Решения и постановления судов

Определение Московского областного суда от 27.05.2010 по делу N 33-8724 В удовлетворении иска о предоставлении жилого помещения отказано правомерно, так как служебный дом был фактически снесен для проведения реконструкции в связи с его непригодностью для проживания, поэтому спорное жилое помещение (снесенное) имело статус служебного, данных о том, что дом именовался как “сторожка“, не представлено.

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 мая 2010 г. по делу N 33-8724

Судья: Забелина Ю.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе: председательствующего Анцифировой Г.П.

судей: Резниковой В.В., Фоминой Н.И.

при секретаре П.

рассмотрела в судебном заседании от 27 мая 2010 года кассационную жалобу З. и З.И.

на решение Красногорского городского суда Московской области от 16 октября 2009 года по делу по иску З. к Федеральному государственному унитарному предприятию “Рублево-Успенский лечебно-оздоровительный комплекс“ УДП РФ, Управлению делами Президента Российской Федерации о предоставлении жилого помещения, по иску Федерального государственного унитарного предприятия “Рублево-Успенский лечебно-оздоровительный комплекс“ УДП РФ к З. о признании ее вселения в здание служебного помещения незаконным,

заслушав доклад судьи Анцифировой Г.П.

объяснения З. представителя З., представителя ФГУП “Рублево-Успенский лечебно-оздоровительный комплекс“, представителя Управления делами Президента РФ

установила:

З. обратилась в суд с иском к ФГУП “Рублево-Успенский лечебно-оздоровительный комплекс“ УДП РФ, Управлению делами Президента Российской Федерации о предоставлении жилого помещения.

ФГУП “Рублево-Успенский лечебно-оздоровительный комплекс“ УДП РФ обратилось в суд с иском к З. о признании ее вселения в здание служебного помещения незаконным.

Определением Красногорского городского суда Московской области от 21.09.2009 года вышеуказанные дела были объединены в одно производство.

В уточненных исковых требованиях З. просила обязать предоставить ей и ее супругу З.И. жилое помещение площадью 47,2 кв. метров, указывая, что в 1986 году ей и ее супругу Т., как работникам дачного хозяйства “Жуковка“ (правопреемник ФГУП “Рублево-Успенский лечебно-оздоровительный комплекс“) была предоставлена жилая площадь, расположенная по адресу: <...>. После увольнения и расторжения брака с Т., она не стала проживать на данной жилплощади, но оплачивала все коммунальные платежи. С 1986 года в указанном помещении проживали: она, ее супруг Т. и опекаемая ими О.



После выезда из жилого помещения она продолжала оплачивать коммунальные платежи. В июле 2001 года Т. скончался. На следующий день после того, как она узнала о смерти Т., она приехала в Горки-6 в сторожку, однако дом был заколочен, все коммуникации были отключены. Она неоднократно обращалась с просьбами о подключении коммуникаций, так как собиралась проживать с семьей в данном помещении, в связи с отсутствием другой жилой площади. В 2005 году жилой дом был снесен ввиду его аварийного состояния. Несмотря на прекращение ею в 1989 году трудовых отношений с ответчиком, ее право пользования на жилое помещение продолжало сохраняться, и никаких ни устных, ни письменных обращений о выселении из квартиры в ее адрес не поступало, плата за коммунальные услуги продолжала взиматься. Фактически право пользования жилым помещением было прекращено только из-за сноса жилого дома.

Представитель ФГУП “Рублево-Успенский лечебно-оздоровительный комплекс“ исковые требования не признала, указав, истице помещение в служебном доме никогда не предоставлялось ни на основании договора социального найма, ни на основании специализированного найма. Кроме того, на основании социального найма истица не могла быть вселена в спорное помещение в связи с тем, что оно имело статус служебного жилья, следовательно, никому не могло предоставляться на основании социального найма. Но даже и в качестве временного жилья в период трудовых отношений спорное жилое помещение истице не предоставлялось. Так, порядок предоставления служебного жилья был регламентирован ст. ст. 105 и 106 ЖК РСФСР, в соответствии с которыми служебные жилые помещения предоставлялись по решению администрации предприятия, учреждения, организации..., в ведении которых находятся эти помещения. На основании принятого решения исполнительным комитетом соответственного местного Совета народных депутатов гражданину выдается ордер на служебное жилое помещение. С гражданином, на имя которого выдан ордер на служебное жилое помещение, заключается письменный договор найма помещений на все время работы нанимателя, в связи с которой ему предоставлено это помещение. В данном конкретном случае решения администрации предприятия и профсоюзного комитета о предоставлении жилого помещения не принималось, ордер на право занятия истицей служебного помещения не выдавался и договор служебного найма с истицей не заключался. На служебный дом (так же как и на дом для обслуживающего персонала) лицевой счет на имя истицы не открывался. Более того, с 2001 года в служебном доме никто не проживал и он предприятием не эксплуатировался.

Представитель Управления делами Президента Российской Федерации исковые требования не признал, указав, что в паспорте истицы стоит отметка о ее регистрации по адресу: <...>, без указания номера квартиры. Указание в выписке из домовой книги на квартиру N 1 является ошибочной. Ордер на служебное помещение истице не выдавался и письменный договор найма служебного помещения не заключался, таким образом, у истицы не возникли права на служебное жилое помещение и она проживала в помещении без законных на то оснований.

Обосновывая свои требования, истица ссылается на статьи 92 и 106 ЖК РСФСР, однако, считает, что данные нормы не могут быть применены, поскольку ЖК РСФСР с 01 марта 2005 года утратил свою силу. Управление делами Президента РФ не является органом государства, наделенным полномочиями осуществлять предоставление жилых помещений гражданам.

Представитель 3-го лица - З.И. считает, что исковые требования З. подлежат удовлетворению, поскольку З.И. так же как и истица зарегистрирован в спорном жилом помещении и также приобрел право на жилое помещение.

3-е лицо Б. в судебное заседание не явилась.

3-е лицо Б.В. в судебное заседание не явился.

Решением суда в иске З. отказано, исковые требования ФГУП “Рублево-Успенский лечебно-оздоровительный комплекс“ удовлетворены.

В кассационной жалобе З. и З.И. просят решение суда отменить и вынести новое решение, которым исковые требования З. удовлетворить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда, как постановленного в соответствии с материалами дела и требованиями жилищного законодательства.

Из материалов дела усматривается, что истица З. с 05.01.1990 г. постоянно зарегистрирована по адресу: <...>.

10 апреля 2004 года в указанном помещении был зарегистрирован супруг З. - З.И.

Согласно выписке из домовой книги ранее в указанном помещении была зарегистрирована Б., однако 31.10.2007 г. она была снята с регистрационного учета по указанному адресу и зарегистрирована по адресу: <...>.

ФГУП “Рублево-Успенский лечебно-оздоровительный комплекс“ на праве хозяйственного ведения принадлежат следующие объекты недвижимости: одноэтажное здание - сторожка, общей площадью 36,10 кв. метров, инв. N 422, расположенная по адресу: <...>, и одноэтажный служебный дом общей площадью 153,40 кв. метров, инв. N 426, расположенный по адресу: <...>.

В 2005 году служебный дом, расположенный по указанному выше адресу был фактически снесен для проведения реконструкции, в связи с его непригодностью для проживания.



Суд исследовал все обстоятельства по правовому статусу снесенного жилого дома и сторожки, оценил все доказательства и правомерно пришел к выводу, что спорное жилое помещение (снесенное) имело статус служебного, данных о том, что дом именовался как “сторожка“, не представлено.

Доказательств подтверждающих, что З. и ее бывшему мужу Т. предоставлялось служебное жилое помещение, не имеется.

Из ответа заместителя Главы Администрации Красногорского района от 19.06.2007 г., полученного по запросу суда, следует, что в архиве учета и распределения жилой площади сведения о выдаче в 1986 - 1990 годах ордера на жилое помещение на имя З.(Т.) отсутствуют (том 1 л.д. 101).

Фактическое проживание на спорной жилплощади не является подтверждением законности вселения.

Согласно выписке из домовой книги за 1998 год, место регистрации З. указано как: <...>.

В выписке из финансового лицевого счета на имя Т. (З.) ее адрес указан как <...>, без указания помещения.

Указание в выписке из домовой книги номера квартиры, не является подтверждением предоставления истице жилого помещения в снесенном доме.

При таких обстоятельствах суд правомерно пришел к выводу, что вселение З. на служебную жилплощадь снесенного в настоящее время дома является незаконным и оснований для предоставления ей жилого помещения в связи со сносом дома не имеется.

Доводы кассационной жалобы З. соответствуют доводам их исковых требований, все они были судом исследованы и оценены.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Красногорского городского суда Московской области от 16 октября 2009 года оставить без изменения, кассационную жалобу З., З.И. - без удовлетворения.