вместе с заявлением о возмещении понесенных расходов направить заключение эксперта в суд с документами, подтверждающими расходы на проведение экспертизы, для решения судом вопроса о возмещении этих расходов соответствующей стороной с учетом положений части первой статьи 96 и статьи 98 ГПК Российской Федерации.

Следовательно, суд необоснованно сделал вывод об уклонении истицы от проведения экспертизы, в связи с чем преждевременно признал исковые требования не подлежащими удовлетворению.

Судебная коллегия отменила решение суда и направила дело на новое рассмотрение в тот же суд.

Индекс потребительских цен (индекс инфляции) по Республике Коми в мае 2010 года по отношению к апрелю 2010 года составил 100,5%.